О функции адвоката — представителя свидетеля в досудебном производстве

(Шейфер С. А., Сапов Е. Ю.) («Адвокатская практика», 2013, N 5) Текст документа

О ФУНКЦИИ АДВОКАТА — ПРЕДСТАВИТЕЛЯ СВИДЕТЕЛЯ В ДОСУДЕБНОМ ПРОИЗВОДСТВЕ <*>

С. А. ШЕЙФЕР, Е. Ю. САПОВ

——————————— <*> Shejfer S. A., Sapov E. Yu. On function of an advocate — representative of a witness in pre-judicial proceeding.

Шейфер Семен Абрамович, профессор кафедры уголовного процесса и криминалистики Самарского государственного университета, доктор юридических наук, заслуженный юрист РФ.

Сапов Евгений Юрьевич, коллегия адвокатов «LEX», г. Самара, кандидат юридических наук.

В исследованиях, посвященных роли адвоката свидетеля, обычно отмечается, что его функция состоит в способствовании созданию условий для того, чтобы свидетель мог правильно выполнить свою обязанность, т. е. дать правдивые показания. Однако жизнь показывает, что органы расследования вопреки закону сохраняют за свидетелем его статус, в то время как он фактически является подозреваемым или потерпевшим. В такой ситуации адвокат свидетеля существенно корректирует свою функцию, либо противодействуя скрытому уголовному преследованию, либо добиваясь признания свидетеля потерпевшим, каким он в действительности и является.

Ключевые слова: свидетель, адвокат, изменение функций адвоката свидетеля, признание потерпевшим.

Different researchers describe the function of witness’ advocate as creating of conditions for witness, who fulfills his duty to testify. But there are different common mistakes during preliminary investigation, when witness gets irrelevant procedural state. According to these situations witness’ advocate has to change his procedural function. Witness’ advocate could realize his function as a counsel of the defense or try to recognize a witness as a victim.

Key words: witness, advocate, change of functions of witness’ advocate, recognition of victim.

Принятый в 2001 г. УПК РФ наделил свидетеля правом пользоваться помощью адвоката при даче показаний на допросе и очной ставке. Однако требует уточнения, какую функцию при этом выполняет адвокат. Иногда роль адвоката видят в юридическом сопровождении свидетеля, т. е. в разъяснении его прав, что само по себе не раскрывает содержание его деятельности, хотя он, как и любой другой участник процесса, не может не осуществлять какой-либо процессуальной функции. Представляется, что для определения функции этого участника следует исходить из законных интересов свидетеля, которые, вопреки распространенному в научной литературе мнению, присущи свидетелю, как и любому другому участнику процесса <1>. Следует также отметить, что законодатель признает наличие у свидетеля подобных интересов, наделяя его соответствующими правами для их реализации. ——————————— <1> Одними из первых на наличие у свидетеля законных интересов указали Э. Ф. Куцова, П. А. Лупинская, М. П. Евтеев (см.: Права и интересы свидетеля // Социалистическая законность. 1974. N 1. С. 38 — 43).

Исходя из признанного в теории процесса представления о том, что законный интерес личности обусловлен ее потребностями <2>, можно выделить ряд устремлений свидетеля к удовлетворению своих потребностей, посредством которых свидетель и реализует свой законный интерес. В самом общем виде законный интерес свидетеля состоит в том, чтобы свободно и объективно изложить имеющиеся у него сведения, не испытывая никакого принуждения и угроз, как ему самому, так и его близким. К числу таких устремлений правомерно отнести: ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Учебник Н. И. Матузова, А. В. Малько «Теория государства и права» включен в информационный банк согласно публикации — Юристъ, 2004. —————————————————————— <2> См.: Матузов Н. И., Малько А. В. Теория государства и права. М.: Юристъ, 2009. С. 410; Кудрявцев В. Н. Криминологическое значение потребностей // Советское государство и право. 1973. N 7. С. 84 — 85; и др.

1. Заинтересованность свидетеля в возможности объективно, свободно от постороннего давления выполнить свою главную обязанность — правдиво сообщить органу расследования или суду имеющиеся у него сведения об обстоятельствах дела. Этот интерес свидетеля обеспечивается созданием надлежащей обстановки следственного действия, связанного с получением от него информации, а именно соблюдения надлежащей процедуры, запретом применения насилия, угроз и иных незаконных мер (ч. 4 ст. 164 УПК), постановки наводящих вопросов (ч. 2 ст. 189 УПК), обязанности органа расследования и суда объективно запротоколировать содержание сообщенной свидетелем информации (ст. ст. 166, 190 УПК). Важной гарантией проявления этого законного интереса свидетеля выступает возможность принесения свидетелем замечаний на протокол следственного действия (ч. 6 ст. 166 УПК), а также право заявлять ходатайства и приносить жалобы на действия и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда (п. 5 ч. 4 ст. 56 УПК РФ). 2. Заинтересованность свидетеля в том, чтобы подтвердить верность сообщенных им сведений, т. е. не быть обвиненным в даче заведомо ложных показаний. Это стремление свидетеля может быть реализовано путем заявления им и его адвокатом различных ходатайств, например, о проведении очной ставки (п. 5 ч. 4 ст. 56 УПК). 3. Заинтересованность в обеспечении как собственной безопасности, так и безопасности близких ему людей. Данное проявление интереса может быть реализовано свидетелем заявлением ходатайства о применении мер безопасности (п. 7 ч. 4 ст. 56 УПК РФ). 4. Заинтересованность в освобождении от обязанности самоизобличения и изобличения близких ему лиц. Этот интерес свидетеля защищается его правом отказаться от дачи показаний против себя и своих близких (п. 1 ч. 4 ст. 56 УПК РФ). Рассмотренные выше устремления свидетеля к достижению законных интересов являются типичными для свидетеля и не противоречат его общей функции — содействия в осуществлении правосудия. Исходя из этого, подчеркнем, что роль адвоката свидетеля нельзя сводить к оказанию помощи следователю или судье. Следует признать, что адвокат — представитель свидетеля, реализуя функцию содействия правосудию, осуществляет действия, имеющие различные направления. Таковы: 1) консультативная деятельность, т. е. разъяснение свидетелю его прав и обязанностей как участника процесса; 2) охранительная деятельность, т. е. противодействие неправомерному поведению других участников процесса, ущемляющих права и законные интересы свидетеля; 3) помощь в реализации прав и законных интересов свидетеля, путем заявления ходатайств перед следователем, представлением документов и т. п. Однако особо важно подчеркнуть, что у свидетеля могут возникнуть еще и специфические интересы, также нуждающиеся в защите. Практика показывает, что нередки ситуации, когда в результате неправомерных действий органов расследования, лицо, пребывая в статусе свидетеля, становится объектом скрытого уголовного преследования, ставящего его фактически в положение заподозренного лица. В такой ситуации у адвоката возникает необходимость противодействовать скрытому уголовному преследованию, как нарушающему законный интерес свидетеля. Можно утверждать, что в этой ситуации адвокат начинает осуществлять функцию, близкую к функции защиты. В противном случае свидетель остается беззащитным перед лицом скрытого уголовного преследования. В подобной ситуации возникает своеобразный парадокс: лицо, не будучи в установленном законом порядке признано подозреваемым или обвиняемым и формально не отнесенное к стороне защиты, руководствуясь своими естественными потребностями, фактически стремится опровергнуть возникшее в отношении его подозрение, причем любая защитительная деятельность осуществляется им, как об этом свидетельствует практика, вплоть до момента привлечения заподозренного лица в качестве подозреваемого или обвиняемого (в последнем случае это обычно делается в конце расследования). Это означает, что свидетель формально не обладает правом на защиту, так как еще не обрел статус подозреваемого (обвиняемого). Отметим также, что органы расследования нередко сознательно стремятся оставить такое лицо в качестве свидетеля с целью «укрепления доказательственной базы» обвинения. Логично предположить, что в подобной ситуации адвокат как представитель свидетеля, чтобы не оставить его беззащитным перед фактически ведущимся против него уголовным преследованием, вынужден опровергать существующее в отношении представляемого им лица подозрение, т. е. выполнять деятельность, близкую к функции защиты. Однако встречаются и ситуации, когда адвокат свидетеля вынужден брать на себя осуществление функции, противоположной защите. Такое положение складывается тогда, когда свидетелем признано лицо, которому преступлением причинен физический, моральный или имущественный вред, однако он потерпевшим не признается, а допрашивается в качестве свидетеля, причем этот статус, как показывает практика, может сохраняться вплоть до окончания предварительного следствия либо вообще оставаться без изменения на этом этапе процесса. В этой ситуации лицо также будет преследовать интерес, несвойственный процессуальному положению свидетеля. Наряду со стремлением к объективному сообщению искомой информации, свидетель будет стремиться обосновать факт причинения ему вреда, т. е. в конечном счете обрести статус потерпевшего, т. е. обосновывать виновность обвиняемого в причинении ему вреда. Законный интерес свидетеля будет состоять в стремлении восстановить и защитить права и интересы, нарушенные преступлением. Соответственно, в этой ситуации и свидетель, и его адвокат будут выполнять деятельность, близкую к функции обвинения. Проиллюстрируем приведенные выше рассуждения практическим примером. Полиция общественной безопасности Кировского района г. Самара, расследуя уголовное дело, возбужденное в связи с хранением и приобретением огнестрельного оружия (ч. 1 ст. 222 УК РФ), допросила в качестве свидетеля гражданку Б., которая показала, что неожиданно для себя обнаружила в своем автомобиле пистолет Макарова, по-видимому, подброшенный ей недоброжелателями. Конкретизируя эти показания, Б. пояснила, что это мог сделать К., знакомый ее бывшего супруга, для оказания на него давления, в связи с рассмотрением в суде гражданско-правового спора между ними. После допроса Б. и К. в качестве свидетелей дознавателем между ними была проведена очная ставка. Примечателен характер вопросов, которые задавались при ее проведении данными лицами и их адвокатами: имели место явно различные цели. По своей сути, вопросы К. и его адвоката были направлены на доказывание собственной непричастности к преступлению. В то же время вопросы Б. и ее адвоката задавались с целью изобличения ложности сведений, сообщенных К., как лицом, заподозренным в незаконном хранении оружия. Как видно, в этой ситуации оба свидетеля осуществляли противоположные функции: один (свидетель Б.) — функцию обвинения, второй (свидетель К.) — функцию защиты. Очевидно, что оба эти свидетеля выполняли иные, нежели изначально установленные для обычных свидетелей, функции. Обобщая все вышеперечисленное, можно сделать следующий вывод. Деятельность адвоката-представителя свидетеля обусловлена интересами, которые преследует его доверитель, и направлена на их защиту. Адвокат свидетеля, участвуя в уголовном судопроизводстве, реализует ту же функцию, что и его доверитель (содействие осуществлению правосудия), и при этом осуществляет следующие виды деятельности: 1) консультативную, т. е. разъяснение свидетелю его прав и обязанностей; 2) охранительную, т. е. защиту прав и законных интересов свидетеля от нарушений; 3) помощь в реализации прав и законных интересов свидетеля. Но помимо этих традиционных для адвоката свидетеля направлений его деятельности, он в определенной степени бывает вынужден брать на себя осуществление либо функции защиты, либо функции обвинения.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *