О правомерности признания лица невменяемым заключением судебно-психиатрической экспертизы

(Бажукова Ж. А.) («Адвокатская практика», 2013, N 5) Текст документа

О ПРАВОМЕРНОСТИ ПРИЗНАНИЯ ЛИЦА НЕВМЕНЯЕМЫМ ЗАКЛЮЧЕНИЕМ СУДЕБНО-ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ <*>

Ж. А. БАЖУКОВА

——————————— <*> Bazhukova Z. A. On the validity of recognizing a person mentally incompetent conclusions of the forensic-psychiatric examination.

Бажукова Жанна Альбертовна, доцент кафедры уголовного права и процесса Сыктывкарского государственного университета, кандидат юридических наук.

Статья посвящена проблемным вопросам необоснованного признания лица невменяемым заключением судебно-психиатрической экспертизы при производстве по применению принудительных мер медицинского характера.

Ключевые слова: невменяемость, судебно-психиатрическая экспертиза.

Article is devoted to the problematic issues recognizing person mentally incompetent conclusions of the forensic-psychiatric examination during the proceedings on subject to coercive medical measures.

Key words: mental incompetence, of forensic psychiatric examination.

Невменяемость (от лат. furiosus — «невменяемый») является значимой для принятия решения по уголовному делу и сложной категорией, которая по-разному определяется в научной литературе <1>. В правоприменительной практике это понятие зачастую отождествляется с медицинским диагнозом, который ставится врачами-психиатрами по результатам проведения судебно-психиатрического исследования <2>. ——————————— <1> См., напр.: Шахриманьян И. К. Невменяемость по советскому праву: Автореф. дис. … к. ю.н. Л., 1962. С. 11; Лейкина Н. С. Личность преступника, уголовная ответственность. Л., 1968. С. 46; Карпушин М. П., Курляндский В. И. Уголовная ответственность и состав преступления. М., 1974. С. 120; Богомягков Ю. С. Проблемы невменяемости в советском уголовном праве (понятие вменяемости): Учебное пособие. Уфа, 1978. С. 34; и др. <2> Подобный вывод позволяют сделать результаты обобщения судебно-следственной практики применения принудительных мер медицинского характера в период с 2000 г. в Республике Коми и ряде других субъектов Российской Федерации, входящих в Северо-Западный федеральный округ.

Так, по 25% изученных нами уголовных дел, рассмотренных Ленинградским областным судом <3> и Соломбольским федеральным районным судом г. Архангельска <4>, исследуемое лицо определялось «невменяемым» уже в актах судебно-психиатрических экспертиз. После получения такого заключения этот участник процесса также иногда именовался в материалах уголовного дела как «невменяемый» и следственными органами, тогда как подобный правовой статус в УПК РФ отсутствует <5>. ——————————— <3> Дело N 2-90/03 // Архив Ленинградского областного суда. <4> Дело N 1-301/02 // Архив Соломбольского федерального районного суда г. Архангельска. <5> Примером может служить уголовное дело в отношении Ч., где один из процессуальных документов был обозначен как «постановление о направлении дела в суд в отношении невменяемого». См.: дело N 129350/02 // Архив Верховного суда Республики Коми.

Подобная точка зрения, на наш взгляд, представляется спорной и требует обстоятельного изучения норм законодательства и осмысления ранее высказанных по данному вопросу научных суждений. Напомним, что основания, пределы применения и виды принудительных мер медицинского характера установлены уголовным (глава 15 УК), а порядок — уголовно-процессуальным законодательством (глава 51 УПК). Под влиянием международной практики в уголовном законодательстве понятие «душевная болезнь» заменено на понятие «психическое расстройство»; из перечня подлежащих принудительному лечению исключены больные алкоголизмом и наркоманией. Формулировка невменяемости, содержащаяся в ст. 21 УК РФ, в научной литературе признается более точной, в отличие от существовавшей ранее в ст. 11 УК РСФСР. Состояние невменяемости определено как отсутствие возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики. Однако конструкция «состояние невменяемости» также представляется не вполне удачной, так как невменяемость — это не состояние, а предусмотренное уголовным законом юридическое обстоятельство, исключающее уголовную ответственность субъекта, действовавшего во время совершения общественно опасного деяния в болезненном расстройстве психики. Необходимо помнить, что речь идет о промежутке времени совершения противоправного действия (бездействия) лица <6>. ——————————— <6> См.: Колмаков П. А. Проблемы правового регулирования принудительных мер медицинского характера. Сыктывкар, 2001. С. 21.

Если же диагностировано какое-либо психическое расстройство, которое не лишило лицо такой способности, оно может быть признано вменяемым (ст. 22 УК). Юристами и психиатрами предлагается учитывать в данном случае вменяемость как ограниченную (уменьшенную), но степень вменяемости, как и само ее понятие, в законодательстве не формализованы <7>. ——————————— <7> Вопрос о видах и степенях вменяемости волнует уже второе столетие и до настоящего времени вызывает дискуссии. Об истории данного вопроса см.: Козаченко И. Я., Сухарев Е. А., Гусев Е. А. Проблема уменьшенной вменяемости: текст лекций. Екатеринбург, 1993. С. 23 — 24.

Перечень лиц, которым судом может быть назначено принудительное лечение, определен ч. 1 ст. 97 УК РФ <8>. Все эти категории объединяют следующие признаки: ——————————— <8> Последние уточнения внесены Федеральным законом от 29.02.2012 N 14-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях усиления ответственности за преступления сексуального характера, совершенные в отношении несовершеннолетних» // Собрание законодательства РФ. 2012. N 10. Ст. 1162.

1. Совершение ими запрещенного уголовным законом деяния (преступления). Если в ходе производства по уголовному делу не будет собрано достаточно доказательств, что расследуемое деяние совершено именно этим лицом, то даже при установлении у него экспертной комиссией факта психического расстройства принудительные меры медицинского характера к нему не могут быть применены, так как они являются уголовно-правовыми мерами. Такое лицо подлежит лечению в порядке, определенном Законом РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» <9>. ——————————— <9> Закон «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. N 33. Ст. 1913; с изм. и доп. от 21.07.1998 // Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. N 30. Ст. 3613.

2. Наличие психического расстройства. По справедливому мнению профессора Б. А. Спасенникова, «психическое расстройство — это нарушение функций головного мозга, при котором возникает нарушение точного отражения головным мозгом реального мира с соответствующей дезорганизацией поведения, противоречащего реальным отношениям» <10>. Установление данного заболевания является прерогативой врача соответствующей специальности. Документом, устанавливающим поражение волевой сферы психики на момент деяния, для следователя (суда) является заключение судебно-психиатрической экспертизы, которое имеет значение доказательства по уголовному делу и подлежит оценке судом, прокурором, следователем, дознавателем (ст. ст. 74, 88 УПК). Однако не всегда психическое расстройство исключает вменяемость. Например, представляется сомнительным, что больной эпилепсией будет признан невменяемым при совершении им служебного подлога. Для решения столь важного вопроса, как признание лица невменяемым и освобождение его от уголовного наказания явно недостаточно заключения даже высококвалифицированной комиссии врачей-экспертов. ——————————— <10> Спасенников Б. А. О профилактике общественно опасных деяний душевнобольных // Медицинское право. 2012. N 3.

Заметим, что признание лица невменяемым требует четкого уяснения сущности данного понятия, его назначения, правовых основ и последствий. Прежде всего, рассматриваемое понятие нельзя сводить к противопоставлению вменяемости-невменяемости без содержания других конкретных признаков <11>. Как верно заметил З. А. Астерминов, «вменяемость нельзя рассматривать антигипотезой невменяемости» <12>. Невменяемость — это, прежде всего, предусмотренная уголовным законом правовая категория, исключающая уголовную ответственность лица и порождающая определенные правовые последствия. Она обозначает условия, при наличии которых лицо, совершившее общественно опасное деяние, предусмотренное Особенной частью УК РФ, нельзя признать субъектом преступления. Понятие «невменяемость» указывает на отсутствие возможности возложения на невменяемого вины и уголовной ответственности за содеянное. Данное мнение в той или иной степени разделяется рядом ученых-процессуалистов <13>. ——————————— <11> Подробный анализ определений понятия и различных предложений о критериях вменяемости см.: Михеев Р. И. Проблемы вменяемости и невменяемости в советском уголовном праве. Владивосток, 1983. С. 47 — 118. <12> Астерминов З. А. Уголовная ответственность и наказание несовершеннолетних. М., 1970. С. 25. <13> См.: Назаренко Г. В. Невменяемость в уголовном праве. Орел, 1994. С. 5; Шагеева Р. М. Принудительные меры медицинского характера в контексте уголовного правосудия. Уфа, 2004. С. 2; Бажукова Ж. А. Гарантии прав лица, в отношении которого осуществляется уголовное судопроизводство о применении принудительных мер медицинского характера: Автореф. дис. … к. ю.н. Владимир, 2008. С. 16; и др.

Наиболее четко и полно понятие «невменяемость» сформулировал профессор Р. И. Михеев. По его мнению, «невменяемость — это исключающая вину и уголовную ответственность неспособность лица осознавать во время совершения общественно опасного деяния фактический характер и общественную опасность совершаемых действий (бездействия) или руководить ими, вызванная хронической психической болезнью или временным расстройством психической деятельности, слабоумием или иным психическим болезненным состоянием» <14>. ——————————— <14> Михеев Р. И. Проблемы вменяемости и невменяемости в советском уголовном праве. С. 123.

Данное определение соответствует и двум составляющим это понятие критериям — медицинскому (биологическому) и юридическому. Юридический критерий определяет суд, когда дает оценку рассматриваемому участнику процесса, как неспособному осознавать характер своих действий либо руководить ими. Медицинский критерий раскрывает причины этой неспособности. Поэтому медицинский критерий должен обязательно сочетаться с критерием юридическим. Только при таком условии этого особого участника процесса можно признать невменяемым. Данные критерии в совокупности оцениваются в ходе судебного разбирательства. Так, в соответствии с разъяснением Пленума Верховного Суда РФ от 07.04.2011 N 6 суду надлежит мотивировать принятое решение на основе оценки заключения эксперта (экспертов) о психическом состоянии лица и других собранных по делу доказательств <15>. Таким образом, судом устанавливается, что деяние совершено лицом в состоянии невменяемости, признавая его тем самым невменяемым на момент совершения им общественно опасного деяния, что регламентировано ч. 3 ст. 442 УПК РФ: «…одним из вопросов, разрешаемых судом при принятии решения по уголовному делу, является установление факта совершения деяния в состоянии невменяемости». И именно суд выносит постановление о том, что деяние, запрещенное уголовным законом, совершено лицом в состоянии невменяемости (ст. 443 УПК) <16>. ——————————— <15> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 07.04.2011 N 6 «О практике применения судами принудительных мер медицинского характера» // Российская газета. 20.04.2011. <16> Бажукова Ж. А. Гарантии прав лица, в отношении которого осуществляется уголовное судопроизводство о применении принудительных мер медицинского характера: Автореф. дис. … к. ю.н. Владимир, 2008. С. 9.

Справедливости ради стоит отметить, что вопрос о вменяемости направляемого на исследование лица ставится зачастую самими следователями при назначении судебно-психиатрической экспертизы, тогда как в постановлении о ее назначении должны содержаться вопросы о психическом состоянии лица к определенному периоду времени, диагностике такого состояния, наиболее целесообразном назначении соответствующего вида принудительного лечения и т. п. Обязательными, по нашему мнению, являются вопросы о возможности участия исследуемого лица при производстве следственных действий и в судебном заседании. Теперь рассмотрим полномочия экспертной комиссии. Согласно ст. 3 Федерального закона от 31.05.2001 N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» <17>, правовой основой ее проведения является в том числе УПК РФ, в соответствии с которым экспертом является лицо, обладающее специальными знаниями (ч. 1 ст. 57), а его заключение — представленные в письменном виде содержание исследования и выводы по вопросам, поставленным перед экспертом лицом, ведущим производство по уголовному делу, или сторонами (ч. 1 ст. 80 УПК). Эксперт вправе отказаться от дачи заключения по вопросам, выходящим за пределы специальных знаний (п. 6 ч. 3 ст. 57 УПК). Исходя из смысла приведенных дефиниций, полномочия экспертов-психиатров ограничены, во-первых, поставленными перед ними следователем (судом) вопросами, а во-вторых, специальными знаниями в области психиатрии, к чему обязывает назначенный вид исследования. Расширение прав эксперта возможно в случае, если при производстве проводимого им исследования установлены обстоятельства, которые имеют значение для уголовного дела, но по поводу которых ему не были поставлены вопросы (ч. 2 ст. 204 УПК). ——————————— <17> Федеральный закон от 31.05.2001 N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (ред. от 06.12.2011) // Собрание законодательства РФ. 2001. N 23. Ст. 2291.

Так, в ряде заключений судебно-психиатрической экспертизы г. Архангельска инициативно отражается мнение экспертов-психиатров по поводу возможности (невозможности) участия лица, имеющего психическое расстройство, в следственных действиях, а также в судебном заседании, что полностью соответствует требованиям ст. 437 УПК РФ и, как правило, упускается должностными лицами, ведущими производство по уголовному делу <18>. Результаты исследования этой особенной категории уголовных дел позволяют сделать вывод о достаточно высокой квалификации экспертов-психиатров. По мнению опрошенных нами судей, сведения, содержащиеся в оформленных экспертами материалах по результатам экспертизы, объемнее и полнее, нежели иные данные, полученные в период предварительного следствия. ——————————— <18> См., напр.: дела N 1-126/03, N 1-255/03 // Архив Октябрьского федерального районного суда г. Архангельска.

В обоснование суждения о правомочности признания невменяемым только судом может лечь также и то обстоятельство, что с ноября 2010 г. лицо, имеющее психическое расстройство и совершившее запрещенное уголовным законом деяние, в ходе предварительного расследования наделено процессуальным статусом не как «невменяемый», а как «лицо, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера» (ст. 437 УПК) <19>. К сожалению, законодателем так и не определен момент и правовые основания появления этого участника. Следует согласиться с предложением профессора П. А. Колмакова, что допущением данного лица может служить постановление следователя (суда), вынесение которого возможно после установления заключением судебно-психиатрической экспертизы факта психического расстройства лица, лишающего его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими <20>. ——————————— <19> См.: Федеральный закон от 29.11.2010 N 323-ФЗ с изм., внесенными Федеральным законом от 29.12.2010 N 433-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» // Российская газета. 10.01.2011. <20> См.: Колмаков П. А. Законодатель остановился на полпути // Актуальные проблемы юридической науки и правоприменительной практики: Сборник научных трудов. Вып. 7. Сыктывкар, 2012. С. 69.

В завершение хотелось напомнить, что теоретическая разработка учения о невменяемости длительное время имела некоторую медико-психиатрическую окраску. Добавление к медицинскому критерию юридического в уголовную законодательную формулу явилось результатом острых дискуссий. Не вдаваясь в анализ различных точек зрения, отметим, что юридический критерий в уголовном судопроизводстве призван служить взаимопониманию юристов и психиатров, так как не исключает психиатрического содержания результатов исследования в каждом конкретном случае. Однако вопрос о невменяемости, на наш взгляд, решается применительно к юридическому критерию. Он характеризует такую степень тяжести поражения интеллектуально-волевой сферы деятельности человека, вызванную психическим расстройством, которая лишает его во время совершения общественно опасного деяния способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими. И так как юридический критерий устанавливает только суд, признание лица невменяемым заключением судебно-психиатрической экспертизы видится преждевременным и не основанным ни на принятой теории уголовного права и судебной психиатрии, ни на действующем в этой сфере законодательстве. Устранение данного недопонимания на практике видится путем простого разъяснения Министерством здравоохранения России пределов полномочий соответствующим экспертным учреждениям.

Список использованной литературы

1. Уголовный кодекс РФ от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 01.03.2012) // Собрание законодательства РФ. 1996. N 25. Ст. 2954. 2. Федеральный закон от 31.05.2001 N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (ред. от 06.12.2011) // Собрание законодательства РФ. 2001. N 23. Ст. 2291. 3. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 07.06.2013) // Собрание законодательства РФ. 2001. N 52 (ч. I). Ст. 4921. 4. Федеральный закон от 29.11.2010 N 323-ФЗ, в ред. Федерального закона от 29.12.2010 N 433-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» // Российская газета. 10.01.2011. 5. Федеральный закон от 29.02.2012 N 14-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях усиления ответственности за преступления сексуального характера, совершенные в отношении несовершеннолетних» // Собрание законодательства РФ. 2012. N 10. Ст. 1162. 6. Закон «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. N 33. Ст. 1913; с изменениями и дополнениями от 21.07.1998 // Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. N 30. Ст. 3613. 7. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 07.04.2011 N 6 «О практике применения судами принудительных мер медицинского характера» // Российская газета. 20.04.2011. 8. Астерминов З. А. Уголовная ответственность и наказание несовершеннолетних. М., 1970. 225 с. 9. Бажукова Ж. А. Гарантии прав лица, в отношении которого осуществляется уголовное судопроизводство о применении принудительных мер медицинского характера: Автореф. дис. … к. ю.н. Владимир, 2008. 23 с. 10. Богомягков Ю. С. Проблемы невменяемости в советском уголовном праве (понятие вменяемости): Учебное пособие. Уфа, 1978. 98 с. 11. Карпушин М. П., Курляндский В. И. Уголовная ответственность и состав преступления. М., 1974. 220 с. 12. Козаченко И. Я., Сухарев Е. А., Гусев Е. А. Проблема уменьшенной вменяемости: текст лекций. Екатеринбург, 1993. 35 с. 13. Колмаков П. А. Проблемы правового регулирования принудительных мер медицинского характера. Сыктывкар, 2001. 186 с. 14. Колмаков П. А. Законодатель остановился на полпути // Актуальные проблемы юридической науки и правоприменительной практики: Сборник научных трудов. Вып. 7. Сыктывкар, 2012. С. 65 — 75. 15. Лейкина Н. С. Личность преступника, уголовная ответственность. Л., 1968. 140 с. 16. Михеев Р. И. Проблемы вменяемости и невменяемости в советском уголовном праве. Владивосток, 1983. 300 с. 17. Назаренко Г. В. Невменяемость в уголовном праве. Орел, 1994. 103 с. 18. Спасенников Б. А. О профилактике общественно опасных деяний душевнобольных // Медицинское право. 2012. N 3. 19. Шагеева Р. М. Принудительные меры медицинского характера в контексте уголовного правосудия. Уфа, 2004. 140 с. 20. Шахриманьян И. К. Невменяемость по советскому праву: Автореф. дис. … к. ю.н. Л., 1962. 27 с.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *