Признаки, характеризующие объективную сторону семейного правонарушения

(Турусова О. С.) ("Семейное и жилищное право", 2011, N 2) Текст документа

ПРИЗНАКИ, ХАРАКТЕРИЗУЮЩИЕ ОБЪЕКТИВНУЮ СТОРОНУ СЕМЕЙНОГО ПРАВОНАРУШЕНИЯ <*>

О. С. ТУРУСОВА

-------------------------------- <*> Turusova O. S. Feature characterizing objective side of family-law violation.

Турусова Ольга Сергеевна, соискатель кафедры гражданского и предпринимательского права Российского государственного института интеллектуальной собственности.

В статье рассматривается один из наиболее важных элементов состава семейного правонарушения - объективная сторона, которая выступает фундаментом всей конструкции состава семейного правонарушения и семейно-правовой ответственности. Особое внимание автором уделено признакам, характеризующим объективную сторону семейного правонарушения.

Ключевые слова: семейное право, ответственность, семейно-правовая ответственность, правонарушение, состав правонарушения, объективная сторона.

The article considers one of the most important elements of family-law violation - objective side which plays the role of basis of the whole construction of the elements of family-law violation and family-law responsibility. The special attention is drawn to the features characterizing the objective side of family-law violation.

Key words: family law, responsibility, family-law responsibility, legal violation, elements of legal violation, objective side.

Одной из сложных теоретических проблем современной науки семейного права является вопрос о сущности семейно-правовой ответственности и ее основание. Действующее семейное законодательство не содержит ответа на вопрос о том, что является основанием семейно-правовой ответственности, поскольку в нем отсутствует легальное определение понятий "семейно-правовая ответственность" и "семейное правонарушение". В современной науке семейного права по этому вопросу, имеющему важное практическое значение, также нет единства. Ряд авторов полагает, что основанием семейно-правовой ответственности является совершение правонарушения <1>, а другая группа ученых считает, что таким основанием является наличие состава правонарушения <2>. -------------------------------- <1> Рясенцев В. А. Семейное право. М., 1967; Казанцева А. Е. Обязанности и права родителей (заменяющих их лиц) по воспитанию детей и ответственность за их нарушения. Томск, 1987. С. 62; Нечаева А. М. Правонарушения в сфере личных семейных отношений. М., 1991. С. 58 - 62. <2> Ворожейкин В. М. Семейные правоотношения в СССР. М., 1972. С. 266; Чичерова Л. Е. Ответственность в семейном праве: вопросы теории и практики: Монография. Рязань, 2005. С. 48 - 49; Антокольская М. В. Семейное право: Учебник. М., 2010. С. 79.

Состав правонарушения традиционно раскрывается через характеристику его элементов, к которым относятся объект, объективная сторона, субъект и субъективная сторона. Отсутствие хотя бы одного из названных элементов не образует полного состава, следовательно, будет отсутствовать законное основание для привлечения лица к ответственности. Однако в цивилистике многие ученые раскрывают элементы состава гражданского правонарушения несколько иначе, через условия, не рассматривая в качестве таковых объект и субъект <3>. Такую позицию занимают и некоторые представители семейного права, указывая, что состав семейного правонарушения необходимо раскрывать через условия, поскольку, в частности, "конкретизировать объект семейного правонарушения нет необходимости" <4>. -------------------------------- <3> Грибанов В. П. Осуществление и защита гражданских прав. М., 2001. С. 318; Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Общие положения. Кн. 1. 3-е изд. М.: Статут, 2001. С. 703; Белов В. А. Гражданское право. М., 2003. С. 338. <4> Вавильченкова Г. И. Семейно-правовые санкции, применяемые к родителям за ненадлежащее осуществление прав и исполнение обязанностей по воспитанию детей в Российской Федерации: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2008. С. 40.

С данной позицией сложно согласиться в первую очередь потому, что "безобъектных правонарушений быть не может" <5>. Во-вторых, несмотря на то что категория "состав правонарушения" наиболее детально разработана в уголовном праве применительно к преступлениям, однако это понятие может использоваться безотносительно к конкретной отрасли права, так как четырехэлементная конструкция состава правонарушения общепризнана в общей теории права. Не случайно необходимость анализа характеристики институтов семейного права через призму общей теории была подчеркнута А. М. Нечаевой: "...в настоящее время сложилась такая ситуация, когда общая теория и семейное право существуют сами по себе, между тем необходимо их взаимодействие" <6>. -------------------------------- <5> Меркулов В. В. Гражданско-правовой договор в механизме регулирования товарно-денежных отношений. Рязань, 1994. С. 167. <6> Семейное право: проблемы и перспективы развития (материалы Круглого стола) // Государство и право. 1999. N 9. С. 94.

Одним из наиболее важных элементов состава семейного правонарушения является его объективная сторона, которая выступает фундаментом всей конструкции состава семейного правонарушения и семейно-правовой ответственности, о чем свидетельствует тот факт, что в статьях Семейного кодекса Российской Федерации <7> (далее - СК РФ) законодатель чаще всего указывает именно признаки объективной стороны семейного правонарушения. Анализ этих признаков, основанных на положениях общей теории права, вызывает большой интерес. -------------------------------- <7> Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. N 223-ФЗ (с последующ. изм. и доп.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 1. Ст. 16.

Первым признаком объективной стороны семейного правонарушения является деяние - конкретный, ограниченный во времени и пространстве акт поведения субъекта права. Вывод о том, что поведение лица может выражаться в форме как действия, так и бездействия, в полной мере относится и к семейному праву. Например, лишение родительских прав одного из родителей на основании жестокого обращения с ребенком может быть результатом только действия, а лишение родительских прав на основании уклонения от выполнения обязанностей родителей характеризует поведение лица как бездействие (ст. 69 СК РФ). При этом если уголовно наказуемые деяния и административные правонарушения исчерпывающим образом закреплены в Уголовном кодексе Российской Федерации <8> и Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях <9>, то к семейным правонарушениям такая характеристика неприменима. В СК РФ содержится перечень только прав и обязанностей субъектов семейных правоотношений, поэтому, как справедливо отмечает А. М. Нечаева, "нарушение наиболее существенных брачно-семейных прав нигде, ни в каком контексте не фигурирует как правонарушение, хотя таковым по существу является" <10>. -------------------------------- <8> Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ (с последующ. изм. и доп.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 25. Ст. 2954. <9> Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195 (с последующ. изм. и доп.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 1 (ч. 1). Ст. 1. <10> Нечаева А. М. Правонарушения в сфере личных семейных отношений. М., 1991. С. 59.

Вторым признаком объективной стороны семейного правонарушения является его противоправность, причем, как утверждал Е. М. Ворожейкин, если руководствоваться хронологическими соображениями, то следует признать, что первичным из элементов состава оснований ответственности в семейном праве является именно противоправность поведения <11>. -------------------------------- <11> Ворожейкин Е. М. Семейные правоотношения в СССР. М., 1972. С. 267.

Понятие противоправности в семейном праве по сравнению с установленным содержанием этого понятия в общей теории права и других отраслях права имеет определенные особенности. Во-первых, противоправное поведение не может наступить как результат поведения лица, не участвующего в семейном правоотношении. Семейно-правовая ответственность всегда вытекает из уже существующего правоотношения. Например, в случае установления отцовства в судебном порядке обязанность по воспитанию и образованию ребенка возникает у установленного отца с момента вынесения решения, а не с момента рождения ребенка, поскольку установление отцовства является основанием для возникновения родительских правоотношений между родителем и ребенком (ст. 49 СК РФ). Из этого положения следует, что непринятие мер по воспитанию и образованию ребенка до момента установления отцовства не может рассматриваться как основание для привлечения родителя к семейно-правовой ответственности (ст. 63, 69 СК РФ). Во-вторых, специфика противоправности в семейном праве выражается в отсутствии каких-либо определенных критериев, руководствуясь которыми можно было бы судить о противоправности в действиях конкретных лиц. Это связано с тем, что в семейном законодательстве имеется немало так называемых ситуационных норм, являющихся разновидностью относительно-определенных норм <12>, применение и толкование которых зависит, как правило, от суда или органов опеки и попечительства. Так, в законе не определено и не может быть определено содержание следующих понятий семейного права: "неуважительные причины", "недостойное поведение", "жестокое обращение с детьми", "злоупотребление родительскими правами", "противоречие с интересами детей" и т. п. Все эти категории являются оценочными, поэтому нуждаются в конкретизации правоприменительным органом с учетом семейных отношений и обстоятельств, характеризующих их в каждом отдельном случае. -------------------------------- <12> Антокольская М. В. Семейное право: Учебник. М., 2010. С. 35.

Кроме того, на толкование указанных категорий влияют моральные устои современного общества, которые формулируются в том числе и под воздействием религиозных правил. В частности, в христианстве к греху относится небрежение родителей, повлекшее недоброе воспитание детей <13>. -------------------------------- <13> Харабет К. В. Некоторые вопросы отклоняющегося (правонарушающего) поведения в книгах Ветхого и Нового Заветов // Российская юстиция. 2008. N 3. С. 68.

Для обеспечения правильного и единообразного применения положений СК РФ чрезвычайно важное значение имеют постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации. Так, давая разъяснение по вопросу о том, что следует понимать под недостойным поведением в семье, Пленум Верховного Суда Российской Федерации указал, что таковым может рассматриваться злоупотребление истцом спиртными напитками или наркотическими средствами, жестокое отношение к членам семьи, иное аморальное поведение в семье, совершение супругом (бывшим супругом) уголовно наказуемого деяния, затрагивающего прежде всего жизнь, здоровье, свободу, честь, достоинство и иные права, а также умышленное совершение других антиобщественных проступков, преследуемых, в частности, в административном порядке <14>. -------------------------------- <14> Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 октября 1996 г. N 9 "О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов" (в ред. от 06.02.2007) // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. N 1; 2007. N 5.

Таким образом, Верховный Суд Российской Федерации толкует поведение лица как недостойное с учетом конкретных обстоятельств дела с точки зрения их соответствия общепризнанным нормам морали и нравственности. Для норм семейного права, как для никакой другой отрасли, характерно сочетание норм права и морали, поэтому нарушение прав и обязанностей субъектов семейных правоотношений ассоциируется с совершением безнравственных и аморальных поступков, но аморальное поведение может рассматриваться в качестве противоправного только в тех случаях, если на это есть прямое указание в законе. Между тем СК РФ прямо не указывает на возможность учета аморального поведения субъекта семейного правонарушения для применения мер семейно-правовой ответственности, в отличие от действовавшего ранее Кодекса о браке и семье РСФСР <15>, где в ст. 59 регламентировалось, что аморальное поведение родителей являлось одним из оснований лишения родительских прав. -------------------------------- <15> Кодекс о браке и семье РСФСР от 30 июля 1969 г. (утратил силу) // Ведомости РСФСР. 1969. N 32. Ст. 1086.

В некоторых случаях вполне возможно возникновение противоречий между нормами права и морали. Например, заключение фиктивного брака с целью получения гражданства, вида на жительство, улучшения жилищных условий, получения ипотеки, а не с целью создания семьи, основанной на чувствах взаимной любви и уважения, взаимопомощи и ответственности, как это указано в п. 1 ст. 1 СК РФ. При этом, с одной стороны, действующее законодательство позволяет признать такой брак недействительным (п. 1 ст. 27 СК РФ), а с другой - лицо, заключившее фиктивный брак, не несет никакой ответственности. Так, например, признание брака фиктивным не влечет аннулирования полученного гражданства лицом, хотя предусмотрена во многих зарубежных государствах ответственность сторон за заключение фиктивного брака. Так, с 1986 г. в США действует закон, позволяющий привлечь к уголовной ответственности гражданина страны, заключившего фиктивный брак, благодаря которому иностранный гражданин смог обойти иммиграционные законы. Максимальное наказание за такое преступление - 5 лет заключения и штраф до 250 тысяч долларов <16>. -------------------------------- <16> 8 U. S.C. § 1325: US Code - Section 1325: Improper entry by alien. URL: http:// www. justice. gov/ usao/ eousa/ foia_reading_room/ usam/ title9/ crm01948.htm.

В некоторых странах для предотвращения заключения фиктивных браков и сохранения семьи установлена более сложная процедура его расторжения, например, в Италии можно расторгнуть брак только через три года после раздельного проживания супругов <17>, причем это правило действует и в случае заключения фиктивного брака. -------------------------------- <17> Legge 01.12.1970 n. 898 Disciplina dei casi di scioglimento del matrimonio. Art. 3. § 2 b). URL: http:// www. cgil. it/ archivio/ pariopportunita/ Leggi/ Famiglia/ L898-70-Divorzio. pdf.

Аналогичная ситуация возникает при установлении фиктивного усыновления с целью получения каких-либо льгот или пособий как со стороны усыновителей, так и со стороны усыновленного ребенка, улучшение жилищных условий, получение гражданства усыновленного ребенка, отсрочка от службы в армии. Определения данного фиктивного отношения в нормах СК РФ не содержится, однако случаи фиктивного усыновления на практике встречаются. Так, прокуратурой Ромодановского района Республики Мордовия в ходе проверки установлено, что в 2005 г. жительница поселка Ромоданово З. вступила в фиктивный брак с жителем того же поселка Г., который фиктивно усыновил несовершеннолетнего сына З., чтобы получить отсрочку от армии <18>. -------------------------------- <18> Официальный сайт Прокуратуры Республики Мордовия. URL: http:// www. prokrm. ru/ content/ view/ 837/.

Рассматриваемые примеры свидетельствуют о том, что встречаются такие нарушения прав и законных интересов субъектов семейных правоотношений и общества в целом, которые не рассматриваются как противоправные действия семейным законодательством, поэтому считаем целесообразным закрепить в СК РФ ответственность граждан, совершивших фиктивные действия. Особого анализа заслуживает вопрос о таких потенциально противоправных действиях, как применение наказания к ребенку. Каковы границы этих действий и могут ли они быть установлены законодателем? Примечательно, что законодательство некоторых стран называет среди других прав родителей правомочие на наказание ребенка. Например, Семейный кодекс Техаса предусматривает обязанность родителей наказывать ребенка в разумных пределах <19>. В соответствии со ст. 375 - 375.9 Гражданского кодекса Франции родителям предоставляется право через суд назначить в отношении своего ребенка меры воспитательной помощи, если его здоровье, безопасность или нравственность находятся в опасности или условия его воспитания всерьез поставлены под угрозу <20>. В России данный вопрос не урегулирован, однако семейным законодательством установлены пределы осуществления родительских прав в форме действий и бездействия. В соответствии со ст. 65 СК РФ при осуществлении родительских прав родители не вправе причинять вред физическому и психическому здоровью детей, их нравственному развитию. Способы воспитания детей должны исключать пренебрежительное, жестокое, грубое, унижающее человеческое достоинство обращение, оскорбление или эксплуатацию детей. Отступление от указанных правил представляет собой противоправное действие или бездействие. -------------------------------- <19> Texas Family Code, Subtitle B, Chapter 151, Paragraph 151.001. URL: http:// law. justia. com/ texas/ codes/ 2005/ fa/ 005.00.000151.00.html. <20> Code civil. L. I. URL: http:// lexinter. net/ Legislation/ assistance_educative. htm.

Третьим признаком объективной стороны семейного правонарушения является наличие вреда как результат противоправного действия (бездействия), который отражается на объекте семейного правонарушения. Под вредом понимается "умаление того или иного личного или имущественного блага" <21>. Анализ семейного законодательства позволяет сделать вывод о том, что применение мер семейно-правовой ответственности за противоправные действия (бездействие) в отношении детей не зависит от наступления вредных последствий, поскольку семейно-правовая норма не указывает на них как на обязательный элемент семейного правонарушения. Это связано с тем, что семейные правонарушения причиняют не имущественный, а личный вред, характер которого установить достаточно сложно, поскольку он не имеет и не может иметь морального или материального эквивалента. Так, не требуется наступления вредных последствий для ребенка при лишении родительских прав (ст. 69 СК РФ) или отмены усыновления (ст. 141 СК РФ). -------------------------------- <21> Агарков М. М. Гражданское право. Т. 1. М., 1944. С. 328.

С другой стороны, любые противоправные действия (бездействие) родителей, усыновителей, опекунов (попечителей) причиняют ребенку вред, прежде всего - в виде негативного воздействия на его нервно-психическое здоровье. Как справедливо отмечает Е. В. Марковичева, на детей всегда влияет социальная дезадаптация их семей: злоупотребление родителями алкоголем, конфликтные семейные отношения, распад семей, дефекты воспитания, насилие в семье, отсутствие опеки в отношении детей, что нередко приводит к формированию у подростков девиантного поведения <22>. -------------------------------- <22> Марковичева Е. М. Использование судебно-психологических и комплексных судебных психолого-психиатрических экспертиз в доказывании по уголовным делам в отношении несовершеннолетних // Юридическая психология. 2008. N 2.

Все сказанное позволяет присоединиться к мнению П. Н. Мардахаевой о том, что привлечение к семейно-правовой ответственности возможно при "потенциальном вреде", т. е. таких неблагоприятных последствиях, которые становятся очевидными только для специалиста, например психолога <23>. -------------------------------- <23> Мардахаева П. Н. Лишение родительских прав как мера семейно-правовой ответственности: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005. С. 59.

Между тем вредные последствия в качестве элемента состава семейного правонарушения могут быть прямо указаны в законе, и, как правило, такие семейно-правовые нормы регулируют правоотношения между супругами. Так, при разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, суд в соответствии с п. 2 ст. 39 СК РФ может в отдельных случаях отступить от начала равенства долей супругов, учитывая заслуживающие внимания интересы одного из супругов. Под заслуживающими внимания интересами одного из супругов понимают случай, когда супруг без уважительных причин не получал доходов либо расходовал общее имущество супругов в ущерб интересам семьи. Суд обязан привести в решении мотивы отступления от начала равенства долей супругов в их общем имуществе <24>. При этом в каждом конкретном случае ущерб, который причинен интересам семьи, подлежит оценке судом с учетом конкретных обстоятельств дела в зависимости от характера, степени и размера ущерба. -------------------------------- <24> Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 г. N 15 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака" (в ред. от 06.02.2007) // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999. N 1; 2007. N 5.

Четвертым признаком объективной стороны семейного правонарушения является прямая причинно-следственная связь между деянием и наступившим вредным результатом. Учитывая, что вредные последствия не являются обязательным признаком состава семейного правонарушения, следует признать, что причинно-следственная связь также не относится к обязательному признаку объективной стороны семейного правонарушения, за исключением тех случаев, когда вредные последствия закон упоминает в качестве необходимого признака. Анализ признаков, характеризующих объективную сторону семейного правонарушения, позволяет сделать следующие выводы: 1. К обязательным признакам объективной стороны семейного правонарушения следует отнести деяние (действие или бездействие) и противоправность, к факультативным - вредные последствия и причинно-следственную связь. 2. Исходя из конструкции объективной стороны, составы семейных правонарушений можно подразделить на формальные и материальные. К формальным необходимо отнести составы семейных правонарушений, объективная сторона которых характеризуется в законе с помощью только двух признаков - деяния и противоправности. Следовательно, за семейные правонарушения с формальным составом семейно-правовая ответственность может наступить только при наличии таких признаков. Материальные составы семейных правонарушений - это составы, в объективную сторону которых законодатель включил в качестве обязательных четыре признака объективной стороны: деяние, противоправность, наступившие последствия и причинную связь между противоправным деянием и наступившими последствиями. Таким образом, за семейные правонарушения с материальным составом семейно-правовая ответственность может наступить только при наличии непосредственных негативных последствий, возникающих в результате совершенного деяния. Если же в результате хоть и неправомерного деяния обязанного лица никаких негативных последствий не наступило, то основания для привлечения к семейно-правовой ответственности отсутствуют.

------------------------------------------------------------------

Название документа