Некоторые правовые вопросы, возникающие на практике по выплатам денежной компенсации за наем (поднаем) жилого помещения гражданам, уволенным с военной службы (по материалам судебной практики)

(Ефремов А. В.) («Право в Вооруженных Силах», 2013, N 1) Текст документа

НЕКОТОРЫЕ ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ, ВОЗНИКАЮЩИЕ НА ПРАКТИКЕ ПО ВЫПЛАТАМ ДЕНЕЖНОЙ КОМПЕНСАЦИИ ЗА НАЕМ (ПОДНАЕМ) ЖИЛОГО ПОМЕЩЕНИЯ ГРАЖДАНАМ, УВОЛЕННЫМ С ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ (ПО МАТЕРИАЛАМ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ)

А. В. ЕФРЕМОВ

Ефремов А. В., начальник юридического отделения военного комиссариата Чувашской Республики.

В статье рассмотрен вопрос о выплате денежной компенсации за наем (поднаем) жилого помещения гражданам, уволенным с военной службы, который обусловливает проблемы правоприменительной практики.

Ключевые слова: военная служба, договор, жилье, поднаем жилья, компенсация, увольнение с военной службы.

Some of the legal issues that arise in practice for payment of monetary compensation for rent (sublet) dwelling citizens dismissed from military service A. V. Efremov

In the article the question of payment of monetary compensation for rent (sublet) dwelling citizens dismissed from military service, which leads to problems of enforcement.

Key words: military service, contract, accommodation, housing, compensation, subleasing dismissal from military service.

На страницах нашего журнала неоднократно публиковались статьи, посвященные особенностям реализации прав военнослужащих на жилище, в том числе права на получение денежной компенсации за наем (поднаем) жилых помещений <1>. Как известно, Конституционный Суд Российской Федерации дает общеобязательное, нормативное толкование Конституции, прекращает действие признанных им не соответствующими Конституции нормативных актов или не допускает их вступления в силу (нератифицированный договор Российской Федерации) либо, признавая закон не противоречащим Конституции, дает такое его толкование (путем выявления его конституционно-правового смысла), которое служит непременным условием его конституционности и имеет нормативное значение для всех правоприменителей, в том числе судов общей юрисдикции. Решения Конституционного Суда Российской Федерации, в результате которых нормативные акты, признанные неконституционными, утрачивают юридическую силу, имеют такую же сферу действия во времени, пространстве и по кругу лиц, как решения нормотворческого органа, и, следовательно, такое же общее значение (как и нормативные акты), не присущее по своей природе правоприменительным актам судов общей юрисдикции и арбитражных судов (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 16 июня 1998 г. N 19-П «По делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации»). Таким образом, решения Конституционного Суда Российской Федерации по делам о проверке конституционности законов и иных нормативных правовых актов высокого уровня имеют, по сути, нормативный характер (обладают нормативной силой) и как таковые приобретают прецедентное значение» <2>. По обоснованному мнению В. М. Корякина, правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации являются вполне самостоятельными источниками современного военного права, поскольку им присущи все основополагающие признаки, которыми согласно современной теории права должны обладать источники права: обязательность, формальная определенность, общеизвестность <3>. В статье под названием «Денежная компенсация за наем (поднаем) жилых помещений по-новому» авторы публикации, комментируя Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 27 февраля 2012 г. N 3-П «По делу о проверке конституционности абзаца второго пункта 14 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» в связи с жалобами граждан А. Н. Хмары и В. Н. Шума», делают вывод о том, что право на получение денежной компенсации за наем (поднаем) жилого помещения приобрели все категории граждан, уволенных с военной службы, независимо от компетенции органа, принявшего их на соответствующий учет, и даты постановки на учет <4>. Этот вывод подтверждает и свежая судебная правоприменительная практика. Так, например, судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда, рассмотрев 25 октября 2012 г. гражданское дело N 33-6187 по иску гр. М. к военному комиссариату Саратовской области о признании права на получение денежной компенсации за наем (поднаем) жилого помещения и взыскании денежной компенсации за наем жилого помещения, по апелляционной жалобе военного комиссариата Саратовской области на решение Балашовского районного суда Саратовской области от 8 августа 2012 г., которым исковые требования удовлетворены, установила следующее: гр. М. обратился в суд с иском к военному комиссариату Саратовской области о признании права на получение денежной компенсации за наем (поднаем) жилого помещения и взыскании денежной компенсации за наем жилого помещения. В обоснование заявленных требований гр. М. ссылался на то, что он уволен с военной службы, исключен из списков личного состава воинской части с оставлением в списках очередников на получение жилой площади по установленным нормам и направлен на учет в отдел военного комиссариата Саратовской области по г. Балашову, Балашовскому и Романовскому районам. При увольнении с военной службы гр. М. жилым помещением обеспечен не был, в связи с чем по-прежнему вынужден снимать жилую площадь на условиях договора аренды. Денежная компенсация за наем (поднаем) жилого помещения после исключения из списков личного состава воинской части не выплачивается. Обратившись в отдел военного комиссариата с заявлением о выплате денежных средств за наем жилья, гр. М. получил отказ в связи с отсутствием таких оснований для выплат, поскольку такая компенсация выплачивается гражданам Российской Федерации, уволенным с военной службы и вставшим на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий до 1 января 2005 г. Истец, полагая такой отказ незаконным, обратился в суд за защитой своего нарушенного права и просил признать за ним право на получение денежной компенсации за наем жилого помещения, обязать ответчика выплатить денежную компенсацию за прошедший период и выплачивать денежную компенсацию по установленным нормам до обеспечения истца и членов его семьи жилой площадью. Решением Балашовского районного суда Саратовской области от 8 августа 2012 г. исковые требования гр. М. удовлетворены, суд признал за ним право на получение денежной компенсации за наем (поднаем) жилого помещения с момента увольнения с военной службы до фактического момента обеспечения истца и членов его семьи жилой площадью по установленным нормам; взыскал с военного комиссариата Саратовской области в пользу гр. М. денежную компенсацию за наем (поднаем) жилого помещения и обязал ответчика выплачивать гр. М. денежную компенсацию по установленным нормам до момента обеспечения истца и членов его семьи жилой площадью по установленным нормам при предоставлении истцом соответствующих документов для выплаты данной компенсации. В апелляционной жалобе военный комиссариат Саратовской области выражает несогласие с решением суда и ставит вопрос о его отмене и принятии нового решения — с отказом истцу в иске. В доводах жалобы указано, что решение суда вынесено без достаточных оснований, с нарушением и неправильным применением норм материального права. В обоснование доводов автор жалобы указывает, что истец, уволенный с военной службы, не встал на учет на получение жилья в муниципальном образовании по месту жительства, в связи с чем не смог представить в полном объеме документы, необходимые для осуществления выплаты, в частности, справки о постановке на учет на получение жилья в администрации муниципального образования г. Балашова Балашовского муниципального района Саратовской области, в администрации Балашовского муниципального района Саратовской области, а также выписку из единого реестра военнослужащих, принятых на учет, нуждающихся в жилых помещениях, в связи с чем правовых оснований для удовлетворения требования гр. М. у суда первой инстанции не имелось. Проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции, исходя из доводов, изложенных в апелляционной жалобе, в соответствии с положениями ст. 327.1 ГПК РФ, судебная коллегия приходит к следующему. Как следует из материалов дела, истец проходил военную службу. Гражданин М. включен в список нуждающихся в получении жилого помещения (улучшении жилищных условий) военнослужащих войсковой части, состоит в едином реестре военнослужащих, принятых на учет нуждающихся в жилых помещениях Департамента жилищного обеспечения Министерства обороны Российской Федерации. В соответствии с приказом командира войсковой части истец уволен с военной службы с зачислением в запас в связи с невыполнением военнослужащим условий контракта (подп. «в» п. 2 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе») с оставлением в списках очередников. Выслуга лет гр. М. в календарном исчислении составляет 21 год 7 месяцев, в льготном исчислении — 38 лет 9 месяцев. Истец жилой площадью по нормам жилищного законодательства не обеспечен. Уволен в запас с оставлением в списках очередников на получение жилой площади по установленным нормам. В соответствии с п. 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» (далее — Закон) государство гарантирует военнослужащим предоставление жилых помещений или выделение денежных средств на их приобретение в порядке и на условиях, которые устанавливаются федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Согласно положениям п. 1 ст. 15 Закона военнослужащим, признанным нуждающимися в жилых помещениях, по достижении общей продолжительности военной службы 20 лет и более, а при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями при общей продолжительности военной службы 10 лет и более предоставляются жилые помещения, находящиеся в федеральной собственности, по выбору указанных граждан в собственность бесплатно на основании решения федерального органа исполнительной власти, в котором предусмотрена военная служба, или по договору социального найма с указанным федеральным органом исполнительной власти по избранному постоянному месту жительства. В соответствии с п. 3 ст. 15 Закона военнослужащие-граждане, проходящие военную службу по контракту, и члены их семей, прибывшие на новое место военной службы военнослужащих-граждан, до получения жилых помещений по нормам, установленным федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, регистрируются по месту жительства, в том числе по их просьбе по адресам воинских частей. Указанным военнослужащим-гражданам и членам их семей до получения жилых помещений предоставляются служебные жилые помещения, пригодные для временного проживания, жилые помещения маневренного фонда или общежития. В случае отсутствия указанных жилых помещений воинские части арендуют жилые помещения для обеспечения военнослужащих и совместно проживающих с ними членов их семей или по желанию военнослужащих-граждан ежемесячно выплачивают им денежную компенсацию за наем (поднаем) жилых помещений в порядке и размерах, которые определяются Правительством Российской Федерации. В соответствии с п. 1 ст. 23 Закона военнослужащие-граждане, проходящие военную службу по контракту и не достигшие предельного возраста пребывания на военной службе, не могут быть уволены с военной службы без их согласия до приобретения ими права на пенсию за выслугу лет, за исключением случаев досрочного увольнения по основаниям, установленным Федеральным законом «О воинской обязанности и военной службе». Военнослужащие-граждане, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, нуждающиеся в улучшении жилищных условий по нормам, установленным федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, без их согласия не могут быть уволены с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями без предоставления им жилых помещений. При желании указанных военнослужащих получить жилые помещения не по месту увольнения с военной службы они обеспечиваются жилыми помещениями по избранному месту постоянного жительства в порядке, предусмотренном п. 14 ст. 15 Закона. Согласно п. 13 ст. 15 Закона военнослужащие-граждане, проходящие военную службу по контракту, общая продолжительность военной службы которых составляет 20 лет и более, не обеспеченные на момент увольнения с военной службы жилыми помещениями, не могут быть исключены без их согласия из списка очередников на получение жилых помещений (улучшение жилищных условий) по последнему перед увольнением месту военной службы и обеспечиваются жилыми помещениями в соответствии с Законом, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Указанный порядок обеспечения жилыми помещениями распространяется и на военнослужащих-граждан, увольняемых с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более. В соответствии с п. 2 ст. 15 Закона (в редакции Федерального закона от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ), обеспечение жилым помещением граждан, уволенных с военной службы, вставших на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий до 1 января 2005 г. в муниципальных образованиях, осуществляется за счет средств федерального бюджета путем выдачи государственных жилищных сертификатов органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации по месту постановки на учет. Согласно п. 14 ст. 15 Закона военнослужащие-граждане, имеющие общую продолжительность военной службы 10 лет и более, при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями и члены их семей при перемене места жительства обеспечиваются жилым помещением федеральными органами исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, за счет средств федерального бюджета на строительство и приобретение жилого помещения, в том числе путем выдачи государственных жилищных сертификатов. Также указанной нормой (абз. 2 п. 14 ст. 15) предусмотрено при невозможности обеспечить жилыми помещениями граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей, вставших на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий до 1 января 2005 г. в муниципальных образованиях, ежемесячно выплачивать им денежную компенсацию за счет средств федерального бюджета в порядке и размерах, которые определяются Правительством Российской Федерации. Определенная указанной нормой ст. 15 Закона дата постановки на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий в муниципальных образованиях (органах местного самоуправления) — до 1 января 2005 г. — связана с изменением формы обеспечения жильем. Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 5 апреля 2007 г. N 5-П п. п. 2 и 14 ст. 15 Закона признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации в той мере, в какой на его основании возможность обеспечения жильем за счет средств федерального бюджета граждан, вставших на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий и уволенных с военной службы до 1 января 2005 г., в отличие от граждан, уволенных или подлежащих увольнению с военной службы после 1 января 2005 г., ограничивается выдачей государственных жилищных сертификатов органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации по месту постановки на учет. При этом указано на то, что с учетом положений ст. 15 Закона (в редакции Федерального закона от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ) с 1 января 2005 г. граждане, вставшие на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий в органах местного самоуправления до 1 января 2005 г. и уволенные с военной службы до этой даты, утратив право на получение жилого помещения в пользование от органов местного самоуправления по договорам социального найма из фонда муниципального жилья, сохранили лишь право на получение государственных жилищных сертификатов как единственно возможную для них форму обеспечения жильем, тогда как те из них, кто был уволен либо подлежит увольнению с военной службы после 1 января 2005 г., могут обеспечиваться жильем либо посредством выдачи государственных жилищных сертификатов, либо в иных формах, в частности посредством приобретения для них жилых помещений федеральными органами исполнительной власти за счет средств федерального бюджета. При этом законодатель освободил органы местного самоуправления с 1 января 2005 г. от обязанности предоставлять в трехмесячный срок жилье из муниципального фонда по договору социального найма гражданам, уволенным с военной службы, и возложил обязанность по их обеспечению жильем за счет федерального бюджета на органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации. Установлено, что положения п. п. 2 и 14 ст. 15 Закона (в редакции п. 8 ст. 100 Федерального закона от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ), вводящие для граждан, вставших на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий и уволенных с военной службы до 1 января 2005 г., не имеющие конституционного обоснования и обусловленные только датой увольнения с военной службы ограничения в формах обеспечения жильем по сравнению с гражданами, уволенными или подлежащими увольнению с военной службы после 1 января 2005 г., нарушают закрепленное ст. 40 Конституции Российской Федерации право на жилище и противоречат ее ст. 19 (ч. 2), согласно которой государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Согласно Постановлению Конституционного Суда Российской Федерации от 3 февраля 2010 г. N 3-П содержащаяся в абз. 2 п. 14 ст. 15 Закона норма не препятствует признанию за гражданами, вставшими на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий до 1 января 2005 г. и уволенными или подлежащими увольнению с военной службы после этой даты, права на получение ежемесячной денежной компенсации за наем (поднаем) жилых помещений на равных условиях с гражданами, относящимися к той же категории, но уволенными с военной службы до 1 января 2005 г. При этом указано на следующее. Закон, устанавливающий основы государственной политики в области правовой и социальной защиты военнослужащих, а также граждан Российской Федерации, уволенных с военной службы, и членов их семей, предоставляет лицам, которые, прослужив длительное время, увольняются с военной службы и не имеют жилища или нуждаются в улучшении жилищных условий, государственные гарантии и компенсации на период до обеспечения их жилыми помещениями в порядке ст. 15 Закона. Тем самым государство берет на себя определенные публично-правовые обязательства по социальной поддержке этой категории граждан, уволенных с военной службы, в частности путем предоставления им за счет средств федерального бюджета ежемесячной денежной компенсации за наем (поднаем) жилых помещений. Данная мера социальной поддержки носит исключительно временный характер и имеет своим предназначением возмещение расходов, которые указанные граждане вынуждены нести в связи с необходимостью арендовать жилое помещение в период до фактической реализации ими конституционного права на жилище в установленных законом формах. Само по себе право граждан, уволенных с военной службы и не обеспеченных жилыми помещениями, на получение денежной компенсации непосредственно из Конституции Российской Федерации не вытекает, что не освобождает федерального законодателя, осуществляющего в рамках своих дискреционных полномочий соответствующее правовое регулирование, от обязанности при определении круга лиц, которым данное право предоставляется, соблюдать конституционные принципы равенства и справедливости, поддержания доверия граждан к закону и действиям государства. При этом он должен исходить из того, что в силу ст. 55 (ч. 3) Конституции Российской Федерации различия в условиях реализации отдельными категориями граждан того или иного права допустимы, если они объективно оправданны, обоснованны и преследуют конституционно значимые цели, а используемые для достижения этих целей правовые средства соразмерны им. Судом первой инстанции установлено и не оспаривалось в судебном заседании, что до увольнения в запас гр. М. получал компенсацию за наем (поднаем) жилого помещения, однако после увольнения данного рода компенсация военным комиссариатом Саратовской области, где истец состоит на учете как военный пенсионер, не выплачивается. Основанием отказа в выплате, как следует из ответа военного комиссариата Саратовской области N 429 от 18 апреля 2012 г., явилось отсутствие сведений, что истец состоит на учете в уполномоченном органе исполнительной власти выбранного постоянного места жительства. Из материалов дела следует, что истцом понесены расходы за аренду жилого помещения. Порядок и размер ежемесячной денежной компенсации за наем жилого помещения гражданам, уволенным с военной службы, но не обеспеченным жилым помещением в соответствии со ст. 15 Закона, определены Постановлением Правительства Российской Федерации от 31 декабря 2004 г. N 909, согласно которому выплата денежной компенсации гражданам, уволенным с военной службы и вставшим на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий до 1 января 2005 г., и членам их семей, а также членам семей граждан, уволенных с военной службы, вставших на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий до 1 января 2005 г. и погибших (умерших) после увольнения с военной службы, осуществляется соответствующими органами Министерства обороны Российской Федерации или иного федерального органа исполнительной власти, в котором законом предусмотрена военная служба, в которых эти граждане состоят на учете в части их пенсионного обеспечения. При этом финансирование расходов, связанных с выплатой денежной компенсации, осуществляется Министерством обороны Российской Федерации или иным федеральным органом исполнительной власти, в котором законом предусмотрена военная служба, за счет и в пределах средств, предусматриваемых в федеральном бюджете на пенсионное обеспечение лиц, уволенных с военной службы (п. 4 Постановления Правительства Российской Федерации от 31 декабря 2004 г. N 909). Пунктом 2 данного Постановления установлены предельный размер ежемесячной денежной компенсации за наем жилых помещений, а также условия и размеры его повышения. Согласно п. 4 Положения о выплате денежной компенсации за наем (поднаем) жилых помещений гражданам Российской Федерации, уволенным с военной службы, и членам их семей, утвержденного названным Постановлением Правительства Российской Федерации, денежная компенсация выплачивается гражданам, уволенным с военной службы и вставшим на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий до 1 января 2005 г. в уполномоченных органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации организациях, до фактического предоставления субсидий по государственным жилищным сертификатам. Указанные выше положения ст. 15 Закона о выплате компенсации за наем жилого помещения предусматривают для военнослужащих и граждан, уволенных с военной службы, не обеспеченных при увольнении с военной службы жилыми помещениями, при перемене места жительства гарантии конституционного права на жилище — до момента фактической реализации ими данного права. С учетом вышеизложенных положений нормативных правовых актов и правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации право военнослужащих на получение компенсации за наем (поднаем) жилых помещений связано с их правом на обеспечение жилым помещением и невозможностью обеспечить их жилым помещением, и такая компенсация выплачивается до обеспечения указанного лица жилым помещением, в связи с чем отсутствуют основания для отказа истцу в выплате денежной компенсации за наем (поднаем) жилого помещения до фактического обеспечения жилым помещением как лицу, признанному в установленном законом порядке нуждающимся в жилом помещении и уволенному без предоставления такого жилого помещения с сохранением обязанности государства обеспечить его жилым помещением по последнему месту военной службы. При этом право истца на получение ежемесячной денежной компенсации не может быть связано с датой принятия на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий, а также с тем, поставлен ли истец на учет по последнему месту службы или в уполномоченных органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации организациях. В противном случае будет иметь место неравное положение истца с иными лицами, относящимися к той же категории, что недопустимо в силу ч. 2 ст. 19 и ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации. В связи с изложенным доводы ответчика о том, что истец поставлен на учет нуждающихся в получении жилых помещений по последнему месту службы, а не в жилищном комитете города либо района, не могут являться основанием к отказу в выплате спорной компенсации. С учетом изложенного и согласно требованиям Положения о выплате денежной компенсации за наем (поднаем) жилых помещений гражданам Российской Федерации, уволенным с военной службы, и членам их семей, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 31 декабря 2004 г. N 909, суд правомерно признал за истцом право на получение компенсации за наем жилья, взыскал в пользу истца компенсацию за наем жилого помещения за спорный период и обязал ответчика выплачивать указанную компенсацию начиная с 1 июля 2012 г. и до фактического предоставления истцу и членам его семьи жилого помещения. Судебная коллегия полагает необоснованными доводы жалобы о том, что основанием отказа в выплате компенсации послужило отсутствие необходимых документов, поскольку доводы опровергаются материалами дела. Так, из ответа военного комиссариата Саратовской области следует, что правовых оснований для выплаты компенсации не имеется, так как истец не состоял на 1 января 2005 г. на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий. Однако доводы жалобы содержат иные основания для отказа гр. М. в выплате денежных средств. Принцип правовой определенности предполагает, что стороны не вправе требовать пересмотра решения только в целях проведения повторного слушания и получения нового судебного постановления другого содержания. Иная точка зрения на то, как должно быть разрешено дело, не может являться поводом для отмены состоявшегося по рассматриваемому делу решения, обжалуемого ответчиком. Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 19 декабря 2003 г. N 23 «О судебном решении» разъяснил, что решение должно быть законным и обоснованным (ч. 1 ст. 195 ГПК РФ). Решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (ч. 1 ст. 1, ч. 3 ст. 11 ГПК РФ). Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (ст. ст. 55, 59 — 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов. Эти требования при вынесении решения судом первой инстанции соблюдены. Доводы апелляционной жалобы сводятся к переоценке доказательств и иному толкованию законодательства. Само по себе несогласие автора жалобы с данной судом оценкой обстоятельств дела не является основанием считать решение суда неправильным. Оснований для отмены решения суда, как о том ставится вопрос в апелляционной жалобе, не усматривается. Руководствуясь ст. ст. 327.1, 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия определила: решение Балашовского районного суда Саратовской области от 8 августа 2012 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу военного комиссариата Саратовской области — без удовлетворения <5>. ——————————— <1> Зорин А. С. Компенсация за наем (поднаем) жилых помещений без задержек?! // Право в Вооруженных Силах. 2009. N 9; Глухов Е. А. О размере выплаты денежной компенсации за наем (поднаем) не по месту прохождения военной службы // Там же. 2010. N 12; Ищенко О. А. О некоторых вопросах, связанных с реализацией военнослужащими права на получение компенсации за наем (поднаем) жилых помещений в г. Москве // Там же. N 2; Трощенко Р. А. Нуждаемость в получении жилого помещения как условие получения компенсации за наем (поднаем) жилых помещений (а также к вопросу о порядке обеспечения жилыми помещениями в Вооруженных Силах Российской Федерации) // Там же. 2009. N 6; Мещанинов Д. А., Шанхаев С. В. Денежная компенсация за наем (поднаем) жилых помещений по-новому // Там же. 2012. N 5; и др. <2> Зорькин В. Д. Прецедентный характер решений Конституционного Суда Российской Федерации // Журн. рос. права. 2004. N 12. <3> Корякин В. М. Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации по проблемам военного права. М., 2006. С. 29, 36. <4> Мещанинов Д. А., Шанхаев С. В. Указ. соч. <5> URL: http://oblsud. sar. sudrf. ru/modules. php? name=bsr&op;=detailed_card&srv;_num=1&id;=64400001210301129447341001350932; URL: http://oblsud. sar. sudrf. ru/modules. php? name=bsr&op;=print_text&cl;=1&id;=64400001210301131533591001350940.

В то же время названные выше судебные акты представляются по меньшей мере весьма спорными из-за основания увольнения истца с военной службы. Однако на указанное обстоятельство не обратили внимания и не исследовали его ни ответчик, ни суд. Право на получение денежной компенсации за наем (поднаем) жилья гражданами, уволенными с военной службы, установлено абз. 2 п. 14 ст. 15 Закона. При этом к субъектам этого права Закон относит граждан, уволенных с военной службы, которые могли бы быть приняты органами местного самоуправления на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях до 1 января 2005 г. В свете указанных выше актов Конституционного Суда Российской Федерации, не принимая во внимание орган, ставящий на учет, и дату — 1 января 2005 г., попытаемся определить категории граждан — субъектов права. В соответствии с Правилами, утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 6 сентября 1998 г. N 1054, могли быть поставлены на учет нуждающихся в органах местного самоуправления до 1 января 2005 г. граждане, уволенные с военной службы: — по достижении предельного возраста пребывания на военной службе; — по состоянию здоровья; — в связи с организационно-штатными мероприятиями и имеющие общую продолжительность военной службы в календарном исчислении — 10 лет и более. К так ому же кругу субъектов права можно «прийти», если рассмотреть в системной связи абз. 1 и 2 п. 14 ст. 15 Закона. Граждане, уволенные с военной службы по иным, не «льготным», основаниям, даже при наличии выслуги лет в календарном исчислении 20 лет и более права на получение компенсации не имеют. В связи с изложенным, на наш взгляд, в указанных актах допущены существенные ошибки, приведшие к незаконному решению.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *