О праве адвоката-защитника отказывать в предоставлении сведений, связанных с оказанием юридической помощи

(Рагулин А. В.) («Адвокатская практика», 2012, N 3) Текст документа

О ПРАВЕ АДВОКАТА-ЗАЩИТНИКА ОТКАЗЫВАТЬ В ПРЕДОСТАВЛЕНИИ СВЕДЕНИЙ, СВЯЗАННЫХ С ОКАЗАНИЕМ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ <*>

А. В. РАГУЛИН

——————————— <*> Ragulin A. V. On the right of a defense attorney to refuse in information related to provision of legal assistance.

Рагулин Андрей Викторович, руководитель центра исследования проблем организации и деятельности адвокатуры Евразийского научно-исследовательского института проблем права, адвокат, кандидат юридических наук, доцент.

В статье на основе анализа законодательства РФ об адвокатской деятельности и адвокатуре, решений Конституционного Суда РФ, научной литературы и материалов правоприменительной практики автором рассматриваются некоторые вопросы практической реализации профессионального права адвоката отказывать в предоставлении сведений, связанных с оказанием юридической помощи.

Ключевые слова: адвокатура, профессиональные права адвоката, адвокатская тайна.

In the article on the basis of the analysis of the legislation of the Russian Federation about lawyer activity and legal profession, decisions of the Constitutional Court of the Russian Federation, the scientific literature by the author some questions of practical realization of the professional right of the lawyer refusals in granting of the data connected with rendering of a legal aid are considered.

Key words: legal profession, the professional rights of the lawyer, lawyer secret.

В соответствии с ч. 3 ст. 18 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее — ФЗ «Об адвокатуре») истребование от адвокатов, а также от работников адвокатских образований, адвокатских палат или Федеральной палаты адвокатов сведений, связанных с оказанием юридической помощи по конкретным делам, не допускается. В отношении этих сведений действует режим адвокатской тайны. Ю. С. Пилипенко указывает, что адвокатская тайна представляет собой правовой режим, в рамках которого с целью обеспечения иммунитета доверителя осуществляется запрет на неправомерное получение и использование третьими лицами любой информации, находящейся у адвоката в связи с оказанием правовой помощи доверителю, а также на несанкционированное доверителем нарушение адвокатом конфиденциальности переданных ему сведений <1>. Значение адвокатской тайны наиболее лаконично и в то же время точно проиллюстрировал Г. М. Резник в одном из своих интервью: «Уничтожение адвокатской тайны будет означать ликвидацию нашей профессии» <2>. ——————————— <1> Пилипенко Ю. С. Адвокатская тайна: теория и практика. М.: Информ-Право, 2009. С. 50. <2> Резник Г. М. Из интервью «Радио Свобода», 11 октября 2003 г.

Запрет на разглашение конфиденциальной информации является как профессиональным требованием, предъявляемым к адвокатам, так и требованием к представителям правоохранительных органов и третьим лицам «не нарушать» адвокатскую тайну, т. е. не спрашивать о содержании конфиденциальной информации <3>. Цель установления адвокатской тайны — не защита частных прав и интересов, а защита общества <4>. ——————————— <3> Подробнее об использовании информации, составляющей адвокатскую тайну см., напр.: Пилипенко Ю. С. Адвокатская тайна как гарантия права на защиту // Адвокат. 2008. N 4. <4> Об этом подробнее см., напр.: Васьковский Е. В. Организация адвокатуры. Историко-догматическое исследование. Ч. 2: Исследование принципов организации адвокатуры. СПб.: Типография Стасюлевича М. М., 1893. С. 182; Короткова П. Е. Возникновение и развитие института адвокатской тайны в России // Адвокатура. Государство. Общество: Сб. материалов 5 ежегодной науч.-практ. конференции (2008) / Федеральная палата адвокатов Российской Федерации. М.: Информ-Право, 2008. С. 185 — 186; Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. М., 1968. Т. 1. С. 399.

Следует также отметить, что правовой режим адвокатской тайны установлен не только нормативными актами в сфере адвокатуры. Так, Указом Президента РФ от 6 марта 1997 г. утвержден Перечень сведений конфиденциального характера, к которым, в частности, относятся сведения, составляющие адвокатскую тайну <5>. ——————————— <5> Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. N 10. Ст. 1127.

В случае нарушения адвокатской тайны должностными лицами либо при наличии угрозы ее нарушения адвокат имеет право обратиться к помощи государства, в частности обжаловать действия должностных лиц в судебном порядке на основании соответствующих процессуальных норм (ст. ст. 123 — 125 УПК РФ, ст. ст. 254 — 258 ГПК РФ). Однако практика показывает определенную затрудненность этой правовой процедуры <6> и невозможность ее реализации при посягательстве на адвокатскую тайну со стороны лиц, не являющихся должностными. Вышеизложенное свидетельствует о необходимости введения уголовной ответственности за вмешательство в деятельность адвоката и воспрепятствование этой деятельности, о чем мы писали ранее <7>. ——————————— <6> Об этом см., напр.: Рагулин А. В. К вопросу о реализации принципа широкой свободы обжалования в российском уголовном судопроизводстве // Права человека: историческое наследие и перспективы развития правового регулирования: Материалы VII Межрегиональной научно-практической конференции (21 ноября 2008 г.) / Отв. ред. М. В. Гончаров. Екатеринбург: Изд. дом «Уральская государственная юридическая академия», 2009. С. 288 — 295. <7> См., напр.: Рагулин А. В. О совершенствовании законодательства в направлении охраны профессиональных прав адвокатов // Ученые труды Российской Академии адвокатуры и нотариата. 2009. N 4. С. 14 — 19.

К информации, истребование которой в соответствии с ч. 3 ст. 18 ФЗ «Об адвокатуре» не допускается, следует относить любую информацию, связанную с делом, по которому адвокат оказывает юридическую помощь. К этому выводу следует прийти исходя из анализа положений ч. 1 ст. 8 ФЗ «Об адвокатуре», согласно которой адвокатскую тайну составляют любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю, а также на основании ч. 5 ст. 6 Кодекса профессиональной этики адвоката, в которой приводится перечень сведений, составляющих адвокатскую тайну. Несмотря на однозначность выражений, используемых законодателем в ч. 3 ст. 18 ФЗ «Об адвокатуре», данные, полученные в ходе исследования материалов правоприменительной практики, свидетельствуют о том, что происходят систематические посягательства на рассматриваемое профессиональное право адвоката, осуществляемые путем направления запросов в адвокатские образования с требованием о предоставлении сведений, связанных с оказанием юридической помощи. Так, 32% из 500 опрошенных адвокатов указывают, что сталкивались с тем, что должностные лица, ведущие производство по уголовному делу, а также представители иных государственных органов, в т. ч. сотрудники Инспекции федеральной службы по налогам и сборам РФ, направляли к ним запросы, требующие раскрытия адвокатской тайны. Эти факты подтверждаются и анализом ряда научно-практических публикаций по соответствующей проблематике <8>. ——————————— <8> См., напр.: Андрианов Н. В. Институты адвокатской и налоговой тайны: конфликт интересов или различия в социально-правовой природе и нормативном регулировании? // Современное право. 2006. N 12. С. 61 — 66.

Следует отметить, что запросы ИФНС в подавляющем большинстве случаев основываются на положениях, установленных нормативными актами, в частности, подп. 6 п. 1 ст. 23 и п. 1 ст. 93 Налогового кодекса РФ, причем невыполнение запроса налоговых органов позволяет им в соответствии с положениями НК РФ и КоАП РФ привлекать лиц, не ответивших на подобные запросы, в т. ч. и адвокатов, к административной ответственности. Более того, в российском законодательстве установлены нормы, теоретически позволяющие привлекать адвокатов к административной ответственности за несообщение ими сведений по запросам должностных лиц, в т. ч. следователей, дознавателей, прокуроров, а также судей. Так, в ст. 19.7 КоАП РФ установлена ответственность за непредставление или несвоевременное представление в государственный орган (должностному лицу) сведений (информации), представление которых предусмотрено законом и необходимо для осуществления этим органом (должностным лицом) его законной деятельности, а равно представление в государственный орган (должностному лицу) таких сведений (информации) в неполном объеме или в искаженном виде. Анализ положений действующего российского законодательства показывает, что судьи, сотрудники прокуратуры, Следственного комитета РФ, органов внутренних дел (ст. 57 и п. 9 ч. 1 ст. 150 ГПК РФ, ч. 7 ст. 115, ст. 84 УПК РФ, ч. 1 ст. 22 ФЗ «О прокуратуре», п. 3 ст. 7 Положения «О Следственном комитете Российской Федерации», ч. 4 ст. 21 УПК РФ, п. 4 ч. 1 ст. 13 ФЗ «О полиции») имеют право запрашивать необходимую для целей их деятельности информацию. В КоАП РФ существует и норма, предусматривающая ответственность за непредставление в установленный законодательством о налогах и сборах срок либо отказ от представления в налоговые органы, таможенные органы и органы государственного внебюджетного фонда оформленных в установленном порядке документов и (или) иных сведений, необходимых для осуществления налогового контроля, а равно представление таких сведений в неполном объеме или в искаженном виде (ст. 15.6 КоАП РФ). Следует отметить, что анализ действующего законодательства свидетельствует о том, что адвокат не имеет иммунитета от привлечения к ответственности по ст. ст. 19.7 и 15.6 КоАП РФ за непредставление информации по запросу, поэтому получается, что при реализации предоставленного адвокату права отказывать в предоставлении сведений, связанных с оказанием юридической помощи по конкретным делам, он может быть привлечен к административной ответственности, что будет противоречить требованиям ст. 18 ФЗ «Об адвокатуре». В связи с установлениями, содержащимися в НК РФ, рядом адвокатов были направлены жалобы в Конституционный Суд РФ, который вынес по ним решения <9>, сводящиеся к следующему: положения подп. 6 п. 1 ст. 23 и п. 1 ст. 93 НК РФ не могут рассматриваться как возлагающие на адвокатов и адвокатские образования обязанность предоставлять налоговому органу любые документы, содержащие сведения о клиентах и, соответственно, предусматривающие ответственность за неисполнение такой обязанности как за налоговое правонарушение. ——————————— <9> Определение Конституционного Суда РФ от 17 июня 2008 г. N 451-О-П по жалобе гражданина Карелина Михаила Юрьевича на нарушение его конституционных прав положениями подп. 6 п. 1 ст. 23 и п. 1 ст. 93 Налогового кодекса РФ, п. 1 ст. 8 и п. 3 ст. 18 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» // Адвокатская деятельность и адвокатура: Сборник нормативных актов и документов / Под общ. ред. Е. В. Семеняко, Ю. С. Пилипенко. М.: Информ-Право, 2010. С. 425; Определение Конституционного Суда РФ от 6 марта 2008 г. N 449-О-П «По жалобе некоммерческой организации «Коллегия адвокатов «Регионсервис» на нарушение конституционных прав и свобод положениями п. 1 ст. 93 и п. 2 ст. 126 Налогового кодекса РФ» // Вестник Конституционного Суда РФ. 2008. N 5.

Однако, поскольку целями налогообложения и налогового контроля предопределяется содержание информации, предоставляемой налоговым органам адвокатами и адвокатскими образованиями, Конституционный Суд разъяснил, что налоговый орган вправе требовать от адвокатов сведения, которые необходимы для оценки налоговых последствий сделок, заключаемых с клиентами. Такие сведения, по мнению КС РФ, в любом случае составляют налоговую тайну и защищаются от разглашения в силу закона (ст. 102 НК РФ). При этом Конституционный Суд РФ указал, что сведения, которые связаны с содержанием оказываемой адвокатом юридической помощи и могут быть использованы против его доверителя, налоговые органы требовать не вправе. Конституционный Суд РФ также указал, что разрешение споров о том, содержит ли запрашиваемый у адвоката документ сведения, составляющие адвокатскую тайну, либо он относится к документам, которые связаны с оценкой налоговых последствий сделок, заключаемых адвокатом со своими клиентами, т. е. отражают его собственные доходы и расходы, а потому могут быть подвергнуты проверке в обычном порядке, входит в компетенцию правоприменительных органов и к полномочиям Конституционного Суда РФ не относится. Таким образом, вопрос о том, содержат ли документы, запрашиваемые налоговым органом, сведения, являющиеся предметом адвокатской тайны, должен разрешаться вышестоящим налоговым органом или судом, о чем указано и в Методических рекомендациях, подготовленных Федеральной палатой адвокатов РФ <10>. ——————————— <10> Рекомендации по обеспечению адвокатской тайны и гарантий независимости адвоката при осуществлении адвокатами профессиональной деятельности // Адвокатская деятельность и адвокатура: Сборник нормативных актов и документов / Под общ. ред. Е. В. Семеняко, Ю. С. Пилипенко. М.: Информ-Право, 2010. С. 595 — 596.

Исходя из вышеизложенного, представляется, что адвокату-защитнику при поступлении к нему запроса с требованием о предоставлении информации, составляющей адвокатскую тайну, следует альтернативно: — проигнорировать запрос; — направить запрашивающему лицу письменный отказ в предоставлении информации со ссылкой на ст. 18 ФЗ «Об адвокатуре», ст. 6 КПЭА и вышеприведенные Определения Конституционного Суда РФ; — обратиться с жалобой в вышестоящий орган, прокуратуру или в суд на основании ст. ст. 123 — 125 УПК РФ либо ст. ст. 254 — 258 ГПК РФ с требованием признать действия запрашивающего лица незаконными. Третий путь представляется более предпочтительным, поскольку при положительном решении соответствующего вопроса исключается возможность привлечения адвоката к ответственности за непредставление ответа на запрос, однако этот способ охраны своего права на отказ в предоставлении информации по запросу является наиболее сложным по причине необходимости несения адвокатом определенных трудовых и временных затрат. Наряду с этим полагаем, что во взаимоотношениях адвокатов с органами и представителями ИФНС необходимо учесть, что согласно п. 4 ст. 82 НК РФ при осуществлении налогового контроля не допускается сбор, хранение, использование и распространение информации о налогоплательщике (плательщике сбора, налоговом агенте), полученной в нарушение положений Конституции РФ, НК РФ, федеральных законов, а также в нарушение принципа сохранности информации, составляющей профессиональную тайну иных лиц, в частности адвокатскую тайну, аудиторскую тайну. То есть самим налоговым законодательством установлен запрет налоговым органам собирать, хранить и использовать в ходе проведения налогового контроля информацию, составляющую адвокатскую тайну <11>. ——————————— <11> Об этом см., напр.: Андрианов Н. В. Институты адвокатской и налоговой тайны: конфликт интересов или различия в социально-правовой природе и нормативном регулировании?// Современное право. 2006. N 12. С. 61 — 66.

Следует отметить и то, что согласно Определению Конституционного Суда РФ от 8 ноября 2005 г. N 439-О разрешение в процессе правоприменения коллизий между различными правовыми актами должно осуществляться исходя из того, какой из этих актов предусматривает больший объем прав и свобод граждан и устанавливает более широкие их гарантии <12>. Исходя из вышеизложенного, полагаем, что поскольку нормы ФЗ «Об адвокатуре» имеют приоритет над нормами НК РФ, то на адвоката не может быть возложена обязанность, предусмотренная подп. 6 п. 1 ст. 23 и п. 1 ст. 93 Налогового кодекса РФ и нормами КоАП РФ. ——————————— <12> Вестник Конституционного Суда РФ. 2006. N 2.

Наряду с этим представляется, что, учитывая наличие законодательно закрепленного права адвоката на непредставление информации, составляющей адвокатскую тайну, по запросу, необходимо установление адвокатского иммунитета от привлечения его к ответственности за непредставление этой информации. В связи с этим полагаем, что ч. 3 ст. 18 ФЗ «Об адвокатуре» подлежит дополнению предложением следующего содержания: «…Ответственность адвоката за непредставление сведений (информации), составляющей адвокатскую тайну, по запросу должностных лиц государственных органов и иных лиц исключается». Полагаем, что вышеуказанные положения и рекомендации могут быть использованы при правоприменении и совершенствовании законодательства, регламентирующего профессиональные права адвоката, обеспечение их реализации и правовую защиту.

——————————————————————

Название документа