Совещание с участием старшего сотрудника по правовым вопросам UNCITRAL (Комиссии ООН по международному торговому праву) Спиридона Базинаса

(Редакционный материал)

("Бюллетень нотариальной практики", 2013, N 2)

Текст документа

СОВЕЩАНИЕ С УЧАСТИЕМ СТАРШЕГО СОТРУДНИКА ПО ПРАВОВЫМ

ВОПРОСАМ UNCITRAL (КОМИССИИ ООН ПО МЕЖДУНАРОДНОМУ ТОРГОВОМУ

ПРАВУ) СПИРИДОНА БАЗИНАСА

22 мая 2013 г. в Московской городской нотариальной палате состоялось рабочее совещание с участием старшего сотрудника по правовым вопросам UNCITRAL (Комиссии ООН по международному торговому праву) Спиридона Базинаса. Участники обсудили вопросы реализации положений Федерального закона N 166-ФЗ "О внесении изменений в Основы законодательства РФ о нотариате и отдельные законодательные акты РФ" в части создания технических условий для будущей системы регистрации залоговых прав.

Участники совещания:

Президент Московской городской нотариальной палаты Константин Анатольевич Корсик; референт Государственно-правового управления Президента РФ Алексей Вячеславович Терентьев; директор Департамента по вопросам правовой помощи и взаимодействия с судебной системой Министерства юстиции РФ Мария Аркадьевна Мельникова; советник по вопросам нотариата, департамента по вопросам правовой помощи и взаимодействию с судебной системой Министерства юстиции РФ Виктория Томовна Чернецкая-Шушвал; заместитель руководителя аппарата Комитета ГД РФ по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Ольга Александровна Рузакова; заместитель начальника Главного управления Министерства юстиции РФ по г. Москве Лидия Геннадьевна Ильина; сотрудник Правового департамента Министерства экономического развития РФ Алексей Алексеевич Филиппов; директор фонда "Центр инноваций и информационных технологий" Федеральной нотариальной палаты Эдуард Викторович Махноносов; председатель комиссии ФНП по информационным технологиям, президент Калужской областной нотариальной палаты Олег Викторович Головатюк; заместитель директора фонда "Центр инноваций и информационных технологий" Федеральной нотариальной палаты Михаил Юрьевич Веселов; сотрудник фонда "Центр инноваций и информационных технологий" Федеральной нотариальной палаты Владимир Владимирович Голобоков; члены Правления Московской городской нотариальной палаты, нотариусы г. Москвы Илья Владимирович Радченко и Николай Викторович Репин; нотариусы г. Москвы Екатерина Олеговна Лексакова и Александр Борисович Царелунго; генеральный директор компании "Триасофт" Анатолий Николаевич Гусев; юрист компании "Legal Capital Partners" Татьяна Александровна Роганина; юрист "Volkswagen Bank" Александр Александрович Комков; главный юрисконсульт юридического центра ассоциации региональных банков России Марина Андреевна Щербакова.

Корсик К. А.:

- Коллеги, на правах принимающей стороны позволю себе открыть нашу рабочую встречу. Ее название обозначено в розданных вам коротких материалах. Всем вам известно, что в сентябре прошлого года был принят Закон N 166-ФЗ, который, в частности, ввел изменения в Основы законодательства Российской Федерации о нотариате. С января следующего года, в соответствии с действующим законодательством, будет введена единая информационная система нотариата, одной из составных частей которой станет реестр уведомлений о залоге движимого имущества. Это непростая задача, но уже сейчас сложилась определенная ситуация, проделаны определенные шаги, усилия. Остается чуть больше полугода для того, чтобы доработать нашу систему и, может быть, уточнить нормы Закона. Наша сегодняшняя рабочая встреча посвящена именно этому. Прежде всего, я представляю нашего гостя - Спиридона Базинаса, старшего сотрудника по правовым вопросам Комиссии ООН по международному торговому праву ЮНСИТРАЛ. Он любезно согласился принять участие в нашем мероприятии и поделиться своим видением данной проблемы, а также наработками, которые сделала Комиссия ЮНСИТРАЛ по данному вопросу, и, может быть, помочь нам найти наилучший выход из сложившейся ситуации.

Давайте определимся с порядком рассмотрения вопросов и начнем нашу дискуссию. Есть предложение сначала констатировать то, что у нас есть, и послушать презентации Николая Викторовича Репина и Эдуарда Викторовича Махноносова о том, какая система создана в нотариате России, как она работает сейчас и каковы перспективы после января 2014 года. Возможно будет задать вопросы и обсудить их. Затем мы предоставим слово Илье Владимировичу Радченко, он выступит с докладом о необходимости внесения изменений в Закон N 166-ФЗ, после чего - дискуссия и вопросы. Надеемся, что к этому моменту подойдут наши коллеги из Государственной Думы, и тогда выступит Спиридон Базинас. Он сделает ряд предложений, которые мы сможем обсудить. Коллеги, я предоставляю слово для выступления Николаю Викторовичу Репину, нотариусу города Москвы, члену правления Московской городской нотариальной палаты, члену комиссии Федеральной нотариальной палаты по информационным технологиям.

Репин Н. В.:

- Добрый день, уважаемые коллеги. Я хотел бы вам показать и рассказать, что могут нотариусы России и, в том числе нотариусы Москвы, какими информационными технологиями и возможностями мы обладаем.

На территории Российской Федерации действует единая информационная система нотариата "еНот". Она была запущена несколько лет назад, претерпела достаточно много изменений, улучшений и дополнений. В настоящее время система активно развивается в соответствии с запросами гражданского общества и желанием нотариата максимально быстро помогать гражданам в решении их проблем. Нотариат не остался в стороне, мы активно участвуем в развитии электронных технологий на благо общества. Что мы имеем? У нас есть информационная система, установленная, если не ошибаюсь, у 99% нотариусов Российской Федерации. Я думаю, мой коллега из Федеральной нотариальной палаты поправит, если я не прав. Все нотариусы оснащены должным образом, у каждого имеется усиленная квалифицированная электронная подпись. Каналы связи, по которым передается информация, защищены криптографическими средствами. Естественно, абсолютная защита от взлома недостижима, но она предельно высока среди существующих на данный момент. Количество информации, поступающей от нотариусов, велико, все нотариусы работают в системе.

Из чего же состоит система? В системе имеются некие служебные части. Система состоит из нескольких пунктов: недействительные документы; отмененные доверенности; проверка и наше не столь давнее нововведение - электронное общение с применением электронной подписи со Сберегательным банком Российской Федерации и Федеральным реестром Российской Федерации. Кроме этого, идет успешное общение с Федеральной налоговой службой. К сожалению, статистику я не знаю, но, судя по отзывам представителей Федеральной налоговой службы, они испытывают удовлетворение от работы с нотариусами. Как они сами озвучивали, уровень подготовки документов резко повышается, и таким образом уменьшается количество отказов, связанных с невнимательностью граждан. При подготовке и дальнейшей передаче электронных документов в налоговую службу нотариусы помогают гражданам заполнять документы, дополнительно проверяют их и тем самым упрощают общение граждан с государственными службами.

Итак, более подробно. Давайте я вам покажу запросы в Сберегательный банк. Сразу хочу попросить у вас извинения: это мой рабочий компьютер, поэтому информация, которую вы видите, для служебного пользования. Здесь мы видим запросы, которые были сформированы и отправлены в Сберегательный банк. Например, этот запрос находится в обработке, есть запросы, по которым уже были получены ответы. Обращаю ваше внимание, что каждый запрос подписывается электронной подписью нотариуса. В частности, этот запрос был подписан мной. По аналогичной схеме строится работа с Росреестром. Точно так же по наследственным делам, которые находятся в производстве нотариуса, осуществляются запросы в Росреестр; здесь вы видите один из вариантов, когда запрос еще не был мной подписан. Вы также видите, что все остальные запросы подписаны и, соответственно, отправлены в Росреестр. Выглядит это следующим образом: запрос сделан и, соответственно, данный запрос был подписан моим исполняющим обязанности, у которого также имеется электронная подпись. По результатам обработки этого запроса был получен соответствующий ответ, он перед вами, на экране. Основной вывод этого всего заключается в том, что мы успешно наладили работу как со Сберегательным банком, так и с Росреестром. Это была небольшая вводная часть. Теперь переходим к основной теме нашего обсуждения - работе с реестрами залогов движимого имущества.

Для того чтобы реально оценить свои возможности, для того чтобы понять, как это будет происходить, информационная комиссия Федеральной нотариальной палаты вместе с Федеральной нотариальной палатой разработали и успешно ввели в действие электронный реестр нотариальных действий. Сейчас он находится в тестовом режиме, члены комиссии Федеральной нотариальной палаты его тестируют, но первые итоги показывают, что реестр абсолютно функционален и может широко использоваться для самых разных государственных нужд. Вот так это выглядит. Централизованный электронный реестр у меня, к сожалению, не заполнен, поэтому я не могу показать вам реальные запросы, но смысл в том, что здесь точно так же, списком, будут показываться нотариальные действия. В дальнейшем, если понадобится, можно будет предъявлять эту информацию для каких-либо судебных разбирательств, для обеспечения защиты прав граждан. Запись, которая находится в этом электронном реестре, состоит из нескольких уникальных составных частей - это реестровый номер; наименование нотариального действия; бланк единого образца; фамилия, имя, отчество лица, которое обратилось для совершения этого нотариального действия; и самое важное для нас с вами - содержание нотариального действия. Я так подробно останавливаюсь на централизованном реестре, потому что мы с вами понимаем, что реестр залогов и запрещений является частным случаем централизованного электронного реестра. Одним из видов нотариальных действий будет регистрация уведомлений о залоге движимого имущества, и каких-либо трудностей это не вызывает. Соответственно, тестовая группа, в которую входит коллегия по информационной комиссии Федеральной нотариальной палаты, сейчас занимается тестированием. Тестирование планомерно подходит к завершению, и я и мои коллеги считаем, что это наше будущее, которое позволит решить несколько проблем.

Проблема первая - сохранность данных. Не секрет, что одно из самых уязвимых мест при утрате информации - нереализованное единое хранение всех электронных документов. В настоящий момент это все реализовано. Федеральная нотариальная палата в настоящий момент исследует вопрос создания резервных центров обработки данных для обеспечения максимально возможного резервирования и, соответственно, сохранности этих данных. Все, что технически возможно предусмотреть для обеспечения сохранности этих данных, будет сделано. Мы находимся в начале пути, сейчас у нас есть два центра обработки данных, в дальнейшем их количество будет увеличено, и сохранность данных будет очень и очень высока.

Чем удобен электронный реестр для гражданина? Гражданин получает неуничтожимые записи о совершенных нотариальных действиях. Мы находимся на стадии обсуждения как на уровне нотариального сообщества, так и с представителями адвокатуры и с представителями Министерства юстиции. Тема обсуждения - нужно ли помещать в электронный реестр скан-образ документа, подписанного электронной подписью нотариуса. Для чего по крайней мере, на взгляд некоторых коллег, это нужно? В таком случае для суда мы получаем бесспорное доказательство того, что гражданин Иванов удостоверял такую-то доверенность, на этой доверенности видна его подпись, и эта доверенность подписана, скан-образ этой доверенности подписан электронной подписью нотариуса.

Что еще? Возвращаясь к залогам, предполагается организовать на уровне нотариата, соответственно, закрытую часть, включающую все, что я описал, для реестров залогов. В части информирования граждан о внесенных сведениях о залоге будет создан в ближайшее время сайт, что не является трудной задачей. Обратившись на данный сайт, гражданин сможет узнать сведения, которые предусмотрены действующим законодательством, для надлежащего информирования.

Для более точной статистики я бы хотел передать слово уважаемому Махноносову Эдуарду Викторовичу, директору фонда информационных технологий Федеральной нотариальной палаты. Этот центр отвечает за нормальное функционирование системы "еНот" - единой информационной системы. Я бы хотел попросить Эдуарда Викторовича озвучить все данные, связанные с полнотой использования нотариусами как самой системы "еНот", так и, в частности, электронной подписи. Эдуард Викторович, вам слово. Спасибо, коллеги.

Махноносов Э. В.:

- У меня презентации не будет, я просто назову некоторые цифры. Если есть необходимость и Александр Борисович позволит, можете посмотреть реестр в заполненном варианте.

Коллеги, Николай Викторович предоставил вам очень много информации. Дополняя сказанное им, я конкретизирую некоторые отдельные моменты, чтобы дополнить и проиллюстрировать. Действительно, не только каждый нотариус, но еще и исполняющий обязанности нотариуса на настоящий момент у нас обеспечен средствами электронной подписи. Действующих сертификатов электронной подписи у нас более 10 тысяч - я имею в виду в нашей нотариальной системе.

На что хотел бы обратить внимание. У нас реализована система удаленного перевыпуска сертификатов, в связи с чем нотариус, уже имеющий действующий сертификат и обязанный его перевыпускать каждый год согласно требованию Федеральной службы безопасности и СТЭК, может это сделать, не выходя из нотариальной конторы, дистанционно заполняя определенные формы, направляя информацию в удостоверяющий центр через единую информационную систему и так же получая сертификат, обратно записывая себе на носитель. Таким образом, непрерывная работа отнимает довольно мало времени и никаких проблем для нотариусов не создает. Я имею в виду обновление электронной подписи.

Где она используется еще и в каком варианте? Николай Викторович сказал о взаимодействии с Федеральной налоговой службой. На данный момент оно осуществляется через портал Федеральной налоговой службы, это подача документов и заявлений, связанных с регистрацией юридических лиц. В этом году по плану, установленному управлением Федеральной нотариальной палаты, мы должны эту функцию реализовать в единой информационной системе, потому что портальная схема некоторым образом для нас неудобна. Комиссия исследовала этот вопрос, Олег Викторович может подтвердить мои слова, и там есть нюансы, которые мы можем реализовать только в нашей единой информационной системе для удобства работы нотариусов. Мы это сделаем.

В отношении статистики. За прошлый год было подано 34 тысячи пакетов заявлений, связанных с регистрацией юридических лиц. Много это или мало - может быть, по сравнению с остальными цифрами, скажу, что немного, но если посмотреть на общее количество заявлений, поданных в электронной форме в Федеральную налоговую службу, то это практически 90 - 95% от всего количества электронных документов, туда поступивших. То есть нотариусы здесь занимают лидирующую нишу. И с каждым месяцем количество таких заявлений, передаваемых в Федеральную налоговую службу, увеличивается.

В отношении взаимодействия с Росреестром - здесь более значительные цифры, за прошлый год нотариусами было подано порядка 220 тысяч запросов, при том что функционал был введен не с самого начала года, а в мае-июне. Может быть, Антон Николаевич даст мне самые последние цифры, я думаю, что на данный момент ежемесячно порядка сотни тысяч запросов туда направляется. Соответственно, это означает, что граждане не бегают за бумажкой, а приходят к нотариусу, и он все самостоятельно получает.

Сберегательный банк. По некоторым регионам электронный документооборот со Сберегательным банком в сфере подачи обращений на розыск вкладов и, соответственно, получение ответов доходит до 98%, то есть 98% документации в этом случае направляется нотариусами в электронном виде. В целом по Российской Федерации эта цифра приближается к 85 - 90%. В Сберегательный банк нотариусами подается также порядка ста тысяч запросов в месяц.

Еще несколько слов о ближайших перспективах. С Федеральной налоговой службой в данный момент подписывается соглашение о передаче сведений по 85-й статье Налогового кодекса России (нотариус обязан передавать в течение 5 дней сведения в связи с выданными свидетельствами нотариального наследства, договорами дарения) в электронной форме. Отработаны все технологические условия, по планам мы в июле постараемся сделать тестовую эксплуатацию, к августу-сентябрю уже будут результаты. У Федеральной налоговой службы есть желание, и мы его поддерживаем, в принципе исключить бумажный документооборот в сфере подачи информации по 85-й статье Налогового кодекса.

Несколько слов скажу в связи с проработкой вопроса о Законе N 166-ФЗ. Представитель Центра инноваций постоянно работает с Министерством юстиции, это Владимир Владимирович Голобоков, он здесь присутствует и может предоставить все детали. Я могу сказать следующее: предложения, которые были наработаны комиссией по информационным технологиям, были оформлены и переданы в Министерство юстиции в качестве предложения Федеральной нотариальной палаты для дальнейшего утверждения соответствующих форм подзаконных актов, предусмотренных Законом N 166-ФЗ. На данный момент "мячик", я так понимаю, на стороне Министерства юстиции, то есть идет очередная итерация, постоянно происходят согласования, и мы ждем ответа и принятого решения от Министерства юстиции. Чем скорее мы получим эти готовые формы хотя бы в виде проекта нормативного акта, который проходит согласование и регистрацию, тем скорее мы принципиально начнем их реализовывать и подойдем к реализации в рамках того электронного реестра, о котором говорил Николай Викторович. Если есть вопросы, я могу потом высказать свои соображения. Думаю, вопросов много, но это тема другого докладчика.

Корсик К. А.:

- Эдуард Викторович, мы эту встречу и организовали для того, чтобы понять, как создаются технические условия для будущей системы регистрации именно залоговых прав. Пока мы услышали и от Николая Викторовича, и от вас все, что касается общих вопросов функционирования электронной системы нотариата, а всем участникам встречи хотелось бы понять, какие предложения у комиссии, у фонда, каково ваше видение того, как будет функционировать система регистрации уведомлений о залоге движимого имущества. Может быть, вы скажете хотя бы несколько слов на эту тему, чтобы мы понимали, в каком состоянии решение этого вопрос.

Радченко И. В.:

- Я уточню вопрос. Как сказал Константин Анатольевич, первый момент: Закон предусматривает возможность обращения к нотариусу в электронной форме. Второй момент: как действует сам нотариус, более или менее понятно. И третий момент: как сведения будут попадать из единой базы данных в открытый доступ?

Махноносов Э. В.:

- Как быть нотариусу? Так же как, например, в случае с запросом из Сберегательного банка, то есть существует какая-то другая форма, утвержденная Министерством юстиции, туда переносятся данные. Представление в электронной форме действительно возможно в соответствии с данным Законом, но здесь, насколько я понимаю, есть интересный правовой момент, что как бы документы ни были представлены в электронной форме, представитель лица, который их подписывает и расписывается в реестре, должен сидеть перед нотариусом в этот момент.

Радченко И. В.:

- Нет, Закон N 166-ФЗ не предполагает обязательного присутствия представителя.

Махноносов Э. В.:

- Ну вот, это тема для дискуссии.

Корсик К. А.:

- Эдуард Викторович, вы начали отвечать на вопрос Ильи Владимировича. Если можно, на мой вопрос ответьте, потому что, если я правильно понимаю, это интересует всех. Как работа системы будет выглядеть с точки зрения вашего Фонда, учитывая, что вы этим занимались какое-то время?

Махноносов Э. В.:

- В единой информационной системе появится соответствующая форма. Если это будет электронный документ, соответственно, будет API на уровне нотариуса - это средство, которое позволяет присоединить какую-то программу к АРМ, которая будет это все перекачивать в автоматическом режиме. Николай Викторович уже сказал, что это возможно размещать на сайте. Я могу сказать, что у нас сейчас ведутся переговоры с компанией "Ростелеком" о размещении данной информации на портале государственных услуг, что было бы для нас полезно, потому что на это не надо будет тратить деньги, кроме того, добавится защита от DDoS и прочих атак. Публичный реестр, разумеется, должен находиться в положенном месте. Минсвязи и "Ростелеком" не возражают, но есть определенные нюансы.

Радченко И. В.:

- Тогда я сделаю небольшое уточнение. Как именно лицо будет отправлять нотариусу уведомление в электронной форме? Будет ли это специальная программа или портал? Как это все планируется?

Махноносов Э. В.:

- Если брать отношения с банками, то с некоторыми банками мы запланировали определенные договоренности. Мы предлагаем следующую схему: на уровне фонда "Центр инноваций и информационных технологий" мы организуем хранилище предварительно подготовленных электронных документов. Любой нотариус Российской Федерации, зная соответствующие реквизиты этого документа, например номер, который ему сообщает то лицо, поместившее документ в хранилище, его оттуда забирает, от своего имени подписывает и отправляет уже в реестр для их размещения на портале государственных услуг.

Терентьев А. В.:

- А как будет происходить электронный запрос?

Махноносов Э. В.:

- Аналогичная схема существует у нас в опытном варианте, мы ее выводим, реализовываем для торговых площадок. Финансовые организации готовят финансовое обеспечение этих торговых площадок, они дают поручительства и собирают пакеты документов. Это довольно длительная процедура для того, чтобы дать "бумажку", чтобы лицо могло поучаствовать в торгах или государственных закупках. Есть обязательное требование, чтобы такое поручительство было. Они предложили сделать это в электронной форме: пакеты документов они сами согласовывают с лицом, при этом лицо может находиться во Владивостоке, сама организация - здесь, в Москве, торги - на любой из пяти площадок, которые были установлены государством. Представителю юридического лица не нужно ехать в Москву, привозить эти документы. Он идет к нотариусу, говорит: "Я директор такой-то организации", предъявляет ему документы о том, что он директор. Нотариус запрашивает уже подготовленный пакет документов в электронной форме, который он согласовал с финансистами. Гражданин в присутствии нотариуса подписывает эти документы, свидетельствует своей электронной подписью, и нотариус так же, по аналогии с Федеральной налоговой службой, отправляет пакет финансовой организации. Они довольны, они получили документы от нотариуса, они понимают, что юридическое лицо - настоящее, гражданин действительно жив и в нужный момент посетил нотариуса. Их это устраивает, они отправляют ему в электронной форме поручительство на торги.

Та же самая схема планируется здесь. Где-то подготовлено уведомление, где-то оно хранится. Обращаются к любому нотариусу, нотариус забирает его из хранилища, подписывает, и здесь не дискуссионная тема, в присутствии представителя или без, это вопрос правовой, и отправляет это уведомление для размещения на отдельном портале или портале государственных услуг.

Терентьев А. В.:

- Правильно ли я понимаю, что непосредственное присутствие необязательно? Мы вкладывали в заложенную в Законе норму следующий смысл: для того чтобы зарегистрировать уведомление о залоге движимого имущества, гражданину, имеющему электронную квалифицированную цифровую подпись, не обязательно приходить к нотариусу для того, чтобы он его идентифицировал. Я, сидя дома, смогу с помощью вашей системы зарегистрировать залог имущества?

Махноносов Э. В.:

- Если вы меня спрашиваете про техническую сторону, то сможете. Будут ли соблюдены нормы права - это отдельный вопрос.

Терентьев А. В.:

- То есть технически с этим проблем не будет?

Махноносов Э. В.:

- Конечно, нет. Зная идентификатор, нотариус забирает эти документы в свое электронное хранилище, и все идет согласно схеме. Ваша задача - сообщить свой электронный идентификатор.

Радченко И. В.:

- А каким образом этот документ, подписанный электронной подписью гражданина, будет передаваться нотариусу?

Махноносов Э. В.:

- Так же через единую информационную систему, он забирает его из хранилища. Здесь уместна аналогия с почтой.

Радченко И. В.:

- Гражданин хочет передать мне документ. Что ему нужно сделать?

Махноносов Э. В.:

- Представьте, у вас были бы ячейки, в каждой ячейке для каждого нотариуса что-то лежало бы. Гражданин приходит и кладет что-то в эту ячейку, нотариус приходит и забирает. Здесь действует такая же схема, только в электронном формате.

Радченко И. В.:

- Каким образом будет реализован доступ гражданина к ЕИС?

Махноносов Э. В.:

- Непосредственно в ЕИС не будет доступа, будет доступ в хранилище.

Радченко И. В.:

- А как он передаст документ мне в электронной форме?

Махноносов Э. В.:

- Для этого ему будет предоставлено определенное программное обеспечение.

Радченко И. В.:

- То есть отдельная программа.

Махноносов Э. В.:

- Да. Я думаю, она будет платной.

Радченко И. В.:

- Я и спрашиваю об этом: изначально будет портал или программа?

Терентьев А. В.:

- То есть гражданину нужно будет установить какое-то приложение на свой домашний компьютер?

Махноносов Э. В.:

- Давайте лучше о банках поговорим, потому что доля граждан здесь будет, наверное, десятая доля процента.

Терентьев А. В.:

- Необязательно. Кстати, мы можем узнать объем использования физическими лицами этих услуг у господина Базинаса.

Махноносов Э. В.:

- Мы общались с Ассоциацией региональных банков, со Сбербанком, с другими банками, и понимаем, что основная нагрузка пойдет именно от них. Централизованно это будет два-три десятка субъектов, которые будут передавать уведомления, то есть это основная масса, дающая около 95% всей нагрузки.

Реализация портала для электронной передачи - спорное предложение. Но если правление Федеральной палаты решит так или иначе, мы сделаем все, что угодно. Технические возможности для этого есть. На данный момент такого решения не принималось. Мы базируемся на мнении комиссии. Технически эта схема вполне понятна, она работает, просто в других сферах.

Корсик К. А.:

- Выдвигайте предложения.

Терентьев А. В.:

- Поскольку здесь собрались представители практически всех органов власти, задействованных в этом, и даже международного сообщества, я бы попросил зафиксировать, что в Закон вкладывалась идея о том, что любой гражданин, используя специальную подпись, может подать заявление с помощью удаленного доступа.

Махноносов Э. В.:

- Я хочу обратить внимание на следующий момент. Все эти программы, порталы и иные службы создаются для того, чтобы отправлять формализованный документ, для того чтобы его нотариус вручную не перебивал, не делал никаких ошибок и, соответственно, меньше работал технически. Подать документ, подписанный электронной подписью, можно и по электронной почте. То есть человек может со своего почтового ящика отправить на почтовый ящик нотариуса картинку или заполненную форму. Можно формально отправить, то есть нотариус потом себе каким-то образом это перегрузит. В реализации Закона N 166-ФЗ с точки зрения технологий, применяющихся на сегодняшний день, нет ничего уникального. В других сферах они так или иначе уже реализованы, просто там другой набор или комплект документов. Поэтому если у гражданина нет ничего, кроме электронной подписи, то он легко может отправить нотариусу этот документ по электронной почте. Это наиболее простой вариант. Это неоптимально, нерационально, это, скажем, несовременно, но эта возможность на сегодняшний день есть.

Терентьев А. В.:

- В Законе, насколько я помню, есть норма о том, что нотариус должен идентифицировать клиента. За исключением регистрации уведомления о залоге движимого имущества, потому что там личность идентифицируется с помощью подписи.

Махноносов Э. В.:

- Я упоминал, что над нормой нужно подумать. Сейчас формулировка следующая: при подаче уведомления не требуется установление личности по правилам статьи, по-моему, 46 Основ, когда предъявляется паспорт или иные документы, на основании которых можно сделать идентификацию. То есть установление личности при совершении нотариальных действий как общее правило осталось, но именно этого не требуется. А что требуется, непонятно. Буквально вчера был круглый стол в Государственной Думе, там готовятся изменения по Закону N 63-ФЗ. В профильном комитете были представители Министерства связи, Министерства экономики, и там как раз обсуждался вопрос, что само по себе наличие электронной подписи - это не полная идентификация в том смысле, в котором есть идентификация присутствия своего лица. Сейчас обсуждается много подобных вопросов, у нас есть действующий Закон и предполагаемые формы, готовящиеся Министерством юстиции. На данном этапе мы готовы все реализовать в той форме, которая действует. Но, вероятно, будут какие-то изменения, не думаю, чтобы они были кардинальными, скорее всего, это будут уточнения и ликвидация коллизий и неточностей.

Терентьев А. В.:

- Скажите, в соответствии с законом, когда система должна заработать в полную силу?

Махноносов Э. В.:

- По разным реестрам - в разное время.

Терентьев А. В.:

- По уведомлению о залоге.

Махноносов Э. В.:

- С 10 января 2014 года.

Терентьев А. В.:

- По вашему мнению, в процентном соотношении, на сколько эта система уже готова?

Махноносов Э. В.:

- Если Министерство юстиции нам к 1 июня даст утвержденные формы или хотя бы проект, в октябре сможем что-нибудь сказать по этому поводу.

Терентьев А. В.:

- Готово ли Министерство юстиции?

Чернецкая-Шушвал В. Т.:

- Мы работаем над этим.

Терентьев А. В.:

- И какова вероятность запуска системы 10 января 2014 года?

Махноносов Э. В.:

- Мы не можем это реализовать, не имея четких полей реестров завещаний и прочих, не имея четких полей уведомлений. Мы предполагаем, что должно быть, но пока точно не знаем, как все будет выглядеть в готовом варианте.

Терентьев А. В.:

- Но технически вы уже работаете.

Махноносов Э. В.:

- Технически мы готовы. Подключены к СВЭМ, работаем. Никаких проблем пока не предвидится, все идет по плану.

Корсик К. А.:

- Коллеги, есть еще вопросы?

Репин Н. В.:

- Единственное, что я хотел бы добавить к выступлению Эдуарда Викторовича, это то, что мы понимаем социальную ориентированность Закона N 166-ФЗ и будет разработано то программное обеспечение, которое удобно гражданам. Самый простой способ - это, естественно, подача по электронной почте. Но он архаичен и, наверное, будет исключен. Будем все-таки склоняться к портальной схеме для того, чтобы гражданину не нужно было устанавливать ничего на своем компьютере и чтобы мы легко могли модифицировать программное обеспечение так, чтобы было удобно всем. Поэтому одна из важнейших составляющих, первостепенная - это удобство для наших клиентов, для наших пользователей. Чтобы система работала и была удобна, потому что без этого результата не будет. Мы все прекрасно понимаем, что законы могут быть точны, но без технического воплощения исполнение их будет весьма затруднительно. Поэтому мы над этим думаем, немного времени у нас еще есть, я думаю, что в ближайшее время будет окончательно принято решение о том, будет ли это свободно распространяемое программное обеспечение или портальная схема. Но мне кажется, это будет все-таки портальная схема.

Радченко И. В.:

- Два замечания, если можно. Во-первых, когда я сам для себя рассматривал этот вопрос еще при подготовке и принятии Закона N 166-ФЗ, я уже думал, каким образом гражданин может направить это заявление нотариусу. И первый вариант, который мне пришел в голову, - электронная почта. Он действительно самый простой и очевидный. И меня не столько беспокоила безопасность при рассмотрении этого варианта, электронная почта - это не шифрованный канал, но это не так важно.

Репин Н. В.:

- Само сообщение зашифровано, и подделать его крайне тяжело.

Радченко И. В.:

- Да. Ключевой вопрос, который может вызвать проблему, это то, что у нас очень сжат срок регистрации уведомлений после поступления нотариусу такого сообщения. Электронная почта не содержит никакого механизма, который бы защитил нотариуса от поступления ему заявления в нерабочее время.

Махноносов Э. В.:

- Этот вопрос тоже обсуждался на рабочей группе по поводу Закона N 63-ФЗ, по поводу метки времени, где и как она должна проставляться. И, в общем-то, ее не только в электронной почте нет сейчас. Вы "подкрутили" время на своем компьютере и получили во столько, во сколько вам надо.

Радченко И. В.:

- В связи с этим нужно использовать какой-то другой механизм, и портальная схема мне кажется самым оптимальным вариантом, поскольку она не требует установки программного обеспечения и является кросс-платформенной для большинства существующих электронных устройств.

Гусев А. Н.:

- Есть нюанс по поводу портальной схемы. Дело в том, что у нас в стране очень большое разнообразие средств, которые формируют электронные подписи, и создать единый портал, который работает со всеми возможными в стране средствами квалифицированной подписи, невозможно. Например, на портале налоговой службы есть определенные требования, есть ограничения по видам электронных ключей подписей. На портале Росреестра - то же самое. Если нотариат пытается создать универсальное средство, которое покрывает все возможные способы электронной подписи, а насколько я понимаю, такая задача ставится, то это сверхзадача.

Радченко И. В.:

- Нужно изучить этот вопрос с точки зрения законодательства. Возможно, мы можем требовать, чтобы использовались определенные типы электронной подписи.

Махноносов Э. В.:

- На данный момент это действительно так и есть, вчера этот вопрос тоже обсуждался, потому что каждое ведомство в своей сфере сертификаты и поля делает по-своему. Нужно подстраиваться под каждое ведомство, и мы подстраиваемся, работая с Росреестром, с налоговой и прочими. Высказывалась мысль, что этого быть не должно, но на практике приходится констатировать, что даже при наличии законодательства все это можно будет привести в единое поле не раньше 2015 - 2017 годов. Вчера этот вопрос обсуждали коллеги из других ведомств. То, что сказал Анатолий Николаевич, - действительно, мы просто будем вынуждены обозначить определенные требования к подписи.

Гусев А. Н.:

- Либо мы можем просто утвердить некие требования к формату предоставляемого электронного сообщения, и тогда гражданин любыми средствами, которые ему доступны, например, это могут быть самостоятельно разработанные программы, просто передает нам через какой-то API эти документы с электронной подписью, а дальше мы разбираемся.

Базинас С.:

- В декабре прошлого года в Вене, в рамках рабочей группы по вопросам о залогах, мы слушали отчет о системе залоговых реестров Вьетнама. У нас были представители Министерства юстиции Вьетнама и регистратор, который был представлен частной корпорацией. Был доступ к Интернету, и они нам показали те физические возможности, которые каждое физическое лицо имеет для доступа к регистратору, к информации. Даже показали возможности, которые предоставляются любому физическому лицу, которое занимается поиском имущества в залоге. Вы тоже думаете об этом, о создании такой системы, при которой лицо получило бы право, возможность найти информацию об имуществе в залоге? В моем понимании именно нотариус, нотариальная контора выступает в качестве регистратора.

Махноносов Э. В.:

- Как таковое это право есть. Более того, Закон обязывает нас обеспечить предоставление определенной информации в свободном доступе. И мы стараемся это сделать на портале. Я думаю, в октябре или ноябре мы сможем уже презентовать, как это выглядит в действии.

Царелунго А. Б.:

- Я хотел показать реальную картину, потому что с 22 апреля тестовая группа в лице представителей всех регионов нотариата, то есть нотариусы Российской Федерации, эксплуатируют в тестовом режиме электронный реестр. Сейчас речь идет о реестре залога движимого имущества. Каждый нотариус, в том числе и я, понимает, что он не должен обособленно находиться в единой системе, он должен укладываться в централизованный реестр нотариуса - конкретно, его базу, как в обычное нотариальное действие. Что показала практика? Прошел месяц, Николай Викторович уже говорил, наша группа пытается взять в совокупности все возможные механизмы, чтобы эта запись в электронном реестре, то есть вся информация конкретного нотариального действия, сопровождалась максимальной достоверностью. Что подразумевается? Это непосредственно содержание полностью нотариального действия, подписанного электронной подписью нотариуса. Я сейчас рассказываю не то, что есть различные виды, а касаемо залога, уведомления о регистрации. К этому действию прикрепляется скан-образ совершенного нотариального действия, все это подписывается электронной подписью нотариуса и поступает на хранение в централизованный реестр, в единую информационную систему. Кроме того, идет резервирование как на серверах единой информационной системы, так и на рабочем месте нотариуса. Скажу так: сам нотариус должен, прежде всего, понимать, насколько он способен за короткое время совершить нотариальное действие применительно к реестру залога и поместить его в электронный реестр. Если взять само действие, которое совершает нотариус, как это существует сейчас, с записью в бумажный реестр, то реально сокращается 70 - 80% времени. Это реальная картина, которая есть. То есть мы понимаем, насколько ускоряется процедура обслуживания, и это справедливо и для банков, и для граждан, обладающих электронной подписью. Пока в нашей рабочей группе, в принципе, есть юридический аспект. Для нас важно понимать, насколько мы и государство готовы отказаться от "живой" подписи в том виде, как это существует в реестре сейчас. Даже при условии, что государство отказаться не готово, есть механизм короткого реестра. Сейчас мы все это тестируем. Если канал заработает, то я покажу, как это все работает на сегодняшний день.

Корсик К. А.:

- Спасибо большое, Александр Борисович. Есть вопросы или дополнения?

Веселов М. Ю.:

- Я хочу дополнить. На прошлой неделе в Санкт-Петербурге состоялся круглый стол, посвященный модернизации нотариата, и я бы хотел обратить внимание всех присутствующих на следующий момент. Международный опыт представителей нотариальных сообществ Австрии, Франции говорит о том, что путь развития этих стран с использованием электронных подписей заявителя при совершении нотариальных действий идет в следующем направлении: в нотариальном действии с использованием электронной подписи заявителя обязательным моментом является присутствие нотариуса. То есть вне зависимости от того, собственноручная подпись используется заявителем при совершении нотариальных действий или электронная, данные нотариальные действия должны совершаться в присутствии нотариуса. Мое личное мнение: это достаточно позитивный опыт, и он способствует большей защите граждан и заявителей при совершении нотариальных действий. Я хотел обратить на это ваше внимание.

Корсик К. А.:

- Спасибо. Но это традиционная точка зрения, и если все-таки будет возможно в каких-то случаях обойтись без присутствия, это должно быть детально регламентировано в Законе.

Головатюк О. В.:

- Да, потому что если даже сейчас начинаются разночтения у тех, кто разрабатывал и кто изучал этот вопрос, если это будет в таком виде сейчас представлено и вступит в законную силу, то будет нотариуса приводить к тому, что он непонятно как должен будет это реализовывать.

Корсик К. А.:

- Непонятно, кто к нему обратился.

Головатюк О. В.:

- Да. Поэтому традиционно идет речь о том, что у нотариуса должны расписаться в реестре, то есть он должен удостовериться в личности. Так установлено на сегодняшний день. Если же будут какие-либо изменения, они должны быть или в Законе "О нотариате", или в Основах. Все должно быть четко и ясно расписано. Предполагалось следующее: если нотариусу дали такие полномочия внесения в реестр, значит, соответственно, нотариус стоит между человеком, лицом, которое вносит эти сведения в реестр, и самим реестром. То есть он выступает как гарант для того, чтобы проверить полномочия этого лица. Поэтому если просто подписывать данные или уведомления электронной подписью, что-то теряется. Что тогда мешает вообще исключить нотариуса из этой цепочки? В данном случае если будет ясно и четко указано, что достаточно электронной подписи, а нотариус несет ответственность только за передачу этих данных, то вся идея этого Закона и присутствия нотариуса теряется.

Терентьев А. В.:

- Такая система тоже обсуждалась. Дело в том, что Российская Федерация - достаточно большое государство, с большим разнообразием граждан, у кого-то есть доступ в Интернет, у кого-то его нет. Если мы исключаем кого-то из этой цепочки, кто будет вносить сведения в реестр, то получается, что гражданин должен будет это делать самостоятельно. Каким образом он это будет делать, если, допустим, у него нет доступа в Интернет, у него есть только паспорт и дом, в котором он живет. Он хочет осуществить сделку, которая будет сопровождаться залогом движимого имущества. В этом случае получается, что нам нужна какая-то распространенная сеть того, куда он придет, например к оператору. Либо мы создаем новую сеть с присутствием оператора во всех этих регионах, где есть такие граждане, а у нас, я уверяю, их достаточно много, можно выехать за пределы МКАД и встретить таких граждан на первом же километре. Либо использовать какую-то существующую разветвленную сеть. В данном случае выбор пал именно на нотариальное сообщество, как самое активное, тем более, не все сообщества имеют такую электронную систему.

Головатюк О. В.:

- Тогда нужно четко расписать порядок и процедуру.

Терентьев А. В.:

- Да. На мой взгляд, должен быть очень простой и при этом без всяких затрат для гражданина способ получения им доступа. Даже мне иногда бывает достаточно трудно установить какое-то программное обеспечение, например для подачи декларации. Я прошу своего коллегу, который занимается налогами, подать мою декларацию, потому что я не разбираюсь, не могу понять, куда нажимать. Что уж говорить об остальных гражданах.

Веселов М. Ю.:

- Здесь роль нотариуса может также заключаться в том, что он как квалифицированный юрист точно знает, является ли данное имущество движимым или недвижимым. Я просто обращал внимание на то, что совершение нотариальных действий, если используется квалифицированная электронная подпись гражданина, должно происходить в присутствии нотариуса. Здесь же получается, что если гражданин дошел до нотариуса и у него нет электронной подписи, то она ему не нужна, нотариус ему поможет. То есть это возможно и для других действий, когда гражданину необходимо что-то совершить. Нотариус может выступать в роли единого окна, которое имеет доступ к государственной системе межведомственного электронного взаимодействия через единую информационную систему нотариата и являться проводником для гражданина при совершении тех или иных действий.

Комментарий специально для нашего гостя. Когда международное сообщество оценивает те или иные нововведения, в частности реестр залогов движимого имущества в России, нужно исходить также из территориальных особенностей России. Если вводить электронный реестр с прямым доступом через Интернет, например в Австрии или Бельгии, то каждому гражданину, имеющему паспорт, но не имеющему доступа в Интернет, достаточно сесть на автобус, проехать полчаса и получить этот доступ в Интернет. В Российской Федерации это намного сложнее.

Базинас С.:

- Говоря о Соединенных Штатах Америки, единственный штат, где работает только электронная подпись, - штат Колорадо. Во всех других штатах электронная подпись есть наряду с обычными, бумажными носителями.

Корсик К. А.:

- Большое спасибо. Мы завершаем дискуссию по этому вопросу. Я предоставляю слово Илье Владимировичу Радченко, он был одним из разработчиков законопроекта, участвовал в работе над Законом N 166-ФЗ. Сейчас нам очевидно, что, поскольку Закон принимался весьма поспешно в связи поручением Президента Российской Федерации о его принятии, есть несколько спорных вопросов, которые было бы неплохо детальнее отрегулировать в действующем законодательстве, и Илья Владимирович имеет соответствующие предложения. Я думаю, что сейчас он подробно расскажет нам об этом.

Радченко И. В.:

- Как сказал Константин Анатольевич, мы принимали Закон N 166-ФЗ в ускоренном порядке. Фактически работа над актуальным текстом Закона велась два дня, на базе Закона, который был рассчитан на совершенно другую систему регистрации. Как результат, естественно, мы не могли серьезно проработать сложные и неочевидные моменты. Кроме того, к сожалению, работа с ЮНСИТРАЛ для нас началась значительно позже принятия этого Закона, и те нормы, те методические документы, которые ЮНСИТРАЛ подготовила еще несколько лет назад, были нам на тот момент просто неизвестны. Как только Закон N 166-ФЗ был опубликован, появились критические отзывы о нем со стороны юристов, в том числе нотариусов, судей. Хочу отметить, что наряду с критическими отзывами люди высказывались, как правило, в позитивном ключе, то есть приветствовали принятие этого Закона, а дальше давали свои замечания, что именно им не нравится. В первую очередь критике подвергалось то, что правовые последствия существования этого реестра были не вполне очевидными и правильно сформулированными.

В соответствии с Законом N 166-ФЗ единственным правовым последствием внесения записи в реестр было признание добросовестным приобретателем покупателя заложенного имущества, если он не мог получить сведения о залоге ни из нашего реестра уведомлений о залоге движимого имущества, ни из какого-либо другого источника. Юристы могут сказать, что такое виндикационный иск - это иск от собственника об истребовании своего имущества из чужого незаконного владения. Понятие добросовестного приобретателя относится только к виндикационным искам в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации. То есть оно защищает только от иска собственника имущества, но не от иска третьего лица, которым является залогодержатель. Мне говорили, что несмотря на это расхождение в терминологии, Высший Арбитражный Суд фактически нацеливает свою практику на то, чтобы все-таки защищать покупателя заложенного имущества, который не знал о залоге, от иска залогодержателя. На мой взгляд, если честно, это не вполне соответствует законодательству, тем более, что мне также говорили, что Верховный Суд поступает ровно наоборот. Таким образом, у нас имеется два высших суда, которые вводят противоположную практику по одному и тому же вопросу. Связано это с тем, что в Законе однозначного решения вопроса нет. Это первая проблема, которую мы пытались решить, когда разрабатывали поправки к законодательству, уже с учетом Закона N 166-ФЗ.

Возникли и другие вопросы. Когда мы принимали Закон N 166-ФЗ, мы этого еще не учитывали, но уже поднимался вопрос о том, что в Словакии, на основе системы которой мы разрабатывали свою систему, заявление или уведомление может подать только залогодатель. Таким образом, подача неадекватных, не соответствующих действительности уведомлений практически нереальна. По настоянию и Министерства экономического развития, и бизнес-структур в нашей системе возможность подачи уведомления предусмотрена как для залогодателя, так и для залогодержателя. С этим связана возможность подачи фиктивных уведомлений о несуществующих залогах. И единственное средство борьбы с этим согласно Закону N 166-ФЗ - судебный иск. Вы осведомлены о недостатках нашей судебной системы, особенно в отношении скорости рассмотрения исков. Если мы дополнительно нагрузим ее этими исками, результата это не принесет. Поэтому была поставлена задача разобраться с возможными недостоверными уведомлениями о залоге.

Было множество разных, может быть, менее серьезных замечаний к Закону N 166-ФЗ о том, чего в нем еще не хватало. Например, было не вполне ясно, как будет определяться приоритет между разными залогами в случае внесения и невнесения их в систему. Общее впечатление от Закона N 166-ФЗ было следующим: он задумывался для того, чтобы решить глобальную проблему, а решил очень узкую. По сути, он превратился в информационный реестр, хотя все реестры, на базе которых он создавался с учетом зарубежного опыта, включая любой из действующих реестров, будь то Словакия или какая-то другая страна Европы или Америки, следуют рекомендациям ЮНСИТРАЛ и решают более глобальные задачи. Они не только предоставляют информацию о наличии залога, они создают негативные последствия для залогодержателя или залогодателя, которые не вносят залоги в этот реестр. А именно в первую очередь обременение имущества залогом в большинстве случаев утрачивает силу, если залог не зарегистрирован в реестре. То есть если имущество перешло к кому-то в собственность или же право пользования этим имуществом было предоставлено третьему лицу, то в международной практике, если при этом залог не был зарегистрирован, залогодержатель никак не может ущемить права этих третьих лиц, которые приобрели либо право пользования, либо право собственности на имущество. Соответственно, если это имущество перешло в собственность другого лица, он не может обратить взыскание, залог фактически прекращает в таком случае свою силу. Если же речь идет, например, о пользовании этим имуществом, то взыскание может быть обращено, но при этом права пользования остаются в силе, в отличие от ныне существующей системы.

И оказалось, что в нашей системе, где и без того регистрация является необязательной в соответствии с Законом, никакого стимула у залогодержателя и залогодателя для того, чтобы регистрировать залоги, по большому счету нет. Кто заинтересован в том, чтобы залог был зарегистрирован? Это последующий залогодержатель, который может случайно получить в залог уже заложенное имущество и не знать об этом. И это покупатель, то есть третье лицо, которое может купить заложенное имущество и не знать об этом. Но они оба по определению являются третьими лицами, они никак не могут повлиять на регистрацию залога изначально. Таким образом лица, чьи права могут быть ущемлены, никак не могут способствовать защите этих прав. И, напротив, именно лицам, права которых от регистрации залога никак не меняются, предоставлено право этот залог регистрировать.

В связи с этим нами была предпринята попытка изменить эту ситуацию в соответствии с рекомендациями ЮНСИТРАЛ и международной практикой и разделить залог на два компонента. Первый компонент - взаимоотношение между залогодателем и залогодержателем лично. Как возникают правоотношения между залогодателем и залогодержателем? Залог возникает на основании договора залога или иного договора, из которого проистекает залог, и на его существование регистрация в реестре никак не влияет. Если вы передаете имущество в залог, и в дальнейшем возникают основания для обращения взыскания, то это взыскание может быть обращено в том же порядке, в каком оно у нас обращается сегодня, и наличие регистрации этого залога в реестре никак на это не влияет и не будет влиять.

Регистрация влияет на права третьих лиц, создавая обременение залогом: нет регистрации - нет обременения. В этом случае, если имущество, несмотря на наличие залога, будет все-таки отчуждено или предоставлено в пользование, оно уже перейдет в собственность этого лица, не обремененное залогом. Что касается пользователя, то там, хотя залоговое обременение и сохранится, но реализовать имущество с таким обременением как пользование третьим лицом будет сложнее для залогодержателя.

Таким образом, права залогодержателя ущемляются в случае, если он не зарегистрировал залог, и после этого залогодатель злоупотребил этим и совершил какое-то действие, направленное на дальнейшее применение или на отчуждение заложенного имущества.

Это разделение залога на два компонента - на отношения между сторонами договора и отношения с третьими лицами в общем соответствует рекомендациям ЮНСИТРАЛ, и связано оно с тем, что появилась такая возможность, как электронный единый реестр, в который сведения о залогах, во-первых, будут предоставляться в краткие сроки, во-вторых, будут доступны в режиме онлайн постоянно. Пока не было этой возможности, наша существующая система была разумной и, наверное, правильной. Но сейчас, когда у нас есть возможность быстро, просто и недорого зарегистрировать залог в электронной системе, становится очевидным, что ущемление прав третьих лиц от существующей системы залога значительно больше, нежели то ущемление прав залогодержателя, которое влечет создание нашей системы. Для залогодержателя сейчас достаточно будет просто совершить простое и небольшое действие по регистрации, и он будет полностью защищен, в то время как при ныне существующей системе последующий залогодержатель, которому закладывают уже заложенное имущество, или покупатель, которому продают заложенное имущество, страдают значительно больше. И речь может идти не о нескольких сотнях рублей на регистрацию, а о миллионах и десятках миллионов рублей. То есть последствия могут быть значительно более серьезными.

Само по себе существование этой системы уже значительно снижает вероятность подобных рисков, потому что если залог зарегистрирован в этой системе, вероятность того, что кто-то купит заложенное имущество, уже значительно меньше.

В связи с этим нами были разработаны определенные поправки. То, о чем я сейчас говорил, это их основной блок, наиболее важный. Помимо этого мы адресовали некоторые другие проблемы. Это проблемы, связанные уже с нотариальным законодательством. В первую очередь мы решали проблемы с финансированием нотариальной деятельности и исправлением отдельных статей, связанных с совершением нотариальной деятельности.

Еще одно, на чем я бы хотел остановиться отдельно, - вопрос о совершении нотариальных действий на основании электронной подписи. Поскольку этот вопрос поднялся неожиданно для нас, хочу сказать, что в новой редакции, которую мы планируем предложить Государственной Думе, мы расписали все эти вопросы значительно более подробно. Уже при принятии Закона N 166-ФЗ я говорил разработчикам из Правительства и из других государственных органов, что могут возникнуть проблемы. Ввести совершение нотариальных действий по электронной подписи не так просто. Чтобы разрешить это противоречие, было введено несколько статей: это поправки в статье об установлении личности, об установлении дееспособности и полномочий, отдельная статья о совершении нотариальных действий на основании документов, подписанных электронной подписью. В нашем проекте все эти вопросы рассматриваются и, надеюсь, решаются. Отдельно предусмотрено, что совершение нотариальных действий на основании электронной подписи может быть совершено в отсутствие подписавшего лица. При этом само совершение такого нотариального действия по электронной подписи является исключением. И только в случаях, прямо предусмотренных Законом, возможно такое совершить.

Речь идет не о тех случаях, когда документ, например сделка, подписывается электронной подписью. Речь идет о том случае, когда само совершение нотариального действия осуществляется только на основании заявления, подписанного электронной подписью. То есть не сделка, а заявление должно быть подписано в адрес нотариуса электронной подписью. Для этого случая мы предусмотрели свой порядок, здесь присутствие необязательно.

Если подписывается нотариальной подписью сделка, то, конечно, присутствие обязательно, потому что функции нотариуса при удостоверении сделок значительно отличаются от функций, связанных с внесением сведений из документов в реестр.

Вносилось много изменений технического характера, которые направлены на облегчение жизни людей. Мы столкнулись с такой неожиданной проблемой, как разработка форм уведомлений. Оказалось, что в нынешней редакции Закона N 166-ФЗ этот вопрос не был продуман. И при составлении любого уведомления, как первоначального, так и связанного с изменением или прекращением залога, необходимы абсолютно все сведения: о самом залоге, о залогодателе, залогодержателе, прочие условия. Это достаточно бессмысленно, поскольку, например, при прекращении залога никакого смысла снова подробно перечислять все эти сведения нет.

Столкнувшись с этой ситуацией, мы предприняли меры для того, чтобы ее решить, указали конкретно, что именно должно содержаться отдельно в первоначальном уведомлении, что - в изменяющем уведомлении, что - в прекращающем. Таким образом, прекращающее уведомление у нас будет состоять из указаний на то, какой именно залог прекращается. Изменяющее будет содержать только то, что меняется. И только первоначальное будет содержать сведения в полном объеме.

Кроме того, нами были обнаружены другие мелкие недостатки. Как оказалось, не было связи первоначального и последующих уведомлений единым номером. В Законе N 166-ФЗ мы это упустили и предприняли попытку исправить эту ситуацию. Таким образом, изменяющее и прекращающее уведомления должно в обязательном порядке содержать тот же номер, который был в первоначальном уведомлении. По крайней мере на прошлой встрече мне говорили, что регистрационный номер будет отдельно.

Голобоков В. В.:

- Да, у них будет по действующему, все равно они будут зарегистрированы за новым номером.

Радченко И. В.:

- Задали, чтобы номер был один сплошной для всех уведомлений, связанных с одним и тем же залогом. Это очень удобно с точки зрения поиска, потому что по этому номеру мы будем искать, и по этому номеру мы можем вывести сразу все уведомления.

Соответственно, были внесены изменения относительно вопросов поиска. Если сейчас у нас предусмотрен поиск по залогодателю либо по предмету залога, то мы посчитали, что это не совсем достаточно и не совсем правильно. Мы добавили в Закон поиск по регистрационному номеру. Что касается поиска по предмету залога, я счел что в силу достаточно большой технической нагрузки при поиске по полному тексту более рациональным является поиск по идентификационному номеру при его наличии.

Гусев А. Н.:

- Что является идентификационным номером?

Радченко И. В.:

- В Законе есть определение, что для некоторых видов имущества, если у них есть какой-то идентифицирующий номер, он должен указываться. В новой редакции все это изложено гораздо более подробно и ясно, вы можете ее прочитать. Мы можем предоставить для ознакомления в любой форме, как будет удобно присутствующим.

Более рационально, подробно расписаны все сведения, которые должны содержаться в самом уведомлении и в самом реестре. Они более корректно и правильно описаны. Мы избавились от множества лишних сведений, которые только перегружали реестр, не составляя ничего дополнительного. Тем самым мы в значительной мере облегчили поиск по этому реестру. И поиск предусматривается ввести по трем параметрам: это идентификационный номер, залогодатель и идентификационный номер предмета залога или один из этих номеров, если он есть, но его может не быть.

Голобоков В. В.:

- Вы решили не вводить поиск по договору залога?

Радченко И. В.:

- Нет. Частично это связано с тем, что в уведомлении может не содержаться правильных о нем сведений, потому что уведомление может подаваться до того, как договор заключен. В этом случае о нем будут только самые общие сведения, может быть, даже без даты.

Голобоков В. В.:

- Соответственно, данные, которые сейчас предусмотрены Законом N 166-ФЗ, касаемо основания возникновения залога вы тоже пересмотрели в этой редакции полностью? На текущий момент по тому, что принято, они являются обязательными. И в случае, если они не указаны, уведомление не регистрируется.

Радченко И. В.:

- Конечно. Потому что если у нас уведомление может быть подано как до возникновения, так и после.

Голобоков В. В.:

- Там описаны все сведения, которые должно содержать уведомление, и указано одно из условий, по которому нотариус может отказать и не зарегистрировать - если уведомление не содержит данных сведений.

Радченко И. В.:

- Совершенно верно. Это была техническая ошибка. Когда мы совершали подготовку Закона N 166-ФЗ, уже обсуждался вопрос, можно ли направить уведомление до возникновения залога или нет. Не было особых возражений по поводу того, чтобы его можно было отправить до, и международная практика идет по этому пути в том числе.

Веселов М. Ю.:

- Вы сказали, что более детально расписана процедура подачи уведомления с электронной подписью заявителя непосредственно в систему до последующего совершения нотариальных действий на основании этой информации. Кем будет совершаться нотариальное действие, каким образом? Заявитель будет каким-то образом выбирать, кем оно будет совершаться? Как это прописано на данный момент?

Радченко И. В.:

- На данный момент у нас нет никаких ограничений по нотариусу. То есть любой заявитель может обратиться к любому нотариусу на территории Российской Федерации для всех видов нотариальных действий, которые связаны с ведением реестра залогов. В новом Законе их количество расширилось, добавлены еще два: это может быть не только внесение сведений в реестр, но и возражение против записи в реестр. Мы предусмотрели административный порядок обжалования через нотариуса. И это могут быть действия, связанные с подтверждением согласия залогодателя на внесение записи в реестр. Все эти действия могут быть совершены любыми нотариусами.

Веселов М. Ю.:

- В случае физического обращения к нотариусу понятно: где я нахожусь, туда и пришел. А как это предполагается сделать в электронном пространстве?

Радченко И. В.:

- Мы понимаем, что в Законе очень подробно урегулировать такие вопросы будет, наверное, и сложно, и неправильно, поэтому мы даем общие направления. Я приложил большие усилия для того, чтобы более подробно расписать сроки внесения записи в реестр. Записан срок в один час с момента получения уведомления в электронной форме. Вы понимаете, какие это может повлечь последствия, если документ поступит в нерабочее время нотариуса. Эти вопросы мы постарались решить в нашей редакции. В случае отсутствия нотариуса на рабочем месте, в случае перерыва в работе по каким-либо причинам будет возможность перенести это на момент, когда нотариус начнет работу. Более подробно, как именно будут подаваться документы нотариусу, мы решать не стали, потому что это вопрос технического характера. Вот то, о чем сейчас говорилось: будет ли это электронная почта, у которой есть крупные недостатки; будет ли это программа - со своими негативными сторонами, будет ли это портал - все реализуемо, но достаточно сложно. Все эти варианты имеют свои преимущества, но решать это должны организации, это не будет решаться на уровне закона. На уровне закона установлено, что Министерство юстиции должно предусмотреть формы, уведомления, реестр, Федеральная нотариальная палата должна обеспечить функционирование всей этой системы в целом, нотариус должен обеспечить, что он имеет доступ в этот реестр.

Веселов М. Ю.:

- Эдуард Викторович отмечал, что если проект уведомления по залогам внесен в некий репозиторий единой информационной системы нотариата, если ему был присвоен номер, то при обращении к любому нотариусу можно предъявить этот номер, и он, соответственно, это уведомление получит оттуда. Эта логика укладывается в поправки?

Радченко И. В.:

-Да.

Гусев А. Н.:

- Но тогда время будет считаться с момента обращения к нотариусу, а не с момента включения в репозиторий, правильно?

Радченко И. В.:

- Какое именно время?

Гусев А. Н.:

- Время внесения записи. Отсчет времени внесения записи, один час, будет считаться не с момента внесения в репозиторий этого заявления, а с момента обращения к нотариусу?

Радченко И. В.:

- Один час - время между подачей нотариусу самого уведомления и внесением нотариусом сведений этого уведомления в реестр.

Гусев А. Н.:

- А что считается моментом подачи этого уведомления нотариусу? Внесение в репозиторий или обращение к нотариусу физически?

Радченко И. В.:

- При физической подаче это невозможно замерить, если вы не приведете с собой свидетелей и не будете вести видеопротокол. А при электронной подаче, возможно, это время будет протоколироваться в системе. То есть этот вопрос не урегулирован, но я думаю, что вы можете предусмотреть какой-то механизм, который защитит граждан от злоупотреблений нерадивых нотариусов.

Терентьев А. В.:

- Сейчас здесь присутствует много нотариусов, и все они отсутствуют на рабочем месте. В данное время в их нотариальных конторах происходит работа или нет?

Радченко И. В.:

- Если у них есть исполняющие обязанности, то контора работает в обычном режиме. Если у них нет исполняющих обязанности, а у большинства нотариусов его нет, то контора не работает.

Терентьев А. В.:

- Бывают такие ситуации, когда нотариус отсутствует на рабочем месте, но вместо него на этом рабочем месте никто не работает? Такая ситуация возможна?

Радченко И. В.:

- Конечно, я могу уехать для совершения нотариальных действий вне помещения нотариальной конторы, может быть, на несколько часов, может быть, на целый день.

Гусев А. Н.:

- Поэтому здесь очень важен момент определения времени.

Головатюк О. В.:

- Можно уехать на целый день, а в это время начнут поступать уведомления.

Радченко И. В.:

- Вот этого мы и опасаемся. Но на уровне закона этот вопрос решать неправильно. Это должно решаться в рамках технических требований к самой системе. Например, можно предусмотреть способ, при котором нотариус мог поставить в системе пометку, чтобы ему не отправлялись пока эти уведомления, поскольку он находится не на рабочем месте. Может быть, еще какой-то защитный механизм, для того чтобы и гражданин, уведомление которого направлено к нотариусу, находящемуся в отпуске и не работающему две недели, не пострадал.

Веселов М. Ю.:

- Поэтому предлагается, чтобы оно не было адресным при помещении в репозиторий, но ему присваивался номер, который знает гражданин. Гражданин мог бы сообщить этот номер тому нотариусу, к которому обратится, и с момента сообщения этого номера шел бы отсчет сроков.

Радченко И. В.:

- Ни нынешняя редакция, ни наша редакция не воспрещают такую схему работы. При личном обращении человек, конечно, обратится к конкретному нотариусу. Но если он отправляет уведомление в электронной форме, то никак не урегулирован и не регламентирован вопрос, как именно этот документ передается тому или иному нотариусу - это может быть решено в рамках системы.

Корсик К. А.:

- Коллеги, к нам присоединилась Ольга Александровна Рузакова, заместитель руководителя аппарата Комитета Государственной Думы по арбитражному, уголовному и процессуальному законодательству.

Ольга Александровна - специалист в области гражданского законодательства. Мы обсуждаем Закон N 166-ФЗ. И Илья Владимирович высказывает соображения по поводу внесения изменений в этот Закон, чтобы он стал более удобным, более эффективным. Есть несколько спорных вопросов, касающихся именно залога, его последствий и, когда они наступают, необходимости придания внесению в реестр неких правовых последствий. Мы были на совещании в Комитете по конституционному законодательству и государственному строительству. Там этим вопросом занимается Ольга Игоревна Григорьева. Она должна была быть здесь, но мы не можем с ней связаться. Она немного не разделяет нашу точку зрения. Может быть, сейчас еще раз Илья Владимирович продублирует то, что он сказал, более сжато, и вы тогда поучаствуете в нашей дискуссии.

Рузакова О. А.:

- Вы знаете, что Комитет занимается проблемами в гражданском законодательстве. И это сейчас актуально в связи с принятием двух блоков в рамках внесения изменений в Гражданский кодекс. Первый блок уже вступил в силу с 1 марта. Второй блок, блок по сделкам, вступает в силу с 1 сентября 2013 года. Впереди еще семь блоков, в том числе блок, который касается обязательственных правоотношений. Этот блок затрагивает и вопросы залога.

Нормы о залоге меняются в определенной части. Вопросы залога движимого имущества и ведения реестра, удостоверение - это очень важные вопросы, и я бы хотела, чтобы работа по формированию, принятию подзаконных актов, инструкций Федеральной палатой и Московской нотариальной палатой проходили в рамках внесения изменений в Гражданский кодекс. Поскольку проблемы возникают тогда, когда действия не вполне согласованны. Вы, наверное, убедились в этом, когда вступил в силу первый блок изменений в Гражданском кодексе. Немало проблем связано и с отменой регистрации некоторых видов договоров в сфере недвижимости, и с тем, что обязательное нотариальное удостоверение этих договоров не имеет места. С этой проблемой вы все знакомы, это неоднократно обсуждалось на разных уровнях. Хотелось, чтобы с залогом таких проблем не было. Нами предусмотрены и электронный документооборот, и ведение реестров, не только в сфере залога движимого имущества.

Проблемы злоупотреблений тоже очень важны как с точки зрения практики, так и теории. Хотелось бы, чтобы многие вопросы мы решали во взаимодействии с Федеральной нотариальной палатой и Московской нотариальной палатой. Такие проблемы имеются, но думаю, что взаимными усилиями эти проблемы можно будет решить и не допускать недосказанности, в том числе в сфере залога движимого имущества.

Мы рады поучаствовать в работе над внесением изменений в те законодательные нормы, которые уже приняты и над выработкой механизма реализации этих норм. Одно дело - заложить нормы, другое - добиться их реализации. Иногда это сложнее, чем принятие законопроекта.

Корсик К. А.:

- Я хотел, чтобы Илья Владимирович повторил основные моменты.

Радченко И. В.:

- Основной момент состоит в том, что наш реестр, хотя и создан по образу и подобию зарубежных аналогичных реестров, не выполняет те функции, которые выполняют зарубежные реестры. Это связано с тем, что реестр носит информационный характер, и регистрация в реестре не влечет серьезных правовых последствий. В том числе в связи с тем, что принятые изменения, внесенные в Закон "О залоге", с фразой о "добросовестном приобретателе", не совсем юридически корректны в том плане, что статус добросовестного приобретателя может в ограниченных пределах защищать при виндикационном иске. Но иск залогодержателя об обращении взыскания на заложенное имущество в принципе не является виндикационным, и статус добросовестного залогодержателя может от него не защитить. Практика судов идет в разные стороны. Насколько нам известно, общие суды не защищают покупателя заложенного имущества, арбитражные суды чаще защищают его от взыскания.

Все это связано с тем, что Законом это нормально не урегулировано. Поэтому поправки были направлены на то, чтобы придать регистрации важное значение именно в плане последующего обращения о взыскании на имущество. Если не будет регистрации залога в реестре уведомлений или ином специализированном реестре, то изъять имущество у третьего лица, которое его приобрело, не зная о наличии залога, будет невозможно. Так же нельзя будет как-то ограничить права третьих лиц, которые приобрели на это заложенное имущество права пользования или иные права подобного характера.

Это была первая проблема. В международной практике в связи с возникновением возможности создания единых электронных реестров, доступных в режиме онлайн, появилось разделение залога на две части. Это разделение залога на отношения между собственно сторонами договора залога, залогодателя и залогодержателя, возникающие в силу заключения самого договора. И залог как обременение имущества, которое возникает только при условии, что залог зарегистрирован в соответствующем реестре.

К сожалению, именно с неприятием этой позиции мы столкнулись во время совещания в Государственной Думе, которое упоминал Константин Анатольевич. Нам сказали, что мы хотим очень сильно изменить весь залог, и залога не будет, если не будет регистрации - фактически мы вводим обязательную регистрацию. Мы не совсем согласны с этой позицией. Возможно, здесь имеет место некое недопонимание. Поэтому мы хотели подробнее объяснить именно свою позицию в этом плане. Что залог как отношение между сторонами залога возникнет сразу, как обременение же он возникнет только при условии его регистрации. Там есть исключения, например заклад, но это исключительные случаи.

Эта система не означает, что залог без регистрации не существует, потому что если залогодатель не продавал свое имущество, то обратить взыскание на него можно и без регистрации, при этом по-прежнему имея приоритет перед другими кредиторами.

Чернецкая-Шушвал В. Т.:

- Вы много говорите о регистрации и о проекте. Сейчас мы работаем с той редакцией, которая у нас есть. Каково ваше видение прекращения залога?

Радченко И. В.:

- Прекращения залога или прекращения регистрации?

Чернецкая-Шушвал В. Т.:

- Прекращается залог. Какова обязательность подачи уведомления о прекращении?

Радченко И. В.:

- Как мы проектируем это сделать? Как лучше это сделать?

Чернецкая-Шушвал В. Т.:

- По действующей редакции кто угодно может подать это уведомление.

Радченко И. В.:

- Что нас не устраивает. Одна из проблем связана с тем, что в случае ликвидации залогодержателя - юридического право подать такое заявление имеет право залогодатель, без явных на то причин. При ликвидации всегда есть правопреемники, и этим можно злоупотребить. Если залогодержатель ликвидирован, все его залогодатели могут тут же броситься и немедленно снять свои залоги, что ненормально, потому что у него есть правопреемники, которые сохраняют права залогодержателя по закону. Поэтому мы все это обозначили, внося эти поправки. И в нашем проекте более подробно расписано, кто, в каких случаях может подавать заявление.

Чернецкая-Шушвал В. Т.:

- В данном случае нам нужно разработать эту форму, и мы руководствуемся действующей редакцией. Пока все это в проекте и займет какое-то время на обсуждение и доработку, у нас будет действовать то, что принято сейчас: любое физическое лицо может обратиться с ликвидацией, то есть с уведомлением. Правильно?

Радченко И. В.:

- Как правило, это делает залогодержатель. Как исключения предусмотрены случаи, когда юридическое лицо - залогодержатель ликвидировано, залогодатель может подать обращение.

Голобоков В. В.:

- В текущей редакции и залогодатель, и залогодержатель могут обратиться.

Радченко И. В.:

- О прекращении залога?

Голобоков В. В.:

- Да, в текущей редакции любой из тех, кто имеет право подать уведомление, может обратиться и уведомить о прекращении. А вот в случае банкротства для юридических лиц этот вопрос совсем не оговорен.

Радченко И. В.:

- При принятии Закона N 166-ФЗ предполагалось, что это могут сделать только залогодержатели, а залогодатель только в отдельном случае.

Голобоков В. В.:

- Насколько я помню, оба лица имеют право и подать, и внести изменения, и прекратить залог.

Радченко И. В.:

- В таком случае это еще больше усиливает необходимость внесения поправок в нынешнюю редакцию.

Гусев А. Н.:

- Каковы примерные сроки внесения этих поправок?

Радченко И. В.:

- Этот вопрос полностью зависит от того, насколько благосклонно воспримет Государственная Дума нынешний текст проекта Закона. Я хочу подчеркнуть, что в отличие от первого Закона, который вносился специально Правительством, этот Закон вноситься Правительством не будет. Если он будет вноситься депутатами Думы, будет ли ему оказана такая же поддержка, какая была оказана Закону N 166-ФЗ, неизвестно.

Гусев А. Н.:

- Существует ли вероятность, что Закон останется в таком виде, в каком он сейчас принят, и мы вступим в работу именно с такой редакцией Закона?

Радченко И. В.:

- Возможно. Если мы не успеем до лета, то времени на разработку подзаконных актов будет уже недостаточно. Возможно, придется переносить сроки вступления в силу.

Рузакова О. А.:

- Но реально внести проект в первое чтение, второе и третье перенести на осень.

Веселов М. Ю.:

- Что, если появятся формы от Минюста, мы начнем по ним создавать систему, а потом появятся изменения к ним?

Радченко И. В.:

- Я хочу подчеркнуть, что нынешняя версия реестра не влечет серьезных последствий. И даже если эти записи будут недобросовестно ликвидироваться, это не повлечет серьезных последствий.

Головатюк О. В.:

- Недавно приводился пример: если по договору залога объектом договора является сто или тысяча автомобилей, подается уведомление нотариусу, одно уведомление привязывается к отдельному объекту или ко всем объектам договора?

Радченко И. В.:

- Если стороны одни и те же, это может быть одно уведомление.

Головатюк О. В.:

- Тысяча автомобилей: мне надо проверить VIN в каждом автомобиле, что невозможно сделать в течение часа.

Радченко И. В.:

- Как именно проверить?

Головатюк О. В.:

- Хотя бы визуально.

Радченко И. В.:

- Как вы его будете проверять?

Головатюк О. В.:

- Если мне приносят не электронное, а письменное уведомление, мне просто перепечатать, перенести туда? Речь шла о том, чтобы сделать это и письменно, и в электронной форме. Нужно перепечатать, что в течение часа сделать нереально.

Радченко И. В.:

- Если вы поможете мне убедить представителей государства, что писать конкретный срок в один час не очень хорошо, я буду рад. Мне не удалось убедить их в том, что это нужно сделать в форме "так быстро, как только возможно", а не в форме конкретного срока.

Головатюк О. В.:

- Опять же, час. В этом случае нужно в реестре нотариальных действий не только дату, но и время.

Радченко И. В.:

- Это необязательно.

Головатюк О. В.:

- В случае судебного спора необходима возможность определить, с какого момента час начался.

Радченко И. В.:

- Истец должен будет доказать, что нотариус не уложился в срок, поэтому фиксировать время в его интересах.

Гусев А. Н.:

- Эту проблему можно решить путем определения формы, в которой предусмотрено только одно имущество.

Царелунго А. Б.:

- В банковской среде существуют разные виды залога именно движимого имущества. Есть точечное имущество, если брать одно транспортное средство. При залоге предприятий, автосалонов, автомобильных площадок возникает короткий, маленький, средний и крупный залог, мы это не учитываем.

Радченко И. В.:

- Именно поэтому в первоначальном варианте Закона, который был, к сожалению, в этой части поправлен, была предусмотрена плавающая ставка стоимости совершения нотариального действия в зависимости от стоимости самого имущества. К сожалению, это вычеркнули из Закона, написав, что мы во всех случаях обязаны делать это за 300 рублей.

В нынешней редакции я внес небольшие изменения в эту норму. Час в строгом виде остался для поступления в электронной форме, а при поступлении к нотариусу там написано "незамедлительно". Поэтому мы можем это трактовать более широко, в позитивном ключе. То есть это может быть и пять минут, если это простейшее уведомление, а может быть и больше часа, если действительно нужно два часа сидеть и перепечатывать.

Базинас С.:

- По поводу регистрации у меня сложилось впечатление, что среди присутствующих нет единого понимания этого вопроса. Уведомление о регистрации не создает залога. Мы не должны говорить о прекращении залога. Само по себе уведомление не создает залога. Когда мы говорим об уведомлении, мы должны говорить не о возникновении и прекращении залога, а только о возникновении, прекращении регистрации уведомлений. То есть сама по себе регистрация уведомлений не создает, и отмена этой регистрации не прекращает залог.

И как я понимаю, задача нотариуса - проверить действительность документов, представляемых ему на регистрацию. И если уведомление имеет целью создание залога, то должен быть кто-то, кто отвечал бы за действительность, за правильность этого документа. Но это вопрос времени, затрат. И это не исключает возможности допущения ошибки в гражданско-правовом понимании этого слова.

Радченко И. В.:

- Что повлечет гражданско-правовую ответственность.

Базинас С.:

- Регистрация уведомления о залоге создает силу именно для третьих лиц и касательно их прав. А отношения между залогодателем и залогодержателем возникают на основании договора о залоге, а не на основании регистрации.

Что мы можем иметь, если кто-либо, имея плохие намерения, совершает поддельную регистрацию? В случае если нет самого залога, то нет и последствий у регистрации, то есть зарегистрирован залог, которого не существует, никаких последствий нет. Соответственно, тогда должно быть предусмотрено гражданское или уголовное наказание в случае, если залогодатель понес убытки в результате фальшивых регистраций.

Важный момент: если я заемщик банка и банк проверяет реестр и видит, что в нем что-то уже зарегистрировано, он отказывает мне в займе. Поэтому нужен административный процесс для того, чтобы быстро очистить реестр от записи о фальшивом залоге.

Таким образом, я предлагаю, чтобы не было особенных проверок при регистрации залога, так как это создает значительные расходы и затраты как времени, так и средств, но взамен должна быть предусмотрена защита для добросовестного залогодателя, которого каким-то образом ущемляют фальшивыми удостоверениями о регистрации. Соответственно, должна быть оплата за регистрацию, но она должна быть небольшой. Как можно меньше расходов и наименьшая стоимость. Предлагаю брать количеством. Чем больше будет регистрации при низкой цене, тем, соответственно, выше будет в итоге поступление в реестр.

Корсик К. А.:

- Спасибо. Коллеги, если больше нет вопросов, прервемся, вопросы в индивидуальном порядке в ходе перерыва.

Корсик К. А.:

- Коллеги, я хотел еще проинформировать всех, что к нам присоединилась Мария Аркадьевна Мельникова, исполняющая обязанности директора департамента по вопросам правовой помощи и взаимодействия с судебной системой Министерства юстиции Российской Федерации. Мы продолжаем нашу дискуссию. Следующий и очень важный блок - выступление нашего уважаемого гостя Спиридона Базинаса, старшего сотрудника по правовым вопросам Комиссии ООН по международному торговому праву ЮНСИТРАЛ.

Базинас С.:

- Большое спасибо, Константин Анатольевич. Для меня большая честь участвовать в работе вашего заседания. Российская Федерация принимала активное участие в работе ЮНСИТРАЛ, Организации Объединенных Наций с момента ее создания в 1967 году. Уважаемые российские участники, которые являются профессионалами своего дела, всегда принимали активное участие в работе ЮНСИТРАЛ: Лебедев, Мельников и те, чьи имена вы сами знаете. Для меня лично приятно быть с вами. Я представитель Греции и хочу отметить, что между Грецией и Россией много общего, в том числе общих традиций. За следующие 30 минут я хотел бы изложить некоторые общие соображения.

Первое: хотел бы пояснить, высказать свое соображение о практических функциях банка регистрации. Во-вторых, очень бегло остановиться на работе ЮНСИТРАЛ в этой области. И в-третьих, хотел бы высказать свое единственное замечание, пожелание, соображение по обсуждаемому вопросу относительно изменений в Законе.

Первое: зачем нужна вообще регистрация? Если залог - это отдельная сделка, то никакие заимодавцы не возьмут в залог имущество до тех пор, пока они не могут найти достоверную информацию. Таким образом, сам факт регистрации создает определенную степень, базу уверенности для заимодавцев. Затем мы можем поговорить о важности кредита. Если бизнесу не нужен кредит, тогда и бизнес перестанет существовать, тогда и бизнесу не будет смысла существования, на развитие. Если бизнес может получить кредит, но очень дорогой, лишится смысла существование и развитие бизнеса. В этом заключается важность регистрации залога. Порядок регистрации как раз является тем механизмом, который определяет и устанавливает приоритеты. Что значит создать приоритеты или составить шкалу приоритетов? Одни и те же движимые активы могут быть использованы для залога с несколькими разными кредиторами, в той степени, в которой позволяет ценность этого имущества. В странах, где не существует регистрации, подобный разговор может быть невозможен. Возьмем пример Германии. Согласно Закону выдача залога требует передачи предмета залога залогодержателю. Это представить невозможно, если предмет залога - оборудование, которое собственник должен использовать. Для банка важно выдать деньги и получить деньги обратно, а не иметь головную боль, связанную с этим оборудованием, находящимся в залоге. В результате вместо того, чтобы развивать тему залогов, они пришли к другим способам обеспечения своих обязательств, вроде финансового лизинга и удержания титула. То есть залог почти не используется. Мы были вынуждены сами разрабатывать практику, применяя по аналогии положения Гражданского кодекса там, где отсутствует нормальный правовой регулятор. Поскольку в гражданском праве не была предвидена такая форма обеспечения, как удержание титула, пришлось в теории разрабатывать, как это делать. Как банки в Германии работают с проблемами удержания титула? Для обеспечения кредита предоставляется видимый товар. Они предполагают, что уже существует удержание титула. С учетом этого принято предоставлять кредиты меньше, дороже и на более короткий период. То, как организована экономика Германии, позволяет банкам иметь больше информации, чем кому-либо еще, поскольку у них есть представители в органах управления всех крупных корпораций страны. Системы регистрации залогов у них не существует, но ассоциация банка меняет свое мнение по поводу практического использования системы. И вот какой подход правительство Германии выбрало: посмотреть, как это решается в других странах. Они дошли до того, что они финансируют создание реестров в других странах так, чтобы немецкие корпорации имели сведения о залогах в других странах. И что происходит с германским удержанием титула в случае, если товар пересекает границу Германии, уходит из Германии? Было знаменитое дело, именуемое "Usinor", дело "Усинор". В нем французский продавец с удержанием титула претендовал на товары, которые были уже доставлены в Соединенные Штаты Америки. Суд постановил, что это удержание титула само по себе должно было быть зарегистрированным, и, поскольку оно не было зарегистрировано, оно потеряло приоритет по сравнению с зарегистрированным залогом.

Я бы мог привести примеры разных стран: Италии, Англии и прочих, но смысл в том, что регистрация позволяет залогодателю получить кредит на всю стоимость закладываемого имущества и предоставляет банку достаточную уверенность в своей безопасности, чтобы они могли предоставлять деньги взаймы, поскольку это создает объективный способ установления приоритетов между конкурирующими требованиями залогодержателей. Предлагаю на этом временно перейти к следующему вопросу, к обсуждению этой проблемы можно будет вернуться позже.

Пока перехожу к тому, как работает ЮНСИТРАЛ по этому вопросу в своей деятельности. Каждая страна, в том числе и Россия, должна делать то, что политически возможно. И поэтому не предлагаю следовать нашим рекомендациям немедленно, но, если необходимо, делать это пошагово. Первое: вам нужен закон экологии. У вас есть Гражданский кодекс, у вас есть принятые в него поправки и Закон N 166-ФЗ. Оба этих законодательных акта, и Гражданский кодекс, и Закон N 166-ФЗ, могут быть улучшены в соответствии с рекомендациями. Второй момент - это набор административных правил и регуляций, которые могут быть не обязательно на уровне закона, но могут быть приняты каким-нибудь подзаконным актом. Почему административные? Потому что они занимаются практическими вопросами, и их нужно периодически изменять, что проще, если это подзаконный акт, а не закон. Третий документ - это условия и правила использования реестра, который принимается самой нотариальной палатой, которая занимается ведением этого реестра. Для постоянных пользователей реестра возможны еще какие-либо пользовательские соглашения. Соответственно, они регулируют отношения между постоянными пользователями, например банками. Какие-то правила устанавливаются, и банки используют эти правила. Уже известны цели, назначения и функции этого реестра, поэтому я не собираюсь отнимать у вас время по этому поводу. Я лишь напомню, что, когда я говорю "регистратор", "реестр", имеется в виду нотариальная палата.

Первый вопрос - это публичный доступ. Каждое лицо должно иметь возможность зарегистрироваться. Если есть бумажное уведомление, оно должно быть подано нотариусу в регистратуру. И нотариус как регистратор должен вводить его в систему. Если же есть электронная форма, то, например, банк, имея соответствующие коды, полученные от нотариальных палат, должен иметь возможность внести эти заявления непосредственно. Как я ранее упоминал, это возможно, потому что сама по себе регистрация залога не создает правовых последствий до тех пор, пока не будет соответствующего этой регистрации договора о залоге или иного договора. Поэтому мошенники могут регистрироваться, но никакой пользы от этого не получат. Они могут нанести вред лицу, но на определенный небольшой, ограниченный период времени, и должны привлекаться к ответственности, гражданской или уголовной, за совершенные им нарушения. Если мы имеем случай с банком, который имеет зарегистрированный аккаунт, получил коды, пароли, то все, что ему нужно, - это иметь доступ к коду, паролю к реестру и перечислить определенную плату, которая требуется за внесение записей. Что же должны реестры предусматривать для того, кто ищет информацию? Это может быть какой-то третий банк, который, например, ищет информацию по предоставлению кредита, чтобы взять имущество в залог. Тот, кто ищет информацию, должен использовать письменную форму, использовать имя залогодателя и внести установленную плату. Вот все, что ему нужно. Уведомление, которое регистрируется в публичной системе, содержит очень небольшую информацию, там содержится только необходимая информация, которая нужна для поиска, и при этом не раскрывается подробная информация о договоре, соответственно, вы не раскрываете частные коммерческие тайны.

Если же выдается отказ в регистрации, то это может быть только по следующим причинам: либо личность регистранта не установлена, либо он не заплатил деньги, либо он не использовал установленную форму обращений. И если это бумажная подача заявления, то прямо по мере его получения ему должны быть объяснены причины, по которым невозможно зарегистрироваться. Если же это электронная регистрация, то система должна быть настроена таким образом, чтобы автоматически отклонять доступ к регистрации в случае, если не установлена личность, не используется соответствующая форма или не переведены деньги. Могут ли нотариус или реестр отклонить уведомление? Могут. При каких условиях? Если не полностью заполнено уведомление, то есть имеются пропущенные поля. Или информация, которая туда внесена, очевидно недействительна. Бумажные формы отвергаются, соответственно, нотариусом, электронные - системой. Например, если в форме есть обязательное поле, которое надо было заполнить, а оно пустое, то форма отклоняется автоматически.

Я предлагаю опустить подробности и перейти непосредственно к информации, которая нужна в первоначальном уведомлении. Нужна информация о том, кто передает имущество в залог, - залогодателе, разделяемая на поля "Имя" и "Прочая информация". Потому что поиск будет происходить только по имени. И так же по имени будут индексироваться и искаться уведомления. Если у вас будет больше критериев для поиска, вы усложняете систему, увеличиваете риск ошибки, и поиск будет происходить долго. Что касается информации о залогодержателях и описания заложенных активов, описание должно быть точным или общим. Если в договоре о залоге содержится отсылка к конкретным 100 машинам, это описание должно быть воспроизведено и уведомлением. Если описание будет носить общий характер, скажем, "все оборудование в целом", то тогда должно быть описано все оборудование в целом. Формулировки должны совпадать в договоре и в уведомлении.

Я пропускаю вопрос о том, что делать, если имя залогодателя некорректно. Последствия ошибки в имени должны быть разными по сравнению с последствиями ошибок в других данных, но это мы попозже обсудим. Мы считаем, что только залогодержатель может вносить изменяющие или прекращающие уведомления. И информация должна точно совпадать. Он может указать в качестве залогодержателя себя, либо компанию, либо третье лицо, либо другую контору. Представитель там может выступать.

Если в уведомлении есть поле про залогодержателя и, допустим, этот залогодержатель - банк, он может решить, чтобы там было его имя, или что там будет имя его представителя, но без указания даже о том, что это его представитель. Может быть, что это будет какая-то юридическая фирма или еще какое-либо лицо, но в любом случае оно должно быть внесено в поле для кредиторов. Для того чтобы вносить изменяющие или прекращающие уведомления, они должны иметь доступ к реестру, коды и пароли. Если они имеют доступ, предполагается, что они уже являются обеспеченными кредиторами, то есть залогодержателями. И для внесения изменений все, что им нужно, - это номер первоначального уведомления, который открывает сразу все дерево уведомлений, и ту новую информацию, которая вносится: новое имя, новые активы и так далее. Также мы рекомендуем объединить систему для возможности глобального изменения, когда один и тот же залогодержатель дает одно уведомление об изменении, например, своих данных, которые затрагивают все уведомления, в которых он является залогодержателем. Что нужно залогодержателю, чтобы отменить залог? Только коды доступа и регистрационный номер того уведомления, которое аннулируется.

И несколько завершающих моментов. Очень важно для системы определить иные критерии поиска. В форме поиска должно быть указано, какие именно поля нужно заполнить, чтобы что-то исправить. В рекомендации должно быть имя залогодателя или регистрационный номер, но не оба сразу, или имя залогодержателя, или регистрационный номер записи. Результаты могут быть либо в платной бумажной форме, либо в электронной форме, которая будет практически мгновенно готова. Информация формируется по имени залогодателя по результатам поиска.

Еще один вопрос, который требуется решить, - должна ли система производить поиск точно по точному совпадению или может быть близкое совпадение.

Одно из главных условий нормального функционирования всей этой системы в том, что плата за регистрацию должна быть строго по принципу возмещения расходов. Предположим, мне нужно 500 тысяч долларов на создание системы. И, допустим, на функционирование системы - 200 тысяч долларов в год, на 5 лет это будет 1 миллион. Таким образом, чтобы за 5 лет окупить полтора миллиона расходов, я устанавливаю соответствующую плату, исходя из предполагаемого числа уведомлений. Почему так? Потому что вы хотите поощрить стороны активно использовать эту систему. Если это сложно или дорого, или бюрократически утяжелено, это не будет использоваться. Так что неважно, какие у вас будут ставки платы, вы их на практике не будете получать. И международная практика состоит в том, что небольшая ставка платы за внесение поощряет людей вносить больше залогов, это, в свою очередь, приводит к увеличению поступлений. Что приобретает государство? Больше операций, больше зарегистрированных, более прозрачная система, больше выдается кредитов, в итоге вся экономика получает плюс. Системный реестр существует не для того, чтобы облагать налогом, а для того, чтобы поощрять экономическую активность, улучшать инвестиционный климат.

Я понимаю, что после нашей встречи в конце прошлого года с Константином Анатольевичем и Ильей Владимировичем было подготовлено некоторое количество поправок, которые в значительной мере воплощают наши рекомендации. В международном контексте стандарты, которые мы устанавливаем, нужны России. Некоторые предложения, которые можно было бы внести, можем обсудить сейчас. Я не хочу производить впечатление беспрекословного учителя. Безусловно, это должно быть ваше решение. Я здесь в роли советника, чтобы сделать несколько предложений, которые необходимо обсуждать.

Одно из предложений, которое, может быть, в будущем будет реализовано, - по возможности интегрировать все положения, касающиеся залогов и залоговых обременений в одном законе. Это упростит самостоятельный поиск решений проблем, сделает поиск более прозрачным, очевидным. Когда это сделано или планируется в будущем, нужно подготовить подзаконный акт, который регулирует деятельность самого реестра. Это не должно быть сложно, у вас есть рекомендации нашей комиссии, мы можем вам поспособствовать получению рекомендаций других стран.

Я бы хотел перейти к некоторым более конкретным предложениям. Касательно поправок. Не могу дать все так подробно, поскольку текст достаточно большой. Но выскажу несколько замечаний.

Регистрационная плата должна быть однозначно определена в законе. Если речь идет о выдаче свидетельства о регистрации уведомления и если оно в бумажной форме, то оно должно стоить одни деньги, а в электронной форме - другие или, может быть, в электронной форме быть бесплатным. Не понимаю, почему под выдачей свидетельства понимается все действие по регистрации уведомления, а не только сама по себе выдача.

По поводу регистрации возражения залогодателя против записи в реестре о залоге движимого имущества. Означает ли это, что залогодатель может за 100 рублей эти возражения подать? Какая цель? И какой эффект это оказывает на регистрацию?

Радченко И. В.:

- Если хотите, я вам готов ответить. Залогодатель может использовать это для того, чтобы обжаловать недостоверную регистрацию. Вот почему этот пункт существует. То есть наш гость говорит, что, поскольку регистрация сама по себе не создает залога, обжалование не нужно. Сама регистрация никак не может повредить залогодателю. Но в то же время он сам говорил про гражданскую и уголовную ответственность за недостоверную регистрацию. С его точки зрения, обжалование административное должно проводиться через реестр, то есть залогодатель идет в реестр и там подает заявление. И зачем нужно регистрировать возражение, когда можно в течение часов или дней просто очистить реестр от недостоверной записи? Но как понять, что она недостоверна? Кто должен принимать решение, при том что никто не видел основного обязательства?

Базинас С.:

Зачем в реестре подтверждать согласие залогодателя на внесение уведомления? Если есть договор, то эффективно действует залог. Если договора нет, то и правил никаких нет. Зачем вообще добавлять лишнюю работу, все эти лишние затраты и лишние выплаты нотариусу. У вас все равно будет больше ответственности, и чем больше у вас будет ответственности, тем больше дополнительных плат. Возможны случаи, когда выписка выдается. Следует пересмотреть разницу между бумажной и электронной выпиской, электронная даже может быть бесплатной. Главная задача, которая стоит перед вами, нотариусами - выработать рекомендации или предложить четкую, простую форму, которую легко заполнить, которая бы исключала вопросы. Четкая простая форма для уведомлений. Это зависит именно от вас, от ваших рекомендаций, вы должны продиктовать, что вы хотите, какую форму, подлежащую заполнению. Свою роль на этом собрании я вижу в том, чтобы высказать свои соображения, свои сомнения, предложения и вместе их обсудить здесь.

Радченко И. В.:

- Я отвечу на некоторые вопросы, которые возникли у Спиридона. Во-первых, зачем появились нормы о возражении залогодателя и проверке согласия залогодателя. Дело в том, что механизм административного обжалования недостоверных регистраций, о котором мы говорили, в наших условиях невозможно реализовать иначе как через нотариуса. Федеральная нотариальная палата - небольшая организация, которая имеет офис только в г. Москве. Таким образом, кроме как обратившись к нотариусу рядом с собой, практически невозможно было бы обжаловать внесение записей в реестр залога. В связи с этим мы видим возможность подачи формальной жалобы нотариусу, и в случае, если залогодержатель видит такую жалобу, он может подтвердить, что залог действительно был. Залогодержатель впоследствии может, увидев такую запись, прийти к нотариусу и подтвердить, что залог действительно существует. Если он этого не сделает в течение определенного срока, запись просто будет удалена. Таким образом мы уходим от судебного обжалования, потому что другого способа административного обжалования у нас нет.

Базинас С.:

- Я могу сказать, что может произойти по этому вопросу в развитии этой темы. Мы говорили о том, что произойдет в результате недобросовестной записи, ее очистки путем административным или судебным. И существует общее убеждение, мнение, которое, думаю, вы разделяете, что не дело нотариуса вмешиваться в решение этого вопроса. От нотариуса не требуется давать пояснения или объяснения по этому вопросу или даже выступать вроде арбитра. Ответственность, время и стоимость - вот что определяет нотариус. Нотариальная контора - место, где уведомление регистрируется. И соответствующие правовые последствия возникают в том случае, если эти регистрации связаны с реальными договорами залога.

Если у залогодателя спор с залогодержателем, чтобы получить преимущество, он идет к нотариусу и подает возражение. Тогда нотариус должен будет проверить все документы, и я упоминал, какие проблемы это может вызвать. Если же мы просто регистрируем такое возражение, без всякой проверки, могут возникнуть злоупотребления. Я предлагаю следующее: за любым дополнением реестра должен быть баланс интересов, должна быть какая-то цена. И в любом случае вы всегда должны взвешивать, что вы приобретаете, а что вы теряете от любого решения. Никакое решение не может быть совершенным. Так что решение должно быть принято такое, чтобы балансировало интересы в каждом случае.

Терентьев А. В.:

- Допустим, я увидел в реестре запись о залоге моего имущества, хотя никаких сделок не совершал, естественно, не заключал договора о залоге. Хочу продать, например, машину, а ее никто не покупает, потому что она обременена залогом. Что мне делать в этом случае?

Радченко И. В.:

- Это препятствие на получение на нее кредита или продажи.

Реплика из зала:

- В судебном порядке отсудить.

Базинас С.:

- Многое можно сделать. Нотариус не несет никакой ответственности, соответственно, никакой вины за существование такого случая. Значит, административное обжалование должно осуществляться не в реестр, а в вышестоящий орган. Надо посмотреть на ситуацию. Тот, кто совершил эту залоговую запись, от этого ничего не получил, он просто причинил кому-то вред. Этот человек за рамками этой схемы. Если в результате вы не можете продать машину и это ведет к ущербу, нужно обращаться к тому, кто внес эту запись. Если за этим стоит конкретное намерение какого-то лица, возникает уголовная ответственность за преднамеренный ущерб.

Радченко И. В.:

- Сколько таких фальшивых регистраций происходит в системах по всему миру?

Базинас С.:

- Очень мало.

Радченко И. В.:

- Это может быть циклическая ошибка.

Базинас С.:

- Если имеет место техническая ошибка, несет ответственность тот, кто совершил это действие. Есть два способа разрешить эту задачу. Если вы лично занимаетесь регистрацией, то тогда снимается ответственность со всех, включая регистрирующего нотариуса. Участвуя лично, вы снимаете ответственность со всех кроме себя. Тогда нотариус чувствует себя прекрасно. Он получает деньги, фактически не неся ответственности. Но если речь идет об электронной регистрации, то нужно предусмотреть, чтобы такая система действовала круглосуточно в течение всей недели, за исключением наступления форс-мажорных обстоятельств или в соответствии с каким-то определенным графиком обслуживания.

Другое дело с бумажными носителями. Нотариус, получивший бумажное уведомление, тоже человек. Он может допустить ошибку при перепечатывании данных в реестр в любом поле. Конечно, можно освободить нотариусов от ответственности. Это один из возможных вариантов, но это не очень хорошо для привлекательности системы. Другой вариант - гражданская ответственность, но до определенного размера. Чтобы это все обеспечить, нужно, естественно, включить в оплату за совершение нотариального действия страховую сумму на случай возможных последующих выплат. Третий вариант: есть стандартное правило ответственности нотариусов, и мы используем стандартные правила без дополнений. Это более рискованный вариант, но он тоже возможен. Вот почему я ранее говорил, что возможны разные решения одной проблемы, у каждого есть свои преимущества и недостатки, и вы должны соотносить это с особенностями своей собственной стратегии. Вот почему я говорю, что никто не может прийти и сказать вам: "Делайте то, что я вам советую делать". Но они могут проанализировать ситуацию, зная, как в мире решаются эти проблемы, дать вам какие-то возможные решения. А вы можете решить, какое из решений подойдет вашей ситуации.

Корсик К. А.:

- Спасибо. Я понимаю, вы закончили основную часть своего доклада? У нас есть около 10 минут, чтобы провести дискуссию, пожалуйста, вопросы к Спиридону.

Махноносов Э. В.:

- Хотелось бы уточнить насчет той информации, которая есть. Когда юрлицо просто наблюдает на сайте, оно платит деньги? Платит ли оно, когда получает в электронном виде через нотариуса или когда уже получает выписку? То есть все варианты: я просто зашел в Интернет, посмотрел, я получаю выписку в электронном виде, в бумажном?

И в каком объеме информация содержится в каждой выписке? Они все одинаковые? Или то, что у нотариуса, больше того, что представлено в Интернете?

Базинас С.:

- Я хочу показать вам формы уведомления, все это есть в моем документе. Вот как выглядит первоначальная форма. Нужно иметь четкое представление, как эта форма выглядит, это позволит вам говорить о различных деталях и сравнивать. К примеру, если предположить, что это электронная система, как только вы входите в систему, она даст вам информацию о дате и времени совершения регистрации. Если речь идет о бумажной регистрации, можно представить, что нотариус в течение одного часа получает до 20 уведомлений, тогда нотариус должен следовать порядку поступления этих запросов. Но это уже другая история, которую мы сегодня не обсуждали. Еще можно видеть номер первоначальной регистрации, тогда в ответе будет содержаться первоначальный запрос и все изменения или отмены, которые последовали. Значит, нотариус, как вы увидите из этого текста, не несет ответственности. Это лицо, совершающее регистрацию. Регистрант несет полную ответственность за информацию, которую он предоставляет, за точность и полноту.

Вот информация, которую должен предоставить залогодатель: как физическое лицо он должен предоставить фамилию, полное имя, отчество и так далее. Особо важная информация: он должен указать, является ли он физическим или юридическим лицом, а также все, что касается адреса проживания, почтового адреса и так далее. Полное описание активов. Условие описания активов определяется в соглашении о залоге, и нельзя допустить того, чтобы были какие-то разночтения между этими двумя блоками информации. Если Закон позволяет и стороны согласны, они должны сами определять срок действия уведомления. Если Законом предусмотрен один период, а стороны хотят, чтобы этот период был дольше, то они должны предусмотреть это в изменяющем уведомлении. Должен ли в уведомлении содержаться максимальный размер обеспечения? Нет. Но Законом может быть предусмотрено, что в уведомлении содержится максимальная сумма, на которую может быть обращено взыскание залога. Это означает, что и заем может быть ограничен этой суммой. Поэтому вопрос о том, стоит или нет вводить такие поля, решается в зависимости от того, хотите ли вы поощрять последующие залоги того же имущества тому или иному банку, или же вы хотите поощрять договоры типа кредитной линии, где нет заранее предсказанного размера займа, а заем может производиться дополнительно до тех пор пока не исчерпается вся стоимость имущества. Поскольку это политическое решение, здесь форма предлагается достаточно гибкая, чтобы вы сами решили, выбрать вам тот или иной вариант. И поле "Дополнительная информация" существует для того, чтобы на собственном опыте уже оценить, нужно ли еще что-то добавить в эту формулу.

Последний пункт предусматривает возможность указать, является ли данная регистрация переходящей либо из старого реестра, либо из какого-то другого реестра. Зачем это делается? Это делается для того, чтобы приоритет этого залога определялся не моментом регистрации данного уведомления, а моментом регистрации, допустим, предыдущего, в прошлом реестре. Это основано на соображении, что новый Закон не должен подрывать уже сложившиеся отношения между сторонами, поскольку любой бизнес будет этому противостоять. Он должен предусматривать плавное перемещение от старого нормативного регулирования к новому. Потребуется определенный набор правил переходного времени и обучение со стороны нотариальной палаты, чтобы научить людей пользоваться системой. Соответственно, должен присутствовать сложный и подробный обучающий процесс для всех, кто будет использовать эту систему каким-либо образом, в том числе нотариусов, юристов, судей и так далее. Если они не будут знать, как ей пользоваться, они не будут ей доверять.

Что касается изменяющего уведомления, то оно содержит регистрационные нормы, номер первоначального уведомления, а также ту информацию, которую вы хотите изменить. Что касается отменяющего уведомления, то, поскольку они уже имеют доступ к системе, коды, пароли, то есть личность устанавливать не надо, им достаточно указать только номер отменяемого уведомления и указание, что оно отменяется. Реестр должен содержать предупреждающее средство, которое будет сообщать при подаче такого отменяющего уведомления, что это последнее предупреждение: если вы произведете эту отмену, полностью потеряете права. К вопросу о заявлениях от залогодателей по поводу фиктивных записей о залоге есть возможность указать, что есть решение суда или административного органа, и прикрепить его к этому уведомлению. Также разработана форма для поиска, демонстрирующая, какие поля вы можете туда включать. И здесь, как вы видите, предусмотрен поиск либо по имени для физического или наименованию - для юридического, либо по регистрационному номеру. Форма результатов поиска, время, критерий поиска и результат: либо ничего не найдено, либо найдены те или иные уведомления. В случае, если отвергается требование о регистрации или о поиске, есть форма, разработанная для этого. Помимо времени действия она содержит основание, по которому произведен отказ. Некоторые думают, что формы не так важны. На самом деле они очень важны. Все те вопросы, которые в законе или подзаконном акте не отражены, должны найти свое отражение, например, в формах. Я считаю, что этот вопрос очень важен, поэтому должен быть рассмотрен подробно и полностью.

Махноносов Э. В.:

- Можно как-то получить эти формы?

Базинас С.:

- На сайте скоро станет доступна русская версия, английская же, вероятнее всего, доступна уже сейчас.

Корсик К. А.:

- Коллеги, есть ли еще вопросы?

Головатюк О. В.:

- В каких странах работают подобные реестры?

Базинас С.:

- Первая страна, выполнившая все наши рекомендации, - Австралия. Затем были страны Латинской Америки: Мексика, Колумбия, Парагвай, Чили. Результаты нашей работы имеют большое влияние на законотворческую деятельность и в Европе, определяются общие позиции, в рамках которых уже проводится работа с учетом специфики той или иной страны.

Радченко И. В.:

- Правильно ли я понял, что существует правовой акт Европейского сообщества, который содержит данные рекомендации?

Базинас С.:

- Наши рекомендации оказывают большое влияние на Индию, Китай, используются международными организациями, такими, как Мировой банк и Международная финансовая корпорация. Я направлю вам информацию, касающуюся работы в 35 странах. 10 принципов, 10 программ, касающихся регистрации залогов движимого имущества. В отличие от недвижимости, где имеет большое значение проверка всего, для движимых активов, которые часто бывают очень небольшой стоимости, все проверять и контролировать было бы очень дорого, и приводило бы к неадекватным затратам времени и денег. В зависимости от того, какие последствия связывают с регистрацией, определяется, и какой реестр вы должны будете иметь, и за какие действия какую ответственность вы будете нести. Здесь правовые последствия включают в себя само создание права залога. Очевидно, что кто-то должен проверить документы и подтвердить, что договор действителен и соответствует закону. Если последствия ограничены, то работа реестра также должна быть ограничена. Следует четко разделять регистрацию уведомлений и регистрацию документов, предшествующих залогу. Регистрация ипотеки очень существенно отличается от регистрации залога движимого имущества. Единственный случай, когда имеется сходное регулирование того и другого, - это приложение к Кейптаунской конвенции по поводу оборудования самолетов. Но даже в этом тексте используется именно регистрация уведомлений, а не регистрация документов. Я отправлю вам этот документ, но сейчас нужно затронуть некоторые вопросы, связанные с этим. Бессмысленно в наше время не иметь электронной базы данных, даже если у вас сами уведомления бумажные. То же касается онлайн-системы для регистрации, изменения, прекращения, обновления или поиска. Мы не против того, чтобы уведомление, которое вы приносите нотариусу, было бумажным. Но у вас также должна быть возможность и электронного внесения уведомлений. Что касается индексирования и поиска, то здесь рассматривается возможность их проведения по залогодателю, по номеру регистрации.

Здесь возникает серийный номер имущества, если у него такой серийный номер есть. Мы не рекомендуем использование серийного номера, потому что такой поиск вынужден будет ограничиваться только тем имуществом, которое этот серийный номер имеет, для которого существует вторичный рынок, где одно и то же имущество может для разных сделок использоваться неоднократно. Вы можете закладывать какое-либо имущество наподобие компьютеров, у которых есть номера, но их может быть огромное количество. Если, например, закладывается 10 тысяч компьютерных деталей, это несерьезно и говорит о том, что нужно так каждый номер перечислить, потому что это будет нарушать собственно цель существования этого реестра. У вас остаются различного рода транспортные средства и прочие активы высокой стоимости, это также создает определенное количество проблем. Вам нужно работать со следующими вопросами: если упомянуто имя залогодателя и серийный номер, то есть поиск проводится по обоим показателям, и ошибка в них может сделать недействительным все уведомление. Чем больше у вас есть критериев для поиска уведомлений, тем больше вероятность, что уведомление в результате будет недействительным из-за ошибки в одном из них. Вы должны будете разобраться с вопросом, что же делать в том случае, если, допустим, имя правильное, а номер неправильный, или наоборот, как вы будете работать с этим. Конечно же, если вы хотите серийный номер ввести в качестве фиксирующего признака, вам нужно, собственно, ввести этот индекс. Это усложняет систему. Вам нужен не только индекс имен, но и индекс серийных номеров. Мы отказались от этого в своих рекомендациях, потому что, хотя для отдельных стран это может быть интересным, в целом нужно будет решать определенные проблемы. Поэтому они решили, что достаточно упомянуть это в комментариях.

Редакция журнала выражает благодарность за помощь в подготовке данного материала Советнику Президента МГНП по внешним связям и работе с прессой Т. В. Святкиной.

------------------------------------------------------------------

Название документа