О некоторых правовых вопросах, возникающих при переезде бывших военнослужащих, проходивших военную службу в одном государстве — участнике СНГ, на постоянное место жительства в другое государство — участник СНГ

(Ефремов А. В.) («Право в Вооруженных Силах», 2013, N 10) Текст документа

О НЕКОТОРЫХ ПРАВОВЫХ ВОПРОСАХ, ВОЗНИКАЮЩИХ ПРИ ПЕРЕЕЗДЕ БЫВШИХ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ, ПРОХОДИВШИХ ВОЕННУЮ СЛУЖБУ В ОДНОМ ГОСУДАРСТВЕ — УЧАСТНИКЕ СНГ, НА ПОСТОЯННОЕ МЕСТО ЖИТЕЛЬСТВА В ДРУГОЕ ГОСУДАРСТВО — УЧАСТНИК СНГ

А. В. ЕФРЕМОВ

Ефремов А. В., начальник юридического отделения военного комиссариата Чувашской Республики.

В статье рассмотрены правовые вопросы, возникающие при переезде бывших военнослужащих, проходивших военную службу в одном государстве — участнике стран СНГ, на постоянное место жительства в другое государство — участник Соглашения стран СНГ, которые обусловливают проблемы правоприменительной практики.

Ключевые слова: военная служба, военный пенсионер, пенсия, страны СНГ, государство, перерасчет пенсии, выслуга лет, выплаты.

Some of the legal questions arising from the relocation of the ex-soldiers, military service in one state party — CIS countries for permanent residence in another state party to the agreement of CIS countries A. V. Efremov

The article deals with the legal issues arising from the relocation of the ex-soldiers, military service in one state party — CIS countries for permanent residence in another state party to the Agreement of the CIS countries, which makes the problem of enforcement.

Key words: military service, military pensioner, the pension, the CIS countries, recalculation of pensions, state seniority payments.

В практике пенсионного обеспечения бывших военнослужащих часто возникают вопросы о праве на перерасчет военной пенсии за выслугу лет. Особенно много обращений поступает от граждан Российской Федерации, которые были уволены из национальных армий государств — республик бывшего СССР (из стран СНГ — после 31 декабря 1994 г.). Разъясняя данный вопрос, необходимо остановиться на нескольких нормативных правовых актах. Первый документ — это Соглашение о порядке пенсионного обеспечения военнослужащих и их семей и государственного страхования военнослужащих государств — участников Содружества Независимых Государств, заключенное в г. Ташкенте 15 мая 1992 г. (Ташкентское соглашение), которое подписали Республика Армения, Республика Беларусь, Республика Казахстан, Кыргызская Республика, Республика Молдова, Российская Федерация, Республика Таджикистан, Республика Узбекистан, Украина. 5 сентября 1994 г. к данному Соглашению присоединился Туркменистан, а 23 января 2001 г. — Азербайджанская Республика. Основой для подписания данного Соглашения явились Соглашение между государствами — участниками Содружества Независимых Государств о социальных и правовых гарантиях военнослужащих, лиц, уволенных с военной службы, и членов их семей, заключенное 14 февраля 1992 г. в г. Минске, и Соглашение о гарантиях прав граждан государств — участников Содружества Независимых Государств в области пенсионного обеспечения, подписанное 13 марта 1992 г. в г. Москве. Статья 1 Ташкентского соглашения гласит, что пенсионное обеспечение и обязательное государственное страхование военнослужащих Вооруженных Сил государств — участников Содружества и других воинских формирований, созданных законодательными органами этих государств, Объединенных Вооруженных Сил Содружества, Вооруженных Сил и иных воинских формирований бывшего Союза ССР, а также пенсионное обеспечение семей этих военнослужащих осуществляются на условиях, по нормам и в порядке, которые установлены или будут установлены законодательством государств-участников, на территориях которых проживают указанные военнослужащие и их семьи, а до принятия этими государствами законодательных актов по данным вопросам — на условиях, по нормам и в порядке, установленным законодательством бывшего Союза ССР. При этом уровень пенсионного обеспечения военнослужащих и их семей, устанавливаемый законодательством государств-участников в соответствии с Соглашением о социальных и правовых гарантиях военнослужащих, лиц, уволенных с военной службы, и членов их семей от 14 февраля 1992 г., не может быть ниже уровня, установленного ранее законодательными и другими нормативными актами бывшего Союза ССР. В выслугу лет для назначения пенсий военнослужащим засчитывается служба (в том числе на льготных условиях) в Вооруженных Силах и других вышеуказанных воинских формированиях в порядке, установленном законодательством государств-участников, на территориях которых военнослужащие проходили службу. Размер денежного довольствия (заработка) для назначения пенсий военнослужащим и их семьям определяется в порядке, установленном законодательством государств-участников, на территориях которых проживают военнослужащие или их семьи. Второй документ — это Соглашение о порядке пенсионного обеспечения и государственного страхования сотрудников органов внутренних дел государств — участников Содружества Независимых Государств, заключенное в г. Ашгабате 24 декабря 1993 г., которое подписали Азербайджанская Республика, Республика Армения, Республика Беларусь, Грузия, Республика Казахстан, Кыргызская Республика, Республика Молдова, Российская Федерация, Республика Таджикистан, Туркменистан, Республика Узбекистан, Украина. Данным Соглашением установлено, что пенсионное обеспечение сотрудников органов внутренних дел Сторон, а также пенсионное обеспечение их семей осуществляются на условиях, по нормам и в порядке, которые установлены или будут установлены законодательством Сторон, на территориях которых они постоянно проживают, а до принятия этими Сторонами законодательных актов по данным вопросам — на условиях, по нормам и в порядке, которые установлены законодательством бывшего Союза ССР. Назначение пенсий и выплата пособий семьям, потерявшим кормильца, производится Стороной, в органах внутренних дел которой сотрудник проходил службу на момент гибели (смерти) или на территории которой проживал пенсионер. Обязательное государственное страхование сотрудников органов внутренних дел производится в соответствии с законодательством Стороны по месту их службы. В выслугу лет для назначения пенсий сотрудникам органов внутренних дел засчитывается служба (в том числе на льготных условиях) в Вооруженных Силах и других воинских формированиях, созданных высшими государственными органами, в органах безопасности и внутренних дел Сторон, а также бывшего Союза ССР и в Объединенных Вооруженных Силах Содружества Независимых Государств в порядке, установленном законодательством Стороны, где они проходили службу. Установленная выслуга лет не подлежит изменению другой Стороной. Третий документ — это Соглашение о порядке пенсионного обеспечения военнослужащих Пограничных войск, членов их семей и государственного страхования военнослужащих Пограничных войск государств — участников Содружества Независимых Государств, заключенное в г. Ташкенте 15 мая 1992 г., которое подписали Азербайджанская Республика, Республика Армения, Республика Беларусь, Республика Казахстан, Кыргызская Республика, Республика Молдова, Российская Федерация, Республика Таджикистан, Туркменистан, Республика Узбекистан, Украина. Данным Соглашением установлено, что пенсионное обеспечение и обязательное государственное страхование военнослужащих Пограничных войск и членов их семей Содружества Независимых Государств осуществляются на условиях, по нормам и в порядке, которые устанавливаются законодательством государств — участников Содружества, на территориях которых проживают указанные военнослужащие и их семьи. Пенсионное обеспечение военнослужащих Пограничных войск Содружества и собственных Пограничных войск государств и членов их семей осуществляется через существующую систему пенсионного обеспечения военнослужащих Пограничных войск и членов их семей. Расходы по пенсионному обеспечению военнослужащих и членов их семей и обязательному государственному страхованию военнослужащих осуществляются государствами — участниками за счет их бюджетов без взаимных расчетов. Предусмотренные названным Соглашением условия, нормы и порядок пенсионного обеспечения распространяются на военнослужащих Пограничных войск бывшего Союза ССР и членов их семей. В выслугу лет для назначения пенсий военнослужащим Пограничных войск засчитывается служба (в том числе и на льготных условиях) в вооруженных силах и других воинских формированиях в порядке, установленном законодательством государств — участников Содружества, на территориях которых военнослужащие проходили службу <1>. ——————————— <1> Белянинова Ю. В. Комментарий к Закону Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей» / Под ред. Т. С. Гусевой // СПС «Гарант».

В соответствии со ст. 62 Закона Российской Федерации от 11 февраля 1993 г. N 4455-1 «О воинской обязанности и военной службе» гражданин Российской Федерации, проходящий военную службу в воинских формированиях других государств (бывших республик СССР), сохранял правовое положение военнослужащего, предусмотренное законодательством Российской Федерации, только до окончания переходного периода. В силу ст. 56 данного Закона Российской Федерации и п. 2 Постановления от 11 февраля 1993 г. N 4457-1 Верховного Совета Российской Федерации «О порядке введения в действие Закона Российской Федерации «О воинской обязанности и военной службе» срок переходного периода был установлен до 31 декабря 1994 г. В соответствии с п. 5 Постановления от 19 мая 1993 г. N 4983-1 Верховного Совета Российской Федерации «О некоторых мерах, связанных с исполнением Закона Российской Федерации «О воинской обязанности и военной службе» граждане Российской Федерации, проходившие военную службу в воинских формированиях СССР и СНГ до принятия этих воинских формирований под юрисдикцию Российской Федерации и заключившие контракт о прохождении военной службы в национальных армиях государств — республик бывшего СССР, сохраняли правовое положение военнослужащего, предусмотренное законами Российской Федерации, до 31 декабря 1999 г. при условии заключения и ратификации в установленном порядке соответствующих двусторонних межгосударственных договоров. При несоблюдении же закрепленных в названном Постановлении условий правовое положение указанных лиц, предусмотренное законами Российской Федерации, сохранялось только до 31 декабря 1994 г. В соответствии с п. 3 ст. 2 Федерального закона «О статусе военнослужащих» за гражданами, проходившими военную службу в воинских частях Вооруженных Сил СССР, других воинских формированиях СССР и государств — участников СНГ до принятия указанных воинских формирований под юрисдикцию Российской Федерации и перешедшими на военную службу в войска или иные воинские формирования, организации других государств, ранее входивших в состав СССР, сохраняются социальные гарантии и компенсации, предусмотренные данным Федеральным законом, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, при условии заключения и ратификации в установленном порядке соответствующих международных договоров Российской Федерации. Как уже указывалось ранее, порядок пенсионного обеспечения военнослужащих государств — участников Содружества Независимых Государств определен Соглашением от 15 мая 1992 г. В соответствии с ч. 1 ст. 2 названного Соглашения в выслугу лет для назначения пенсий военнослужащим засчитывается служба (в том числе на льготных условиях) в вооруженных силах и других воинских формированиях, указанных в ст. 1 Соглашения, в порядке, установленном законодательством государств-участников, на территориях которых военнослужащие проходили службу. Часть 2 этой же статьи предусматривает, что размер денежного довольствия (заработка) для назначения пенсий военнослужащим и их семьям определяется в порядке, установленном законодательством государств-участников, на территориях которых проживают военнослужащие или их семьи. Таким образом, в ст. 2 Соглашения от 15 мая 1992 г. для исчисления выслуги лет в одном случае — для определения права на пенсию (ч. 1), в другом случае — для определения размера денежного довольствия (ч. 2) установлены отдельные правила относительно применяемого национального законодательства. Толкование ч. 1 ст. 2 Соглашения применительно к ситуации, когда бывший военнослужащий, проходивший военную службу в одном государстве-участнике, переезжает на постоянное место жительства в другое государство — участник Соглашения, означает, что выслуга лет, исчисленная при назначении пенсии по законодательству места прохождения службы, перерасчету по новому месту жительства не подлежит. Из преамбулы Соглашения от 15 мая 1992 г. усматривается, что оно основывается на Соглашении между государствами — участниками Содружества Независимых Государств «О социальных и правовых гарантиях военнослужащих, лиц, уволенных с военной службы, и членов их семей» от 14 февраля 1992 г. Согласно этому Соглашению за военнослужащими, лицами, уволенными с военной службы и проживающими на территории государств — участников Содружества, а также членами их семей сохраняется уровень прав и льгот, установленный ранее законами и другими нормативными актами бывшего Союза ССР (ст. 1); полнота политических, социально-экономических и личных прав и свобод названных категорий лиц, в том числе на получение пенсии, установленной законодательством, в соответствии с нормами международного права и положениями этого Соглашения устанавливается и обеспечивается государствами Содружества своим законодательством (ст. 2). Согласно ст. 1 Соглашения от 15 мая 1992 г. «О порядке пенсионного обеспечения военнослужащих и членов их семей и государственного страхования военнослужащих государств — участников Содружества Независимых Государств» пенсионное обеспечение и обязательное государственное страхование военнослужащих Вооруженных Сил государств — участников Содружества и других воинских формирований, созданных законодательными органами этих государств, Объединенных Вооруженных Сил Содружества, Вооруженных Сил и иных воинских формирований бывшего Союза ССР, а также пенсионное обеспечение семей этих военнослужащих осуществляются на условиях, по нормам и в порядке, которые установлены или будут установлены законодательством государств-участников, на территориях которых проживают указанные военнослужащие и их семьи. При этом уровень пенсионного обеспечения военнослужащих и их семей, устанавливаемый законодательством государств-участников, не может быть ниже уровня, установленного ранее законодательными и другими нормативными актами бывшего Союза ССР. Анализ названных Соглашений от 14 февраля и 15 мая 1992 г. в их взаимосвязи показывает, что закрепленное в соглашениях положение о сохранении государствами — участниками Содружества уровня пенсионного обеспечения не ниже уровня ранее установленных прав и льгот подразумевает принятие этими государствами нормативных актов, в которых должны быть определены конкретный вид и фактический размер пенсии в соответствии с национальным законодательством. Во исполнение Соглашения от 15 мая 1992 г. в Российской Федерации 12 февраля 1993 г. принят Закон N 4468-1 «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей», которым в соответствии с ч. 2 ст. 39 Конституции Российской Федерации определены правовые основания назначения пенсий и порядок их исчисления. Согласно ст. 43 и ч. 1 ст. 49 названного Закона пенсии лицам, проходившим военную службу, исчисляются из денежного довольствия военнослужащих; для исчисления им пенсии учитываются в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации, оклады по должности, воинскому или специальному званию (без учета повышения окладов за службу в отдаленных, высокогорных местностях и в других особых условиях) и процентная надбавка за выслугу лет, включая выплаты в связи с индексацией денежного довольствия; пенсии при увеличении денежного довольствия военнослужащих подлежат пересмотру исходя из уровня увеличения учитываемого при исчислении пенсий денежного довольствия соответствующих категорий военнослужащих и сотрудников одновременно с его увеличением. Нормы ст. ст. 43 и 49 Закона от 12 февраля 1993 г., как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 24 января 2008 г. N 4-О-О, направлены на обеспечение реализации пенсионных прав военнослужащих и не могут рассматриваться как нарушающие их конституционные права и свободы. Изложенное указывает на то, что положения ст. 1 Соглашения от 15 мая 1992 г. о необходимости сохранения уровня пенсионного обеспечения военнослужащих и их семей не ниже уровня, установленного ранее законодательными и другими нормативными актами бывшего Союза ССР, нашли отражение как в Законе Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1, так и в иных подзаконных актах, что подтверждается и судебной практикой. Так, например, судебная коллегия по гражданским делам Псковского областного суда, рассмотрев 11 сентября 2012 г. в открытом судебном заседании гражданское дело N 33-1448 по апелляционной жалобе А. на решение Псковского городского суда от 28 июня 2012 г., которым постановлено исковые требования А. к военному комиссариату Псковской области об обязании восстановить льготный стаж и произвести перерасчет пенсии оставить без удовлетворения, установила следующее: А. обратился в суд с иском к военному комиссариату Псковской области о возложении обязанности восстановить льготный стаж и произвести перерасчет пенсии начиная с августа 2009 г. В обоснование указал, что с 1998 г. является военным пенсионером. До увольнения служил в Украине, имел соответствующую выслугу лет, в том числе в льготном исчислении. После увольнения переехал на постоянное место жительства в г. Псков, где военкоматом ему была оформлена пенсия. В августе 2009 г. ответчик исключил из выслуги лет А. период службы в Вооруженных силах Украины с 1993 по 1998 г., что привело к снижению процентной надбавки за летный стаж. Полагая решение ответчика незаконным, А. просил удовлетворить иск. В ходе рассмотрения дела изменил требования и просил произвести перерасчет пенсии с 2000 г., т. е. с момента принятия Постановления Правительства Российской Федерации от 14 июля 2000 г. N 524, с применением 55% вместо 35%. Представитель ответчика иск не признала, указав, что при назначении А. пенсии в 1998 г. была допущена ошибка в исчислении выслуги лет на процентную надбавку. С 2009 г. ошибка была исправлена путем исключения из расчета периода службы в Вооруженных силах Украины с 1993 г. по 1998 г. Судом постановлено указанное выше решение. В апелляционной жалобе А. ставится вопрос об отмене решения суда со ссылкой на неправомерное признание обоснованным решения военкомата об исключении периода его службы в Вооруженных силах Украины. Проверив материалы дела, с учетом доводов апелляционной жалобы судебная коллегия не находит оснований для вмешательства в состоявшееся судебное постановление в связи со следующими обстоятельствами. 14 июля 2000 г. принято Постановление Правительства Российской Федерации N 524 «Об отдельных выплатах военнослужащим и членам их семей», которым утверждены Правила исчисления выслуги лет для назначения процентной надбавки за выслугу лет военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, и в выслугу лет для назначения надбавки стали засчитываться дополнительные периоды военной службы (в том числе по призыву). В соответствии с подп. «в» п. 2 указанных Правил в выслугу лет военнослужащих для назначения процентной надбавки за выслугу лет засчитывается в календарном исчислении военная служба граждан Российской Федерации в вооруженных силах, других войсках, воинских формированиях и органах государств — участников Содружества Независимых Государств в том случае, если они в установленном порядке были переведены в Вооруженные Силы Российской Федерации, другие войска, воинские формирования и органы. Между тем, как бесспорно установлено судом, А. окончил военную службу и был уволен в отставку из Вооруженных сил Украины и в установленном порядке в Вооруженные Силы Российской Федерации не переводился. Таким образом, период службы истца в Вооруженных силах Украины с 1993 г. по 1998 г. не подлежит зачету в выслугу лет для исчисления процентной надбавки за выслугу лет. В этой связи решение пенсионного органа о перерасчете размера процентной надбавки исходя из 14-летней выслуги и приведении размера пенсии истца в соответствие с Постановлением Правительства Российской Федерации от 14 июля 2000 г. N 524 является обоснованным. С учетом изложенного законных оснований для возложения на ответчика обязанности по перерасчету размера пенсии истца не имеется. Не может судебная коллегия согласиться и с обоснованностью доводов апелляционной жалобы о том, что судом при вынесении решения неправильно истолковано Соглашение от 15 мая 1992 г. и нарушено его требование о недопущении снижения уровня пенсионного обеспечения военнослужащих по сравнению с установленным ранее законодательством и другими нормативными актами бывшего Союза ССР. Изложенное указывает на то, что положения ст. 1 Соглашения от 15 мая 1992 г. о необходимости сохранения уровня пенсионного обеспечения военнослужащих и их семей не ниже уровня, установленного ранее законодательными и другими нормативными актами бывшего Союза ССР, нашли отражение как в Законе от 12 февраля 1993 г., так и в иных подзаконных актах, в том числе и в Постановлении Правительства Российской Федерации от 14 июля 2000 г. N 524, которые не противоречат указанному Соглашению. Таким образом, применение в данном случае норм национального законодательства, регулирующего порядок установления выслуги лет для исчисления процентной надбавки за выслугу лет, не может быть расценено как снижение уровня пенсионного обеспечения истца и нарушение его прав и социальных гарантий. С учетом изложенного судебная коллегия приходит к выводу о том, что все обстоятельства, имеющие значение для дела, судом при разрешении спора были установлены, нормы права, как международного, так и национального, истолкованы и применены правильно. В этой связи оспариваемое решение суда является законным, обоснованным и оснований к его отмене судебная коллегия не усматривает. Вопрос обеспечения жилыми помещениями вышеуказанной категории граждан, имеющих двойное гражданство — Российской Федерации и одной из стран СНГ, решается на общих основаниях с другими гражданами Российской Федерации без учета статуса гражданина, уволенного с военной службы из Вооруженных Сил Российской Федерации. Такие граждане, в свою очередь, имеют соответствующие льготы на обеспечение их жилыми помещениями за счет Российского государства. Так, например, в своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Н. Н. Ляпунов оспаривал конституционность подп. «в» п. 10 Правил учета военнослужащих, подлежащих увольнению с военной службы, и граждан, уволенных с военной службы в запас или в отставку и службы в органах внутренних дел, военнослужащих и сотрудников Государственной противопожарной службы, нуждающихся в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий в избранном постоянном месте жительства (утверждены Постановлением Правительства Российской Федерации от 6 сентября 1998 г. N 1054), согласно которому не признаются нуждающимися в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий военнослужащие и граждане, уволенные с военной службы, в случае их увольнения с военной службы из вооруженных сил, других воинских формирований государств — участников СНГ после 31 декабря 1994 г. (кроме государств, заключивших и ратифицировавших соответствующие двусторонние договоры с Российской Федерацией до 31 декабря 1999 г.). Как следует из представленных материалов, заявитель проходил военную службу в воинской части Вооруженных Сил СССР. После распада СССР воинская часть, в которой проходил службу Н. Н. Ляпунов, была принята под юрисдикцию Республики Беларусь. Приказом министра обороны Республики Беларусь от 29 декабря 1995 г. заявитель был уволен из Вооруженных Сил Республики Беларусь. После увольнения с военной службы заявитель переехал на постоянное место жительства в город Ижевск, где вместе с членами семьи был включен в списки нуждающихся в улучшении жилищных условий. Письмом от 25 марта 2009 г. администрация города Ижевска уведомила Н. Н. Ляпунова о том, что его исключили из списков нуждающихся в улучшении жилищных условий в связи с тем, что он был уволен с военной службы государства — участника СНГ (Республики Беларусь) после 31 декабря 1994 г. Решением суда общей юрисдикции, оставленным без изменения судом кассационной инстанции, исковое заявление Н. Н. Ляпунова к администрации города Ижевска о восстановлении в очереди на получение жилого помещения и о предоставлении жилого помещения оставлено без удовлетворения. Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Удмуртской Республики указанное решение суда первой инстанции оставлено без изменения. По мнению заявителя, оспариваемое нормативное положение не соответствует Конституции Российской Федерации, ее ч. ч. 1 и 2 ст. 19 и ч. ч. 1 и 2 ст. 40, поскольку не позволяет требовать получения жилых помещений или улучшения жилищных условий в избранном постоянном месте жительства гражданам, уволенным с военной службы из вооруженных сил государств — участников СНГ после 31 декабря 1994 г. (кроме государств, заключивших и ратифицировавших соответствующие двусторонние договоры с Российской Федерацией до 31 декабря 1999 г.). Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные Н. Н. Ляпуновым доводы, не нашел оснований для принятия его жалобы к рассмотрению, так как оспариваемое в жалобе нормативное положение не распространяет действие Постановления Правительства Российской Федерации от 6 сентября 1998 г. N 1054 на ту категорию лиц, к которой относится заявитель, поскольку такие лица не имеют права на получение жилых помещений или улучшение жилищных условий в избранном постоянном месте жительства в рамках специальной системы обеспечения жильем военнослужащих и лиц, уволенных с военной службы. При этом из Конституции Российской Федерации не вытекает обязанность государства обеспечивать жилыми помещениями в рамках специальной системы обеспечения жильем военнослужащих и граждан, уволенных с военной службы, тех лиц, которые не признаются военнослужащими Российской Федерации в силу того, что после распада СССР они стали проходить военную службу не в Российской Федерации, а в другом государстве и не уволились с нее в течение соответствующего переходного периода. Следовательно, само по себе данное нормативное положение не может рассматриваться как произвольное и нарушающее конституционные права заявителя <2>. ——————————— <2> Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 21 апреля 2011 г. N 514-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Ляпунова Николая Николаевича на нарушение его конституционных прав подпунктом «в» пункта 10 Правил учета военнослужащих, подлежащих увольнению с военной службы, и граждан, уволенных с военной службы в запас или в отставку и службы в органах внутренних дел, военнослужащих и сотрудников Государственной противопожарной службы, нуждающихся в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий в избранном постоянном месте жительства». Автор статьи рекомендует читателям также подробнее ознакомиться с письмом Министерства труда Российской Федерации от 28 января 2003 г. N 574-ГК «Об обеспечении жилыми помещениями граждан, уволенных с военной службы из стран СНГ после 31 декабря 1994 года».

Особо необходимо отметить и еще один немаловажный вопрос, касающейся рассмотренной в настоящей статье категории граждан. Как правильно подчеркнул доктор юридических наук В. М. Корякин, «в соответствии с Соглашением о порядке пенсионного обеспечения военнослужащих и их семей и государственного страхования военнослужащих государств — участников СНГ при переезде пенсионера из одного государства в другое выплата пенсии вперед не предусматривается. При переселении пенсионера в пределах государств — участников Соглашения выплата пенсии по прежнему месту жительства прекращается, если пенсия того же вида предусмотрена законодательством государства по новому месту жительства пенсионера. В случае если пенсия не предусмотрена законодательством государства по новому месту жительства, то она продолжает выплачиваться государством по прежнему месту жительства до приобретения права на пенсию по законодательству государства по новому месту жительства <3>. ——————————— <3> Корякин В. М. Комментарий к Закону Российской Федерации «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей». М., 2007. С. 22 — 23.

Также ранее в указании Главного управления военного бюджета и финансирования Министерства обороны Российской Федерации от 28 июня 2001 г. N 180/13/2-760 было сказано следующее: «…Федеральный закон от 6 марта 2001 года N 21-ФЗ «О выплате пенсий гражданам, выезжающим на постоянное место жительства за пределы Российской Федерации» устанавливает порядок выплаты пенсий за границу той категории граждан, в отношении которых законодательством Российской Федерации либо соответствующими межгосударственными договорами (соглашениями) не предусмотрен иной порядок пенсионного обеспечения. В соответствии со ст. ст. 1 и 2 названного Закона пенсионерам перед отъездом за границу по их желанию выплачиваются суммы назначенных пенсий в российских рублях за шесть месяцев вперед, а в дальнейшем, на основании заявлений пенсионеров, суммы назначенных пенсий могут переводиться за границу в иностранной валюте по курсу рубля, устанавливаемому Центральным банком Российской Федерации на день совершения операции, через Пенсионный фонд Российской Федерации. Поскольку с государствами СНГ (Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Украина) имеется Соглашение о пенсионном обеспечении от 15 мая 1992 года (с Молдавией вступило в силу с декабря 1999 года), данное положение на пенсионеров, получавших пенсии по законодательству Российской Федерации и выезжающих в указанные страны, не распространяется, так как выплата пенсий им производится по законодательству и за счет бюджета страны проживания. Данное положение подтверждено п. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации, где говорится: «Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора». В соответствии с вышеназванным Соглашением при переезде пенсионера из одного государства в другое выплата пенсии вперед не предусматривается. Настоящее разъяснение прошу довести до военных комиссариатов».

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *