Актуальные проблемы ответственности за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего

(Холопова Е. Н., Козлова Е. Л.) («Вопросы ювенальной юстиции», 2011, N 2) Текст документа

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА НЕИСПОЛНЕНИЕ ОБЯЗАННОСТЕЙ ПО ВОСПИТАНИЮ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНЕГО

Е. Н. ХОЛОПОВА, Е. Л. КОЗЛОВА

Холопова Е. Н., профессор кафедры Калининградского пограничного института Федеральной службы безопасности России, доктор юридических наук.

Козлова Е. Л., старший юрисконсульт группы правового обеспечения Западного УВДТ МВД России.

Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ (далее — УК РФ) выделил отдельную главу по преступлениям против семьи и несовершеннолетних. Ранее принятый Уголовный кодекс Российской Социалистической Федеративной Советской Республики от 27 октября 1960 г. не содержал аналогичной главы. За время действия УК РФ с 1996 по 2009 г. ст. 156 УК РФ была изменена и дополнена два раза. Анализ изменений данной статьи свидетельствует о применении законодателем мер, направленных на ужесточение санкции данного вида преступления. Новеллой изменений ст. 156 УК РФ стало отнесение данного состава преступления к категории преступлений средней тяжести. Вместе с тем, ужесточив ответственность за преступление, предусмотренное ст. 156 УК РФ, законодатель вовсе исключил из санкции данной статьи такой вид ответственности, как ограничение свободы. Результаты опроса судей свидетельствуют, что с данной санкцией нельзя согласиться в полном объеме. Анализ статистических данных привлечения к ответственности лиц, признанных виновными в преступлении, предусмотренном ст. 156 УК РФ, весьма показателен и не требует комментариев. Осуждены: к лишению свободы на определенный срок — 4%; к штрафу — 4%; к лишению свободы условно — 69%. В отношении 19% лиц дела были прекращены по амнистии, а 4% освобождены от наказания, также по амнистии. Важно отметить, что 12% осужденных ранее привлекались к уголовной ответственности по ст. 156 УК РФ, т. е. имел место рецидив преступления, однако их дела не были предметом рассмотрения в судебном заседании в связи с изданием к тому времени акта об амнистии, на основании которого от уголовной ответственности они были освобождены <1>. ——————————— <1> См.: Вдовенков В., Широков В. Неисполнение обязанности по воспитанию несовершеннолетнего: криминологический анализ и пределы уголовной ответственности // Российская юстиция. 2003. N 12. С. 43.

В то же время, анализируя требования правовых норм, предусмотренных п. 2 ст. 43 и п. 3 ст. 60 УК РФ, представляется необходимым установить еще один вид наказания за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего родителем — ограничение свободы, который ранее уже применялся на практике. Данный вид наказания, как и исправительные работы, при удостоверении судом возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания, может быть признан судом назначенным условно. При этом условное осуждение может влечь за собой определенный ряд обязанностей, возложенных судом на осужденного, в том числе: прохождение курса лечения от алкогольной, наркозависимости, осуществление материальной поддержки семьи. Все это будет способствовать улучшению материального положения, морально-психологического климата в семье, где воспитывается несовершеннолетний ребенок. Однако если вышеуказанный вид ответственности возможно применять в целях исправления осужденного и в качестве условной меры наказания, то лишение родительских прав — это новый вид наказания для уголовного законодательства, который, мы считаем, необходимо ввести в качестве дополнительной меры наказания за неисполнение обязанностей родителем по воспитанию несовершеннолетнего, естественно, при внесении соответствующих изменений в ст. 44, 45 УК РФ. В настоящее время только семейное законодательство устанавливает порядок лишения родительских прав (ч. 1 ст. 70 Семейного кодекса Российской Федерации). Такие дела рассматриваются в порядке гражданского (искового) судопроизводства. Вместе с тем назрела необходимость для разработки и внесения в уголовно-процессуальное и семейное законодательство комплекса норм, предусматривающих возможность заявления, рассмотрения и разрешения в порядке уголовного судопроизводства исков о лишении родительских прав. И. С. Дикарев также считает, что «подобный опыт в отечественной правовой системе имеется. Так, в ходе работы по совершенствованию уголовного законодательства первых лет советской власти Наркомюст РСФСР внес на окончательное утверждение ВЦИК законопроект, предусматривавший в целях защиты потерпевших — несовершеннолетних наделение суда полномочием назначать в отношении осужденных, злоупотребляющих родительскими правами, в качестве меры социальной защиты лишение родительских прав на любой срок, то есть хотя бы до истечения срока несовершеннолетия. Причем, чтобы суды осмотрительнее применяли эту меру и чтобы сами дети не испытывали гнетущего страха скорого возврата на прежнее положение, было установлено, что ходатайство о восстановлении родительских прав от лиц, которые лишены были этих прав по приговору уголовного суда вследствие злоупотребления ими, не должно приниматься ранее одного года со дня постановления приговора» <2>. ——————————— <2> Дикарев И. С. Лишение родительских прав в уголовном процессе // Российская юстиция. 2009. N 10. С. 56 — 57.

В настоящее время для реализации высказанного выше предложения не требуется внесения изменений в уголовное законодательство. В рамках уголовного процесса вполне могли бы применяться основания лишения родительских прав, предусмотренные семейным законодательством, их дублирование в уголовном законодательстве было бы излишним. Следовало бы допустить разрешение судом вопроса о лишении родительских прав только в отношении лиц, привлеченных к участию в деле в качестве обвиняемых (например, лица, обвиняемые в совершении умышленного преступления против жизни или здоровья своих детей). Кроме того, в обязательном порядке должен ставиться вопрос о лишении родительских прав лиц, обвиняемых в совершении преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы их детей. Основания для лишения родительских прав имеются и тогда, когда в ходе производства по уголовному делу будет установлено, что обвиняемый болен хроническим алкоголизмом или наркоманией. Таким образом, наряду с лишением свободы должно предусматриваться и лишение родительских прав. Учитывая изложенное и принципиальное суждение о необходимости ужесточения ответственности за преступления, предусмотренные ст. 156 УК РФ, считаем необходимым разграничить ответственность за совершение преступления по данной статье в зависимости от субъекта. В ныне действующей редакции ст. 156 УК РФ предусматривает единую ответственность для совершенно разных субъектов: родителей (лиц, на которых возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетних) и педагогов или других работников образовательных, воспитательных, лечебных либо иных учреждений, обязанных осуществлять надзор за несовершеннолетним. Анализ судебной практики показал, что наказание для каждой из названных категорий лиц должно быть назначено индивидуальное. По логике процессуальных норм права суд при назначении наказания должен исходить из требований п. 3 ст. 60 УК РФ. Тогда как применение штрафа для родителя малообеспеченной семьи может только негативно сказаться на семейном благосостоянии и соответственно на материальном положении несовершеннолетнего ребенка, морально-психологическом климате семьи. Многие ученые считают, что «лишение виновного родителя посредством штрафа дохода ухудшает условия жизни его ребенка, интересы которого уголовный закон собственно и призван защищать. По их мнению, вынесению справедливого наказания способствовала бы его дифференциация в зависимости от субъекта преступления» <3>. В связи с изложенным предлагается в ч. 1 ст. 156 УК РФ предусмотреть ответственность родителей (лиц, на которых возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетних), определив им наказание в виде обязательных и исправительных работ и в виде лишения свободы с лишением родительских прав или без такового. С данным мнением исследователей можно согласиться в полном объеме в части предлагаемых видов наказаний. Вместе с тем считаем необходимым дополнить указанную санкцию еще одним видом наказания — ограничением свободы, а также установить прерогативу в выборе одного из видов наказания путем включения предлога «либо». С учетом изложенного предлагаем уточненную редакцию санкции ч. 1 ст. 156 УК РФ: наказание в виде обязательных работ, либо исправительных работ, либо ограничения свободы, либо в виде лишения свободы с лишением родительских прав или без такового. ——————————— <3> Ибрагимов З., Бикеев И. Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего // Законность. 2010. N 3. С. 45.

Следует также обратить внимание и на предложения «о возможности предусмотреть ответственность педагогов или других работников образовательных, воспитательных, лечебных либо иных учреждений, обязанных осуществлять надзор за совершеннолетним, — в виде штрафа и лишения свободы с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на определенный срок или без такового» <4>. Вместе с тем, полагаем, уместно предусмотреть ответственность в уголовном законодательстве за жестокое обращение с несовершеннолетним не только вышеуказанных субъектов, но и лиц, фактически заботящихся о ребенке, будь то в силу договорных отношений (няня, гувернантка) или родственных (члены семьи). На период каникул, командировки, болезни родители зачастую оставляют своих детей родственникам, знакомым, которые добровольно принимают на себя обязанность заботиться о вверенных им на время детях и соответственно в указанный период осуществляют воспитательные функции. Но именно указанная категория лиц осталась без внимания законодателя, хотя действиям данных субъектов должна быть дана юридическая оценка, если они были сопряжены с жестоким обращением по отношению к вверенному им на воспитание ребенку. ——————————— <4> Там же. С. 45.

В то же время в качестве альтернативных уголовных видов наказания, необходимо предусмотреть и иные. В частности, В. И. Зубкова поднимает вопрос о целесообразности применения таких наказаний, как увольнение от должности и возложение обязанности загладить причиненный ущерб, а также считает, что есть основание продумать вопрос о включении в систему наказаний условного осуждения <5>. ——————————— <5> См.: Зубкова В. И. Система наказаний по УК РФ и проблемы ее реализации // Уголовное право в XXI веке: Материалы Международной научной конференции на юридическом факультете МГУ им. М. В. Ломоносова 31 мая — 1 июня 2001 г. М.: ЛексЭст, 2002. С. 138 — 139.

Представляется также необходимым ужесточить ответственность за данный вид преступления путем введения самостоятельного состава преступления, предусматривающего ответственность за то же деяние, совершенное группой лиц или группой лиц по предварительному сговору. Анализ родственного отношения осужденных по отношению к своим несовершеннолетним детям выявил: матери — 42%, отцы — 18%, оба родителя (мать и отец) — 3%, при этом в 2009 г. последний показатель увеличился вдвое <6>. Учитывая столь неутешительную статистику, считаем, необходимо выделить данный квалифицирующий признак в ст. 156 УК РФ. ——————————— <6> ИЦ УВД по Калининградской области 2005 — 2009 гг.

Подводя итог, следует обратить внимание, что до внесения изменений Федеральным законом от 27 июля 2009 г. N 215-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации» санкция ст. 245 УК РФ — жестокое обращение с животными — содержала более суровые виды наказания в отличие от преступления за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, предусмотренного ст. 156 УК РФ. Кроме того, за анализируемый период законодатель три раза вносил изменения и дополнения в санкцию ст. 245 УК РФ, которые были направлены на ужесточение ответственности за указанный вид преступления, в то время как ст. 156 УК РФ была подвергнута изменениям три раза. Данная аналогия норм права не может лежать в основе предлагаемых нововведений, однако требует пристального внимания со стороны законодателя, ввиду содержания в диспозиции статей Уголовного кодекса единого оценочного понятия — «жестокое обращение». Таким образом, представляется, что законодателем недооцениваются последствия неисполнения обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего. Считаем, что к субъектам данного преступления должны применяться более серьезные меры ответственности. И с этой целью, полагаем, необходимо разграничить ответственность родителей за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего от ответственности иных лиц, которые в силу своих должностных обязанностей или добровольно взятых на себя обязанностей наделены полномочиями по воспитанию несовершеннолетнего.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *