Ответственность сторон социального партнерства за разглашение конфиденциальной информации

(Бондаренко Э. Н.) («Законы России: опыт, анализ, практика», 2012, N 10) Текст документа

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ СТОРОН СОЦИАЛЬНОГО ПАРТНЕРСТВА ЗА РАЗГЛАШЕНИЕ КОНФИДЕНЦИАЛЬНОЙ ИНФОРМАЦИИ

Э. Н. БОНДАРЕНКО

Бондаренко Эльвира Николаевна, доктор юридических наук, профессор кафедры трудового права и права социального обеспечения Московской государственной юридической академии им. О. Е. Кутафина.

Статья посвящена малоисследованной в науке трудового права проблеме юридической ответственности сторон социального партнерства за невыполнение своих обязательств, в особенности в части сохранения конфиденциальной информации. Исследуется основание соответствующего правонарушения. Предпринята попытка выявить коллизионные нормы в регулировании рассматриваемых отношений.

Ключевые слова: конфиденциальная информация, стороны социального партнерства, охраняемая законом государственная, коммерческая, профессиональная, иная тайна.

Parties to social partnership’s responsibility for confidential information disclosure E. N. Bondarenko

Bondarenko Elvira Nikolaevna, doctor of laws, professor of the labor and social security law department of Kutafin Moscow state law academy.

The article is dedicated to the scantily discussed in Labor law problem of parties to social partnership’s responsibility for breaking their obligations, in particular for disclosing confidential information. The basis for the corresponding wrongdoing is analyzed. The author attempted to name conflicting rules regulating the aforementioned relations.

Key words: confidential information, parties to social partnership, state, commercial, professional, or other secret protected by law.

Социальное партнерство, как известно, впервые нашло закрепление в кодифицированном акте отечественного трудового законодательства. Однако юридическая ответственность сторон коллективного договора, а позже и социально-партнерских соглашений за невыполнение своих обязанностей и в ранее действовавших нормативных правовых актах, и в Трудовом кодексе урегулирована небезупречно. Это в полной мере относится и к ответственности сторон социального партнерства за несоблюдение сохранности конфиденциальной информации, полученной в процессе заключения социально-партнерских соглашений. Ведение коллективных переговоров невозможно без полной и достоверной информации представителей сторон о финансово-экономическом положении организации, отрасли, региона и т. д., о перспективах их развития, о положении работников, об условиях их труда. Установление ответственности за разглашение информации ограниченного доступа, ставшей известной в ходе коллективных переговоров, является гарантией защиты прав и интересов лица, предоставляющего такую информацию. Такая гарантия должна обеспечивать, возможно, прежде всего интересы работодателя и объединения работодателей, поскольку именно данные субъекты практически всегда оказываются владельцами такой информации. Часть 2 ст. 54 ТК РФ устанавливает: «Лица, виновные в непредоставлении информации, необходимой для ведения коллективных переговоров и осуществления контроля за соблюдением коллективного договора, соглашения, подвергаются штрафу в размере и порядке, которые установлены федеральным законом». В ст. 37 и 51 Трудового кодекса, в которых говорится об обязанности сторон представлять информацию, отсутствуют требования достоверности и полноты. В этом случае следует иметь в виду норму ст. 22 ТК, в соответствии с которой работодатель обязан предоставлять представителям работников полную и достоверную информацию, необходимую для заключения коллективного договора, соглашения и контроля за их выполнением. Поскольку речь идет именно о сторонах, а сторонами являются работники и работодатели в лице уполномоченных в установленном порядке представителей, в определенных случаях также органов государственной власти и органов местного самоуправления (ст. 25 ТК РФ), можно говорить об административной и гражданско-правовой ответственности. Это понятно: ни работники как коллективный субъект (непосредственно и в лице представителей), ни работодатель как таковой (если он юридическое лицо) не могут быть субъектами уголовной и дисциплинарной ответственности, которые носят исключительно личный характер. В литературе неоднократно отмечалось, что ст. 54 ТК РФ носит бланкетный характер, в частности, отсылает к Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях (КоАП РФ), который предусматривает в качестве субъектов административной ответственности только работодателей и их представителей. Такое положение законодательства не осталось без внимания ученых. Односторонний характер ответственности не соответствует принципам социального партнерства <1>. Юридическая ответственность профсоюзов законом не установлена. Если говорить о причинах этого, то, с одной стороны, это объяснимо самим фактом социального статуса профсоюзов и необходимостью обеспечения социально значимых интересов граждан и общества в целом <2>, но, с другой стороны, государственная опека профессиональных союзов должна иметь пределы и менять формы своего выражения <3>. ——————————— <1> См.: Куренной А. М. Взаимодействие работодателя и его социального партнера на уровне организации // СПС «КонсультантПлюс»; Избиенова Т. А. Некоторые вопросы участия представителей работников в разрешении коллективных трудовых споров // Трудовое право. 2011. N 2. <2> См.: Курс российского трудового права: В 3 т. Т. 1. Общая часть / Науч. ред. Е. Б. Хохлов. СПб.: Изд-во Санкт-Петербургского университета, 1996. С. 468. <3> См.: Хохлов Е. Б. Роль профсоюза в современной России: проблема взаимосвязей // Кадровик. Трудовое право для кадровика. 2008. С. 12.

В качестве специальных субъектов ответственности могут выступать лишь руководители таких представительных органов. Применительно к профсоюзам в законодательстве самым общим образом установлено, что за невыполнение своих обязательств по коллективному договору, соглашению, организацию и проведение забастовки, признанной судом незаконной, профсоюзы и лица, входящие в их руководящие органы, несут ответственность в соответствии с федеральными законами (ст. 31 Федерального закона от 12 января 1996 г. N 10-ФЗ «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» <4>). К профсоюзным работникам, осуществляющим функции представительства в сфере социального партнерства, применяется также ответственность согласно уставу профсоюза <5>. Что касается иных представителей работников, осуществляющих деятельность в виде коллективных субъектов, не относящихся к профессиональным союзам, они по действующим нормам КоАП РФ не являются субъектами административной ответственности. ——————————— <4> СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 148. <5> См.: Парягина О. А. Совершенствование правового регулирования ответственности сторон социального партнерства в сфере труда // Журнал российского права. 2009. N 10. С. 30 — 41.

В литературе ставится вопрос о возможности применения к представителям работников п. 2 ст. 1068 ГК РФ, согласно которому юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей <6>. Однако применение данной статьи ГК РФ к профсоюзному органу представляется сомнительным хотя бы потому, что лицо, разгласившее сведения, является членом профсоюза или членом выборного органа профсоюза, но работником не этого органа, а работодателя (в случае неосвобождения от основной работы). ——————————— <6> См.: Сторожук Д. А. Комментарий к Федеральному закону от 27 ноября 2002 г. N 156-ФЗ «Об объединениях работодателей» (постатейный) // СПС «КонсультантПлюс».

Как вариант трудоправовой ответственности рассматривается отзыв представителей, механизм которого необходимо регламентировать в нормах ТК РФ или в актах локального нормотворчества, предоставив органу, уполномочившему таких лиц на представительство, право на отзыв <7>. ——————————— <7> См.: Васьков В. С. Проблемы правового регулирования ответственности профсоюзов // Спорт: экономика, право, управление. 2008. N 1. С. 3.

На представительный орган работников возлагается ответственность за убытки за счет своих средств лишь в том случае, когда им объявлена и не прекращена забастовка после признания ее незаконной (ст. 417 ТК РФ). Согласно ст. 37, 419 ТК РФ лица, виновные в нарушении трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права, в том числе в разглашении конфиденциальной информации, привлекаются к дисциплинарной и материальной ответственности в порядке, установленном Трудовым кодексом и иными федеральными законами, а также привлекаются к гражданско-правовой, административной и уголовной ответственности в порядке, установленном федеральными законами. Формально получателем информации ограниченного доступа являются профессиональный союз, объединение профессиональных союзов, орган исполнительной власти или орган местного самоуправления, в то время как разглашение информации осуществляется их представителями. К числу таких лиц могут относиться и субъекты трудовых правоотношений с работодателем или представительным органом работников: возможно привлечение их к трудоправовой ответственности — дисциплинарной или материальной (ст. 243 ТК РФ). Ошибочно мнение о том, что на представителя работников в этом случае может быть возложена гражданско-правовая ответственность на основании п. 1 ст. 1472 Гражданского кодекса РФ по той причине, что в рамках коллективных переговоров представители сторон не исполняют трудовые, а равно служебные и должностные обязанности, если лицо, разгласившее конфиденциальную информацию, состоит в трудовых отношениях с представляемым <8>. Думается, что Трудовой кодекс не дает оснований для иного вывода. ——————————— <8> См.: Сторожук Д. А. Указ. соч.

Не исключена для некоторых из названных субъектов трудовых отношений и административная ответственность. КоАП РФ предусматривает таковую за непредоставление информации, необходимой для проведения коллективных переговоров и осуществления контроля за соблюдением коллективного договора, соглашения работодателем или лицом, его представляющим, в срок, установленный законом (ст. 5.29), а также за разглашение информации, доступ к которой ограничен федеральным законом (за исключением случаев, если разглашение такой информации влечет уголовную ответственность), лицом, получившим доступ к такой информации в связи с исполнением служебных или профессиональных обязанностей (ст. 13.14). Заметим по этому поводу следующее. Первое. Субъектами ответственности в том и другом случае могут быть как рядовые работники, так и должностные лица. Определение понятия должностного лица дано в ст. 2.4 КоАП РФ. «КоАП связывает административную ответственность должностных лиц с их служебным положением, выполнением функций организационно-распорядительного или административно-хозяйственного характера либо с особым правовым статусом лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность» <9>. ——————————— <9> Гусов К. Н., Полетаев Ю. Н. Ответственность по российскому трудовому праву: Научно-практическое пособие. М.: Велби; Проспект, 2008. С. 123.

Второе. Неубедительным представляется мнение о том, что обязанность, предусмотренная ч. 8 ст. 37 ТК РФ, возлагается на участников коллективных переговоров вне связи с каким-либо трудовым распорядком. По сути, как считает Д. А. Сторожук, это особого рода социальная функция, реализуемая в течение незначительного периода (периода коллективных переговоров), по окончании которого лицо возвращается к своей обычной деятельности. Участвуя в коллективных переговорах, субъект действует не как чей-то работник, а как представитель одной из сторон этих переговоров, в связи с чем сомнительной выглядит перспектива привлечения виновного лица к дисциплинарной и административной ответственности <10>. Думается, что участник коллективных переговоров, достоянием которого стала конфиденциальная информация (если это, конечно, не эксперт, специалист, посредник, выполняющий свои обязанности в данном процессе по гражданско-правовому договору), действует именно как «чей-то работник», в связи с чем он и мог стать представителем той или иной стороны. Трудовой кодекс предусматривает обязанность участия в коллективных переговорах (ст. 36), а также гарантии и компенсации лицам, участвующим в коллективных переговорах (ст. 39). Что касается «социальной функции», то, поскольку трудовое законодательство регулирует социально-трудовые отношения, ярчайшим примером которых являются отношения по социальному партнерству, социальная функция ему имманентно присуща и проявляется в конкретных нормах. В этом случае возможна кумуляция санкций. ——————————— <10> См.: Сторожук Д. А. Указ. соч.

Закон устанавливает ответственность работодателя и как субъекта отношений, связанных с охраняемой законом тайной, и работодателей как членов объединения работодателей, и объединения работодателей. Работодатель несет ответственность по ст. 54 ТК РФ, в части второй которой предусматривается ответственность лица, виновного в непредоставлении информации, необходимой для ведения коллективных переговоров и осуществления контроля за соблюдением коллективного договора. Статья 5.29 КоАП расширяет состав соответствующего правонарушения, предусматривая также ответственность за нарушение установленного законом срока проведения переговоров и необеспечение работы комиссии по заключению коллективного договора, соглашения в определенные сторонами сроки, и уточняет состав субъектов ответственности, недвусмысленно относя к ним не только представителей сторон (ст. 54 ТК), но и «самих» работодателей: «Непредоставление работодателем или лицом, его представляющим, в срок, установленный законом, информации, необходимой для проведения коллективных переговоров и осуществления контроля за соблюдением коллективного договора, соглашения, влечет предупреждение или наложение административного штрафа в размере от одной тысячи до трех тысяч рублей». Хотя работники и их представители как сторона социального партнерства, как говорилось, практически не несут юридической ответственности, надо иметь в виду, что в соответствии с ч. 1 ст. 33 ТК РФ представителем работодателя на локальном уровне является, в частности, руководитель организации, на которого может быть возложена дисциплинарная и материальная ответственность в предусмотренных законом случаях как на субъекта трудовых правоотношений. Статья 14 Федерального закона от 27 ноября 2002 г. N 156-ФЗ «Об объединениях работодателей» <11> устанавливает, что объединение обязано предоставлять профессиональным союзам и их объединениям, органам исполнительной власти, органам местного самоуправления имеющуюся у объединения работодателей информацию по социально-трудовым вопросам, необходимую для ведения коллективных переговоров в целях подготовки, заключения и изменения соглашений, контроля за их выполнением, в том числе информацию ограниченного доступа, т. е. составляющую охраняемую законом тайну (служебную, коммерческую и иную). Положение статьи о предоставлении информации соответствует п. 5 ст. 10 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации <12>», который предусматривает, что федеральными законами могут устанавливаться случаи обязательного предоставления информации. Административная ответственность предусмотрена только за неправомерное непредоставление информации. Объективная сторона данного правонарушения охватывает как непредоставление информации вообще, так и предоставление информации по истечении установленного срока <13>. ——————————— <11> СЗ РФ. 2002. N 48. Ст. 4741. <12> СЗ РФ. 2006. N 31 (ч. 1). Ст. 3448. <13> См.: Сторожук Д. А. Указ. соч.

Объединение работодателей помимо обязанностей перед иными субъектами социального партнерства несет ряд обязанностей перед своими членами, часть которых предусматривает названная статья, а часть — уставы объединений работодателей. К таковым относится обязанность предоставлять членам объединения информацию о заключенных объединением работодателей соглашениях и тексты этих соглашений. Так, нарушение или невыполнение членом объединения работодателей обязательств, предусмотренных соглашениями, заключенными объединением, влечет за собой ответственность в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, указанными соглашениями. Прекращение работодателем своего членства в объединении не освобождает его от ответственности, предусмотренной законодательством, соглашениями за нарушение или невыполнение обязательств, предусмотренных соглашениями, заключенными в период членства работодателя в объединении. Гражданско-правовая ответственность возможна в случае причинения стороне коллективных переговоров имущественного вреда, что наиболее вероятно при разглашении коммерческой тайны. Исключительное право на секрет производства, который, как правило, является коммерческой тайной (на то он и секрет), созданный работником в связи с выполнением своих трудовых обязанностей или конкретного задания работодателя (служебный секрет производства), принадлежит работодателю (п. 1 ст. 1470 ГК РФ). Поэтому разглашением этой тайны ущерб наносится работодателю. Причинителем ущерба может быть любой участник переговорного процесса как с той, так и с другой стороны, а также лица, участвующие в нем по гражданско-правовому договору. Если представить возможность причинения материального ущерба со стороны работодателя другой стороне — работнику или работникам (например, посредством разглашения персональных данных), то очевидна имущественная ответственность работодателя за действия третьих лиц — своих работников, причем в полном объеме (в гражданско-правовом смысле, т. е. за убытки), в соответствии со ст. 402 ГК РФ: «Действия работников должника по исполнению его обязательства считаются действиями должника. Должник отвечает за эти действия, если они повлекли неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства». Причем если работодатель — юридическое или физическое лицо, занимающееся предпринимательской деятельностью, он несет ответственность независимо от вины, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, т. е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств (ст. 401 ГК РФ). К тому же ответственность работодателя в этом случае не вписывается в основания, предусмотренные ст. 234 ТК РФ. Возмещение только морального вреда (ст. 237 ТК РФ) может не исчерпать весь ущерб, нанесенный работнику. Взыскание убытков с органов государственной власти и органов местного самоуправления имеет более четкие правовые основания по сравнению с профессиональными союзами и их объединениями. В соответствии со ст. 16 ГК РФ убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием. Также ст. 1069 ГК РФ предусматривает, что вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, подлежит возмещению <14>. ——————————— <14> См.: Сторожук Д. А. Указ. соч.

Уголовная ответственность возлагается на лицо, разгласившее конфиденциальные сведения, в соответствии со ст. 183, 272 и 283 УК РФ. Обращает на себя внимание, что уголовная ответственность предусмотрена за незаконные действия относительно коммерческой, налоговой или банковской тайны, являющиеся, по нашему убеждению, разновидностями профессиональной тайны (имеется в виду налоговая и банковская тайна). Во-первых, по-видимому, нет необходимости доказывать, что другие виды профессиональной тайны не менее важны, чем названные в УК, и их разглашение может принести не меньший ущерб. Во-вторых, виды тайны, за разглашение которых может наступить юридическая, в том числе уголовная, ответственность, названные в Трудовом и Уголовном кодексах, не вполне совпадают. Трудовой кодекс предусматривает юридическую, в частности уголовную, ответственность за разглашение государственной, служебной, коммерческой, иной тайны, а УК РФ — за разглашение государственной, коммерческой, налоговой и банковской, а также за неправомерный доступ к компьютерной информации. Трудно сказать, чем руководствовался законодатель, «игнорируя» уголовную ответственность за разглашение некоторых видов конфиденциальной информации, но не исключена весьма прозаическая причина, заключающаяся в законодательной технике. Статьей 272 УК РФ установлена ответственность за неправомерный доступ к компьютерной информации. Хотя легальные понятия разглашения и неправомерного доступа не совпадают <15>, понятно, что в том и другом случае конфиденциальная информация становится известной лицам, которые не имеют права ею владеть. Тем не менее в Трудовом кодексе юридическая ответственность установлена именно за разглашение указанных сведений. ——————————— <15> См.: Федеральный закон от 29 июля 2004 г. N 98-ФЗ «О коммерческой тайне» // СЗ РФ. 2004. N 32. Ст. 3283; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. А. И. Чучаева. М., 2010. С. 421.

В заключение коротко о процедуре предоставления сведений. Трудовой кодекс предусматривает обязанность каждой из сторон переговоров предоставлять другой стороне (другим сторонам) имеющуюся у них информацию, необходимую для коллективных переговоров, не позднее двух недель со дня получения соответствующего запроса (ст. 37 ТК) <16>. Заметим, что Рекомендация МОТ (1967 г.) N 129 «О связях между администрацией и трудящимися на предприятии» возлагала обязанности по предоставлению информации только на работодателя. Форма запроса (письменная или устная) не конкретизируется, хотя очевидно, что устная форма не дает возможности доказать факт получения запроса работодателем при обращении представителей работников в юрисдикционный орган с требованием привлечь работодателя к административной ответственности за уклонение от предоставления информации. Поэтому предпочтительно зафиксировать в ст. 37 ТК письменную форму запроса. ——————————— <16> По закону г. Москвы стороны обязаны своевременно предоставлять друг другу информацию, позволяющую предотвращать конфликтные ситуации в области социально-трудовых отношений и связанных с ними экономических отношений. Закон г. Москвы от 11 ноября 2009 г. N 4 «О социальном партнерстве в городе Москве» // Ведомости Московской городской Думы. 2010. N 12. Ст. 333, а в законах Белгородской и Сахалинской областей установлен 10-дневный срок получения информации после поступления соответствующего запроса.

Библиографический список

1. Васьков В. С. Проблемы правового регулирования ответственности профсоюзов // Спорт: экономика, право, управление. 2008. N 1. 2. Гусов К. Н., Полетаев Ю. Н. Ответственность по российскому трудовому праву: Научно-практическое пособие. М.: Велби; Проспект, 2008. 3. Избиенова Т. А. Некоторые вопросы участия представителей работников в разрешении коллективных трудовых споров // Трудовое право. 2011. N 2. 4. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. А. И. Чучаева. М., 2010. 5. Куренной А. М. Взаимодействие работодателя и его социального партнера на уровне организации // СПС «КонсультантПлюс». 6. Курс российского трудового права: В 3 т. Т. 1. Общая часть / Науч. ред. Е. Б. Хохлов. СПб.: Изд-во Санкт-Петербургского университета, 1996. 7. Парягина О. А. Совершенствование правового регулирования ответственности сторон социального партнерства в сфере труда // Журнал российского права. 2009. N 10. 8. Сторожук Д. А. Комментарий к Федеральному закону от 27 ноября 2002 г. N 156-ФЗ «Об объединениях работодателей» (постатейный) // СПС «КонсультантПлюс». 9. Хохлов Е. Б. Роль профсоюза в современной России: проблема взаимосвязей // Кадровик. Трудовое право для кадровика. 2008.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *