Правовое регулирование военного строительства в X — XVII веках

(Щеглова Е. Н.) («Военно-юридический журнал», 2013, N 1) Текст документа

ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ВОЕННОГО СТРОИТЕЛЬСТВА В X — XVII ВЕКАХ <*>

Е. Н. ЩЕГЛОВА

——————————— <*> Shheglova E. N. Legal regulation of military construction in X — XVII centuries.

Щеглова Елена Николаевна, аспирант Чебоксарского кооперативного института (филиала) Российского университета кооперации.

Автор статьи рассматривает этапы и правовое регулирование военного строительства в период с X по XVII век.

Ключевые слова: военное строительство, нарушение Устава, военное Уложение.

The author of the article considers the stages of legal regulation of military construction during the period from X till XVII Centuries.

Key words: military construction, violation of the Charter, military Statute.

Постоянная армия, как и воинская повинность, в России существовала не всегда. Все военные задачи решались временными вооруженными формированиями (дружина, рать, ополчение). Выполнив их, созданные для этих целей вооруженные подразделения распускались. Но уже тогда власть пыталась укрепить правила, поддерживающие дисциплину среди вооруженных формирований. Статистических сведений о преступлениях и правонарушениях, совершаемых например дружинниками (первыми на Руси сколько-нибудь профессиональными военными), естественно, нет. Тем не менее рассмотреть исторический аспект проблемы возможно, используя некоторые косвенные данные, а именно проанализировав те документы, в которых предусмотрена ответственность дружинников либо иных лиц, связанных с вооруженной деятельностью. Со времен киевских князей дисциплина в дружине понималась как порядок в армии, который объединял бы всех военнослужащих, одновременно согласовываясь с правовыми воззрениями народа. В то же время сами «правовые воззрения» трактовались чрезвычайно широко, тем более что дружинники обладали «обычаем отъезда» (правом свободного перехода на службу в дружину другого князя), что на языке современного уголовного права называется изменой. Характерно, что в одном из первых писаных источников русского права — в «Русской Правде» (X — XII вв.) — нет статьи, карающей за государственную измену. Более того, князья не вполне были властны над своими дружинниками, которые могли не подчиняться приказам князя и даже восстать против него, что они неоднократно и делали. Например, князя Владимира Галицкого дружина предала и выдала князю Роману, т. к. была недовольна его приказами и тем, что он хотел командовать единолично, не советуясь с ней. В условиях дефицита профессиональных военных дружинники были больше чем солдаты в современном понимании этого слова. Один из знаменитых киевских князей, Владимир, вынужден был держать совет перед дружиной по важнейшим государственным вопросам: о принятии христианской веры и о суде над Рагнедой. Более того, дружина настаивала на том, чтобы князь советовался с ней по поводу всех предстоящих походов и без ее согласия никаких боевых действий не затевал. Борьбу за единоначалие как основу армии начали вести московские князья. Иван III ввел в войска посошных людей, которые собирались со дворов и подчинялись уже строгой воинской дисциплине и царским командирам, а не своим боярам. К этому времени у Великого князя было около 100 тысяч профессиональных воинов, в основном перешедших к нему на службу от других князей. Усиление роли государства в общественной жизни, потребности осуществления постоянной охраны страны требовали создания обученного, дисциплинированного, находящегося в постоянной боевой готовности регулярного войска. Первые постоянные полки Московского государства (стрелецкие) были созданы при Иване IV (Грозном). Потребовалось правовое регулирование военного строительства, основанного на централизованном управлении войсками, обязанностей и прав находящихся на военной службе людей, а значит, и ответственности за их нарушение. Правовые, в т. ч. уголовно-правовые, нормы были неразрывно связаны с характеристикой служебных функций. Начинается формирование законодательства, объединяющего нормы военного и уголовного права, получившего в дальнейшем наименование военно-уголовного. Первым таким законом можно считать «Устав ратных, пушкарских и других дел, касающихся до военной науки» 1621 г. <1>. ——————————— <1> См.: Уголовное право Российской Федерации. Преступления против военной службы. М., 1999. С. 8.

Устав посвящен в основном военному строительству и ведению военных действий, в нем изложены сведения об устройстве войск и управлении ими, о тактике ведения военных действий, применении артиллерии: широко регламентированы обязанности различных должностных лиц и правила воинского поведения. Вполне естественно выглядела и ответственность за воинские нарушения. Преступления, предусмотренные Уставом, можно разделить на две части: нарушения специальных обязанностей военной службы и нарушения общеуголовные, но связанные с исполнением обязанностей военной службы. К первой группе относятся, например: ослушание и неисполнение приказа; самовольное оставление службы; самовольная отлучка от пушки; допуск к пушке посторонних лиц; сношение с лицами, находящимися на неприятельской стороне, без разрешения начальника; недонесение об измене; утрата, продажа и небрежное хранение пороха, ядер и прочих боевых припасов; пьянство до неспособности исполнять свою должность; неимение своей пушки в постоянной готовности к выстрелу; учинение напрасной тревоги, драки, шума вблизи неприятеля и др. Ко второй, общеуголовной, группе можно отнести такие преступления, как ограбление церквей и занятие их под квартиры; разорение мельниц; жестокое обращение с родильницами, со старыми и иными убогими людьми, разорение, грабеж и проливание их крови; уход за стан на грабеж или добычу и др. Как видно из представленного перечня, основное внимание уделено обеспечению боевой готовности войск преимущественно в условиях соприкосновения с неприятелем. Одновременно решались гуманитарные задачи гражданского населения — жертв войны. В Уставе были заложены те структуры, модели военно-уголовного законодательства, которые, претерпевая те или иные модификации, дошли до наших дней. Наказания отличались исключительной строгостью. За преступления, которые непосредственно ослабляли боевую готовность, а их было большинство (например, самовольная отлучка вблизи неприятеля, неимение пушки в постоянной готовности к выстрелу, утрата боевых припасов и т. п.), предусматривалась смертная казнь, за менее опасные — указывались меры неопределенного характера типа наказания «великого и жестокого», «без пощады», «по обстоянию дела» и т. д. <2>. ——————————— <2> См.: Толкаченко А. А. Становление и развитие системы исполнения уголовных наказаний в России (военно-пенитенциарные аспекты). М., 1997. С. 10 — 13.

Только к 1649 г. «обычай отъезда» был окончательно упразднен. В Уложении царя Алексея Михайловича уже в модифицированном виде содержатся главы, посвященные военному обустройству (глава 2 «О Государской чести, и как его Государское здоровье оберегать», глава 7 «О службе всяких ратных людей Московского государства»). В главе 7 «ратные люди» обязывались отбывать службу добросовестно. Отпуск и отлучка без разрешения государя не разрешались. Были установлены и виды наказаний за совершение преступлений — батоги и тюрьма. В Уложении появляются нормы, карающие за совершение таких «воинских» преступлений, как пособничество врагу (сообщение неприятелю сведений о своей армии, сдача неприятелю города, заговор и т. д.), уклонение от военной службы (побег со службы, побег с ратного поля, содействие побегу), общеуголовные преступления против мирного населения и сослуживцев (убийство, изнасилование, нанесение ударов, кража, грабеж, захват хлебных запасов и др.). Установлены более конкретизированные наказания: наряду со смертной казнью рекомендовались такие наказания, как заключение в тюрьму, телесные наказания, в т. ч. связанные с членовредительством (отсечение руки, ног, уха, носа и т. д.), конфискация имущества, денежные взыскания. В Уложении 1649 г. была утверждена дифференцированная подсудность «ратных людей». Например, глава 23 устанавливала особую подсудность для стрельцов (преступления, совершенные стрельцами, рассматривались в Стрелецком приказе: «Стрельцов во всяких делах, опричь разбою и татьбы с поличным, судити и управа межь ими чинити в Стрелецком приказе») <3>, глава 24 определяла порядок суда среди казаков, а иноземные солдаты отвечали за свои прегрешения перед Иноземным приказом (кроме убийств). Видимо, разный порядок судопроизводства предопределял и разную ответственность военнослужащих за совершение одних и тех же преступлений (так, казаки не только не отвечали за мародерство, но имели право требовать возвращения своей поклажи у тех людей, у которых стояли на постое, не предъявляя при этом никаких доказательств, что такая поклажа вообще у них была). ——————————— <3> История государства и права СССР. С. 256.

Подводя итоги, можно утверждать, что нормы Уложения 1649 г., регламентировавшие военные вопросы, катализировали военное строительство в Русском централизованном государстве.

Литература

1. Закон об уголовной ответственности за воинские преступления: Комментарий / Х. М. Ахметшин, А. М. Медведев, Е. М. Самойлов, А. А. Тер-Акопов; под ред. А. Г. Горного. М.: Юридическая литература, 1986. 160 с. 2. История государства и права СССР / Сост. А. Ф. Гончаров, Ю. П. Титов. М.: Юридическая литература. 1968. Ч. I. 3. История государства и права СССР. С. 135. 4. Толкаченко А. А. Становление и развитие системы исполнения уголовных наказаний в России (военно-пенитенциарные аспекты). М., 1997. С. 10 — 13. 5. Уголовное право Российской Федерации. Преступления против военной службы: Учебник / Под ред. Н. А. Петухова. М., 1999. 6. Энциклопедический словарь / Под ред. И. Е. Андреевского, К. К. Арсентьева, О. О. Петрушевского. Изд. Ф. А. Брокгауз и И. А. Ефрон. СПб., 1902. Т. 34. С. 368.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *