Наркокриминология как одно из направлений криминологии

(Федоров А. В.) ("Наркоконтроль", 2013, N 1) Текст документа

НАРКОКРИМИНОЛОГИЯ КАК ОДНО ИЗ НАПРАВЛЕНИЙ КРИМИНОЛОГИИ <*>

А. В. ФЕДОРОВ

-------------------------------- <*> Fedorov A. V. Narcocriminology as one of the branches of criminology.

Федоров А. В., главный редактор журнала "Наркоконтроль", кандидат юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации (г. Москва).

В статье изложена концепция нового направления криминологической науки - наркокриминологии, исследующей закономерности и взаимосвязи преступности и незаконного потребления наркотических средств и психотропных веществ.

Ключевые слова: криминология, наркокриминология, общая и особенная части наркокриминологии, наркотические средства, психотропные вещества, наркотики, наркопреступления, наркопреступность, наркомания, незаконный оборот наркотиков, наркотизм, незаконное потребление наркотиков как заболевание, отклоняющееся и противоправное поведение, история потребления наркотиков в России, влияние незаконного потребления наркотиков на преступность лиц, злоупотребляющих наркотиками, и на обеспечивающую его преступность, преступления, совершаемые в состоянии наркотического опьянения, преступления, совершенные наркопотребителями в связи с незаконным потреблением наркотиков, незаконное потребление наркотиков как социальное явление, порождающее обеспечивающую его преступность.

The article describes the conception of a new branch in criminological science - narcocriminology which studies the regularities and interconnections of crime and illegal consumption of narcotic means and psychotropic substances.

Key words: criminology, narcocriminology, general and special parts of narcocriminology, narcotic means, psychotropic substances, narcotics, narcocrimes, narcocrime, narcotic addiction, drug trafficking, narcotism, illegal consumption of narcotics as an illness, deviant and illegal behavior, history of narcotics consumption in Russia, influence of illegal consumption of narcotics on criminal behavior of persons taking up drug habit and on crime which ensures thereof, crimes committed in the state of drug intoxication, crimes committed by drug consumers in connection with illegal consumption of drugs, illegal consumption of drugs as a social phenomenon creating the crime ensuring thereof.

I. Понятие наркокриминологии и ее место в системе криминологии

Криминология как социолого-правовая наука, формирование которой в качестве самостоятельной отрасли научных знаний началось еще в первой половине XIX в., представляет собой в ее традиционном понимании учение о преступности. В настоящее время для криминологии предметами изучения, как правило, признаются: преступность (ее закономерности) и преступное поведение; причины (причинность) преступности; личность преступника; меры предупреждения (профилактика) преступности. Существуют и более объемные определения предмета криминологии. Система криминологии как науки обычно делится на две части - общую и особенную. В общей части рассматривается в целом все то, что включается в предмет криминологии, в особенной части рассматриваются через "призму" общей части криминологии отдельные типы преступности и преступного поведения. В последние десятилетия наметился отход от указанной, ставшей привычной для нескольких поколений юристов, структуры. Объем новых знаний и потребности науки и практики в их концентрации для наиболее эффективного применения повлекли за собой различные варианты структурного изложения криминологических знаний. В частности, ряд авторов придерживается точки зрения, что кроме общей и особенной частей должна быть еще и специальная часть криминологии <1>, включающая отрасли знания, посвященные специальным направлениям борьбы с преступностью, такие как семейная криминология (отрасль криминологии, исследующая взаимосвязи семьи и преступности) <2>, политическая криминология (отрасль криминологии, исследующая политическую преступность, формы и виды проявления преступности в сфере политики) <3>, криминоармалогия (комплексное междисциплинарное учение об оружии, его правовом режиме и использовании в криминальных целях и в целях борьбы с преступностью) <4>, виктимология (криминологическое учение о жертве преступления) <5> и некоторые другие направления криминологической науки, определяя место специальной криминологии между общей и особенной частями криминологии. -------------------------------- <1> Указанное предложение, в частности, достаточно подробно обосновано О. В. Старковым. См.: Старков О. В. Криминология: Общая, Особенная и Специальная части. СПб., 2012. С. 20 - 25. <2> См.: Шестаков Д. А. Семейная криминология. СПб., 2003. <3> См.: Кабанов П. А.: 1) Российская политическая криминология как отрасль криминологической науки // Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского. Серия "Право". 2003. Вып. 2 (7). С. 257 - 266; 2) Современная российская политическая криминология: понятие, предмет, структура // Российский криминологический взгляд. 2005. N 4. С. 80 - 85. <4> См.: Корецкий Д. А. Криминальная армалогия: учение о правовом режиме оружия. СПб., 2006. <5> См.: Ривман Д. В., Устинов В. С. Виктимология. СПб., 2000.

Сформулирована также теоретическая модель, согласно которой некоторые из составляющих специальной части криминологии (например, семейная криминология и политическая криминология) признаются новыми отраслями криминологии <6> с включением их, наряду с некоторыми другими отраслями (корыстоведение, вайолентология, экологические преступления, виктимология, демография преступности) и учениями (об организованной и профессиональной преступной деятельности, о преступлениях в сфере социализации несовершеннолетних), в состав так называемой "частной криминологии" <7>. -------------------------------- <6> Об этом, например, см.: Шестаков Д. А. Криминология: новые подходы к преступлению и преступности. Криминогенные законы и криминологическое законодательство. Противодействие преступности в изменяющемся мире. СПб., 2006. С. 25 - 32, 337 - 401. <7> См.: Частная криминология. СПб., 2007.

Нами предлагается наряду с перечисленными направлениями (отраслями, разделами) криминологии выделить в ее структуре и наркокриминологию, представляющую собой одно из направлений криминологической науки, исследующее закономерности преступности, связанной с незаконным потреблением наркотических средств и психотропных веществ (далее по тексту - наркотики). В перспективе, возможно, это направление исследований выделится в самостоятельную частную теорию (отрасль) криминологии, к чему имеются необходимые предпосылки. Задачи наркокриминологии в широком смысле сводятся к мультидисциплинарному изучению феномена наркопреступности как социального явления и научному обеспечению функционирования институтов уголовной юстиции в сфере противодействия незаконному обороту наркотиков, а также злоупотреблению ими. Наркокриминология, на наш взгляд, интегрируя совокупность относящихся к ней знаний, включает в себя общую часть, которую можно отнести к специальной части криминологии (либо частной криминологии), и особенную часть, относящуюся к особенной части криминологии. Общая часть наркокриминологии, как представляется, включает в себя три основных направления исследований, раскрывающие влияние потребления наркотиков на преступное поведение. 1. Криминологическое осмысление (оценку) незаконного потребления наркотиков как социально опасного заболевания, разновидности отклоняющегося поведения и противоправной деятельности. Отмечая важность и обоснованность изучения наркомании (наркотизма) в рамках девиантологии <8>, в то же время невозможно отказаться от изучения криминологией незаконного потребления наркотиков как девиантного (отклоняющегося) поведения, тем более что в определенные периоды российской истории такое потребление признавалось преступлением и в настоящее время в ряде государств сохранилась уголовная ответственность за незаконное потребление наркотиков. -------------------------------- <8> См., например: Гилинский Я. И. Девиантология: социология преступности, наркотизма, проституции, самоубийства и других "отклонений". СПб., 2007. С. 285 - 306.

2. Изучение незаконного потребления наркотиков как явления (фактора), обусловливающего совершение преступлений лицами, злоупотребляющими наркотиками, в том числе: а) преступлений, совершенных в состоянии наркотического опьянения, и б) преступлений, направленных на получение наркотиков для незаконного потребления, в том числе путем их хищения, изготовления, приобретения и т. д., а также путем склонения к совместному потреблению наркотиков других лиц, и в) преступлений в целях получения средств для приобретения наркотиков в целях личного потребления. 3. Изучение незаконного потребления наркотиков как социального явления, порождающего обеспечивающую его наркопреступность, включая в том числе: незаконное производство наркотиков; незаконное культивирование растений, содержащих наркотики или их прекурсоры; незаконные сбыт, ввоз или вывоз (контрабанду), пересылку наркотиков, их прекурсоров, растений, содержащих наркотики или их прекурсоры, либо их частей, содержащих наркотики или их прекурсоры; хищение либо вымогательство наркотиков; незаконную выдачу или подделку рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотиков; организацию либо содержание притонов для потребления наркотиков. Наркокриминология как мультидисциплинарная система научных знаний о закономерностях наркопреступности и наркопотребления, а также их взаимосвязях и противодействии этим негативным социальным явлениям тесно связана с другими науками (медициной, в том числе наркологией и токсикологией; социологией, в том числе девиантологией; психологией и педагогикой, экономикой и статистикой, демографией, различными юридическими и другими общественными науками), и концентрирует в себе разнородные по своей научной принадлежности знания, относящиеся к ее предмету изучения, не подменяя собой соответствующие направления взаимосвязанных с ней отраслей научных знаний. Для уяснения положений наркокриминологии, в силу ее широкой междисциплинарной специфики, важное значение имеет используемый понятийный аппарат. Для уяснения положений наркокриминологии, в силу ее широкой междисциплинарной специфики, важное значение имеет используемый понятийный аппарат.

II. Основные понятия наркокриминологии

Понятийный аппарат наркокриминологии основан на положениях Единой конвенции о наркотических средствах 1961 г. с поправками, внесенными в нее в соответствии с протоколом 1972 г. о поправках к Единой конвенции о наркотических средствах 1961 г., Конвенции о психотропных веществах (Вена, 21 февраля 1971 г.), Конвенции о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ (Вена, 20 декабря 1988 г.), а также на положениях Федерального закона от 8 января 1998 г. N 3-ФЗ "О наркотических средствах и психотропных веществах" (далее по тексту - Федеральный закон N 3-ФЗ), в котором нормативно определены основные понятия, связанные с наркотиками, злоупотреблением ими, незаконным оборотом наркотиков и нарушением правил их оборота, УК РФ, Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее по тексту - КоАП РФ) и ряда других федеральных законов и принятых в соответствии с ними подзаконных нормативных правовых актов. Определенные этими документами понятия необходимо учитывать при проведении криминологических исследований, а при их использовании в ином, не предусмотренном указанными актами смысле особо оговаривать такие случаи. К основным понятиям наркокриминологии можно отнести следующие. Психоактивные вещества - вещества естественного или искусственного происхождения (или смесь веществ), оказывающие влияние на функционирование центральной нервной системы и приводящие к изменению психического состояния и наркологическим заболеваниям (формированию зависимости). В российской медицине принято выделять три группы психоактивных веществ, прием которых вызывает наркологические заболевания: а) алкоголь, злоупотребление которым приводит к заболеванию алкоголизмом; б) наркотики, злоупотребление которыми приводит к заболеванию наркоманией; в) токсические вещества, в том числе сильнодействующие, злоупотребление которыми приводит к заболеванию токсикоманией. Наркотики - в криминологических исследованиях этот обобщающий термин употребляется для обозначения наркотических средств и психотропных веществ. Наркотические средства определяются Федеральным законом N 3-ФЗ как вещества синтетического или естественного происхождения, препараты, включенные в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, в соответствии с законодательством Российской Федерации, международными договорами Российской Федерации, в том числе Единой конвенцией о наркотических средствах 1961 г. В ст. 1 Единой конвенции о наркотических средствах 1961 г. наркотическое средство определяется как любое естественное или синтетическое вещество, включенное в Списки I и II этой Конвенции. Иногда вместо термина "наркотические средства" в криминологических исследованиях используется устаревший термин "наркотические вещества". Следует также учитывать, что Федеральный закон N 3-ФЗ до 2010 г. относил к наркотическим средствам и отдельные растения, пока Федеральным законом от 19 мая 2010 г. N 87-ФЗ растения не были исключены из определения наркотических средств. Психотропные вещества определяются Федеральным законом N 3-ФЗ как вещества синтетического или естественного происхождения, препараты, природные материалы, включенные в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, в соответствии с законодательством Российской Федерации, международными договорами Российской Федерации, в том числе Конвенцией о психотропных веществах 1971 г. Статья 1 Конвенции о психотропных веществах 1971 г. определяет психотропное вещество как любое вещество, природное или синтетическое, или любой природный материал, включенные в Списки I, II, III или IV этой Конвенции. Прекурсоры наркотических средств и психотропных веществ определяются Федеральным законом N 3-ФЗ как вещества, часто используемые при производстве, изготовлении, переработке наркотических средств и психотропных веществ, включенные в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, в соответствии с законодательством Российской Федерации, международными договорами Российской Федерации, в том числе Конвенцией ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г. Иногда используется краткое наименование - "прекурсоры". В преамбуле Конвенции ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г. прекурсоры определяются как химические вещества и растворители, используемые при незаконном изготовлении наркотических средств и психотропных веществ. Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, - перечень, утвержденный Постановлением Правительства Российской Федерации от 30 июня 1998 г. N 681, включающий согласно ст. 2 Федерального закона N 3-ФЗ четыре списка. Препарат определяется Федеральным законом N 3-ФЗ как смесь веществ в любом физическом состоянии, содержащая одно или несколько наркотических средств или психотропных веществ либо один или несколько прекурсоров, включенных в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации. Единая конвенция о наркотических средствах 1961 г. определяет препарат как смесь, твердую или жидкую, содержащую какое-нибудь наркотическое средство, а Конвенция о психотропных веществах 1971 г. определяет препарат как любой раствор или смесь в любом физическом состоянии, содержащие одно или несколько психотропных веществ, либо как одно или несколько психотропных веществ в терапевтических дозах. "Легкие наркотики" - якобы малоопасные наркотики, не вызывающие привыкания и зависимости, в отличие от "тяжелых наркотиков". Обычно под "легкими наркотиками" подразумевают коноплю (марихуану). Как показывает медицинская практика, в действительности так называемые "легкие наркотики" представляют такую же опасность, как и другие, не относящиеся к ним, наркотические средства и психотропные вещества. "Тяжелые наркотики" - наркотики, вызывающие быстрое привыкание и наносящие существенный вред здоровью. Деление наркотиков на "легкие" и "тяжелые" имеет условный характер. Аналоги наркотических средств и психотропных веществ определяются Федеральным законом N 3-ФЗ как запрещенные для оборота в Российской Федерации вещества синтетического или естественного происхождения, не включенные в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, химическая структура и свойства которых сходны с химической структурой и со свойствами наркотических средств и психотропных веществ, психоактивное действие которых они воспроизводят. Аналоги наркотических средств и психотропных веществ не признаются наркотиками как таковыми, но ответственность за деяния с ними установлена такая же, как и за деяния с наркотическими средствами и психотропными веществами. Растения, содержащие наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры (в криминологических исследованиях имеет место использование и краткого наименования - наркосодержащие растения), определяются Федеральным законом N 3-ФЗ как растения, из которых могут быть получены наркотические средства, психотропные вещества или их прекурсоры и которые включены в Перечень растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры и подлежащих контролю в Российской Федерации. В то же время уголовное законодательство выделяет два вида таких растений, предусматривая ответственность за деяния с ними разными статьями УК РФ: - растения, содержащие наркотические средства или психотропные вещества; - растения, содержащие прекурсоры наркотических средств или психотропных веществ (последние иногда именуются прекурсоросодержащими растениями). Таким образом, термин "наркосодержащие растения" может использоваться в широком смысле (применительно к растениям, содержащим наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры) и в узком смысле (применительно только к растениям, содержащим наркотические средства или психотропные вещества). Перечень растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, подлежащих контролю в Российской Федерации, определяется в соответствии с Федеральным законом N 3-ФЗ как Перечень, утвержденный Постановлением Правительства Российской Федерации от 27 ноября 2010 г. N 934. Наркомания определяется Федеральным законом N 3-ФЗ как заболевание, обусловленное зависимостью от наркотического средства или психотропного вещества. Помимо юридического определения наркомании, имеются различные определения этой болезни с позиций медицины. Так, например, одна из наиболее авторитетных специалистов в сфере наркологии, И. Н. Пятницкая, определяет наркоманию как "заболевание, которое выражается в том, что жизнедеятельность организма поддерживается на определенном уровне только при условии постоянного приема наркотического вещества" <9>. -------------------------------- <9> Пятницкая И. Н. Наркомания // Большая советская энциклопедия. Т. 17. М., 1974. С. 252.

В зависимости от вида наркотического средства или психотропного вещества, в результате злоупотребления которым сформировалось заболевание, в криминологических исследованиях выделяют такие виды наркоманий, как морфинизм, гашишизм, кокаинизм и др. В связи с этим ряд ученых определяет наркоманию как группу соответствующих заболеваний. Когда заболевание возникло как результат формирования зависимости от нескольких наркотических средств или психотропных веществ, то ставится диагноз "полинаркомания". Заболевания, обусловленные зависимостью от аналогов наркотических средств или психотропных веществ, их прекурсоров, а также других психоактивных веществ, не являющихся наркотическими средствами или психотропными веществами, не признаются наркоманией. Таким больным ставится диагноз "токсикомания", а при злоупотреблении алкоголем (спиртными напитками) - "алкоголизм". Если в медицине наркомания понимается как болезнь, то в социологии и криминологии - как вид отклоняющегося или преступного поведения (незаконное потребление наркотиков). Следует отличать наркоманию в узком смысле слова - как заболевание, и в широком смысле - как социальное явление, включающее совокупность всех вредных влияний на здоровье, семью, быт, демографию, преступность, экономику, состояние общества. Больной наркоманией определяется Федеральным законом N 3-ФЗ как лицо, которому по результатам медицинского освидетельствования, проведенного в соответствии с этим Законом, поставлен диагноз "наркомания". Наркоман - термин, иногда используемый в криминологии применительно к лицам, злоупотребляющим наркотиками, в двух значениях: в широком (обыденном) - по отношению ко всем лицам, допускающим немедицинское потребление наркотиков, и в узком (медицинском) - по отношению к лицам, больным наркоманией. В последнем (узком) смысле этот термин в криминологии также используется двояко: во-первых, для обозначения лиц, которым поставлен диагноз "наркомания", и, во-вторых, для обозначения не только лиц с установленным диагнозом, но и лиц, фактически (вне зависимости от поставленного диагноза) болеющих наркоманией. Незаконное потребление наркотических средств или психотропных веществ определяется Федеральным законом N 3-ФЗ как потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача. Незаконное потребление не охватывается понятием незаконного оборота наркотических средств или психотропных веществ. Вопросы незаконного потребления наркотиков (злоупотребления ими) изучаются медиками, биологами, психологами, социологами, криминологами с использованием разных методов и оценок такого злоупотребления и его причин. С криминологических позиций незаконное потребление наркотиков можно рассматривать как социально опасное заболевание, отклоняющееся и противоправное поведение. Злоупотребление наркотиками - то же, что и незаконное потребление наркотических средств и психотропных веществ. Опьянение - состояние нарушения физиологических функций организма, прежде всего его центральной нервной системы, вызванное приемом психоактивных веществ. В зависимости от вида употребленных психоактивных веществ различают алкогольное, наркотическое и токсическое опьянение. Наркотическое опьянение - опьянение в результате приема наркотиков (наркотических средств или психотропных веществ). Наркология - раздел психиатрии, наука, занимающаяся изучением заболеваний, вызванных психической и физической зависимостью от алкоголя, наркотиков и токсических веществ, а также лечением этих заболеваний и их предупреждением. Абстиненция - резкое ухудшение самочувствия наркопотребителя в результате прекращения приема наркотика или уменьшения дозы его приема. Интоксикация - отравление организма человека ядовитыми веществами, в том числе наркотиками. Оборот наркотических средств и психотропных веществ определяется Федеральным законом N 3-ФЗ как разработка, производство, изготовление, переработка, хранение, перевозка, пересылка, отпуск, реализация, распределение, приобретение, использование, ввоз на территорию Российской Федерации, вывоз с территории Российской Федерации, уничтожение наркотических средств, психотропных веществ, разрешенные и контролируемые в соответствии с законодательством Российской Федерации. Оборот прекурсоров определяется Федеральным законом N 3-ФЗ как разработка, производство, переработка, хранение, перевозка, пересылка, отпуск, реализация, приобретение, использование, ввоз на территорию Российской Федерации, вывоз с территории Российской Федерации, уничтожение прекурсоров, разрешенные и контролируемые в соответствии с законодательством Российской Федерации. Незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров определяется Федеральным законом N 3-ФЗ как оборот наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, осуществляемый в нарушение законодательства Российской Федерации. Незаконный оборот наркотиков может квалифицироваться как преступление и как административно наказуемое деяние. В отличие от Федерального закона N 3-ФЗ, в криминологических исследованиях в понятие "незаконный оборот наркотиков" часто включают и их незаконное потребление. Культивирование наркосодержащих растений определяется Федеральным законом N 3-ФЗ как деятельность, связанная с созданием специальных условий для посева и выращивания наркосодержащих растений, а также их посев и выращивание, совершенствование технологии выращивания, выведение новых сортов, повышение урожайности и устойчивости к неблагоприятным метеорологическим условиям. Незаконное культивирование наркосодержащих растений определяется Федеральным законом N 3-ФЗ как культивирование наркосодержащих растений, осуществляемое с нарушением законодательства Российской Федерации. Незаконное культивирование может квалифицироваться как преступление и как административное правонарушение. Наркопреступления в узком понимании этого термина - преступления, заключающиеся в незаконном обороте наркотиков, их аналогов и прекурсоров, наркосодержащих растений и их частей, а также в нарушении правил их оборота. В соответствии с УК РФ в редакции статей, вступающих в силу с 1 января 2013 г., к наркопреступлениям относятся преступления, предусмотренные ст. ст. 228, 228.1, 228.2, 228.3, 228.4, 229, 229.1, 230, 231, 232 и 233 УК РФ. Наркопреступления в их широком понимании включают некоторые преступления, предусмотренные ст. 226.1 и ст. 234 УК РФ, так как ряд веществ, включенных в списки Конвенции о психотропных веществах (Вена, 21 февраля 1971 г.), российским законодательством определяются как сильнодействующие вещества, а также преступления, предусмотренные ст. ст. 316, 174, 174.1 и 210 УК РФ, когда они связаны с наркопреступлениями, предусмотренными ст. ст. 226.1 и 228 - 234 УК РФ. Ряд авторов к числу наркопреступлений относит и преступления, совершенные: 1) в состоянии наркотического опьянения, и 2) в целях получения средств для приобретения наркотиков. Наркопреступность в криминологических исследованиях понимается как а) совокупность зарегистрированных в течение определенного периода времени на определенной территории наркопреступлений; б) совокупность наркопреступлений, предусмотренных УК РФ; в) вид преступности, связанной с наркотиками. Наркотизм - в криминологии многоплановое понятие, раскрываемое, в частности, как: а) то же, что и незаконный оборот наркотиков, включающий их незаконное потребление; б) негативное социальное явление, образованное совокупностью антиобщественных действий, обусловленных наркоманией; в) негативное социальное явление международного плана, характеризующееся приобщением части населения страны к немедицинскому потреблению наркотиков, находящихся под специальным международно-правовым и внутригосударственным контролем, а также участием (прямым или косвенным) в организации и осуществлении их нелегального оборота как в национальных рамках, так и в межгосударственных масштабах <10>. -------------------------------- <10> См.: Прохорова М. Л. Наркотизм: уголовно-правовое и криминологическое исследование. СПб., 2002. С. 17.

В наркологии под наркотизмом подразумевается эпизодическое или умеренное употребление наркотиков и других психоактивных веществ без формирования наркомании или токсикомании. Наркоситуация - комплексная количественная характеристика и качественная оценка распространения наркотизма (в медицинском его понимании: количество наркозависимых, заболеваемость и смертность наркоманов) и наркопреступности (количество наркопреступлений, незаконный оборот наркотиков), протекающих на определенной территории, выявление их территориальных тенденций и социально-экономических последствий, включая территориальный прогноз наркоситуации <11>. -------------------------------- <11> См.: Гаврикова А. В. Наркоситуация в Республике Башкортостан: территориально-структурные особенности, тенденции, регулирование: Автореф. дис. ... к. г.н. Пермь, 2012. С. 5 - 6.

Профилактика наркомании определяется Федеральным законом N 3-ФЗ как совокупность мероприятий политического, экономического, правового, социального, медицинского, педагогического, культурного, физкультурно-спортивного и иного характера, направленных на предупреждение возникновения и распространения наркомании. Антинаркотическая пропаганда определяется Федеральным законом N 3-ФЗ как пропаганда здорового образа жизни, в том числе физической культуры и спорта, направленная на формирование в обществе негативного отношения к наркомании. Это лишь некоторые специальные термины, имеющие значение для наркокриминологии. Обращает на себя внимание то, что многие из них имеют различные вариации при толковании, что требует в ряде случаев пояснений при их использовании.

III. Незаконное потребление наркотиков как заболевание, отклоняющееся и противоправное поведение

В современном мире злоупотребление наркотиками является одной из наиболее острых социальных проблем, масштаб которой обусловил ее отнесение к важнейшим угрозам международной безопасности. Достаточно сказать, что согласно данным ООН в настоящее время общее число потребляющих наркотики лиц составляет в мире от 155 до 250 млн. человек. Это от 3,5% до 5,7% всего населения планеты в возрасте от 15 до 64 лет <12>. -------------------------------- <12> См.: Всемирный доклад о наркотиках за 2010 г. ООН. 2011. С. 12.

С середины 90-х гг. XX в. процессы активной наркотизации населения распространились и на Российскую Федерацию. Так, если до 1985 г. наркоситуация в стране была достаточно стабильной (в 1965 г. в РСФСР было зарегистрировано 10 тыс. больных наркоманией, в 1975 г. - 14,8 тыс., в 1985 г. - 14,5 тыс.), то затем начался резкий рост числа лиц, злоупотребляющих наркотиками. В 1990 г. на учете в медицинских учреждениях в связи со злоупотреблением наркотиками состояли уже 52034 человека, из них 27098 человек с диагнозом "наркомания", в 2000 г. - 441927 человек, из них - 286630 с диагнозом "наркомания", а в 2010 г. - 547081 человек, из них - 350936 с диагнозом "наркомания". Таким образом, за 20 лет, с 1990 по 2010 г., число наркозависимых, стоящих на учете, в том числе наркобольных, увеличилось более чем в 10 раз. Если же провести расчеты на 100 тыс. жителей, с учетом сокращения населения России со 148,3 млн. человек в 1990 г. до 142,9 млн. человек в 2010 г., то увеличение будет еще больше. И это несмотря на то, что с 1992 г. больным наркологического профиля стали оказывать помощь врачи частной практики и данные о таких больных в государственную статистику не представляются. По разным оценкам, в России на данный момент имеют опыт незаконного потребления наркотиков (незаконно употребляли их хотя бы раз в жизни) от 5 до 18 млн. человек. Так, например, по данным общероссийского мониторинга наркоситуации, количество лиц, допускающих немедицинское потребление наркотиков, на 1 января 2005 г. составляло 5,99 млн. человек, из которых 1,87 млн. - подростки и молодежь в возрасте до 24 лет <13>. -------------------------------- <13> См.: Постановление Правительства Российской Федерации от 13 сентября 2005 г. N 561 "О федеральной целевой программе "Комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту на 2005 - 2009 годы" // Собрание законодательства Российской Федерации. 2005. N 38. Ст. 3820.

История потребления наркотиков в России

На протяжении всей истории человечества во всех районах мира люди использовали вещества, обладающие психоактивными (наркотическими) свойствами, с самыми разными целями: для восстановления сил (жевание листа коки), в целях лечения (опий), в ритуальных целях (галлюциногенные грибы), для поднятия настроения (каннабис) и т. д. Среди народов, населявших современную территорию Российской Федерации, также имело место с древних времен потребление веществ, определяемых в настоящее время как наркотики, в связи с их психоактивными свойствами. Знакомство человека с такими веществами носило случайный характер и связано с разными причинами, в силу которых становилось известно об их наркотическом воздействии. Одним из путей ознакомления с наркотическими свойствами растений стало их жевание в целях пропитания. При этом случайно выявлялись растения, обладающие наркотическими свойствами, в памяти фиксировался эффект, получаемый при употреблении таких растений, формировалась тяга к их потреблению. Случайно было замечено и одурманивающее наркотическое воздействие дыма при сжигании конопли, что стало осознанно использоваться. Так, например, в сочинении Геродота (V в. до н. э.) описывается, что в скифской земле произрастает конопля, семена которой живущий там народ собирает и бросает на раскаленные камни в войлочной юрте. От этого поднимается сильный дым, вдыхая который скифы громко "вопят от удовольствия" <14>. -------------------------------- <14> См.: Геродот. История: В 9 кн. Л., 1972. С. 205.

Всего, как отмечается в имеющихся исследованиях, народы, населявшие территорию современного Российского государства, с древнейших времен применяли более 100 различных психоактивных веществ, которые получали из трав, мхов, ягод, грибов и т. п. В дохристианский период истории Древнерусского государства ведуны и волхвы (языческие жрецы) использовали эти вещества (зелье) в лечебных и ритуальных целях. С принятием христианства и использованием соответствующих норм византийского церковного права появляется ответственность за деяния с зельем. Во многом скрытый и не познанный до конца механизм психического и физиологического воздействия наркотиков на поведение и состояние личности затрагивал либо отвергал религиозные постулаты познания мира, в связи с чем использование веществ, обладающих наркотическими свойствами, квалифицировалось как преступление против церкви (чародеяние, волхвование, колдовство, зелейничество). Указанные нормы были направлены на поддержание христианской религии как таковой (веры в Бога) и искоренение проявлений язычества, имевшего место в дохристианский период развития российской государственности. В дальнейшем при оценке указанных веществ наряду с понятием "зелье" стало использоваться понятие "отрава", под которой понимались отдельные виды зелья, способные причинить смерть или вред здоровью человека, животного. С появлением новых научных знаний, в том числе и через ознакомление с зарубежным опытом, наряду с одурманивающими и отравляющими свойствами выявляются и лечебные свойства отдельных наркотических веществ. Лечение ими больных начинает признаваться в Русском государстве в качестве законного вида деятельности. С распространением потребления таких веществ накапливаются свидетельства об их опасности при немедицинском потреблении, формируется осознание необходимости регулирования оборота наркотиков и пресечения злоупотребления ими. На рубеже XVIII - XIX вв. в России появляются официально утвержденные списки сильнодействующих и ядовитых веществ, в которые включаются известные к тому времени вещества, обладающие наркотическими свойствами, устанавливается уголовная ответственность за незаконный оборот таких веществ, а также за нарушение правил их оборота. При этом злоупотребление этими веществами наказуемым не признавалось, но осуждалось. Так, например, в изданном в 1842 г. сочинении К. Гелинга указывалось: "Против злоупотребления опиумом и мухоморами особых постановлений в наших законах нет. Несмотря на то, медицинская полиция должна, однако же, стараться искоренять эти привычки, выставляя примерами все пагубные от них последствия" <15>. -------------------------------- <15> Гелинг К. Опыт гражданской медицинской полиции, примененный к законам Российской империи. Вильна, 1842. Т. I. С. 487 - 488.

В 1880 г. П. Григорьев в статье "Туземцы и кокнар (к вопросу о воспрещении жителям края приготовления и продажи наркотических веществ)" <16> подробно описал причины, обусловливающие необходимость принятия мер "к охранению народного здравия" путем запрета приготовления и продажи "туземных наркотиков". Согласно результатам проведенного им исследования, в Туркестанском крае Российской империи в тот период времени получили наибольшее распространение такие наркотики, как опий и гашиш. -------------------------------- <16> См.: Туркестанские ведомости. 08.07.1880.

Итоговое заключение по результатам исследования П. Григорьева весьма актуально и сегодня. Он отмечал: "...необходимо принять общие меры. А именно повысить нравственное и умственное развитие народа и поднять его благосостояние. Оставьте истых наркотистов под номинальным запрещением и действуйте на молодое поколение. Дайте ему возможность находить себе более высшие удовольствия, и оно не будет искать наслаждения в опиуме". В XIX в. злоупотребление наркотиками становится предметом изучения, и по мере накопления знаний и представлений о воздействии указанных веществ на человеческий организм и человеческую психику, механизм преступного поведения, религиозной, социальной и психологической оценки степени общественной опасности деяний с такими веществами формируется оценка злоупотребления ими как отклоняющегося поведения, а в случае возникновения зависимости от таких веществ - как болезни. Если в XIX в. злоупотребление наркотиками (опий, марихуана, гашиш) получило широкое распространение лишь на окраинах Российской империи среди местного населения - в Средней Азии и на Дальнем Востоке (Приамурье), то в начале XX в. потребление наркотиков (морфия, гашиша и кокаина) стало модным в кругах творческой интеллигенции, а также фиксировались случаи активного распространения морфинизма среди медиков. Первая мировая война и затем революции 1917 г. и Гражданская война создали условия для повсеместного распространения наркомании во всех без исключения слоях общества и на всей территории России. Кокаин и морфин становятся культовыми наркотиками, что нашло отражение в художественной литературе и в фольклоре того времени <17>. -------------------------------- <17> Об этом см., например: Сидоров А. А. На Молдаванке музыка играет: новые очерки о блатных уличных песнях. М., 2012. С. 143 - 173.

Потребовались колоссальные усилия со стороны государства, чтобы в 1930-е гг. добиться существенного снижения уровня наркомании в стране, чему способствовали не только правоохранительные (в первую очередь - репрессивные) меры, но и произошедшие в эти годы социалистического развития ликвидация разрухи, безработицы и беспризорности, голода и нищеты, ликвидация неграмотности и рост образования, в целом повышение материального и культурного уровня жизни. Получившее затем в годы Великой Отечественной войны распространение морфинизма было "жестко" ликвидировано. Вновь тенденции к распространению наркопотребления появились в период так называемой "оттепели" на рубеже 50 - 60-х гг. В 1965 г. на учете в органах здравоохранения уже в связи со злоупотреблением наркотиками состояло на учете 23714 лиц, а к концу 1971 г. - более 50 тыс. <18>. Тем не менее наркомания относилась к "родимым пятнам капитализма", и официально отрицалось наличие социальных причин распространения наркомании в СССР. -------------------------------- <18> См.: Мацкевич И. М., Зарипов З. С. Наркотики в России и в мире. Криминологические очерки. М., 2009. С. 103.

Существенное влияние на распространение наркомании оказал ввод войск в Афганистан - один из мировых центров незаконного наркопроизводства. Последовавшие в дальнейшем глубокие социально-экономические преобразования и потрясения, связанные с распадом Советского Союза и формированием в Российской Федерации нового экономического уклада, спровоцировали обвальный рост наркомании. Процессы активной наркотизации населения обусловили начало системных исследований причин распространения наркомании в стране. При этом по мере распространения злоупотребления наркотиками сформировалось осознание необходимости не только поиска новых методов индивидуального лечения больных (наркоманов) и активизации борьбы с наркопреступностью, но и проведения широких социально-профилактических антинаркотических мероприятий. В Российской Федерации создается антинаркотическое законодательство, которое затем фактически кодифицируется в Федеральный закон 1998 г. N 3-ФЗ.

Незаконное потребление наркотиков как заболевание

Понятия "незаконное потребление наркотиков" и "наркомания" не являются тождественными. Федеральный закон "О наркотических средствах и психотропных веществах" определяет наркоманию как заболевание, обусловленное зависимостью от наркотиков, а незаконное потребление наркотиков - как их потребление без назначения врача. Таким образом, наркомания является результатом незаконного потребления наркотиков конкретным индивидом. В медицине лиц, незаконно потребляющих наркотики, делят на три категории, а именно: - лица, разово незаконно потребляющие наркотики; - лица, незаконно потребляющие наркотики с вредными последствиями; - лица, незаконно потребляющие наркотики, больные наркоманией (больные с наркологическими расстройствами), у которых сформировалась наркотическая зависимость. Соответственно, термин "наркоман" применительно к лицам, злоупотребляющим наркотиками, может применяться в широком и в узком смысле этого слова: в широком (обыденном) - по отношению ко всем лицам, допускающим немедицинское потребление наркотиков; в узком (медицинском) - по отношению к лицам, больным наркоманией. Наркомания, согласно медицинским исследованиям, - это заболевание мозга, развивающееся как результат потребления наркотиков. В результате воздействия наркотиков на нейрохимические процессы мозга формируется синдром зависимости (физической и психической). В связи с этим наркомания как заболевание относится к психическим расстройствам, вызванным употреблением наркотиков. В 30-е гг. XX в. в психиатрии сформировалось специальное направление - наркология, изучающее закономерности развития, течения и лечения психической и физической зависимости от наркотиков и алкоголя. Зависимость от наркотиков возникает в результате привыкания к ним. При этом зависимость от наркотиков формируется у разных людей по времени неодинаково, у кого-то стремительно, у кого-то медленно. Это зависит как от физического и психического состояния самого потребителя, так и от его возраста, вида наркотика, наследственности и ряда других факторов. В частности, установлено существование биологической предрасположенности к развитию наркозависимости, которая носит врожденный характер и закреплена генетически. Так, обнаружен факт семейного накопления наркозависимости в семьях больных, страдающих опийной наркоманией. Согласно результатам проведенных исследований частота опийной наркомании среди родственников I степени родства составляет 8,4%, что значительно превосходит тот же показатель в общей популяции, равный 0,9% <19>. -------------------------------- <19> См.: Наркология: национальное руководство / Под ред. Н. Н. Иванца, И. П. Анохиной и М. А. Винниковой. М., 2008. С. 56.

Формирование зависимости индивидуально, но в целом оно идет медленнее при гашишизме, быстрее - при злоупотреблении снотворными и стимуляторами, а наиболее быстро - при потреблении опиатов (опия, морфия и героина). Известны случаи, когда зависимость формируется в результате однократного приема наркотика, что позволяет говорить о наличии у ряда людей склонности к развитию наркотической зависимости. Таким образом, даже единожды употребив наркотик, человек подвергает себя риску стать после этого наркозависимым. Физическая зависимость от наркотиков представляет такое состояние организма, при котором у человека возникает безудержное влечение к потреблению наркотиков для обеспечения физического комфорта. В случае неприема наркотика или даже уменьшения его количества начинается тяжелое физическое недомогание: сердцебиение, боль в различных участках тела, напряжение мышц, повышенная потливость, чиханье, кашель и другие неприятные ощущения, от которых можно избавиться на время только путем приема очередной дозы наркотика. В противном случае может развиться абстинентный синдром, представляющий собой комплекс физических и психических расстройств, причиняющих невыносимые страдания (так называемая "ломка"). При этом возможны зрительные и слуховые галлюцинации, нарушения сознания и другие психотические расстройства. Абстиненция может сопровождаться падением сердечной деятельности, ухудшением течения имеющихся заболеваний. В наркологии абстинентный синдром признается составной частью синдрома физической зависимости. Физическую зависимость формирует потребление не всех видов наркотиков, однако даже если физическая зависимость не сформировалась, ее отсутствие "компенсируется" негативными последствиями психической зависимости. Психическая зависимость Комитетом экспертов Всемирной организации здравоохранения определяется как состояние, при котором наркотик вызывает чувство удовлетворения и психического подъема и которое требует периодически возобновляемого (повторяемого) или постоянного его введения для того, чтобы испытать удовлетворение или избежать дискомфорта <20>. Использование для характеристики указанного состояния термина "психическая зависимость" указывает на то, что проблемы со здоровьем возникают именно в психической сфере, обусловленные патологической потребностью в приеме наркотика во избежание психологического дискомфорта. -------------------------------- <20> См.: Комитет экспертов ВОЗ по лекарственной зависимости. Двадцатый доклад. Женева, 1975. С. 15.

Медицинские наблюдения показывают, что после формирования психической зависимости от наркотиков их прием становится постоянным, а по мере привыкания сроки между приемами наркотика сокращаются и все увеличивается их разово потребляемое количество, так как прежние дозы наркотика уже не оказывают необходимого воздействия, а наркоман испытывает потребность не только повторить получаемый от наркопотребления эффект эйфории, но и усилить его. Скорость привыкания и возможность увеличения размеров потребляемых доз для разных наркотиков не одинаковы. При непрерывном нарастании разово потребляемые дозы наркотика могут увеличиваться в десятки и даже сотни раз, многократно превышая смертельные дозы для не потребляющего наркотики человека. Такое количество наркотика быстро разрушает здоровье потребителя, его внутренние органы и психику, приводит к различным сопутствующим заболеваниям и как итог - к смерти (обычно от отравления наркотиком, его смертельной дозы). Негативные последствия незаконного потребления наркотиков уже давно и неоднократно изложены в литературе. Например, известный исследователь Дальнего Востока В. К. Арсеньев, фиксируя наблюдаемые им в 1906 - 1912 гг. последствия курения опиума, отмечал, что люди "которые курили, что называется, запоем, имели сильно изможденный вид и землистый цвет лица. Это были неврастеники, люди слабосильные, худосочные. Все они харкали мокротой с кровью, имели мутные слезливые глаза, постоянно открытый рот, отвислые губы. Эти несчастные отлично осознавали, что они погибшие люди, что для них нет спасения, и, чтобы заглушить это сознание, они спешили вновь накуриться и уснуть поскорее. Лишь только действие опия на организм начинает ослабевать, как тотчас же появляются физические и душевные страдания. Больной начинает чувствовать сильное напряжение в спинном хребте и болезненные половые эрекции... потом появляются головные боли, головокружение, упадок сил, лень, апатия, отсутствие аппетита, бессонница, тоска и нередко - помешательство" <21>. -------------------------------- <21> Арсеньев В. Собрание сочинений: В 6 т. 1906 - 1916. Владивосток, 2012. Т. III: Научно-практические публикации, отчеты, доклады. С. 458.

Параллельно с наркопотреблением идет процесс разрушения личности наркопотребителя. Тяга к наркотикам затмевает все остальное: моральные запреты, семейные отношения, работу и даже инстинкт самосохранения, ведет к интеллектуальной, духовной деградации. Специалистами в области психиатрии отмечается, что большинство наркоманов начинают злоупотреблять наркотиками в молодом возрасте, когда личность еще не сформирована, и в результате ее дальнейшее развитие и социальный рост останавливаются, сужается круг интересов, все мысли концентрируются вокруг наркотиков, наблюдаются общее эмоциональное обеднение и огрубление, лживость, морально-этические дефекты и снижение энергетического потенциала. Эти признаки сближают больных наркоманией с пациентами, страдающими шизофренией <22>. -------------------------------- <22> См.: Дмитриева Т. Б., Игонин А. А., Клименко Т. Б., Пищикова Л. Е., Кулагина Н. Е. Психопатические состояния, вызываемые злоупотреблением опиоидами, каннабиноидами, седативными и снотворными препаратами // Наркология. 2003. N 1. С. 22.

Остановить указанный процесс крайне сложно, а во многих случаях невозможно. Если при раннем лечении зависимости от курения марихуаны или гашиша возможен благоприятный исход, то при злоупотреблении опиатами, особенно - героином, в целом прогноз неблагоприятен и прогнозируем летальный исход. Эффективность лечения зависимости от наркотиков - одна из наиболее дискуссионных тем в психиатрии. Так, ряд специалистов считает, что наркомания является неизлечимым заболеванием, но при этом в результате лечения можно добиться ремиссии <23>, в том числе многолетней, а иногда и пожизненной. -------------------------------- <23> Ремиссия (лат. remissio - "уменьшение, ослабление") - период течения хронической болезни, который характеризуется значительным ослаблением (неполная ремиссия) или исчезновением (полная ремиссия) ее симптомов (признаков заболевания). По отношению к лицам, больным наркоманией, этот термин применяется, когда они уменьшают частоту приема наркотиков или прекращают их употреблять. Многолетнюю полную ремиссию трудно отграничить от полного выздоровления.

Мнение о неизлечимости наркомании обычными методами стимулирует поиски новых путей избавления от наркозависимости, к числу которых можно отнести "реанимацию" использовавшегося в прошлом опыта проведения операций на мозге - лоботомии в целях разрушения взаимосвязи между биологическими функциями мозга и девиантным поведением, выражающимся в незаконном наркопотреблении. Лоботомия является одним из наиболее спорных и до конца не изученных по своим последствиям способом лечения наркозависимости. Итак, есть две точки зрения по вопросу возможности излечения наркомании: одни считают, что эта болезнь излечима, другие утверждают, что имеющимися на данный момент средствами - нет. Ряд авторов, не высказываясь определенно по этому вопросу, предлагают на него следующий ответ, выражая "третью точку зрения": "Не следует однозначно утверждать, что наркомания неизлечима, равно как и то, что ее излечение возможно... Утверждение о неизлечимости наркомании может негативно сказаться на психическом состоянии и волевых усилиях тех, кто настроен порвать с болезненной зависимостью, равно как и утверждение о полной доступности излечения может настроить на беспечный лад тех, кто еще интересуется наркотиками, но не втянулся в их систематическое потребление" <24>. -------------------------------- <24> Бондырева С. К., Колесов Д. В. Наркотизм (природа и преодоление). М.-Воронеж, 2006. С. 426.

В настоящее время в органах здравоохранения Российской Федерации состоит на учете уже более полумиллиона потребителей наркотиков. Динамика учета в российских органах здравоохранения потребителей наркотиков в 1987 - 1991 гг. <25> и в 1999 - 2011 гг. <26> отражена в табл. 1. -------------------------------- <25> Данные за 1987 - 1991 гг. для расчетов взяты из издания: Меретуков Г. М. Уголовно-правовые проблемы борьбы с наркобизнесом. Ростов-на-Дону, 1994. С. 16. <26> Здесь и далее данные о количестве наркозависимых по годам приводятся, если не оговорено иное, по изданиям: Киржанова В. В., Сидорюк О. В. Показатели общей и первичной заболеваемости наркологическими расстройствами в Российской Федерации в 1999 - 2009 годах. М., 2010; Основные показатели деятельности наркологической службы в 2011 году. М., 2012.

Таблица 1

Число потребителей наркотиков, стоявших на учете в органах здравоохранения

количество с диагнозом "наркомания" злоупотребляющих с вредными зарегистрированных последствиями потребителей год число % +(-) к % к 1987 г. число % +(-) к % к 1987 г. число % +(-) к % к 1987 г. прошлому прошлому прошлому году году году

Данные по РСФСР за 1987 - 1991 гг.

1987 61246 100,0% 20272 100,0% 40974 100,0%

1988 57250 -6,5% 93,5% 23889 +17,9% 117,9% 33361 -18,6% 81,4% 1989 51517 -10,9% 84,1% 25361 +6,2% 125,1% 26156 -21,6% 63,9% 1990 52034 +1,0% 84,9% 27098 +6,8% 133,7% 24936 -4,7% 60,9% 1991 51649 -0,7% 84,3% 26986 -0,4% 133,1% 24663 -1,1% 60,2%

Данные по Российской Федерации за 1999 - 2011 гг.

1999 364679 595,4% 224647 1108% 140032 341,8%

2000 441927 +21,2% 721,6% 286630 +27,6% 1414% 155297 +10,9% 379,0%

2001 496419 +12,3% 810,5% 335317 +17,0% 1654% 161102 +3,7% 393,2%

2002 498745 +0,5% 818,1% 342446 +2,0% 1689% 156299 -3,0% 381,5%

2003 495620 -0,6% 809,2% 343335 +0,3% 1694% 152285 -2,6% 371,7%

2004 493647 -0,4% 806,0% 342719 -0,2% 1691% 150928 -1,3% 371,1%

2005 500508 +1,4% 817,2% 343509 +0,2% 1694% 156999 +4,0% 383,2%

2006 517839 +3,5% 845,5% 350267 +2,0% 1728% 167572 +6,7% 409,0%

2007 537774 +3,8% 878,1% 356188 +1,7% 1757% 181586 +8,4% 443,2%

2008 549577 +2,2% 897,3% 358120 +0,5% 1767% 191457 +5,4% 467,3%

2009 555272 +1,0% 906,6% 357759 -0,1% 1765% 197513 +3,2% 482,0%

2010 547081 -1,5% 893,3% 350936 -1,9% 1731% 196145 -0,7% 478,7%

2011 533404 -2,5% 870,9% 339320 -3,3% 1674% 194084 -1,0% 473,7%

В то же время, по данным независимых социологических исследований, реальная численность потребителей наркотиков в стране превышает численность наркопотребителей, поставленных на учет в органах здравоохранения, как минимум в 8 - 10 раз. Из приведенных в таблице данных видно, что в период с 1987 по 2011 г. в Российской Федерации число стоящих на учете лиц по поводу незаконного потребления наркотиков выросло с 61246 до 533404, т. е. почти в 9 раз, из них число лиц, больных наркоманией, - с 20272 до 339320, т. е. более чем в 16 раз. При этом обращает на себя внимание то, что количество стоящих на учете лиц, злоупотребляющих наркотиками с вредными последствиями, за этот период увеличилось менее чем в 5 раз. Одновременно изменилось соотношение удельного веса лиц, больных наркоманией, и лиц, злоупотребляющих наркотиками с вредными последствиями, в общем числе лиц, поставленных на учет в органах здравоохранения в связи со злоупотреблением наркотиками (табл. 2).

Таблица 2

Состояло на учете лиц, допускающих немедицинское потребление наркотиков

год всего с диагнозом удельный злоупотребление удельный на "наркомания" вес с вредными вес учете последствиями

Данные по РСФСР за 1987 - 1991 гг.

1987 61246 20272 33,1% 40974 66,9%

1988 57250 23889 41,7% 33361 58,3%

1989 51517 25361 49,2% 26156 50,8%

1990 52034 27098 52,1% 24936 47,9%

1991 51649 26986 52,2% 24663 47,8%

Данные по Российской Федерации за 1999 - 2011 гг.

1999 364679 224647 61,6% 140032 38,4%

2000 441927 286630 64,9% 155297 35,1%

2001 496419 335317 67,5% 161102 32,5%

2002 498745 342446 68,7% 156299 31,3%

2003 495620 343335 69,3% 152285 30,7%

2004 493647 342719 69,4% 150928 30,6%

2005 500508 343509 68,6% 156999 31,4%

2006 517839 350267 67,6% 167572 32,4%

2007 537774 356188 66,2% 181586 33,8%

2008 549577 358120 65,2% 191457 34,8%

2009 555272 257759 64,4% 197513 35,6%

2010 547081 350936 64,1% 196145 35,9%

2011 533404 339320 63,6% 194084 36,4%

В табл. 1 и 2 обращает на себя внимание несоответствие в процентах увеличения числа стоящих на учете лиц, злоупотребляющих наркотиками с вредными последствиями, и лиц, больных наркоманией, а также существенное изменение соотношения удельного веса лиц, больных наркоманией, и лиц, злоупотребляющих наркотиками с вредными последствиями, в общем числе лиц, поставленных на учет в органах здравоохранения в связи со злоупотреблением наркотиками. Если в 1987 г. больные наркоманией составляли 33,1% от всех состоящих на учете потребителей наркотиков, а злоупотребляющие наркотиками с вредными последствиями - 66,9%, то к 2011 г. наблюдается фактически обратная картина: больных наркоманией - 63,6%, злоупотребляющих с вредными последствиями - 36,4%. Объяснить указанные изменения в соотношении состоящих на учете лиц, больных наркоманией, и лиц, злоупотребляющих наркотиками с вредными последствиями, можно в первую очередь "накоплением" наркобольных, когда их ежегодный прирост выше естественного сокращения в результате смерти таких больных. Так, ежегодно часть состоящих на учете в связи со злоупотреблением наркотиками с вредными последствиями переходит в категорию наркобольных. Кроме того, на учет с этим диагнозом ставятся лица, ранее не стоявшие на учете в органах здравоохранения. Второй причиной изменения пропорции между злоупотребляющими с вредными последствиями и больными наркоманией является распространение видов наркотиков, непродолжительный прием которых уже приводит к болезни - наркомании. Так, например, первые случаи употребления дезоморфина ("крокодила"), кустарно изготавливаемого на основе кодеиносодержащих препаратов, стали фиксироваться в 2003 г. За семь лет дезоморфин стал наркотиком, получившим массовое распространение в большинстве субъектов Российской Федерации. Что касается смертности от потребления наркотиков, то, по данным Бюро судмедэкспертизы, за 2010 г. зафиксировано 7728 таких случаев. От отравления наркотическими средствами умерло 7192 человека (в 2009 г. - 7592), от отравления психотропными веществами - 536 человек. Эта статистика учитывает только так называемые "передозировки", когда смерть наступила непосредственно от приема наркотиков. В то же время ею не учитываются случаи смерти от болезней, вызванных потреблением наркотиков, в том числе заражения крови, СПИДа, а также от спровоцированных потреблением наркотиков ситуаций, например, смерть лиц, находящихся в состоянии наркотического опьянения, в ДТП или на улице от переохлаждения, другие несчастные случаи. Как менялся процент зарегистрированных потребителей наркотиков (больных наркоманией и злоупотребляющих наркотиками с вредными последствиями) по отношению к общей численности населения России по годам в периоды с 1987 по 1991 г. и с 1999 по 2011 г. <27>, отражено в табл. 3. -------------------------------- <27> Данные о численности населения по годам приведены по изданиям: Демографический ежегодник России. 2006. М., 2006. С. 20; Российский статистический ежегодник. М., 2010. С. 77; Российский статистический ежегодник. М., 2011. С. 77; Регионы России. Социально-экономические показатели. М., 2011. С. 20.

Таблица 3

Число потребителей наркотиков, стоящих на учете в органах здравоохранения в 1999 - 2011 гг., и их доля в общей численности населения

год количество % наркозависимых к численности населения

населения наркозависимых

Данные по РСФСР за 1987 - 1991 гг.

1987 144783700 61246 0,04%

1988 145988300 57250 0,04%

1989 147021900 51517 0,04%

1990 147665100 52034 0,04%

1991 148273700 51649 0,03%

Данные по Российской Федерации за 1999 - 2001 гг.

1999 147539000 364679 0,25%

2000 146890000 441927 0,30%

2001 146304000 496419 0,34%

2002 145167000 498745 0,34%

2003 144964000 495620 0,34%

2004 144168000 493647 0,34%

2005 143474000 500508 0,35%

2006 142754000 517839 0,36%

2007 142221000 537774 0,38%

2008 142009000 549577 0,39%

2009 141904000 555272 0,39%

2010 143482000 547081 0,38%

2011 142914000 533404 0,37%

Таким образом, с 1987 по 2011 г. количество зарегистрированных в органах здравоохранения наркопотребителей выросло в 8,8 раза, а доля наркопотребителей в общей численности населения страны выросла в 9,5 раза - с 0,04% (61246 человек) до 0,37% (553404 человека). Из приведенных данных (табл. 1 - 3) также следует, что наметились изменения в имевшейся до 2009 г. тенденции увеличения количества стоящих на учете лиц, злоупотребляющих наркотиками (больных наркоманией и употребляющих наркотики с вредными последствиями). На протяжении двух последних лет (2010 и 2011 гг.) имеет место снижение числа таких лиц (табл. 1). При этом в 2010 и 2011 гг. по сравнению с 2009 г. снизилось как общее количество потребителей наркотиков, стоящих на учете в органах здравоохранения, так и количество лиц в каждой из учетных групп - больных наркоманией и злоупотребляющих наркотиками с вредными последствиями. В эти же годы произошло и снижение доли лиц, стоящих на учете в связи со злоупотреблением наркотиками, по отношению к численности населения (табл. 3). Абсолютные и относительные показатели свидетельствуют о тенденции к снижению числа стоящих на медицинском учете лиц по поводу незаконного потребления наркотиков. В то же время два года - срок недостаточный для однозначного вывода об изменении многолетней тенденции к росту числа наркопотребителей, требуются дальнейшие наблюдения. Пока же можно сделать два предположения: а) оптимистическое, что в результате принимаемых активных антинаркотических мер удалось в целом стабилизировать наркоситуацию и добиться последовательного сокращения числа наркопотребителей, или б) пессимистическое, что реального снижения числа наркопотребителей нет, а снижение объясняется либо изменениями в учете наркопотребителей, либо иными причинами, не связанными с оздоровлением наркоситуации. В пользу оптимистического предположения свидетельствуют данные Минздрава России о том, что за 5 лет, с 2007 по 2011 г., количество потребителей наркотиков среди детей до 14 лет снизилось на 37,5%, среди подростков от 15 до 17 лет - на 42,2%; количество больных наркоманией в первой из этих возрастных групп снизилось на 61%, а во второй возрастной группе - на 63%. В то же время имеются данные о расширении распространения наркотиков среди молодежи, потребление которых обычно не влечет постановки на медицинский учет, например марихуаны. Имеющиеся данные указывают на то, что марихуана является самым популярным наркотиком среди молодежи. Кроме того, фиксируется массовое распространение среди молодежи психоактивных веществ, которые не признаны наркотиками. Например, в последнее время имеет место потребление так называемого "веселящего газа" (закиси азота высокой концентрации). Диагноз "наркомания" носит общий характер для всех лиц, больных наркоманией, но в зависимости от вида потребляемого наркотика диагноз конкретизируется. В России в настоящее время подавляющее большинство зарегистрированных больных составляют больные с зависимостью от опиоидов (морфинизм, опийная наркомания, героиновая наркомания и др.), вторые по численности - больные каннабиноидной (гашишной) наркоманией. На эти две категории, по данным 2011 г., приходится более 92% всех зарегистрированных больных. В то же время имеет место тенденция к увеличению числа лиц с синдромом зависимости от других наркотиков и сочетаний нескольких наркотиков (полинаркомании). Такая же тенденция имеет место и в других европейских странах, о чем свидетельствуют данные Европейского мониторингового центра по наркотикам и наркомании (EMCDDA). По способу употребления (введения в организм) наркотиков выделяют лиц, которые употребляют наркотики инъекционным способом. Таковых в настоящее время набирается более 70% от всех зарегистрированных лиц с диагнозом "наркомания". Динамика учета в органах здравоохранения лиц, потребляющих различные виды наркотиков, в 1999 - 2011 гг. отражена в табл. 4.

Таблица 4

Доля потребителей конкретных видов наркотиков в общем числе лиц, стоявших на учете в органах здравоохранения

из них с синдромом зависимости от следующих наркотиков:

кол-во опиоидов каннабиноидов кокаина психостимуля - других год нарко - торов наркотиков боль - и их ных сочетаний

кол-во доля кол-во доля кол-во доля кол-во доля кол-во доля

1999 224647 193241 86,0% 14063 6,3% 613 0,3% 5202 2,3% 11528 5,1%

2000 286630 254385 88,7% 15614 5,4% 262 0,1% 5324 1,9% 11045 3,9%

2001 335317 301082 89,8% 16883 5,0% 243 0,1% 5698 1,7% 11411 3,4%

2002 342446 305099 89,0% 19211 5,6% 81 0,1% 5733 1,7% 12322 3,6%

2003 343335 303649 88,4% 20788 6,0% 65 0,1% 5576 1,6% 13257 3,9%

2004 342719 301715 88,0% 21332 6,2% 61 0,1% 5273 1,5% 14338 4,2%

2005 343509 301711 87,8% 21937 6,3% 50 0,1% 5150 1,5% 14661 4,3%

2006 350267 307232 87,7% 22528 6,4% 131 0,1% 5251 1,5% 15125 4,3%

2007 356188 312313 87,7% 23617 6,6% 52 0,1% 4248 1,2% 15958 4,4%

2008 358120 313418 87,5% 24080 6,7% 52 0,1% 4139 1,1% 16431 4,6%

2009 357759 310960 86,9% 24302 6,9% 98 0,1% 4159 1,1% 18240 5,0%

2010 350936 304380 86,7% 23097 6,6% 81 0,1% 4254 1,2% 19124 5,4%

2011 339320 290391 85,6% 22924 6,7% 69 0,1% 4733 1,4% 21203 6,2%

Динамика учета в органах здравоохранения больных - потребителей конкретных видов наркотиков складывается следующим образом:

Таблица 5

Динамика учета больных - потребителей конкретных видов наркотиков в органах здравоохранения по отношению к предыдущему году

из них с синдромом зависимости от следующих наркотиков:

опиоидов каннабиноидов кокаина психостимуля - других год торов наркотиков и их сочетаний

кол-во доля кол-во доля кол-во доля кол-во доля кол-во доля

1999 193241 14063 613 5202 11528

2000 254385 +31,6% 15614 +11,0% 262 -57,3% 5324 +2,3% 11045 -4,2%

2001 301082 +18,4% 16883 +8,1% 243 -7,3% 5698 +7,0% 11411 +3,3%

2002 305099 +1,3% 19211 +13,7% 81 -66,7% 5733 +0,6% 12322 +8,0%

2003 303649 -0,5% 20788 +8,2% 65 -19,8% 5576 -2,7% 13257 +7,6%

2004 301715 -0,6% 21332 +2,6% 61 -6,2% 5273 -5,4% 14338 +8,2%

2005 301711 0% 21937 +2,8% 50 -18% 5150 -2,3% 14661 +2,3%

2006 307232 +1,8% 22528 +2,7% 131 +162% 5251 +2,0% 15125 +3,2%

2007 312313 +1,7% 23617 +4,8% 52 -60,3% 4248 -19,1% 15958 +5,5%

2008 313418 +0,4% 24080 +2,0% 52 0% 4139 -2,6% 16431 +3,0%

2009 310960 -0,8% 24302 +0,9% 98 +88,5% 4159 +0,5% 18240 +11,0%

2010 304380 -2,1% 23097 -5,0% 81 -17,3% 4254 +2,3% 19124 +4,8%

2011 290391 -4,6% 22924 -0,7% 69 -14,8% 4733 +11,3% 21203 +10,9%

Также весьма показательна динамика учета потребителей конкретных видов наркотиков в органах здравоохранения за этот период по отношению к 1999 г.

Таблица 6

Динамика учета больных по отношению к 1999 г.

из них с синдромом зависимости от следующих наркотиков:

опиоидов каннабиноидов кокаина психостимуля - других год торов наркотиков и их сочетаний

кол-во доля кол-во доля кол-во доля кол-во доля кол-во доля

1999 193241 100 14063 100 613 100 5202 100 11528 100

2000 254385 131,6 15614 111,0 262 42,7 5324 102,3 11045 95,8

2001 301082 155,8 16883 120,0 243 39,6 5698 109,5 11411 99,9

2002 305099 157,9 19211 136,6 81 13,2 5733 110,2 12322 106,9

2003 303649 156,8 20788 147,8 65 10,6 5576 107,2 13257 115,0

2004 301715 156,1 21332 151,7 61 9,9 5273 101,4 14338 124,4

2005 301711 156,1 21937 156,0 50 8,2 5150 99,0 14661 127,2

2006 307232 159,0 22528 160,2 131 21,4 5251 100,1 15125 131,2

2007 312313 161,6 23617 167,9 52 8,5 4248 81,7 15958 138,4

2008 313418 162,2 24080 171,2 52 8,5 4139 79,6 16431 142,5

2009 310960 160,9 24302 172,8 98 16,0 4159 79,9 18240 158,2

2010 304380 157,5 23097 164,2 81 13,2 4254 81,8 19124 165,9

2011 290391 150,3 22924 163,0 69 11,3 4733 90,1 21203 183,9

Приведенные в табл. 4 - 6 данные указывают на следующие тенденции в наркопотреблении в период с 1999 по 2011 г. 1. Количество лиц с диагнозом "наркомания", стоящих на учете в органах здравоохранения в связи с незаконным потреблением опиатов, увеличилось с 193241 до 290391, т. е. на 50,5% (на 97150 человек). Таким образом, на учете в органах здравоохранения как наркозависимые в подавляющем большинстве состоят злоупотребляющие опиатами. В то же время на протяжении трех последних лет имеет место снижение количества больных наркоманией, стоящих на учете в связи с незаконным потреблением опиатов (всего на 23027 человек). Тем не менее доля потребителей опиатов в общем числе стоящих на учете почти не изменилась: 1999 г. - 86%, 2011 г. - 85,6%. Указанная пропорция не отражает реального соотношения злоупотребляющих опиатами и другими наркотиками. По имеющимся оценкам, потребителей каннабиноидов в России (и в мире) больше, чем потребителей опиатов, но в силу разной латентности деяний с опиатами и каннабиноидами и злоупотребления ими те, кто потребляет опиаты, в первую очередь - героин, намного чаще ставятся на учет в органах здравоохранения по поводу злоупотребления наркотиками. 2. Количество больных наркоманией, стоящих на учете в органах здравоохранения в связи с незаконным потреблением каннабиноидов, увеличилось с 14063 до 22924, т. е. на 63% (на 8861 человека). При этом доля потребителей каннабиноидов в общем числе стоящих на учете увеличилась незначительно: 1999 г. - 6,3%, 2011 г. - 6,7%. Кроме того, если по 2009 г. включительно наблюдался рост числа потребителей каннабиноидов, то два последних года имеет место снижение количества лиц, стоящих на учете в связи с незаконным потреблением каннабиноидов (на 1378 человек). Всего больные наркоманией, являющиеся потребителями опиатов и каннабиноидов, составляют более 92% от всех больных, состоящих на учете в органах здравоохранения в связи с незаконным потреблением наркотиков. 3. В указанный период количество больных наркоманией, употребляющих кокаин, сократилось с 613 до 69 человек, т. е. почти на 90%. Доля таких больных среди всех состоящих на учете с диагнозом "наркомания" составляет менее 1% (сотые доли процента). Однако согласно имеющимся оценкам количество лиц, незаконно потребляющих кокаин, особенно среди так называемой "творческой элиты", многократно превышает количество кокаинистов, состоящих на учете в органах здравоохранения. 4. Количество больных наркоманией, злоупотребляющих психостимуляторами, сократилось почти на 10% (на 469 человек), а их доля среди всех наркобольных - с 2,3% до 1,4%. В то же время в 2009 - 2011 гг. наблюдается тенденция увеличения наркобольных - потребителей психостимуляторов (за три года на 594 человека). 5. Вышеперечисленные наркотики относятся к числу традиционных. В то же время с 2000 г. имеет место устойчивая тенденция к росту числа наркобольных, злоупотребляющих другими наркотиками и их сочетаниями (полинаркомания). В рассматриваемый период число соответствующих больных увеличилось более чем на 80% (с 11528 до 21203 человек), а их доля в общем числе наркобольных увеличилась с 5,1% до 6,2%.

Незаконное потребление наркотиков как отклоняющееся поведение

Незаконное потребление наркотиков оценивается в современном обществе не только как болезнь, но и как "социальное зло". В криминологии "проекцией" этой оценки является признание злоупотребления наркотиками отклоняющимся (девиантным) поведением. Так можно оценить злоупотребление наркотиками со стороны конкретного лица (индивида) или группы лиц (индивидов). Абстрагируясь от конкретных лиц и рассматривая злоупотребление наркотиками в целом как социальное явление, о нем можно говорить уже как о девиации, т. е. как о виде нарушений социальных норм, характеризующихся определенной массовостью, устойчивостью и распространенностью в конкретных социальных условиях. Ряд авторов при этом использует термин "наркотизм" для рассмотрения злоупотребления наркотиками с социологических и криминологических позиций. Например, известный криминолог Я. И. Гилинский, определяя социальные девиации (девиантность) как социальное явление, выражающееся в относительно массовых, статистически устойчивых формах (видах) человеческой деятельности, не соответствующих официально установленным или же фактически сложившимся в данном обществе нормам и ожиданиям, в качестве одного из видов социальной девиации выделяет наркотизм <28>. Последний им определяется как "относительно распространенное, статистически устойчивое социальное явление, выражающееся в потреблении некоторой частью населения наркотических (и токсических) средств и в соответствующих последствиях" <29>. -------------------------------- <28> Гилинский Я. Девиантология: социология преступности, наркотизма, проституции, самоубийства и других "отклонений". СПб., 2007. С. 28, 285 - 306. <29> Там же. С. 286.

Появление термина "наркотизм" связано с выработкой с позиции социологии оценки злоупотребления наркотиками как социального явления, в отличие от медицины, рассматривающей такое злоупотребление с формированием зависимости от наркотиков как болезнь - наркоманию. В дальнейшем появились многочисленные авторские определения наркотизма, наполнявшие этот термин различным содержанием. В то же время всеми авторами фактически признается, что суть наркотизма, его ядро как социального явления составляет злоупотребление наркотиками, и именно эта составляющая, на наш взгляд, является основополагающей для наркокриминологии. Рассматривая незаконное потребление наркотиков как отклоняющееся (девиантное) поведение, весьма важно выяснение причин такого поведения. При этом можно изучать: а) причины девиантного поведения конкретной личности, или б) рассматривая злоупотребление наркотиками в целом как социальное явление, причины наркодевиации (соответствующего вида нарушений социальных норм, характеризующихся определенной массовостью, устойчивостью и распространенностью в конкретных социальных условиях). Одной из теорий причин девиантности является теория аномии, под которой понимается определенное состояние индивида, социальной группы и даже общества в целом, характеризующееся социальной напряженностью, социальной дезориентацией, дезорганизованностью. Раскрывая эту теорию, Ю. И. Гревцов отмечает, что проблема аномии - это проблема современного общества, в котором чувство бесцельного бытия, бессилия и неспособности формирует у человека сознание собственной незначительности, нередко - ничтожности, и это может способствовать ослаблению самоконтроля и ответственности. Чтобы как-то изменить обстоятельства и ситуацию, человек пытается искать простые и быстрые решения, чаще всего непродуктивные, следствием чего может стать, например, употребление наркотиков <30>. -------------------------------- <30> См.: Гревцов Ю. И. Социология: Курс лекций. СПб., 2003. С. 329.

Девиантология изучает как социальные девиации (девиантность), так и реакцию общества на них (социальный контроль). Одной из форм социального контроля как вида воздействия на индивида в целях недопущения им девиантного поведения являются правовые санкции за такое поведение. Соответственно, рассматривая злоупотребление наркотиками (их незаконное потребление) как отклоняющееся поведение и основываясь на общих положениях девиантологии, можно говорить о таком злоупотреблении наркотиками как о поведении, нарушающем правовые и иные социальные нормы. В связи с этим актуально рассмотрение вопроса о противоправности злоупотребления наркотиками. При этом важно уяснение того, что социально допустимо (в ряде стран социально допустимо приобретение так называемых легких наркотиков в личных целях и их потребление), а что девиантно, в том числе наказуемо.

Незаконное потребление наркотиков как противоправное поведение <31>

-------------------------------- <31> Подробнее об этом см.: Федоров А. В. Ответственность за немедицинское потребление наркотических средств и психотропных веществ // Наркоконтроль. 2011. N 2. С. 3 - 8.

Вопрос об оценке противоправности немедицинского потребления наркотиков является дискуссионным. Первые попытки запретить потребление наркотиков были предприняты еще в XVI в. в Турции и в XVIII в. в Китае. Развитие медицинской науки во второй половине XIX в. позволило определить наркоманию как болезнь, обусловленную зависимостью от наркотиков, а немедицинское потребление наркотиков - как проявление этой болезни. Тем не менее в дальнейшем в ряде стран была установлена административная либо уголовная ответственность за незаконное потребление наркотиков. В некоторых из них спустя какое-то время отказались от криминализации такого рода деяний. В других, наоборот, - установили уголовную ответственность за злоупотребление наркотиками. Таким образом, обсуждение обоснованности признания незаконного потребления наркотиков, т. е. проявления болезни, преступлением либо административным правонарушением, остается по-прежнему значимым. В Российской Федерации до последней четверти XX в. незаконное потребление наркотиков не признавалось ни административным правонарушением, ни уголовным преступлением, но лица, больные наркоманией, обязаны были проходить лечение, и предусматривалась ответственность за уклонение от такого лечения. Правовой основой для этого стало принятие в 1969 г. Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о здравоохранении, относящих наркоманию к заболеваниям, представляющим опасность для окружающих. Принятый в соответствии с этими Основами Закон РСФСР от 29 июля 1971 г. "О здравоохранении" содержал ст. 59, предусматривавшую обязательное диспансерное наблюдение и лечение больных наркоманией, а также возможность их принудительного лечения. При принятии в 1984 г. Кодекса РСФСР об административных правонарушениях в него была включена ст. 44 "Потребление наркотических веществ без назначения врача", согласно которой такое потребление влекло наложение штрафа в размере до пятидесяти рублей. В 1987 г. УК РСФСР был дополнен ст. 224.3, предусматривавшей ответственность за потребление наркотических средств без назначения врача, совершенное повторно в течение года после наложения административного взыскания за такие же нарушения. Этой статьей за незаконное потребление наркотиков устанавливалось наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет, исправительных работ на тот же срок или штрафа в размере до трехсот рублей. Таким образом, непродолжительный период времени, с 1987 по 1991 г., существовали одновременно административная и уголовная ответственность за незаконное потребление наркотических средств. В 1991 г. были внесены изменения в Уголовный кодекс РСФСР и в Кодекс РСФСР об административных правонарушениях, исключающие уголовную и административную ответственность за потребление наркотиков без назначения врача. Следует отметить, что на момент отмены в России уголовной и административной ответственности за потребление наркотиков без назначения врача такая ответственность существовала в ряде государств. Принятым в 2001 г. КоАП РФ вновь была установлена административная ответственность за потребление наркотиков (ст. 6.9 "Потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача"). Непосредственным основанием для установления административной ответственности стало запрещение ст. 40 Федерального закона от 8 января 1998 г. N 3-ФЗ "О наркотических средствах и психотропных веществах" потребления наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача. Сложнее решается вопрос с обоснованностью восстановления уголовной ответственности за незаконное (без назначения врача) потребление наркотиков, так как незаконное потребление наркотиков ни в одной из международных антинаркотических конвенций не рассматривается именно в качестве уголовно наказуемого правонарушения, а практика зарубежных государств в этой части весьма разнообразна. Реализуемая в последние двадцать лет в Российской Федерации уголовно-правовая антинаркотическая политика не признавала возможности криминализации потребления наркотиков. Тем не менее среди ученых и практиков единство мнений по данному вопросу отсутствует. Ряд ученых категорически отрицает необходимость восстановления уголовной ответственности за незаконное потребление наркотиков. Более того, отдельные ученые выступают за легализацию наркотиков. Например, Я. И. Гилинский считает, что "рано или поздно мир придет к необходимости легализации всех наркотических средств". Этот тезис обосновывается, в частности, тем, что потребление наркотиков - "это личное дело каждого (так же как потребление вредных для здоровья табака, алкоголя и т. п.)" и тем, что "ни одну социальную проблему еще не удавалось решить путем запретов и репрессий" <32>. -------------------------------- <32> См.: Гилинский Я. И. Наркотизм: социальные и криминальные проблемы // Наркотизм. Наркомании. Наркополитика: Сборник статей / Под ред. А. Г. Софронова. СПб., 2006. С. 28.

В то же время многие ученые и практики убеждены в необходимости восстановления уголовной ответственности за незаконное (немедицинское) потребление наркотиков и не менее резко обозначили свою точку зрения. Так, Б. Ф. Калачев и А. Н. Сергеев характеризовали отмену в 1991 г. уголовной и административной ответственности за немедицинское потребление наркотиков как "нелепость, юридический нонсенс", отмечая, что "в результате подобных законодательных "изысков" сложилась весьма двусмысленная ситуация. Потребителя, который имел при себе наркотики в небольших размерах, привлекали к административной ответственности, а при наличии большого веса - к уголовной ответственности. Однако, если этого же субъекта задерживали в состоянии наркотического опьянения, то есть после приема того или иного размера наркопрепарата, он какой-либо ответственности не подлежал" <33>. -------------------------------- <33> Об этом см.: Противодействие незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ: Учебное пособие / Под ред. А. Н. Сергеева. М., 2000. С. 86.

Дискуссия на указанную тему ведется давно, периодически вступая в активные фазы, и в настоящее время вновь широко обсуждается вопрос о целесообразности установления уголовной ответственности за незаконное потребление наркотиков. В частности, данный вопрос поднимался на заседании Президиума Государственного совета Российской Федерации на тему "О мерах по усилению противодействия потреблению наркотиков среди молодежи" 18 апреля 2011 г. в Иркутске. По итогам этого заседания Президентом Российской Федерации дано поручение Правительству Российской Федерации и Администрации Президента Российской Федерации представить предложения об установлении ответственности за систематическое немедицинское употребление наркотических средств и психотропных веществ, а также о возможности применения в качестве основного или альтернативного вида наказания для лиц, совершивших преступления небольшой тяжести, связанные с наркотиками, обязанности прохождения медико-реабилитационной процедуры избавления от наркотической зависимости (п. 1 перечня поручений) <34>. -------------------------------- <34> См.: Перечень поручений Президента Российской Федерации по итогам заседания Президиума Государственного совета Российской Федерации 18 апреля 2011 г. // Наркоконтроль. 2011. N 2. С. 2 - 3.

От того, каким будет решение по данному поручению, во многом зависит дальнейшее развитие практики противодействия незаконному обороту наркотиков. История возникновения и развития ответственности за потребление наркотиков может служить наглядной иллюстрацией к одному из положений теории стигматизации, согласно которой, как отмечает В. Фокс, "ничто не является преступным, но общество определяет некоторые проступки как преступные и клеймит их. Человек становится преступником первоначально потому, что его поведение признано преступным в результате стигматизации, осуществленной системой уголовной юстиции" <35>. -------------------------------- <35> См.: Фокс В. Введение в криминологию. М., 1985. С. 161.

Согласно теории стигматизации социальные дефиниции преступности и девиантности делают те или иные поступки преступными и девиантными <36>. -------------------------------- <36> Там же. С. 162.

Помимо криминализации потребления наркотиков в Российской Федерации в настоящее время активно обсуждается вопрос и о возможности применения в качестве основного или альтернативного вида наказания для наркозависимых лиц, совершивших преступления, связанные с наркотиками, обязанности прохождения медикореабилитационной процедуры избавления от наркотической зависимости и даже принудительного лечения. На наш взгляд, при любом развитии событий нельзя рассматривать принудительное лечение как наказание за незаконное потребление наркотиков. В то же время наркомания - болезнь социальная, и ее проявления в виде незаконного потребления наркотиков не могут оставаться без внимания общества, требуют адекватной реакции на них. Как представляется, возможность такого реагирования уже предусмотрена п. 3 ст. 54 Федерального закона от 8 января 1998 г. N 3-ФЗ "О наркотических средствах и психотропных веществах", предусматривающим, что к больным наркоманией, находящимся под медицинским наблюдением и продолжающим потреблять наркотические средства или психотропные вещества без назначения врача или уклоняющимся от лечения, а также к лицам, осужденным за совершение преступлений и нуждающимся в лечении от наркомании, по решению суда могут назначаться принудительные меры медицинского характера, предусмотренные законодательством Российской Федерации. Цели мер медицинского характера, независимо от того, принудительные они или нет, как это определено в Федеральном законе от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ "Об основах здоровья граждан в Российской Федерации", - профилактика заболеваний, сохранение и укрепление физического и психического здоровья каждого человека, поддержание его долголетней активной жизни, предоставление ему медицинской помощи. При этом лечение определяется как комплекс медицинских вмешательств, выполняемых по назначению медицинского работника, целью которых является устранение или облегчение проявлений заболевания или заболеваний либо состояний пациента, восстановление или улучшение его здоровья, трудоспособности и качества жизни.

IV. Влияние незаконного потребления наркотиков на преступность лиц, злоупотребляющих наркотиками, и на обеспечивающую его преступность

Влияние незаконного потребления наркотиков на преступность лиц, злоупотребляющих ими, было отмечено уже в опубликованных в XIX - начале XX в. исследованиях распространения наркотиков и наркомании. Одними из первых стали рассматривать наркоманию как социальный фактор (социальную причину) совершения различного рода преступлений зарубежные ученые, в частности Г. Ашаффенбург и Ч. Ломброзо, положив начало соответствующему направлению криминологических исследований. Так, Г. Ашаффенбург в своей работе "Преступление и борьба с ним", изданной в России в 1906 г. <37>, отмечал: "Морфий отличается от алкоголя той вредной особенностью, что человек, привыкший к нему, лишь в самых редких случаях совершенно от него отвыкает, а если отвыкает, то с гораздо большим трудом. Первые признаки вырождения под влиянием морфия - пренебрежение своей внешностью, небрежное отношение к семье, к своим обязанностям - обнаруживаются очень скоро. Потребность в морфии становится все более непреодолимой, и при невозможности достать его легальным путем, по рецепту врача, морфинист прибегает к подделке рецептов, к подлогу, к воровству, а морфинистка нередко и к проституции... -------------------------------- <37> См.: Ашаффенбург Г. Преступление и борьба с ним. Уголовная психология для врачей, юристов и социологов (к вопросу о реформе уголовного законодательства) / Пер. с нем.; под ред. и с предисл. Я. Л. Сакера. Одесса, 1906.

...Реже, нежели злоупотребление морфием, является причиною совершения преступлений злоупотребление кокаином. Но в последнем случае мы имеем уже дело с острым психозом, сопровождающимся бредом и галлюцинациями, которые при регулярном потреблении кокаина большей частью проявляются уже через очень короткое время, через несколько месяцев. Преступления под влиянием кокаина - я сам знал случай убийства врачом своей жены - следует рассматривать как действия людей душевнобольных". Совпадали с оценками Г. Ашаффенбурга в этой части и наблюдения Ч. Ломброзо, обобщившего их в своей работе "Преступление" <38>, изданной в России в 1900 г., следующим образом: "Курильщики опиума отличаются, как известно, апатией и в то же время импульсивностью и наклонностью к убийству и самоубийству. У морфинистов наблюдаются притупление умственных способностей, страсть ко лжи и наклонность к преступлениям против нравственности и убийству. -------------------------------- <38> См.: Lombroso C. Преступление / Пер. д-ра Г. И. Гордона. СПб., 1900.

Морфинисты постепенно теряют способность противостоять своим импульсивным наклонностям, так что они становятся в этом отношении похожими на курильщиков гашиша, у которых так резко обнаруживается наклонность к преступлениям. На что способны бывают морфинисты, лишенные возможности предаваться своей пагубной страсти к морфию, доказывают следующие примеры. Один китаец с целью добыть денег для курения опиума играл с условием, что он будет при проигрыше вместо денег платить своими пальцами, и сам отрубал себе по пальцу всякий раз, как проигрывал. Доктор Lamson, морфиноман, отравил морфием своего зятя, не понимая даже, что он совершил... ...Другая женщина, сделавшись морфинисткой, убила свою маленькую дочь и затем показала, что морфий неудержимо влек ее к кровавым преступлениям" <39>. -------------------------------- <39> Подробнее об этих исследованиях см.: Федоров А. В. Первые криминологические исследования распространения наркотиков и наркомании // Наркоконтроль. 2009. N 1. С. 12 - 13.

Таким образом, уже более ста лет назад началось изучение незаконного потребления наркотиков как причины совершения преступлений лицами, злоупотребляющими наркотиками, позволившее выделить три группы таких преступлений: а) преступления, совершенные в состоянии наркотического опьянения; б) преступления, совершенные наркопотребителями в связи с незаконным потреблением наркотиков; в) иные преступления, совершаемые наркопотребителями, непосредственно не связанные с наркопотреблением и незаконным оборотом наркотиков. Все лица, незаконно потребляющие наркотики, совершают противоправные действия в сфере незаконного оборота наркотиков. Ими в связи с потреблением наркотиков совершаются либо преступления, либо административно наказуемые деяния, так как незаконно потреблять наркотики невозможно без совершения действий, предусмотренных и наказуемых УК РФ или КоАП РФ.

Преступления, совершаемые в состоянии наркотического опьянения

Имеющиеся данные свидетельствуют, что количество регистрируемых преступлений, совершаемых наркоманами, имеет тенденцию к росту. Это объясняется, в первую очередь, увеличением числа лиц, употребляющих наркотики. Так, согласно данным Национального научного центра наркологии, на протяжении длительного времени фиксируется рост числа лиц, стоящих на учете в медицинских учреждениях в связи со злоупотреблением наркотиками. Так, на учете состояли: в 1990 г. - 71472 человека, из них 27098 - с диагнозом "наркомания"; в 2000 г. - 441927 человек, из них 286630 - с диагнозом "наркомания"; в 2010 г. - 547081 человек, из них 350936 - с диагнозом "наркомания". При этом весьма показательно соотношение числа потребителей наркотиков и числа совершаемых преступлений (см. табл. 7).

Таблица 7

Число потребителей наркотиков, стоящих на учете в органах здравоохранения, и количество зарегистрированных преступлений в 2003 - 2011 гг.

год количество стоящих всего зарегистрировано зарегистрировано совершено в состоянии на учете лиц преступлений наркопреступлений наркоопьянения

число % число % число % число %

2003 495620 100% 2756398 100% 181688 100% 8387 100%

2004 493647 99,6% 2893810 100,5% 150096 82,6% 7528 89,8%

2005 500508 101% 3554738 129% 175241 96,5% 8057 96,1%

2006 517839 104,5% 3855373 139,9% 212019 116,7% 10759 128,3%

2007 537774 108,5% 3582541 130% 231218 127,3% 11713 139,7%

2008 549577 110,9% 3209862 116,5% 232613 128% 12837 153,1%

2009 555272 112% 2994820 108,6% 238523 131,3% 14090 168%

2010 547081 110,4% 2628799 95,4% 222564 122,5% 14828 176,8%

2011 533404 107,6% 2404807 87,2% 215214 118,5% 18891 225,2%

В связи с этим весьма значим также показатель, характеризующий долю (%) преступлений, совершенных в состоянии наркотического опьянения, в общем числе регистрируемых преступлений (см. табл. 8).

Таблица 8

Доля преступлений, совершенных в состоянии наркотического опьянения, в общем числе зарегистрированных в Российской Федерации преступлений в 2003 - 2011 гг.

год всего зарегистрировано зарегистрировано преступлений, их доля преступлений совершенных в состоянии наркоопьянения

2003 2756398 8387 0,30%

2004 2893810 7528 0,26%

2005 3554738 8057 0,23%

2006 3855373 10759 0,28%

2007 3582541 11713 0,33%

2008 3209862 12837 0,40%

2009 2994820 14090 0,47%

2010 2628799 14828 0,56%

2011 2404807 18891 0,78%

Основываясь на статистических данных о количестве зарегистрированных органами здравоохранения наркопотребителей и сопоставив их с данными о состоянии преступности, можно сделать ряд выводов о взаимосвязях наркопотребления и преступности. Первое. Обращает на себя внимание устойчивая тенденция с 2004 г. к увеличению числа преступлений, совершенных в состоянии наркотического опьянения. При этом имеет место тенденция к росту доли преступлений, совершенных в состоянии наркотического опьянения, в общем числе регистрируемых преступлений. Указанные тенденции на фоне снижения в последние годы числа официально регистрируемых наркопотребителей и количества фиксируемых наркопреступлений требуют отдельного рассмотрения. Возможно, что они частично объясняются улучшением системы выявления и учета наркотического опьянения у лиц, совершивших преступления, либо изъянами в выявлении и учете наркопотребителей, преступлений, совершенных в состоянии наркотического опьянения, и наркопреступлений. Второе. Очевидно, что существуют взаимосвязи между числом наркопотребителей и количеством совершаемых наркопреступлений, "обеспечивающих" наркопотребление. Ставящее, на первый взгляд, под сомнение этот вывод снижение в 2003 - 2005 гг. числа регистрируемых наркопреступлений на фоне фиксируемого роста числа наркопотребителей, на самом деле лишь подтверждает эту закономерность. К снижению числа регистрируемых наркопреступлений привели внесенные в 2003 г. изменения в уголовное законодательство, декриминализировавшие ряд деяний с наркотиками, ранее признававшиеся уголовно наказуемыми. Тем не менее в дальнейшем продолжился параллельный рост числа регистрируемых наркопотребителей и наркопреступлений. В 2010 и 2011 гг. наблюдается одновременное снижение числа регистрируемых органами здравоохранения наркопотребителей и числа регистрируемых правоохранительными органами наркопреступлений. Третье. Приведенные данные за 2003 - 2011 гг., как и данные за более ранний период, показывают, что нет жесткой взаимосвязи между изменениями в количествах регистрируемых наркопотребителей и преступлений, так как на состояние преступности влияют многие факторы и распространенность незаконного потребления наркотиков и связанная с ним наркопреступность в том виде, в каком она существует в Российской Федерации, не относятся к числу основных из таких факторов. Так, например, из табл. 3 следует, что количество зарегистрированных наркопотребителей в 2011 г. больше их количества в 2003 г. на 7,6%, а количество зарегистрированных преступлений меньше почти на 13%. Конечно же, развитие наркоситуации, включая наркопотребление и наркопреступления, оказывает влияние на состояние преступности в целом, но оно не является определяющим, на что указывает доля наркопреступлений в общем числе регистрируемых преступлений (см. табл. 9).

Таблица 9

Доля наркопреступлений в общем числе зарегистрированных в Российской Федерации преступлений в 1991 - 2011 гг.

год всего зарегистрировано доля зарегистрировано наркопреступлений наркопреступлений преступлений

1991 2173074 19321 0,9%

1992 2760652 29805 1,1%

1993 2799614 53152 1,9%

1994 2632708 74798 2,8%

1995 2755669 79819 2,9%

1996 2625081 96645 3,7%

1997 2397311 184832 7,7%

1998 2581940 190127 7,4%

1999 3001748 216364 7,2%

2000 2952367 243572 8,2%

2001 2968255 241548 8,1%

2002 2526305 189547 7,5%

2003 2756398 181688 6,6%

2004 2893810 150096 5,2%

2005 3554738 175241 4,9%

2006 3855373 212019 5,5%

2007 3582541 231218 6,5%

2008 3209862 232613 7,2%

2009 2994820 238523 8,0%

2010 2628799 222564 8,5%

2011 2404807 215214 8,9%

В этой связи весьма показательно сравнение доли наркопреступлений в общем числе регистрируемых преступлений в Российской Федерации в период с 1991 г. по 2011 г. (табл. 9) и в период последних лет существования СССР, с 1985 г. по 1990 г. (табл. 10).

Таблица 10

Доля наркопреступлений в общем числе зарегистрированных в СССР преступлений в 1985 - 1990 гг.

год всего зарегистрировано доля зарегистрировано наркопреступлений наркопреступлений преступлений

1985 2083501 35847 1,7%

1986 1987293 48425 2,4%

1987 1798549 38643 2,1%

1988 1867223 26058 1,4%

1989 2461692 28471 1,2%

1990 2786605 35309 1,3%

Как видно из табл. 10, в СССР доля наркопреступлений в общем числе зарегистрированных преступлений в 1985 - 1990 гг. (от 1,2% в 1989 г. до 2,4% в 1986 г.) была выше, чем в Российской Федерации в период 1991 - 1992 гг. (0,9 - 1,1%). Однако в дальнейшем произошел существенный рост доли наркопреступлений, с 1991 г. по 2011 г. - почти в 10 раз: с 0,9% в 1991 г. до 8,9% в 2011 г. (табл. 9). Сопоставление имеющихся данных подтверждает, что увеличение (снижение) количества наркопотребителей, состоящих на учете в органах здравоохранения, и увеличение (снижение) числа наркопреступлений и их доли в общем объеме всех регистрируемых преступлений являются взаимосвязанными процессами, и между ними даже прослеживается линейная зависимость. Кроме того, приведенные в табл. 9 статистические данные указывают на влияние изменений в уголовном законодательстве на число регистрируемых наркопреступлений, что уже фиксировалось неоднократно. Ретроспективный анализ показывает, что как в результате изменений в 2003 г. в УК РФ наблюдалось существенное снижение числа регистрируемых наркопреступлений, точно так же в прошлом в результате внесенных в 1987 г. изменений в уголовное законодательство наблюдалось существенное снижение числа регистрируемых наркопреступлений и их доли в общем числе преступлений в результате того, что ряд правонарушений, ранее признававшихся преступными, по новому законодательству стали рассматриваться в качестве административно наказуемых деяний по ст. 44 КоАП РСФСР. Следствием этого стало снижение числа регистрируемых наркопреступлений и соответствующих уголовных дел. Это наглядно видно из табл. 11, отражающей динамику количества уголовных дел о наркопреступлениях, направленных в суды в период, предшествующий 1987 г., и в 1987 г.

Таблица 11

Динамика количества уголовных дел, направленных в суды, и числа лиц, привлеченных к уголовной ответственности за преступные действия с наркотиками (в процентах по отношению к 1981 г.) <40>

1981 1982 1983 1984 1985 1986 1987

Количество 100 117,6 156,1 176,5 235,8 308,5 209,7 уголовных дел о незаконных операциях с наркотиками, направленных в суды

Число лиц, 100 116,3 152,4 172,6 230,8 308,5 207,7 привлеченных к уголовной ответствен - ности за преступные действия с наркотиками

-------------------------------- <40> Таблица составлена по данным, приведенным в работе: Коханов В. А., Сивачев А. В. Особенности расследования преступных действий с наркотическими средствами: Учебное пособие. М., 1989. С. 3 - 4.

Таким образом, проведенный анализ показывает, что при росте числа наркопотребителей может иметь место существенное снижение числа регистрируемых наркопреступлений в связи с изменениями в уголовном законодательстве - декриминализацией соответствующих деяний. В то же время изменения в уголовном законодательстве (введение в действие с 1 января 1997 г. нового УК РФ) повлекли за собой существенное увеличение числа регистрируемых наркопреступлений, чему, несомненно, способствовал и рост числа наркопотребителей. Наиболее "жестко" связан с количеством наркопотребителей такой показатель, как число преступлений, совершенных в состоянии наркотического опьянения. Рассмотрим такие преступления более подробно, в динамике, через характеристику лиц, совершивших преступления. Такие наблюдения ведутся уже достаточно давно. Так, статистический анализ данных за 1985 - 1990 гг. (см. табл. 12) показывает, что в этот период ежегодно в среднем 0,2 - 0,3% всех выявленных преступников совершали преступления в состоянии наркотического опьянения. За указанный период в 1987 г. было выявлено больше всего таких преступников - 4787, а в 1989 г. меньше всего - 2725.

Таблица 12

Количество зарегистрированных в СССР в 1985 - 1990 гг. лиц, совершивших преступления в состоянии наркотического опьянения, по отношению к общему числу лиц, совершивших преступления

год число из них в удельный вес выявленных лиц, состоянии в общем числе совершивших наркотического выявленных лиц преступления опьянения (к АППГ)

1985 1728184 2960 0,17%

1986 1706148 4287(+44,8%) 0,25%

1987 1476932 4787(+14,4%) 0,32%

1988 1286505 2863(-40,2%) 0,22%

1989 1303958 2725(-4,8%) 0,21%

1990 1383552 3246(+19%) 0,23%

Развитие ситуации в указанный период наглядно иллюстрируют данные по годам о количестве лиц, совершивших преступления в состоянии наркотического опьянения, по отношению к предыдущему году (к АППГ). В Российской Федерации (см. табл. 13) за последние годы удельный вес лиц, совершивших преступления в состоянии наркотического опьянения, по отношению к общему числу лиц, совершивших преступления, вырос, составив в 2010 и 2011 гг. более 1%.

Таблица 13

Количество зарегистрированных в СССР в 1995 - 2011 гг. лиц, совершивших преступления в состоянии наркотического опьянения, по отношению к общему числу лиц, совершивших преступления

год число из них в удельный вес выявленных лиц, состоянии в общем числе совершивших наркотического выявленных лиц преступления опьянения

1995 1595501 6314 0,39%

1996 1618394 7260 0,45%

1997 1372161 10791 0,79%

1998 1481503 12457 0,84%

1999 1716679 14928 0,87%

2000 1741439 15509 0,89%

2001 1644242 12670 0,69%

2002 1257700 7792 0,62%

2003 1236733 7238 0,59%

2004 1222504 5611 0,46%

2005 1297123 5500 0,42%

2006 1946048 7439 0,38%

2007 1317582 8336 0,63%

2008 1256199 9418 0,75%

2009 1219789 10337 0,85%

2010 1111145 11513 1,04%

2011 1041340 15237 1,46%

Как видно из табл. 13, в Российской Федерации в 1995 - 1996 гг. (два последних года действия УК РСФСР) доля лиц, совершивших преступления в состоянии наркотического опьянения, по отношению к общему числу лиц, совершивших преступления, выросла до 0,45%, тогда как в 1986 - 1990 гг. в СССР она максимально составляла 0,32%. В период действия УК РФ доля лиц, совершивших в 1997 - 2011 гг. преступления в состоянии наркотического опьянения, по отношению к общему числу лиц, совершивших преступления, составляла от 0,38% в 2006 г. до 1,46% в 2011 г. Анализ динамики (рост, снижение) выявления лиц, совершивших преступления в состоянии наркотического опьянения в 1997 - 2011 гг., (табл. 14), и динамики доли таких лиц в общем числе выявленных лиц, совершивших преступления (табл. 13), показывает их совпадение с динамикой регистрации наркопреступлений и наркопотребителей, за исключением периода 2010 - 2011 гг.

Таблица 14

Динамика количества выявленных лиц, совершивших преступления, и количества лиц, совершивших преступления в состоянии наркотического опьянения, в 1997 - 2011 гг.

выявлено лиц, совершивших выявлено лиц, совершивших преступления преступления в состоянии наркотического опьянения

год всего к предыдущему к 1997 г. всего к предыдущему к 1997 г. году году

1997 1372161 -15,2% 10791 +48,6% 1998 1481503 +7,7% +8,0% 12457 +15,4% +15,4% 1999 1716679 +15,9% +25,1% 14928 +19,8% +38,3% 2000 1741439 +1,4% +26,9% 15509 +3,9% +43,7% 2001 1644242 -7,5% +19,8% 12670 -18,3% +17,4% 2002 1257700 -23,5% -8,3% 7792 -38,5% -27,8% 2003 1236733 -1,7% -9,9% 7238 -7,1% -32,9% 2004 1222504 -1,2% -10,9% 5611 -22,5% -48,0% 2005 1297123 +6,1% -5,5% 5500 -2,0% -49,0% 2006 1946048 +50,4% +41,8% 7439 +40,7% -31,1% 2007 1317582 -32,3% -4,0% 8336 +12,1% -22,7% 2008 1256199 -4,7% -8,5% 9418 +13,0% -12,7% 2009 1219789 -2,9% -11,1% 10337 +9,8% -4,2% 2010 1111145 -8,9% -19,0% 11513 +11,4% +6,7% 2011 1041340 -6,3% -24,1% 15237 +32,3% +41,2%

В то же время возникают вопросы к статистическому учету фактов совершения лицом преступления в состоянии наркотического опьянения. В ст. 39 УК РСФСР совершение преступления лицом, находящимся в состоянии опьянения (в том числе наркотического), предусматривалось как обстоятельство, отягчающее ответственность. Суд, в зависимости от характера преступления, был вправе не признать это обстоятельство отягчающим ответственность. В УК РФ совершение преступления лицом в состоянии опьянения не вошло в число отягчающих ответственность обстоятельств, перечисленных в ст. 63 УК РФ. Таким образом, фиксация факта совершения преступления в состоянии опьянения не имеет уголовно-правового значения для квалификации содеянного лицом. При таких условиях точность соответствующих статистических учетов может быть поставлена под сомнение. Тем не менее даже при наличии определенных "погрешностей" сопоставление различных данных статистических наблюдений позволяет дать в целом объективную криминологическую оценку наркопреступности в различных ее проявлениях. К числу важных для этого статистических показателей относится и соотношение учтенных преступлений, совершенных в состоянии наркотического опьянения, и выявленных лиц, совершивших эти преступления в состоянии наркотического опьянения (табл. 15).

Таблица 15

Соотношение учтенных преступлений, совершенных в состоянии наркотического опьянения, и выявленных лиц, совершивших эти преступления в состоянии наркотического опьянения

год зарегистрировано выявлено лиц, отношение преступлений, совершивших лиц к совершенных преступления преступлениям, в состоянии в состоянии в % наркотического наркотического опьянения опьянения

2003 8387 7238 86,3%

2004 7528 5611 74,5%

2005 8057 5500 68,3%

2006 10759 7439 69,1%

2007 11713 8336 71,2%

2008 12837 9418 73,4%

2009 14090 10337 73,4%

2010 14828 11513 77,6%

2011 18891 15237 80,7%

Анализ вышеприведенных статистических данных показывает следующую динамику показателей, характеризующих наркопотребление и наркопреступность. 1. В части, касающейся регистрации в органах здравоохранения наркопотребителей: в 1999 - 2003 гг. - фиксируется рост зарегистрированных потребителей наркотиков, в 2004 г. - незначительное сокращение их числа, в 2005 - 2009 гг. - продолжение роста числа таких лиц, в 2010 - 2011 гг. - снижение их числа (табл. 1 и 2). Такую же динамику показывает по годам и такой расчетный показатель, как процент (доля) наркозависимых в общей численности населения (табл. 3). 2. В части, касающейся количества регистрируемых наркопреступлений, наблюдается следующая картина: в 2003 - 2004 гг. - снижение числа таких преступлений, с 2005 по 2009 г. - увеличение их числа, в 2010 - 2011 гг. - снижение их числа (табл. 7). При этом доля наркопреступлений в общем числе преступлений менялась следующим образом: 1997 - 1999 гг. - снижение доли, в 2000 г. - увеличение, в 2001 - 2005 гг. - вновь снижение доли, в 2006 - 2011 гг. - ее увеличение (табл. 9). При этом доли наркопреступлений в общем числе преступлений в Российской Федерации в указанный период в несколько раз превышают доли наркопреступлений в общем числе преступлений в 1985 - 1990 гг. в СССР (табл. 10). 3. В части, касающейся совершения преступлений в состоянии наркотического опьянения: в 2004 г. наблюдается снижение числа таких преступлений по сравнению с 2003 г., в 2005 - 2011 гг. - увеличение их числа (табл. 8). Доля преступлений, совершенных в состоянии наркотического опьянения, в общем числе зарегистрированных в Российской Федерации преступлений в 2003 - 2005 гг. снижалась, с 2006 по 2011 г. - росла (табл. 8). 4. В части, касающейся количества выявленных лиц, совершивших преступления в состоянии наркотического опьянения, обращает на себя внимание существенный рост выявления таких лиц в Российской Федерации в 1995 - 2011 гг. по сравнению с их выявлением в СССР в 1986 - 1990 гг. При этом в Российской Федерации в 1995 - 2000 гг. фиксировался рост количества таких лиц, в 2001 - 2005 гг. - снижение их количества, а в 2006 - 2011 гг. - вновь рост (табл. 13 и 14). Почти точно воспроизводит эту динамику и такой показатель, как доля лиц, совершивших преступление в состоянии наркотического опьянения, в общем числе выявленных лиц, совершивших преступления: 1995 - 2000 гг. - рост, 2001 - 2006 гг. - снижение, 2007 - 2011 гг. - рост (табл. 13). Количественный рост и рост удельного веса лиц, совершивших преступления в состоянии наркотического опьянения, по отношению к общему числу лиц, совершивших преступления, а также рост числа регистрируемых преступлений, совершенных в состоянии наркотического опьянения, обращают на себя внимание на фоне снижения в 2010 - 2011 гг. числа регистрируемых наркопотребителей и наркопреступлений. Это явление требует отдельного рассмотрения. Также требует отдельного рассмотрения вопрос о том, какие именно преступления, непосредственно не связанные с незаконным оборотом наркотиков или нарушением правил их оборота, совершаются в состоянии наркотического опьянения.

Таблица 16

Число выявленных лиц, совершивших преступления в состоянии наркотического опьянения

общее число из них выявленных совершили удельный год лиц, в состоянии вес совершивших наркотического преступления опьянения

совершивших убийства и покушения на убийства

СССР (1986 - 1990 гг.)

1986 16335 52 0,32%

1987 13894 56 0,40%

1988 15330 52 0,34%

1989 17990 48 0,27%

1990 21081 70 0,33%

Российская Федерация (1998 - 2002 гг.)

1998 25046 205 0,82%

1999 26515 262 0,99%

2000 26884 239 0,89%

2001 28312 282 1,00%

2002 25541 144 0,56%

совершивших нанесение тяжких телесных повреждений

СССР (1986 - 1990 гг.)

1986 28648 29 0,10%

1987 24343 25 0,10%

1988 26480 25 0,09%

1989 32422 18 0,06%

1990 37174 24 0,06%

Российская Федерация (1998 - 2002 гг.)

1998 35069 78 0,22%

1999 35648 61 0,17%

2000 39277 61 0,15%

2001 41930 91 0,22%

2002 41420 69 0,17%

совершивших изнасилования и покушения на изнасилования

СССР (1986 - 1990 гг.)

1986 22376 42 0,19%

1987 19824 83 0,42%

1988 19724 64 0,32%

1989 22305 59 0,26%

1990 23736 59 0,25%

Российская Федерация (1998 - 2002 гг.)

1998 7746 44 0,57%

1999 7185 23 0,32%

2000 6688 29 0,43%

2001 6948 26 0,37%

2002 6315 17 0,27%

совершивших хулиганство

СССР (1986 - 1990 гг.)

1986 182860 163 0,08%

1987 148501 219 0,15%

1988 116770 122 0,10%

1989 114039 141 0,12%

1990 116888 112 0,10%

Российская Федерация (1998 - 2002 гг.)

1998 116710 124 0,11%

1999 114257 101 0,09%

2000 112869 86 0,08%

2001 113608 117 0,10%

2002 98129 67 0,07%

совершивших разбои

СССР (1986 - 1990 гг.)

1986 15239 63 0,40%

1987 11993 62 0,52%

1988 13197 64 0,48%

1989 19756 65 0,33%

1990 23872 79 0,33%

Российская Федерация ( 1998 - 2002 гг.)

1998 33918 265 0,78%

1999 38559 291 0,75%

2000 36694 330 0,89%

2001 39190 343 0,88%

2002 35392 155 0,44%

совершивших грабежи

СССР (1986 - 1990 гг.)

1986 41644 96 0,23%

1987 35800 96 0,27%

1988 38658 92 0,24%

1989 49882 86 0,17%

1990 54648 106 0,19%

Российская Федерация (1998 - 2002 гг.)

1998 65680 513 0,78%

1999 75367 476 0,63%

2000 71303 447 0,63%

2001 71210 463 0,65%

2002 61279 195 0,32%

совершивших кражи

СССР (1986 - 1990 гг.), государственного и общественного имущества

1986 130327 143 0,11%

1987 111070 262 0,24%

1988 111440 126 0,11%

1989 126101 153 0,12%

1990 145551 170 0,12%

СССР (1986 - 1990 гг.), личного имущества граждан

1986 217000 310 0,14%

1987 195688 577 0,29%

1988 201519 424 0,21%

1989 218096 482 0,22%

1990 233716 460 0,20%

СССР (1986 - 1990 гг.), кражи (государственного и общественного имущества, личного имущества граждан)

1986 347327 453 0,13%

1987 306758 839 0,27%

1988 312959 550 0,18%

1989 344197 635 0,18%

1990 379267 630 0,17%

Российская Федерация (1998 - 2002 гг.), кражи

1998 630835 1858 0,29%

1999 690187 1739 0,25%

2000 654342 1843 0,28%

2001 568593 1773 0,31%

2002 318681 559 0,17%

Бытует мнение, что значительное количество преступлений совершается в состоянии наркотического опьянения. Официальная статистика (см. табл. 15) это не подтверждает. Лица, совершившие в состоянии наркотического опьянения такие преступления, как убийства, нанесение тяжких телесных повреждений, изнасилования, хулиганство, разбои, грабежи и кражи, составляют сотые доли процента от всех выявленных лиц, совершивших перечисленные виды преступлений. Куда большее количество преступлений совершается потребителями наркотиков не в состоянии наркотического опьянения, ведь состояние наркотического опьянения является лишь одним из условий, способствующих совершению преступлений, а в некоторых случаях оно может быть и обстоятельством, препятствующим их совершению.

Преступления, совершенные наркопотребителями в связи с незаконным потреблением наркотиков

Уже в первых криминологических исследованиях указывается, что фактически нет таких преступлений и аморальных поступков, на совершение которых бы не пошел больной наркоманией для получения дозы наркотика. Так, Ч. Ломброзо в работе "Преступление" приводит следующие примеры: "При насильственном лишении морфинистов морфия у них наблюдаются припадки бешенства и меланхолии и попытки к убийству и самоубийству, но чаще у них появляется страсть к воровству с целью добыть себе яд. Marandon de Montijel сообщает об одном адвокате, который, будучи лишен морфия на пароходе во время плавания, украл провизию, взломав для этого кладовую. Одна женщина из почтенной семьи настолько страдала от лишения морфия, что, желая непременно добыть денег на покупку его, начала продавать себя". Г. Ашаффенбург в работе "Преступление и борьба с ним" приводит пример, когда "одна 28-летняя истеричка, воспользовавшись чужим именем, присвоила себе мошенническим образом в одном магазине разного товара на 120 франков, но несколько дней спустя сама вернулась в тот же магазин и отдала часть взятых ею вещей, говоря, что они ей не нравятся. Оказалось, что она весь остальной товар продавала для того, чтобы купить себе морфий, и что она в одну аптеку задолжала за него 1600 франков, что, собственно, и побудило ее совершить это преступление". Проведенные исследования показывают, что во многих случаях совершения наркопотребителями преступлений существует связь между их совершением наркозависимым лицом и его патологическим влечением к наркотикам. В частности, потребители наркотиков как люди с асоциальным образом жизни идут на совершение преступлений в целях получения средств для приобретения наркотиков. В криминологической литературе описаны, в том числе выдающимся русским криминалистом С. В. Познышевым, случаи совершения наркоманами убийств в указанных целях <41>. -------------------------------- <41> См.: Познышев С. В. Криминальная психология. Преступные типы. О психологическом исследовании личности как субъекта поведения вообще и об изучении личности преступника в частности. М., 2007. С. 187 - 191.

И в последующих криминологических исследованиях неоднократно описывались и анализировались преступления такого рода, рассматривались тенденции их совершения, отмечались "колебания" статистических показателей, характеризующих динамику этих преступлений. Так, например, М. А. Казаряном отмечается увеличение в 2009 г. удельного веса убийств с целью получения наркотических средств с 0,1% (средний показатель за 1997 - 2008 гг.) до 2,3% и умышленного причинения тяжкого вреда с 0,1% (1997 - 2008 гг.) до 1,7%. В 2010 г. этот показатель вновь снизился <42>. -------------------------------- <42> См.: Казарян М. А. Предупреждение насильственных преступлений против личности, совершаемых лицами с психическими аномалиями, не исключающими вменяемости: Автореф. дис. ... к. ю.н. М., 2012. С. 14.

К числу преступлений, совершаемых наркопотребителями в связи с незаконным потреблением наркотиков (фактически преступлений, обеспечивающих наркопотребление), можно отнести две группы преступлений. 1. Преступления, направленные на получение наркотиков для незаконного потребления, в том числе путем хищения наркотиков, культивирования наркосодержащих растений, подделки рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотиков, склонения к совместному потреблению наркотиков других лиц и др. Лица, больные наркоманией, по имеющимся данным, чаще всего совершают противоправные действия, связанные с изготовлением, хранением, перевозкой и сбытом наркотиков <43>. -------------------------------- <43> См.: Дмитриева Т. Б., Игонина А. Л., Клименко Т. В., Пищикова Л. Е., Кулагина Н. Е. Судебно-психиатрическая экспертиза лиц, совершающих правонарушения в состояниях, вызываемых зависимостью от психоактивных веществ // Наркология. 2003. N 4. С. 31.

2. Преступления в целях получения средств для приобретения наркотиков в целях личного потребления (кражи, грабежи, разбои и др.). Указанные преступления объединяет одно - стремление лица, их совершившего, в конечном итоге получить любым путем наркотики для личного потребления либо получить денежные средства или материальные ценности, на которые наркотик можно купить или обменять. Некоторые из этих преступлений, например, склонение к совместному потреблению наркотиков других лиц, фактически направлены на расширение девиантной среды наркопотребителей.

V. Незаконное потребление наркотиков как социальное явление, порождающее обеспечивающую его преступность

Незаконное потребление наркотиков как социальное явление порождает обеспечивающую его преступность (наркопреступность). Если не будет спроса на наркотики (не будет их незаконного потребления), то не будет и их производства и сбыта для целей незаконного потребления. Фактически в данном случае имеет место взаимосвязь разных видов социальных отклонений (девиаций) между собой: незаконного потребления наркотиков и наркопреступности в ее широком понимании. Таким образом, вопрос о сокращении незаконного потребления наркотиков является определяющим для сокращения наркопреступности. Проведенный анализ статистических данных (см. табл. 7) убедительно свидетельствует о существовании взаимосвязи между числом регистрируемых наркопреступлений и числом наркопотребителей. В связи с этим существует мнение, что основные усилия в борьбе с наркопреступностью следует направить на сокращение спроса (т. е. числа наркопотребителей). В то же время доступность наркотиков и целенаправленные действия по их распространению провоцируют вовлечение в незаконное потребление наркотиков все новых лиц, в связи с чем не менее важно осуществление борьбы с незаконным производством и сбытом наркотиков. Преступный (уголовно наказуемый) оборот наркотиков составляет лишь часть их незаконного оборота, включающую только общественно опасные деяния, предусмотренные УК РФ в качестве преступлений. Этим понятием не охватываются деяния, признаваемые административными правонарушениями. На данный момент 12 статей Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (КоАП РФ) предусматривают ответственность за правонарушения в области законодательства о наркотических средствах, психотропных веществах, их аналогах и прекурсорах, а также наркосодержащих растениях, устанавливая ответственность: - ст. 6.8 КоАП РФ - за незаконный оборот (незаконные приобретение, хранение, перевозку, изготовление, переработку) без цели сбыта наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные приобретение, хранение, перевозку растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества; - ст. 6.9 КоАП РФ - за потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача; - ст. 6.13 КоАП РФ - за пропаганду наркотических средств, психотропных веществ или их прекурсоров, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, и их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры; - ст. 6.15 КоАП РФ - за нарушение юридическим лицом правил оборота (производства, изготовления, переработки, хранения, учета, отпуска, реализации, продажи, распределения, перевозки, пересылки, приобретения, использования, ввоза, вывоза либо уничтожения) инструментов или оборудования, используемых для изготовления наркотических средств или психотропных веществ; - ст. 6.16 КоАП РФ - за нарушение юридическим лицом или лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, правил оборота (производства, изготовления, переработки, хранения, учета, отпуска, реализации, распределения, перевозки, приобретения, использования, ввоза, вывоза либо уничтожения) наркотических средств, психотропных веществ или их прекурсоров, а также хранения, учета, реализации, перевозки, приобретения, использования, ввоза, вывоза или уничтожения растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, и их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры; - ст. 6.16.1 КоАП РФ - за незаконные приобретение, хранение, перевозку, производство, сбыт или пересылку прекурсоров наркотических средств или психотропных веществ, а также незаконные приобретение, хранение, перевозку, сбыт или пересылку растений, содержащих прекурсоры наркотических средств или психотропных веществ, либо их частей, содержащих прекурсоры наркотических средств или психотропных веществ; - ст. 10.4 КоАП РФ - за непринятие должностным лицом мер по обеспечению установленного режима охраны посевов и мест хранения растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, а равно мер по уничтожению пожнивных остатков и отходов производства, содержащих наркотические средства, психотропные вещества или их прекурсоры; - ст. 10.5 КоАП РФ - за непринятие землевладельцем или землепользователем мер по уничтожению дикорастущих растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, после получения официального предписания уполномоченного органа; - ст. 10.5.1 КоАП РФ - за незаконное культивирование растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, если это действие не содержит уголовно наказуемого деяния; - ч. 3 ст. 12.27 КоАП РФ - за невыполнение требования Правил дорожного движения о запрещении водителю употреблять алкогольные напитки, наркотические или психотропные вещества после дорожно-транспортного происшествия, к которому он причастен, либо после того, как транспортное средство было остановлено по требованию сотрудника полиции, до проведения уполномоченным должностным лицом освидетельствования в целях установления состояния опьянения или до принятия уполномоченным должностным лицом решения об освобождении от проведения такого освидетельствования; - ч. 3 ст. 20.20 КоАП РФ - за потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача либо потребление иных одурманивающих веществ на улицах, стадионах, в скверах, парках, в транспортном средстве общего пользования, а также в других общественных местах; - ст. 20.22 КоАП РФ - за появление в состоянии опьянения несовершеннолетних в возрасте до шестнадцати лет, а равно потребление ими наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача, иных одурманивающих веществ на улицах, стадионах, в скверах, парках, в транспортном средстве общего пользования, в других общественных местах. Приведенный перечень административных правонарушений (деяний) в области законодательства о наркотических средствах, психотропных веществах, их аналогах и прекурсорах, наркосодержащих растений и их частей, за некоторые из которых ранее устанавливалась уголовная ответственность, наглядно подтверждает предвидение видного советского исследователя уголовной политики П. С. Дагеля о том, что принятие кодексов об административных правонарушениях откроет "новые возможности декриминализации" и позволит перевести в категорию административных правонарушений ряд преступлений, не представляющих большой общественной опасности <44>. -------------------------------- <44> См.: Дагель П. С. 1) Проблемы советской уголовной политики. Владивосток, 1982. С. 60; 2) Избранные труды / Научн. ред. и предисл. А. И. Коробеева. Владивосток, 2009. С. 290.

В то же время административные правонарушения не должны выпадать из криминологических исследований, ибо, как справедливо подмечено одним из наиболее авторитетных российских криминологов, В. В. Луневым, "анализ преступности должен сочетаться с анализом правонарушаемости. Только на этой основе можно более адекватно отслеживать тенденции преступности и ее отдельных групп. Изучать ее связи с другими социальными явлениями и процессами, прогнозировать криминологическую обстановку в стране и ее регионах, разрабатывать взаимосвязанные стратегию и тактику борьбы с преступностью и правонарушаемостью" <45>. -------------------------------- <45> Лунеев В. В. Курс мировой и российской криминологии. М., 2011. Т. 1: Общая часть. С. 455 - 456.

Подтверждением тому служат не только примеры криминализации и декриминализации деяний, когда некоторые из них признаются то преступлениями, то административными правонарушениями, но и во многих случаях чисто формальное разграничение преступлений и административно наказуемых правонарушений с наркотиками и наркосодержащими растениями. Например, если лицо культивирует для личного пользования 20 растений конопли (т. е. в крупном размере), то за это деяние ст. 231 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность, а если 19 растений (в размере менее крупного) - административная ответственность по ст. 10.5.1 КоАП РФ. Или приобретает, хранит, перевозит, изготавливает, перерабатывает без цели сбыта наркотики в значительном размере - уголовная ответственность по ст. 228 УК РФ, делает то же самое в размере чуть меньше значительного - административная ответственность по ст. 6.8 КоАП РФ. Общественная опасность указанных деяний (преступлений и административных правонарушений) объективно одинакова, но меры, принимаемые к выявлению административных правонарушений, несопоставимы с мерами по выявлению преступлений. Тем не менее объемы выявляемых правонарушений, связанных с наркотиками, весьма значительны, о чем свидетельствуют данные судебной статистики, приведенные в табл. 17.

Таблица 17

Привлечение к административной ответственности за правонарушения, связанные с наркотиками, в Российской Федерации в 2008 - 2011 гг.

год Всего Всего лиц, рассмотрено подвергнутых дел о наказанию правонарушениях по числу лиц

по ст. 6.8 КоАП

2008 15507 13222

2009 15367 13222

2010 15262 13304

2011 13614 11779

по ст. 6.9 КоАП

2008 96851 90205

2009 97714 90752

2010 97506 91129

2011 101451 94312

Так, по ст. 6.8 КоАП РФ за незаконный оборот (незаконные приобретение, хранение, перевозку, изготовление, переработку) без цели сбыта наркотиков или их аналогов, а также за незаконные приобретение, хранение, перевозку наркосодержащих растений либо их частей в 2008 - 2011 гг. ежегодно судом подвергалось наказанию 11 - 13 тыс. человек, а по ст. 6.9 КоАП РФ за потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача - 90 - 94 тыс. человек. При этом следует учитывать, что согласно статистическим данным органов наркоконтроля из числа наркопотребителей, выявленных МВД России и ФСКН России через административную практику, лишь 2% состояли на учете в органах здравоохранения в связи с незаконным потреблением наркотиков. В то же время сравнение количества лиц, подвергаемых ответственности за незаконное потребление наркотиков, несопоставимо с количеством лиц, стоящих на учете в связи с их незаконным потреблением (см. табл. 17). Так, например, в 2011 г. количество зарегистрированных органами здравоохранения потребителей наркотиков составило 533404 человека (фактически же незаконно потребляет наркотики, как уже отмечалось, в несколько раз больше лиц), а к административному наказанию за это подвергнуто лишь 101451 лицо. А ведь каждый такой наркопотребитель ежегодно совершает наркопреступления или способствует их совершению, например - сбыту, приобретая наркотики для потребления. Однако при привлечении к административной ответственности по ст. 6.9 КоАП РФ еще лишь в редких случаях принимается решение о возбуждении уголовных дел по факту незаконного сбыта наркотиков, в результате которого стало возможно наркопотребление.

VI. Особенная часть наркокриминологии

Особенную часть наркокриминологии образуют криминологические характеристики отдельных видов наркопреступлений, предусмотренных Уголовным кодексом Российской Федерации. Кроме того, в особенную часть могут включаться криминологические характеристики наркопреступности несовершеннолетних, организованной и профессиональной наркопреступности, региональной наркопреступности, наркопреступности в Вооруженных Силах и в учреждениях уголовно-исполнительной системы (пенитенциарной наркопреступности), рецидивная наркопреступность и другие криминологические характеристики соответствующего вида (типа) преступлений и преступности. Целесообразность такого многоаспектного (комплексного, системного) включения объективно обусловлена рядом обстоятельств. В частности, как отмечается одним из ведущих криминологов современной России, А. И. Долговой, криминологические исследования показывают, что "преступность все чаще проявляет себя не только в отдельных преступлениях (действиях или бездействии), но также в преступной деятельности как системе преступных деяний" и при этом "не только преступления определяют характер преступности, но и характеристики преступности как системы влияют на характер совершаемых преступлений" <46>. -------------------------------- <46> Долгова А. И. Криминальные реалии и уголовное право // Правова держава (Правовое государство). 2012. N 14. С. 19, 21.

В особенную часть наркокриминологии, на наш взгляд, целесообразно включить и такие разделы исследований, как сравнительная наркокриминология, наркобизнес, наркопреступность и терроризм, наркопреступность и коррупция. Следует отметить, что многие вопросы, относящиеся к общей и особенной частям наркокриминологии, в той или иной мере уже нашли отражение в криминологических исследованиях.

VII. Заключение

История российского законодательства об ответственности за преступления, связанные с наркотиками, и изучения наркопреступлений и наркопреступности - это эволюция развития знаний и представлений о наркотиках и их опасности. На разных исторических этапах оценка деяний с наркотиками базировалась на том уровне знаний, который позволял видеть их отравляющие качества и психотравмирующее воздействие на личность, ее поведенческие акты, прямое разрушительное воздействие (влияние на органы и ткани человеческого организма, человеческую психику). В то же время комплексное криминологическое изучение наркопотребления и иных деяний с наркотиками для поиска и обоснования мер противодействия наркопотреблению и наркопреступности начало проводиться лишь со второй половины XX в. Полученный за этот период массив криминологических знаний позволяет констатировать необходимость перехода к системному изучению наркопотребления и наркопреступности в рамках нового направления криминологической науки, именуемого "наркокриминология".

------------------------------------------------------------------

Название документа