Правовые аспекты механизма электронного взаимодействия в законодательстве об электронной подписи

(Кирилловых А. А.) ("Адвокат", 2011, N 11) Текст документа

ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ МЕХАНИЗМА ЭЛЕКТРОННОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ ОБ ЭЛЕКТРОННОЙ ПОДПИСИ

А. А. КИРИЛЛОВЫХ

Кирилловых Андрей Александрович, юрисконсульт Вятской государственной сельскохозяйственной академии, преподаватель Санкт-Петербургского института внешнеэкономических связей, экономики и права (Кировский филиал).

В представленной статье А. А. Кирилловых проводится анализ норм нового Федерального закона об электронной подписи. В контексте его положений раскрываются особенности и перспективы применения электронных подписей, а также регулирования отношений участников электронного взаимодействия в рамках хозяйственной деятельности и оказания государственных (муниципальных) услуг.

Ключевые слова: электронный документооборот, электронная подпись, удостоверяющий центр.

Legal aspects of the mechanism of electronic interaction in the legislation about electronic signature A. A. Kirillovykh

In presented article legal adviser of Vyatka State Agricultural Academy, lecturer of the Saint-Petersburg Institute of International Economic Relations, Economics and Law (Kirov Branch) A. A. Kirillovykh analyzes norms of the new Federal law about electronic signature. In a context of its positions, peculiarities and prospects of application of electronic signatures are described, and also regulation of relations of participants of electronic interaction within the limits of economic activity and rendering of the state (municipal) services.

Key words: electronic document circidation; electronic signature; the certifying center.

Развитие информационной сферы в контексте норм права

Информационный потенциал, отвечающий самым строгим меркам научно-технического прогресса, является основой для построения правового государства, экономического роста, создания системы эффективного управления в различных сферах общественной жизни. Государственная, общественная и хозяйственная деятельность все чаще сталкиваются с увеличением информационного потока, который традиционно предстает в бумажном виде как при обращении граждан в органы власти, так и в рамках экономической деятельности хозяйствующих субъектов. Такая практика приводит к большим затратам времени и создает значительные неудобства для населения. Проблемой является также неконтролируемый рост объема информации о гражданах, организациях и объектах хозяйственного оборота, содержащейся в государственных информационных системах. При этом не обеспечены надлежащим образом или вообще отсутствуют эффективные механизма контроля использования информации, что также создает угрозу нарушения прав граждан. Расширение границ информационной деятельности, развитие информационных технологий в рамках информационного права определяют потребность в наличии специального законодательства, призванного регулировать отдельные механизмы упорядочения информационного потока. Решению обозначенных проблем может способствовать дальнейшее развитие нормативной основы электронной формы взаимодействия в различных сферах общественной жизни в контексте информационного пространства. Следует отметить, что информационное пространство и его правовое регулирование активно формируется не только на территории России, но и в сопредельных странах. В настоящее время в ряде государств - участников Содружества Независимых Государств действуют законы об электронном документе - в Республике Армения, Республике Беларусь, Кыргызской Республике, Республике Молдова, Республике Узбекистан, Азербайджанской Республике, Республике Казахстан и др. Базой для развития российского законодательства об электронном документообороте и электронных подписях в отдельных сферах деятельности составляет целый ряд международных правовых актов, направленных в первую очередь на развитие внешнеэкономических связей. К ним, в частности, можно отнести Директиву "Об обработке персональных данных и защите частных интересов в области телекоммуникации", Директиву "О ряде правовых аспектов электронной коммерции на внутреннем рынке", которые составляют основу европейской законодательной базы в области Интернета с позиций обмена информацией и электронной коммерции. В эту же группу можно включить Унифицированные правила поведения для обмена торговыми данными по телесвязи (ЮНСИД/UN CID), принятые в Париже 22 сентября 1987 г. на 51-й сессии Исполнительного совета МТП (публикация МТП N 452). В апреле 1988 г. ЕЭК приняла Правила ООН по международному компьютерному обмену для управления, коммерции и транспорта - United Nations Rules for Electronic Data Interchange for Administration, Commerce and Transport (UN/EDIFACT). Они определяются как "межкомпьютерная передача коммерческих или административных актов с использованием согласованной структуры банка данных по этим актам". В свою очередь, Типовой закон ЮНСИТРАЛ об электронной торговле, принятый 28 мая - 14 июня 1996 г. в Нью-Йорке, является своеобразным эталоном для национального законодательства различных стран. Определенное значение имеет Окинавская хартия глобального информационного общества, принятая на совещании стран "Восьмерки" 22 июля 2000 г. <1>, которая провозглашает принципы содействия развитию конкуренции в телекоммуникационной сфере, трансграничной электронной торговли в контексте ВТО, криптографии, электронной идентификации, механизма защиты частной жизни потребителя, электронной подписи <2>. -------------------------------- <1> Дипломатический вестник. 2000. N 8. <2> Долинская В. В. Информационные отношения в гражданском обороте // Законы России: опыт, анализ, практика. 2010. N 4. С. 3 - 14.

Завершающим документом в сфере международных торговых контрактов в рамках ЮНСИТРАЛ в 2005 г. является Нью-Йоркская конвенция ООН об использовании электронных сообщений в международных контрактах (Конвенция об электронных сообщениях). Следуя международным тенденциям регулирования информационного пространства, российская правовая система стремится воспринимать такую практику в нормах действующего законодательства. Первоначально на решение проблем электронного документооборота в России был направлен ряд нормативных актов, прежде всего Федеральный закон от 10 января 2002 г. N 1-ФЗ "Об электронной цифровой подписи" <3> (далее - Закон об ЭЦП), в котором была предпринята попытка отказаться от такого реквизита документа, как печать, с заменой его определенным видом подписи, приемлемой для данного носителя, в частности ЭЦП. -------------------------------- <3> СЗ РФ. 2002. N 2. Ст. 127.

Следует отметить, что Закон об ЭЦП стал отправной точкой для разработки и реализации долгосрочных программных инструментов в целях стимулирования развития всего высокотехнологического бизнеса в России, информатизации российского общества. В частности, Постановлением Правительства РФ от 28 января 2002 г. N 65 была утверждена Федеральная целевая программа "Электронная Россия (2002 - 2010 годы)" <4>, поставившая основной целью повысить эффективность взаимоотношений государства и общества, межведомственного взаимодействия, государственного управления в целом. -------------------------------- <4> СЗ РФ. 2002. N 5. Ст. 531.

Программой планировалось обеспечение комплексного внедрения системы электронной торговли в сфере поставок продукции для государственных нужд, стандартизированного документооборота и систем обеспечения информационной безопасности. Конечный итог реализации программных мероприятий - формирование единого информационного пространства. Целью направления "Переход на предоставление государственных услуг и исполнение государственных функций в электронном виде федеральными органами исполнительной власти" является реализация плана означенного перехода. В Концепции формирования в Российской Федерации электронного правительства до 2010 года обосновывалась необходимость оказания государственных услуг населению с использованием современных информационно-коммуникационных технологий, в том числе через создание специальных объектов - многофункциональных центров предоставления государственных и муниципальных услуг (далее - многофункциональные центры). Дальнейшее развитие подзаконной нормативной базы определило основные направления формирования электронно-информационной инфраструктуры деятельности государственных органов, а также субъектов хозяйственной деятельности. Особый упор сделан на функционирование системы электронного правительства. К 2010 г. был утвержден ряд нормативных документов, определивших направления развития Российской Федерации на среднесрочную и долгосрочную перспективу, в том числе в части распространения информационных и телекоммуникационных технологий. Среди основных документов можно назвать Стратегию развития информационного общества в Российской Федерации (утв. поручением Президента РФ от 7 февраля 2008 г. N Пр-212) <5>, Концепцию долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года (утв. Распоряжением Правительства РФ от 17 ноября 2008 г. N 1662-р) <6>; Основные направления деятельности Правительства Российской Федерации на период до 2012 года (утв. Распоряжением Правительства РФ от 17 ноября 2008 г. N 1663-р) <7>; План перехода на предоставление государственных услуг и исполнение государственных функций в электронном виде федеральными органами исполнительной власти (утв. Распоряжением Правительства Российской Федерации от 17 октября 2009 г. N 1555-р) <8>. Формирование в Российской Федерации электронного правительства является одной из приоритетных задач, поставленной в Концепции формирования в Российской Федерации электронного Правительства до 2010 года, одобренной Распоряжением Правительства РФ от 6 мая 2008 г. N 632-р <9>. В 2009 г. был принят план по реализации указанной Концепции. -------------------------------- <5> Российская газета. 2006. N 34. 16 февр. <6> СЗ РФ. 2008. N 47. Ст. 5489. <7> СЗ РФ. 2008. N 48. Ст. 5639. <8> СЗ РФ. 2009. N 43. Ст. 5155. <9> СЗ РФ. 2008. N 20. Ст. 2372.

Следует отметить активную практику реализации программных документов и на уровне отдельных территорий. Так, в соответствии с Федеральной целевой программой "Электронная Россия" субъектами РФ тоже были приняты соответствующие программы, например Городская целевая программа "Электронная Москва" была утверждена Законом г. Москвы от 9 июля 2003 г. N 47, а последняя редакция на 2009 - 2011 гг. - Постановлением правительства г. Москвы от 5 августа 2008 г. N 709-пп "О Городской целевой программе "Электронная Москва" (2009 - 2011 гг.)". Программа "Электронная Россия" завершила свое действие в 2010 г., однако работа в направлении формирования информационно-коммуникационной среды продолжается, свидетельством чему являются перспективы разработки и появления нормативных актов, долгосрочная целевая Программа "Информационное общество (2011 - 2018 годы)". В рамках обозначенной Программы должны быть определены мероприятия, направленные на продолжение формирования в Российской Федерации электронного правительства в 2011 - 2018 гг.

Практика электронного взаимодействия: проблемы и нормативные решения

Конституирующим актом, определяющим новый этап в обозначенной сфере общественных отношений, является Федеральный закон от 6 апреля 2011 г. N 63-ФЗ "Об электронной подписи" (далее также - Закон об ЭП), который существенным образом изменяет правовое регулирование отношений, связанных с подписанием электронных документов. Данный Закон пришел на смену указанному выше Закону об электронной цифровой подписи (ЭЦП). Новый нормативный акт - это важный шаг к безбумажному ведению дел, и наряду с традиционной подписью на бумаге всем юридическим и физическим лицам разрешается оформлять электронные подписи, предназначенные для использования в электронных документах. Закон носит характер общего нормативного акта в части правил использования электронной подписи по отношению к ряду иных нормативных документов, которыми регулируются отдельные виды отношений. В зависимости от специфики такие отношения являются предметом отдельных специальных законов (например, использование электронной подписи при подготовке и проведении выборов, совершении гражданско-правовых сделок, оказании государственных услуг, осуществлении банковских операций, ведении бухгалтерского учета и т. п.). Одной из причин изменения в правовом регулировании подписания электронных документов выступала ограниченная сфера применения электронных цифровых подписей. Закон об ЭЦП не позволял использовать в электронном документообороте иные технологии подтверждения аутентичности текста документа, кроме указанных в этом Законе. Использование иных аналогов собственноручной подписи, чем тех, применение которых регламентировано законами и иными нормативными правовыми актами, как отмечали отдельные специалисты, возможно только по соглашению сторон электронного документооборота. Причем такое соглашение может носить как частноправовой, так и публично-правовой характер, но требует закрепления конкретного способа аутентификации электронного сообщения (определения понятия аналога собственноручной подписи и способа проверки его подлинности) <10>. В связи с этим правомерно обсуждался вопрос о необходимости урегулировать порядок обеспечения юридической значимости электронных документов, в том числе являющихся результатом оказания государственных услуг физическим лицам с целью обеспечить возможность их дальнейшего использования в органах государственной власти и судебных органах <11>. -------------------------------- <10> Архипов С. П. Электронный документ как средство доказывания в гражданском и арбитражном судопроизводствах // Юрист. 2010. N 12. С. 41 - 47. <11> Семизорова Е. В. Актуальные вопросы правового регулирования обеспечения юридической значимости электронных документов // Российская юстиция. 2011. N 2. С. 44 - 47.

Более простые виды электронных подписей (не основанные на технологии асимметричного шифрования, как ЭЦП) никак не регулировались Законом об ЭЦП, что ставило их за рамки правового регулирования. В рамках хозяйственных связей такой очевидный правовой пробел на практике мог вызывать проблемы с оформлением соглашений сторон, и в первую очередь с доказательством совершения сделки. Правовой риск представляли последствия признания соглашения незаключенным. При этом главная проблема заключалась в том, что Закон об ЭЦП в принципе не позволял выдавать сертификаты ЭЦП юридическим лицам. Как правило, именно эти участники оборота чаще используют электронные документы. Закон об ЭЦП устраняет это ограничение, что должно способствовать более широкому распространению электронных подписей в России. Низкая эффективность действия законодательства об ЭЦП подтверждалась статистикой слабого распространения ЭЦП в российском деловом обороте, которая давалась на этапе рассмотрения проекта Закона в пояснительной записке. В частности, как указывают разработчики нового Закона, по состоянию на февраль 2007 г. в России было выдано около 200000 сертификатов ключа ЭЦП, что составляет лишь 0,2% населения страны. При этом отмечалось, что в Европе за аналогичный период от введения в действие Директивы ЕС от 13 декабря 1999 г. N 1999/93/ЕС "Об общих принципах электронных подписей" (DIRECTIVE 1999/93/EC OF THE EUROPEAN PARLIAMENT AND OF THE COUN CIL of 13 December 1999 on a Community framework for electronic signatures) (далее - Директива ЕС N 1999/93/ЕС) усиленные электронные подписи использовало около 70% населения. К недостаткам Закона об ЭЦП нужно отнести также отсутствие в его положениях основных принципов, реализуемых в иностранном законодательстве и международном праве при осуществлении правового регулирования электронных подписей (ЭП). Речь идет в первую очередь о таком принципе, как "технологическая нейтральность" законодательства, правовое признание различных видов электронной подписи, свободное использование средств ЭП, аккредитация удостоверяющих центров. По справедливому мнению Н. И. Соловяненко, правовое признание любых электронных аналогов собственноручной подписи и юридическая сила последних не ограничиваются в зависимости от применяемой технологии <12>. Кроме того, Закон об ЭЦП не согласован с иными законодательными актами Российской Федерации, в том числе о лицензировании отдельных видов деятельности и техническом регулировании, что значительно снижает эффект его регулирующего воздействия на общественные отношения в соответствующей сфере. -------------------------------- <12> Соловяненко Н. И. Правовое регулирование электронной торговли и электронной подписи (международный опыт и российская практика) // Хозяйство и право. 2003. N 2. С. 43.

В рамках общей характеристики Закона об электронной подписи необходимо обратить внимание на отдельные положительные моменты по сравнению с законодательством 2002 г. В частности, устранены отдельные пробелы и неточности Закона об ЭЦП. Например, требования к средствам электронной подписи приведены в соответствие с законодательством Российской Федерации о техническом регулировании. Законом определен перечень информации, подлежащей хранению в удостоверяющем центре, в том числе всех данных, позволяющих при необходимости осуществлять оперативно-розыскную деятельность. В качестве позитивных изменений нужно отметить процедурный характер закона и обеспечение его прямого действия, что достигается максимально возможным сокращением актов, направленных на реализацию механизма его действия. Отдельного внимания заслуживают порядок признания иностранных электронных подписей для каждого вида электронных подписей, что обеспечивает решение вопросов, связанных с оформлением внешнеторговых сделок и участием российских компаний в международной торговле. Между тем нельзя оставить без внимания несколько ограниченный, по сравнению с международными примерами, способ использования электронных подписей. В этом контексте следует также указать, что практика развитых стран по сравнению с российским законодательством более демократично подходит к решению вопросов форм электронных подписей. В частности, в США согласно Закону об электронных подписях в мировой и национальной торговле (Electronic Signatures in Global and National Commerce Act) электронной подписью является любой электронный звук, символ или процесс, прикрепленный либо логически связанный с договором либо иным документом и осуществленный либо примененный лицом с намерением подписать документ <13>. -------------------------------- <13> Electronic Signatures in Global and National Commerce Act, Sec. 7006, article (5) // URL: http://uscode. house. gov/download/pls/15C96.txt.

В связи с этим в рамках отдельных законодательных инициатив опыт иностранных государств предлагалось учесть в российском праве в одном из проектов Федерального закона "Об электронной подписи" (внесен депутатом Государственной Думы Федерального Собрания РФ IV созыва С. В. Житинкиным), который был отклонен Госдумой 16 октября 2007 г. Специалисты тем не менее рассматривают различные варианты электронных подписей, не сводя их только к графической имитации обычной рукописной подписи. Это может быть звук, символ или процесс. Они могут представлять собой, по мнению Н. А. Иванова, воспроизведение записи голоса, отправленного либо полученного через Интернет, сканирование сетчатки глаза, отпечаток пальца, который послан с помощью электроники, рукописную подпись, отсканированную графически, частный номер (типа PIN) или даже сообщение электронной почты, в котором человек напечатает его или ее имя <14>. В рамках дальнейших шагов в нужном направлении было бы полезно учесть подобные предложения в действиях по унификации подходов к развитию информационных систем в современном законодательстве. В одном "пакете" с Законом N 63-ФЗ Государственной Думой принят Федеральный закон от 6 апреля 2011 г. N 65-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "Об электронной подписи" <15>. Этим нормативным актом внесены изменения в Гражданский кодекс РФ 1994 г. <16>, Арбитражный процессуальный кодекс РФ 2002 г. <17>, Федеральный закон от 30 декабря 2004 г. N 218-ФЗ "О кредитных историях" <18>, Федеральный закон от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" <19> и иные законодательные акты. Изменения в перечисленных документах связаны с устранением технических противоречий в нормативных актах и приведением в соответствие их содержания с требованием нового Закона. В свою очередь, Федеральный закон от 27 июля 2010 г. N 210-ФЗ "Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг" <20> дополнен самостоятельными статьями 21.1 "Использование электронной подписи при оказании государственных и муниципальных услуг" и 21.2 "Правила использования простых электронных подписей при оказании государственных и муниципальных услуг", закрепляющими основы механизма применения электронных подписей в рамках использования информационно-телекоммуникационных технологий при предоставлении государственных и муниципальных услуг. -------------------------------- <14> Иванов Н. А. Об электронных документах и электронной цифровой подписи // Информационное право. 2006. N 3. <15> СЗ РФ. 2011. N 15. Ст. 2038. <16> СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3301. <17> СЗ РФ. 2002. N 30. Ст. 3012. <18> СЗ РФ. 2005. N 1 (ч. I). Ст. 44. <19> СЗ РФ. 2006. N 31. (ч. I). Ст. 3448. <20> СЗ РФ. 2010. N 31. Ст. 4179.

Развитие системы электронного взаимодействия предполагает применение электронной подписи на портале государственных услуг. Широкий спектр действия электронных подписей увеличит поток электронных документов в рамках налоговой отчетности, передачи обязательных документов в ПФР, Росстат и другие ведомства от юридических лиц. Механизм действия электронных подписей внедряется в Москве с мая 2011 г., а в течение 2011 г. его внедрение планируется еще в 80 регионах страны. Следует отметить, что в связи с принятием Закона N 63-ФЗ Закон об ЭЦП не утрачивает силу и перестает действовать с 1 июля 2012 г. При этом новый Закон подтверждает легитимность и действие сертификатов электронных цифровых подписей (далее - ЭЦП), выданных в соответствии с Законом об ЭЦП в период с 2002 по 2010 г. Следовательно, сертификаты ЭЦП, выданные в соответствии с этим нормативным актом, можно будет использовать и далее.

Сфера действия Закона об электронной подписи

Предмет законодательства об электронной подписи и сфера его действия являются основными индикаторами гармонизации норм российского права с соответствующими правовыми институтами западных стран в рамках информационного обмена. Попутно через восприятие иностранного опыта механизмов правового регулирования охватываются те области общественных отношений, которые ранее оставались без внимания со стороны законодателя. Так, сопоставляя предмет законодательства об ЭП и ЭЦП, нужно отметить значительный шаг вперед в решении этих вопросов. По сравнению с пунктом 2 ст. 1 Закона об ЭЦП, сфера действия нового Закона значительно расширена и позволяет использовать электронные подписи не только при совершении гражданско-правовых сделок, но и при оказании государственных и муниципальных услуг, а также при совершении иных юридически значимых действий (ст. 1 Закона об ЭП). Говоря о тенденции нормативного регулирования, необходимо остановиться на предыстории возникновения норм об электронных инструментах обеспечения документооборота. Первоначально возможность использования электронно-цифровой подписи <21>, закрепленная в ГК РФ, стала новацией в российском гражданском законодательстве, которое в то же время требовало определенного технического обеспечения для своего функционирования. Отправным элементом для использования ЭЦП явился пункт 2 ст. 160 ГК РФ, предусматривающий возможность наряду с факсимиле (клише) применять электронно-цифровую подпись при совершении сделки в письменной форме. Тем самым гражданское законодательство официально признало письменную форму сделки, если ее оформление произведено с помощью ЭЦП. -------------------------------- <21> Электронно-цифровая подпись представляет собой определенную последовательность машиночитаемых символов и является результатом действия компьютерной программы "генерации" цифровой подписи. См.: Мельников В. С. Сделки в электронных компьютерных сетях как предмет правового регулирования в Российской Федерации // Российский судья. 2010. N 11. С. 114.

Благодаря новым техническим решениям число сделок, осложненных иностранным элементом (трансграничные сделки), значительно возрастает. Их увеличение является прямым следствием активного использования компьютерных технологий, отражает общую тенденцию глобализации мировых хозяйственных рынков. Дальнейшее применение электронных подписей связано с развитием внешнеэкономических связей в рамках международного торгового сотрудничества, как между публично-правовыми, так и частными субъектами. При этом и практика международных товарных обменов, участники которых находятся в разных государствах, а также внутренние торговые связи подтверждают необходимость специального регулирования электронных сделок. Неслучайно сегодня в обиход проникает соответствующая этим процессам терминология. Все чаще употребляется понятие "электронная торговля". В литературе отмечается, что электронная торговля - это не новый вид договоров, а усовершенствованный способ оформления традиционных обязательств, таких как купля-продажа, возмездное оказание услуг, расчеты и др. <22>. -------------------------------- <22> Васильев С. В. Правовое регулирование электронной коммерции // Актуальные проблемы гражданского права: Сб. статей. Вып. 4 / Под ред. проф. М. И. Брагинского. М.: Норма, 2002. С. 307.

Основы регулирования электронного взаимодействия в хозяйственных отношениях экономических агентов может закреплять гражданское законодательство, а механизм совершения электронных контрактов требует специальных нормативных актов. В связи с этим отдельные специалисты убеждены, что основополагающим правовым актом в России должен стать Федеральный закон "Об электронной торговле" <23>, целью которого будет закрепление прав и обязанностей лиц, осуществляющих электронную торговлю; определение правил совершения сделок с использованием электронных документов, подписанных аналогами собственноручной подписи (электронной цифровой подписью), и т. д. -------------------------------- <23> См. Постановление ГД ФС РФ от 6 июня 2001 г. N 1582-III ГД "О проекте Федерального закона N 11081-3 "Об электронной торговле" // Ведомости ФС РФ. 2001. N 17. Ст. 988.

Электронная подпись в гражданском обороте

Закон N 63-ФЗ содержит определение понятия "электронная подпись". Прежде всего, электронная подпись представляет собой информацию в электронной форме. В соответствии с Законом об информационных технологиях информация - это сведения (сообщения, данные) независимо от формы их представления. Термин "информация" становится универсальным, он обозначает любые сведения о ком-либо или о чем-либо, получаемые из любого источника в любой форме: письменной, устной, визуальной и т. п. Информация присоединяется к другой электронной информации (информации в электронной форме), которая, как правило, представлена в виде электронного документа. Понятие "электронный документ" дано в нескольких нормативных актах. Согласно Закону об информационных технологиях под электронным документом понимается документированная информация, представленная в электронной форме, т. е. в виде, пригодном для восприятия человеком с использованием электронных вычислительных машин, а также для передачи по информационно-телекоммуникационным сетям или обработки в информационных системах (подп. 11.1 ст. 2). Примечательно, что специальное определение электронного документа в рамках электронного взаимодействия содержит Закон об ЭЦП: электронный документ - документ, в котором информация представлена в электронно-цифровой форме (ст. 3). Основной признак, присущий всем видам электронной подписи, - возможность использовать подпись для идентификации подписавшего информацию в электронной форме физического или юридического лица. В рамках обеспечения надлежащего функционирования гражданского оборота особое значение приобретают принципы использования электронной подписи. Отметим, что принципы как основополагающие идеи, которые пронизывают все нормы законодательства об электронной подписи, как юридико-технический прием впервые использованы законодателем в рассматриваемой сфере. Это можно расценивать в качестве позитивной тенденции правового регулирования, способствующей полноценному раскрытию замысла законодателя в процессе применения норм закона. Отметим, что законодательство об ЭЦП в своих нормах не содержало принципов деятельности участников электронного взаимодействия. Обобщая содержание предусмотренных законодательством принципов (ст. 4 Закона N 63-ФЗ), можно выделить: - во-первых, принцип свободы выбора электронной подписи, обеспечивающий в рамках использования электронной подписи свободу участников электронного документооборота в решении вопроса о выборе конкретного вида электронной подписи; - во-вторых, принцип сочетания различных технических средств в рамках информационного взаимодействия, допускающий органичное сочетание любых технических инструментов, позволяющих наиболее эффективно и доступно обеспечить в рамках закона использование предусмотренных видов подписей; - в-третьих, принцип презумпции действительности электронной подписи, закрепляющий легитимность (юридическую силу) электронных подписей, вне зависимости от условий их создания. Касаясь вопросов использования подписей, необходимо отметить, что Закон об ЭЦП не предусматривал какую-либо типологию электронных цифровых подписей, что существенно ограничивало свободу субъектов при выборе электронных средств оформления связей в информационном взаимодействии. В свою очередь, Закон N 63-ФЗ в целях наиболее гибкого решения вопросов обеспечения электронного документооборота в зависимости от субъектов и сферы применения регулирует применение двух видов подписей: - простой электронной подписи; - усиленной электронной подписи. Дополнительная градация в отношении усиленной электронной подписи разделяет ее на неквалифицированную электронную подпись и квалифицированную электронную подпись. Указанные виды идентификации участника правоотношений в сфере электронного документооборота отличаются по надежности и сложности получения. Разработчики нового Закона, заимствовали установленные в нем виды электронных подписей из Директивы ЕС N 1999/93/ЕС (ст. 2), которая таким же образом предусматривает разделение электронной подписи на простой и усиленный варианты. На территории России указанная Директива не действует. Следует учесть, что изначально, на этапе разработки Закона предлагалась иная видовая типология и предусматривались простая, усиленная и квалифицированная электронные подписи. В и тоговом варианте квалифицированная электронная подпись стала подвидом усиленной подписи наряду с неквалифицированной подписью. Особого внимания заслуживают вопросы легитимации владения электронной подписью. Речь идет, в частности, о владельце сертификата ключа электронной подписи. Владельцем сертификата согласно предложенному Законом N 63-ФЗ определению является лицо, которому выдан соответствующий сертификат. Исходя из расширения сферы применения электронных подписей, значительно увеличен субъектный состав лиц, которые могут выступать в качестве их владельцев. Закон допускает получение электронной подписи, в частности, юридическими лицами или государственными органами, что не допускалось Законом об ЭЦП. В пункте 11 ст. 2 Закона N 63-ФЗ установлено, что участниками электронного взаимодействия могут быть, помимо прочих, и организации, т. е. юридические лица. Следовательно, юридические лица могут являться полноправными владельцами электронных подписей. Надо сказать, что понятие "организация" охватывает как юридическое лицо, так и государственный орган. В связи с этим интерес представляет соотношение управомоченного субъекта, поскольку согласно пункту 1 ст. 53 ГК РФ юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы. В рамках организационной структуры юридического лица его правоспособность персонифицируют физические лица (например, учредители или работники). В данном случае необходимо признать статус владельца за юридическим лицом. Оно выступает владельцем соответствующего сертификата, а физическое лицо действует от его имени на основании учредительных документов или доверенности. Что касается ограничений использования (применения) электронной подписи при сопоставлении юридической силы электронного и бумажного варианта, то примером исключительности требований к составлению документа на бумажном носителе является Федеральный закон от 11 марта 1997 г. N 48-ФЗ "О переводном и простом векселе" <24>. Согласно статье 4 указанного Закона переводной или простой вексель должен быть составлен только на бумаге (бумажном носителе). Пленум Верховного Суда РФ и Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ в совместном Постановлении N 33/14 от 4 декабря 2000 г. <25> высказались по поводу возможности использования электронных подписей отрицательно. Как отметили Суды, нормы вексельного права не могут применяться к обязательствам, оформленным на электронных и магнитных носителях. Мнение Судов, по всей видимости, основывается на нормах действующего законодательства, определяющего вексель как документарную ценную бумагу, причем строго формальную <26>. -------------------------------- <24> СЗ РФ. 1997. N 11. Ст. 1238. <25> Вестник ВАС РФ. 2001. N 2. <26> Обращение векселя, как и его исполнение, невозможно без наличия документа в письменной форме и его непосредственного предъявления.

В отношении же простой и неквалифицированной электронных подписей установлена обратная презумпция. Электронные документы, подписанные такими видами электронных подписей, признаются равнозначными подписанным вручную документам на бумажном носителе только тогда, когда это указано в Федеральном законе или принимаемом в соответствии с ним нормативном акте либо установлено соглашением сторон. Электронные документы, подписанные простой или неквалифицированной электронной подписью, признаются равнозначными подписанным бумажным документам в случаях, установленных федеральными законами, принимаемыми в соответствии с ними нормативными правовыми актами или соглашением между участниками электронного взаимодействия. Причем, если документ должен быть заверен печатью, электронный документ, подписанный усиленной электронной подписью, признается равнозначным документу на бумажном носителе, подписанному собственноручно и заверенному печатью.

Правовой статус удостоверяющего центра

В соответствии с Законом N 63-ФЗ удостоверяющий центр - это юридическое лицо или индивидуальный предприниматель. Признаки юридического лица установлены в гражданском законодательстве. Юридическим лицом признается организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде. Юридические лица должны иметь самостоятельный баланс и (или) смету (п. 1 ст. 48 ГК РФ). Как известно, согласно статье 50 ГК РФ юридическими лицами могут быть организации, преследующие извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности (коммерческие организации) либо не имеющие извлечение прибыли в качестве такой цели и не распределяющие полученную прибыль между участниками (некоммерческие организации). По смыслу предлагаемого Законом N 63-ФЗ определения, функции удостоверяющего центра могут осуществлять коммерческие организации. Надо сказать, что юридические лица, являющиеся коммерческими организациями, могут создаваться в форме хозяйственных товариществ и обществ, производственных кооперативов, государственных и муниципальных унитарных предприятий. Для осуществления индивидуальной предпринимательской деятельности не требуется создания юридического лица. Гражданин вправе приобрести статус индивидуального предпринимателя и заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица с момента государственной регистрации (ст. 23 ГК РФ). Как следует из содержания определения, приведенного в Законе N 63-ФЗ, из числа субъектов, которые вправе выступать в качестве удостоверяющих центров, исключены органы государственной власти и местного самоуправления. Представляется, что юридические лица, созданные публично-правовыми образованиями, также не вправе осуществлять функции удостоверяющего центра. По крайней мере их участие в подобной сфере услуг представляется малоцелесообразным, поскольку ведет к смешению публичных и управленческих функций. Основная функция удостоверяющего центра - создание и выдача сертификатов ключей проверки электронных подписей. Иные функции удостоверяющего центра определены в статье 13 Закона N 63-ФЗ. К ним, в частности, отнесены установление сроков действия сертификатов ключей проверки электронных подписей, аннулирование выданных сертификатов ключей проверки электронных подписей, проверка уникальности ключей проверки электронных подписей в реестре сертификатов и т. п. Удостоверяющий центр, который выдает сертификат ключа квалифицированной электронной подписи, должен иметь аккредитацию. Общее определение понятия "аккредитация" дано в Законе о техническом регулировании: под аккредитацией понимается официальное признание органом по аккредитации компетентности физического или юридического лица выполнять работы в определенной области оценки соответствия (ст. 2 Закона). Цели аккредитации определяются также Законом о техническом регулировании. Аккредитация органов по сертификации и испытательных лабораторий (центров) осуществляется с целью подтвердить компетентность органов по сертификации; обеспечить доверие изготовителей, продавцов и приобретателей к деятельности органов; создать условия для признания результатов деятельности органов по сертификации. Факт аккредитации подтверждается аттестатом - документом, удостоверяющим аккредитацию юридического лица или индивидуального предпринимателя в качестве органа по сертификации и испытательной лаборатории (центра) в определенной области аккредитации <27>. -------------------------------- <27> См.: Постановление Правительства РФ от 24 февраля 2009 г. N 163 "Об аккредитации органов по сертификации и испытательных лабораторий (центров), выполняющих работы по подтверждению соответствия" // СЗ РФ. 2009. N 10. Ст. 1221.

Аккредитация осуществляется уполномоченным федеральным органом в отношении российских или иностранных юридических лиц. Надо сказать, что аккредитация рассматривается как добровольная процедура. Поэтому инициатором ее проведения выступает удостоверяющий центр путем подачи заявления в статус индивидуального предпринимателя уполномоченный орган. В заявлении должен быть указан срок, на который испрашивается аккредитация. Однако, даже если этот срок не указан, в любом случае он не может превышать пяти лет. Требования к условиям аккредитации: - наличие чистых активов не менее 1 млн. руб.; - наличие финансового обеспечения ответственности за убытки, причиненные третьим лицам, в размере не менее 1,5 млн. руб.; - наличие средств электронной подписи и средств удостоверяющего центра, соответствующих требованиям ФСБ России; - наличие в штате не менее двух специалистов в области криптографии <28> и информационных технологий (имеющих документы о повышении квалификации в области использования электронной подписи). -------------------------------- <28> Криптография - дисциплина, включающая в себя принципы, средства и методы преобразования информации в целях сокрытия ее содержания, предотвращения ее не поддающегося обнаружению видоизменения или несанкционированного использования. Криптография ограничена преобразованием информации с использованием одного или более секретных параметров.

К заявлению об аккредитации в обязательном порядке прилагаются документы, подтверждающие соответствие его установленным требованиям. По общему правилу порядок реализации своих функций удостоверяющий центр устанавливает самостоятельно, за исключением случаев, когда регламентация работы удостоверяющего центра определяется специальными законами, иными нормативными правовыми актами либо соглашением между участниками электронного взаимодействия. Удостоверяющий центр, осуществляя свои функции, строит взаимоотношения с владельцами в рамках договора об оказании услуг. В комментируемом Законе не представлено примерное содержание (структура) такого договора. К возмездному оказанию услуг обычно применяются положения статей 779 - 783 гл. 39 "Возмездное оказание услуг" ГК РФ , и конструирование текстуальной части соответствующих обязательств опирается на общие требования гражданского законодательства с учетом специфических особенностей, установленных в рамках деятельности удостоверяющих центров. Договор об оказании услуг удостоверяющего центра в отношении неопределенного круга лиц в открытых системах информационного взаимодействия является публичным договором. Его специфика в рамках характеристики видов гражданско-правовых обязательств дана в статье 426 ГК РФ: публичным признается договор, заключенный коммерческой организацией и устанавливающий ее обязанности по продаже товаров, выполнению работ или оказанию услуг, которые такая организация по характеру своей деятельности должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится. Специфические черты (характеристики) отношений, вытекающих из публичного договора, заключаются в следующем: - коммерческая организация не вправе оказывать предпочтение одному лицу перед другим в отношении заключения публичного договора; - цена товаров, работ и услуг, а также иные условия публичного договора устанавливаются одинаковыми для всех потребителей; - отказ коммерческой организации от заключения публичного договора при наличии возможности предоставить потребителю соответствующие товары, услуги, выполнить для него соответствующие работы не допускается; - при необоснованном уклонении коммерческой организации от заключения публичного договора другая сторона вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор. Сторона, необоснованно уклоняющаяся от заключения договора, должна возместить другой стороне причиненные этим убытки (ст. 445 ГК РФ).

Сертификат ключа электронной подписи

Сертификат ключа проверки электронной подписи (ЭП) - это электронный документ или документ на бумажном носителе, выданные удостоверяющим центром либо доверенным лицом удостоверяющего центра и подтверждающие принадлежность ключа проверки ЭП владельцу сертификата ключа проверки ЭП. При выдаче сертификата ключа проверки ЭП юридическому лицу в качестве владельца сертификата наряду с указанием наименования юридического лица указывается физическое лицо, действующее от имени юридического лица на основании учредительных документов юридического лица или доверенности. На основании учредительных документов (устава и учредительного договора либо устава) от имени юридического лица действует его единоличный исполнительный орган (директор, генеральный директор), на основании доверенности - любое иное лицо (например, сотрудник организации, ответственный за осуществление документооборота в рамках электронного взаимодействия). Закон N 63-ФЗ не указывает, как разрешать правовые проблемы, которые могут возникнуть в связи с прекращением доверенности, увольнением или смертью физического лица, указанного в сертификате ключа проверки электронной подписи юридического лица. Неясно, прекращается ли в этих случаях действие такого сертификата и можно ли в упрощенном порядке включить в сертификат другое лицо в качестве его владельца. Иные сложности могут возникнуть при использовании электронной подписи юридического лица должностным лицом, превысившим свои полномочия. Такое физическое лицо является лишь "совладельцем" сертификата ключа проверки электронной подписи юридического лица и может иметь свою собственную электронную подпись, поэтому возникает вопрос справедливости применения последствий, предусмотренных в пункте 1 ст. 183 ГК РФ. Контрагент по сделке, подписанной электронной подписью юридического лица с превышением полномочий должностного лица, вероятно, ориентировался, прежде всего, на принадлежность этой подписи юридическому лицу, а не должностному. Поэтому применение указанных в ГК РФ последствий к такой сделке может несправедливо ущемлять интересы контрагента. Проблемы использования электронной подписи юридического лица, как можно предположить, могут еще больше обостриться при отсутствии в сертификате ключа проверки электронной подписи "совладельца" (физического лица) этого сертификата. В этом случае может возникнуть ситуация правовой неопределенности в отношении одобрения сделки, оформленной с использованием такой подписи. Если спорный договор был подписан не конкретным должностным лицом (или представителем) юридического лица, а непосредственно юридическим лицом, возникает вопрос о целесообразности одобрения такой сделки уполномоченными на то органами юридического лица. Попутно отметим: если подпись может формироваться или проверяться в автоматическом режиме, то указывать представителя не требуется, если информационное взаимодействие осуществляется в информационной системе при оказании государственных и муниципальных услуг, исполнении государственных и муниципальных функций. В качестве владельца такого сертификата ключа проверки выступает юридическое лицо, информация о котором содержится в этом сертификате. Удостоверяющий центр вправе выдавать сертификаты ключей проверки электронных подписей как в форме электронных документов, так и в форме документов на бумажном носителе. В заключение укажем: законодатель максимально попытался расширить возможности по снятию барьеров в использовании иностранных документов о сертификации электронных подписей. Напомним, что Закон об ЭЦП (ст. 18) предусматривал обязательные требования к признанию иностранного сертификата ключа подписи, которые представляли собой длительный процесс. В частности, иностранный сертификат подлежал процедуре признания юридического значения иностранных документов в России. Порядок признания иностранного документа осуществлялся двумя способами: либо путем консульской легализации <29>, либо путем проставления апостиля <30>. При этом соблюдение требований страны, где была создана электронная цифровая подпись, не устанавливало ее юридическое признание в России. В соответствии с новыми правилами такое ограничение снято и прохождения процедуры официального признания не требуется. -------------------------------- <29> Инструкция о консульской легализации (утв. МИД СССР 6 июля 1984 г.), ст. 27. Консульского устава РФ от 5 июля 2010 г. N 154-ФЗ // СЗ РФ. 2010. N 28. Ст. 3554. <30> Апостиль проставляется в случаях, предусмотренных Гаагской конвенцией 1961 г.

Библиография

Архипов С. П. Электронный документ как средство доказывания в гражданском и арбитражном судопроизводствах // Юрист. 2010. N 12. Васильев С. В. Правовое регулирование электронной коммерции // Актуальные проблемы гражданского права: Сб. статей. Вып. 4 / Под ред. проф. М. И. Брагинского. М.: НОРМА, 2002. Долинская В. В. Информационные отношения в гражданском обороте // Законы России: опыт, анализ, практика. 2010. N 4. Иванов Н. А. Об электронных документах и электронной цифровой подписи // Информационное право. 2006. N 3. Мельников В. С. Сделки в электронных компьютерных сетях как предмет правового регулирования в Российской Федерации // Российский судья. 2010. N 11. Семизорова Е. В. Актуальные вопросы правового регулирования обеспечения юридической значимости электронных документов // Российская юстиция. 2011. N 2. Соловяненко Н. И. Правовое регулирование электронной торговли и электронной подписи (международный опыт и российская практика) // Хозяйство и право. 2003. N 2.

------------------------------------------------------------------

Название документа