Портрет неизвестного

(Иванов И.) («ЭЖ-Юрист», 2012, N 47) Текст документа

ПОРТРЕТ НЕИЗВЕСТНОГО

И. ИВАНОВ

Иван Иванов, кандидат юридических наук, г. Астрахань.

Обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина (на фото, видео или в произведении изобразительного искусства) допускаются только с его согласия. Статья 152.1 ГК РФ содержит три исключения — ситуации, в которых получение согласия нецелесообразно. Но не все так просто.

По норме

Согласие гражданина на тиражирование своего изображения не требуется, если: 1) использование изображения осуществляется в государственных, общественных или иных публичных интересах; 2) изображение гражданина получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях (собраниях, съездах, конференциях, концертах, представлениях, спортивных соревнованиях и подобных мероприятиях), за исключением случаев, когда такое изображение является основным объектом использования; 3) гражданин позировал за плату. Применение на практике первых двух пунктов может вызвать затруднения в силу как минимум двух причин. Первая — это рассогласованность норм ст. 152.1 ГК РФ и положений Федерального закона от 27.07.2006 N 152-ФЗ «О персональных данных». Вторая — оценочный характер понятий «общественные интересы», «иные публичные интересы», «публичное мероприятие» и выражения «основной объект использования», смысл которых не разъясняется в том числе и в совместном Постановлении Пленума ВС РФ N 5, Пленума ВАС РФ N 29 от 26.03.2009. Определение, содержащееся в п. 1 ст. 3 Закона N 152-ФЗ, позволяет считать изображение гражданина его персональными данными. Отнесение изображения гражданина к биометрическим персональным данным — вопрос дискуссионный. По мнению эксперта М. Емельянникова, не все изображения могут быть отнесены к этой разновидности <1>. ——————————— <1> Емельянников М. Биометрические персональные данные: что это? // http://emeliyannikov. blogspot. ru.

Право на обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина, предусмотренное ст. 152.1 ГК РФ, одновременно подпадает под действие Закона N 152-ФЗ, поскольку использование и распространение персональных данных включаются в понятие обработки, раскрытое в п. 3 ст. 3 Закона N 152-ФЗ. Основания, при наличии которых согласие субъекта персональных данных на их обработку не испрашивается, перечислены в ч. 1 ст. 6, ч. 2 ст. 9, ч. 2 ст. 10, ч. 2 ст. 11, ч. 4 ст. 12 Закона N 152-ФЗ. Все перечни закрыты, понятия общественного или иного публичного интереса в них прямо не упоминаются, хотя включение в закон большинства оснований этими интересами, как правило, и продиктовано. Например, в целях защиты основ конституционного строя РФ, обеспечения обороны страны и безопасности государства, а также обеспечения безопасности устойчивого и безопасного функционирования транспортного комплекса, защиты интересов личности, общества и государства в сфере транспортного комплекса от актов незаконного вмешательства или в связи с осуществлением правосудия и т. д. Внесение в закон иных оснований продиктовано не публичными интересами, а интересами самого субъекта, например медико-профилактическими целями, для установления медицинского диагноза, оказания медицинских и медико-социальных услуг или для защиты жизни, здоровья или иных жизненно важных интересов субъекта персональных данных, если получение согласия субъекта персональных данных невозможно.

А если фото биометрические?

Если признавать любые или конкретные изображения гражданина биометрическими персональными данными, то число случаев их обработки без получения согласия в соответствии с Законом N 152-ФЗ существенно ограничивается по сравнению с обычными и допускается только при наличии следующих оснований: в связи с реализацией международных договоров РФ о реадмиссии, в связи с осуществлением правосудия и исполнением судебных актов, а также в случаях, предусмотренных законодательством РФ об обороне, о безопасности, о противодействии терроризму, о транспортной безопасности, о противодействии коррупции, об оперативно-розыскной деятельности, о государственной службе, уголовно-исполнительным законодательством РФ, законодательством РФ о порядке выезда из РФ и въезда в РФ. В то же время норма ст. 152.1 ГК РФ, в соответствии с которой разрешается без получения согласия использовать изображение гражданина в государственных, общественных или иных публичных интересах, охватывает не только ситуации, прямо предусмотренные Законом N 152-ФЗ, но и любые другие ситуации, в которых может усматриваться публичный интерес.

ГК vs Закона N 152-ФЗ

Нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать абз. 2 п. 2 ст. 3 ГК РФ, но при этом гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (абз. 2 п. 2 ст. 1 ГК РФ). Кроме того, гражданское законодательство не применяется к имущественным отношениям, основанным на властном подчинении одной стороны другой, в том числе административным, налоговым и финансовым отношениям (п. 3 ст. 2 ГК РФ). Можно по-разному решать вопрос отраслевой принадлежности Закона N 152-ФЗ, но если исходить из цели его принятия, а именно обеспечения защиты прав и свобод человека и гражданина при обработке его персональных данных, в том числе защиты прав на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, то логичнее предполагать публично-правовой, нежели частноправовой характер данного акта. Нормы Закона в основном императивны и не предоставляют участникам отношений права самостоятельного усмотрения. Закон реально ограничивает гражданские права, поскольку это необходимо для достижения поставленной цели. Следовательно, применение исключений, предусмотренных ст. 152.1 ГК РФ, без учета требований и ограничений, установленных Законом N 152-ФЗ, практически невозможно. Второй важный аспект — понятия, использованные в ст. 152.1 ГК РФ. Известен случай, когда размещение на предприятии стенда «Доска почета» без получения письменного согласия субъектов персональных данных было квалифицировано как административное правонарушение, предусмотренное ст. 13.11 КоАП РФ «Нарушение установленного законом порядка сбора, хранения, использования или распространения информации о гражданах (персональных данных)». Так, в деле, рассмотренном Вологодским мировым судом, был установлен факт незаконного использования на стенде следующих персональных данных сотрудников: фамилии, имени, отчества, должности, фотографии, стажа работы на предприятии <2>. Примечательно, что судья вообще не упомянул в постановлении о ст. 152.1 ГК РФ. ——————————— <2> Постановление и. о. мирового судьи Вологодской области по судебному участку N 47 от 26.07.2012 по делу N 5-662/2012 // http://www. gcourts. ru.

Конечно, это можно объяснить необходимостью применения специального закона, регулирующего иные (негражданские) правоотношения, однако приведенный пример демонстрирует, какие сложности может вызвать у правоприменителя поиск публичного интереса. Можно ли говорить о публичном (общественном) интересе, если изображение используется на Доске почета в коммерческой организации, например в банке? Изменится ли юридическая квалификация, если Доска почета размещена в некоммерческой организации, например в бюджетном образовательном учреждении? Законодательство не дает ответов на поставленные вопросы. В пункте 2 ст. 152.1 ГК РФ использовано понятие публичного мероприятия, но вместо развернутого определения в данный Кодекс включены только примеры: собрания, съезды, конференции, концерты, представления, спортивные соревнования. Пленумы ВС РФ и ВАС РФ добавляют к списку открытое судебное заседание (п. 7 совместного Постановления от 26.03.2009). Федеральный закон от 19.06.2004 N 54-ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» оперирует понятием публичного мероприятия в более узком значении, ограничивая его такими формами, как собрание, митинг, демонстрация, шествие или пикетирование, и специальной целью (п. 1 ст. 2 Закона N 54-ФЗ). ГК РФ, напротив, содержит открытый перечень возможных форм, специальных целей не устанавливает, следовательно, поиск критерия публичности того или иного мероприятия остается на совести правоприменителя. Будет ли признаваться таковым дискотека или празднование дня рождения? Можно ли считать публичным любительское мероприятие, организованное без документального оформления, например дворовый футбольный матч? Эти вопросы пока тоже остаются без ответа. В пункте 2 ст. 152.1 ГК РФ содержится дополнительное условие, допускающее, на наш взгляд, различные трактовки. В соответствии с этим условием изображение не должно являться основным объектом использования. Первая трактовка предполагает выяснение роли, которую играет изображение лица в той или иной форме использования. В этом случае изображение гражданина рассматривается не само по себе, а в качестве элемента системы, в которую оно включено. Если изображение используется на информационном стенде или на странице сайта, информационные материалы которых упорядочены и подчинены единой цели (таковой может быть освещение направлений деятельности предприятия, учреждения, общественного объединения), то каждая отдельно взятая фотография в системе подобного рода не может являться основным объектом использования. Если изображение лица, полученное в ходе публичного мероприятия, используется в газетной публикации, посвященной данному лицу, то есть несет на себе всю смысловую нагрузку, то его следует признавать основным объектом использования. Вторая трактовка ставит во главу угла только площадь, занимаемую изображением гражданина в кадре. В этом случае собственно использование изображения, то есть какие-либо действия с его носителем, не так уж и важно. Значение будет иметь процентное соотношение и конкретный его показатель, превышение которого переводит изображение гражданина в разряд основного объекта использования. Иными словами, если в газетной публикации, посвященной какой-либо персоне, используется полученное в ходе публичного мероприятия изображение указанного лица, но при этом оно занимает 10% кадра, то логично предполагать, что изображение гражданина не является основным объектом использования.

Есть предложения

Имеющихся разъяснений Верховного и Высшего Арбитражного Судов явно недостаточно для получения ответов на вопросы, поставленные в настоящей статье, о соотношении норм ГК и Закона N 152-ФЗ, содержании понятий, используемых в ст. 152.1 ГК РФ. Практика поставит еще больше вопросов, и отвечать на них придется судьям. Любое обнародование изображения гражданина в силу Закона N 152-ФЗ является обработкой его персональных данных, то есть информационным процессом, урегулированным специальным актом. Информация исключена из перечня объектов гражданских прав (ст. 128 ГК РФ), поэтому с позиций гражданского законодательства изображение гражданина правомерно рассматривать лишь как охраняемый результат интеллектуальной деятельности, оборот которого (включая обнародование) регулируется системой норм, составляющих часть 4 ГК РФ. Таким образом, в действующей системе правовых норм местоположение (роль) ст. 152.1 ГК РФ и ее содержание представляются сомнительными. Учитывая вышеизложенное, предлагаем: 1. Статью 152.1 из ГК РФ исключить. 2. Дополнить Закон N 152-ФЗ нормой, допускающей без получения согласия оборот изображений граждан, запечатленных в местах открытого доступа или же при выполнении ими трудовых функций, при одновременном соблюдении следующих условий: а) указанными изображениями не разглашаются личные или семейные тайны изображенного лица, а также иные тайны, охраняемые законом; б) изображение именно этого лица не используется для получения прибыли; 3. Дополнить Закон N 152-ФЗ уточнением, в соответствии с которым позирование гражданином за плату рассматривается как его волеизъявление на распространение персональных данных, то есть гражданин таким образом сам делает соответствующие персональные данные общедоступными.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *