Уполномоченный при Президенте Российской Федерации по правам ребенка как участник уголовного судопроизводства: постановка проблемы

(Дикарев И. С.) («Российская юстиция», 2012, N 2) Текст документа

УПОЛНОМОЧЕННЫЙ ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРАВАМ РЕБЕНКА КАК УЧАСТНИК УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА: ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ

И. С. ДИКАРЕВ

Дикарев И. С., кандидат юридических наук, доцент, и. о. декана юридического факультета Волгоградского государственного университета.

Статья посвящена месту Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка в уголовном судопроизводстве.

Ключевые слова: права ребенка, уголовное судопроизводство.

Article is devoted a place of the Representative at the President of the Russian Federation by the rights of the child in criminal legal proceedings.

Должность Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка была учреждена Указом Президента РФ от 1 сентября 2009 г. N 986 <1>. В данном нормативном акте не раскрыты цели учреждения должности детского омбудсмена, однако очевидно, что они не отличаются от целей, стоящих перед Уполномоченным по правам человека в РФ, — обеспечить гарантии государственной защиты прав и свобод граждан, их соблюдения и уважения государственными органами, органами местного самоуправления и должностными лицами. Разница состоит лишь в том, что Уполномоченный при Президенте РФ по правам ребенка уделяет приоритетное внимание защите прав и свобод граждан, не достигших совершеннолетия. ——————————— <1> См.: Указ Президента РФ от 1 сентября 2009 г. N 986 «Об Уполномоченном при Президенте Российской Федерации по правам ребенка» // Собрание законодательства РФ. 2009. N 36. Ст. 4312.

Надо сказать, что на региональном уровне уполномоченные по правам ребенка работают уже на протяжении довольно длительного времени. Так, например, в Москве и Московской области первые нормативные акты, вводящие должности уполномоченных по правам ребенка, были приняты еще в 2001 году <2>, в Волгоградской области — в 2007 году <3>. В некоторых регионах соответствующие нормативные акты были приняты позднее — в связи с содержащейся в упомянутом Указе Президента РФ от 1 сентября 2009 г. N 986 рекомендацией органам государственной власти субъектов Российской Федерации учредить должность уполномоченного по правам ребенка <4>. ——————————— <2> См.: Закон Московской области от 12 января 2001 г. N 4/2001-ОЗ «Об Уполномоченном по правам человека в Московской области» // Подмосковные известия. 25.01.2001; Закон г. Москвы от 3 октября 2001 г. N 43 «Об Уполномоченном по правам ребенка в городе Москве» // Ведомости Московской городской Думы. 2001. N 11. Ст. 180. <3> См.: Закон Волгоградской области от 9 января 2007 г. N 1403-ОД «Об Уполномоченном по правам ребенка в Волгоградской области» // Волгоградская правда. 19.01.2007. <4> См., например: Постановление губернатора Амурской области от 30 января 2010 г. N 26 «Об учреждении должности уполномоченного по правам ребенка в Амурской области»; Закон Астраханской области от 2 марта 2010 г. N 4/2010-ОЗ «Об Уполномоченном по правам ребенка в Астраханской области».

Введение должности Уполномоченного по правам ребенка на федеральном уровне — это, несомненно, важное начинание. Деятельность Уполномоченного позволяет не только повысить уровень защищенности прав несовершеннолетних в конкретных жизненных ситуациях (правоприменительный аспект), но и посредством проведения постоянного мониторинга законодательства способствовать его совершенствованию в направлении усиления гарантий прав детей и подростков (нормотворческий аспект). Появление в России должности Уполномоченного по правам ребенка является серьезным шагом, приближающим уровень защиты детей в нашей стране к европейским стандартам; в ряде стран Западной Европы данный институт является неотъемлемым элементом правовой системы <5>. ——————————— <5> Во Франции, к примеру, закон, учреждающий должность Защитника детей (Defenseur des enfants), был принят Парламентом 6 марта 2000 г.

Значимость функции Уполномоченного по правам ребенка предопределяется тем, что объектом его защиты выступают права самой уязвимой, беспомощной категории граждан. Для эффективной реализации этой функции Уполномоченный должен обладать широким кругом полномочий в самых разных сферах правоприменительной деятельности. Указом Президента РФ от 1 сентября 2009 г. N 986 Уполномоченному были предоставлены следующие права: — запрашивать и получать в установленном порядке необходимые сведения, документы и материалы от федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, организаций и должностных лиц; — беспрепятственно посещать федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления, организации; — проводить самостоятельно или совместно с уполномоченными государственными органами и должностными лицами проверку деятельности федеральных органов исполнительной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, а также должностных лиц, получать от них соответствующие разъяснения; — направлять в федеральные органы исполнительной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления и должностным лицам, в решениях или действиях (бездействии) которых он усматривает нарушение прав и интересов ребенка, свое заключение, содержащее рекомендации относительно возможных и необходимых мер восстановления указанных прав и интересов; — привлекать в установленном порядке для осуществления экспертных и научно-аналитических работ, касающихся защиты прав ребенка, научные и иные организации, а также ученых и специалистов, в том числе на договорной основе. В целях конкретизации уже имеющихся и предоставления детскому омбудсмену дополнительных полномочий был принят Федеральный закон от 3 декабря 2011 г. N 378-ФЗ <6>, которым внесены изменения и дополнения в КоАП РФ, УИК РФ, Федеральный закон от 24 июля 1998 г. N 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», Федеральный закон от 15 июля 1995 г. N 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» и другие нормативные акты. ——————————— <6> См.: Федеральный закон от 3 декабря 2011 г. N 378-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с введением института Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка» // Российская газета. 07.12.2011.

Однако законодатель пока не предпринял никаких действий к закреплению уголовно-процессуального статуса Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка. Между тем наделение данного должностного лица рядом полномочий в сфере уголовного судопроизводства способствовало бы обеспечению эффективной охраны прав подростков, оказавшихся в сфере уголовной юстиции, служило бы развитию принципа повышенной защиты прав и законных интересов несовершеннолетних. Уголовный процесс — это сфера, в которой риск незаконного или необоснованного ограничения прав и законных интересов подростков особенно высок, в связи с чем Уполномоченный по правам ребенка, как представляется, должен приобрести статус участника уголовного судопроизводства. Единство целей деятельности Уполномоченного по правам человека в РФ и Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка предполагает, что оба омбудсмена должны обладать равными полномочиями в сфере уголовного судопроизводства. Согласно п. 6 ч. 1 ст. 23 Федерального конституционного закона от 26 февраля 1997 г. N 1-ФКЗ «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» при проведении проверки по жалобе Уполномоченный вправе знакомиться с уголовными, гражданскими делами и делами об административных правонарушениях, решения (приговоры) по которым вступили в законную силу, а также с прекращенными производством делами и материалами, по которым отказано в возбуждении уголовных дел. В соответствии с п. п. 3 и 4 ч. 1 ст. 29 Закона Уполномоченный может обратиться в суд с ходатайством о проверке вступившего в законную силу решения, приговора суда, определения или постановления суда либо постановления судьи, а также присутствовать при судебном рассмотрении дела в порядке надзора. Думается, что как Уполномоченный при Президенте РФ по правам ребенка, так и региональные уполномоченные по правам ребенка должны быть также наделены правом надзорного обжалования судебных решений, вступивших в законную силу. С учетом сказанного ст. 402 УПК РФ было бы целесообразно дополнить нормой следующего содержания: «Правом обжалования вступивших в законную силу приговора, определения, постановления суда пользуются также Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации, Уполномоченный при Президенте Российской Федерации по правам ребенка, Уполномоченный по правам человека в субъекте Российской Федерации и Уполномоченный по правам ребенка в субъекте Российской Федерации». Одновременно в уголовно-процессуальном законе следует предусмотреть полномочия омбудсменов: во-первых, знакомиться с материалами уголовных дел, решения по которым вступили в законную силу; во-вторых, принимать участие в рассмотрении уголовных дел судами надзорной инстанции <7>. ——————————— <7> См.: Дикарев И. С. Участие омбудсмена в пересмотре судебных решений в порядке надзора // Российская юстиция. 2010. N 8. С. 24 — 26.

Далее, Уполномоченный по правам человека в РФ вправе отказаться от дачи свидетельских показаний по уголовному делу об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с исполнением должностных обязанностей (ч. 2 ст. 24 Федерального конституционного закона «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации»). Соответствующей нормы нет в ст. 56 УПК РФ, что, безусловно, является недостатком действующего уголовно-процессуального закона. Однако поскольку противоречие между федеральным конституционным законом и УПК РФ (который является обычным федеральным законом) всегда должно разрешаться в пользу федерального конституционного закона, обладающего большей юридической силой по отношению к обычному федеральному закону, отсутствие соответствующей регламентации в уголовно-процессуальном законе, конечно, не препятствует Уполномоченному по правам человека в РФ воспользоваться принадлежащими ему правами. Одновременно правом отказаться от дачи свидетельских показаний по уголовному делу об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с исполнением должностных обязанностей, следует наделить и Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка. Как разъяснил в одном из своих решений Конституционный Суд РФ, положение ч. 1 ст. 51 Конституции РФ означает недопустимость любой формы принуждения к свидетельству против самого себя или своих близких. Из неотъемлемого права каждого человека на защиту себя и своих близких, права каждого человека не свидетельствовать против самого себя и не быть принуждаемым к даче таких показаний вытекает, что как в ч. 1, так и в ч. 2 ст. 51 в число лиц, которые освобождаются от обязанности давать свидетельские показания, включаются те, кто обладает доверительной информацией, будь то в силу родственных связей или по роду своей профессиональной деятельности <8>. Доверительную информацию по роду своей деятельности могут получить как Уполномоченный при Президенте РФ по правам ребенка, так и региональные уполномоченные по правам ребенка. Распространение такой информации в форме свидетельских показаний по существу означало бы, что лицо, сообщившее (доверившее) ее, ставится в положение, когда оно фактически (посредством доверителя) свидетельствует против самого себя. Именно по такого рода доверительной информации уполномоченные по правам ребенка должны быть освобождены от дачи свидетельских показаний. ——————————— <8> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 20 февраля 1996 г. N 5-П «По делу о проверке конституционности положений частей первой и второй статьи 18, статьи 19 и части второй статьи 20 Федерального закона от 8 мая 1994 года «О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 1996. N 9. Ст. 828.

Учитывая изложенное, ст. 56 УПК РФ следовало бы дополнить положением о том, что Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации, Уполномоченный при Президенте Российской Федерации по правам ребенка, Уполномоченный по правам человека в субъекте Российской Федерации и Уполномоченный по правам ребенка в субъекте Российской Федерации вправе отказаться от дачи свидетельских показаний по уголовному делу об обстоятельствах, ставших им известными в связи с исполнением должностных обязанностей. Наконец, нельзя исключить, что правозащитная деятельность Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка, вскрывающего нарушения прав несовершеннолетних, злоупотребления полномочиями, допускаемые отдельными должностными лицами, станет причиной попыток оказания незаконного воздействия на него, в том числе посредством осуществления незаконного или необоснованного уголовного преследования. На этот случай в целях обеспечения беспрепятственного исполнения Уполномоченным при Президенте РФ по правам ребенка своих профессиональных обязанностей, исключения попыток необоснованного привлечения его к уголовной ответственности необходимо закрепить в УПК РФ процессуальный иммунитет Уполномоченного против уголовного преследования. В частности, было бы целесообразно предусмотреть в уголовно-процессуальном законе, что решение о возбуждении в отношении Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка уголовного дела, равно как и о привлечении его в качестве обвиняемого, если уголовное дело было возбуждено в отношении других лиц или по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления, может быть принято только Председателем Следственного комитета РФ. Для этого требуется внести соответствующие дополнения в ст. 448 УПК РФ. Кроме того, Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка следует включить в содержащийся в ст. 449 УПК РФ перечень лиц, которые в случае задержания их по подозрению в совершении преступления в порядке, установленном ст. 91 УПК РФ, должны немедленно освобождаться после установления их личности (за исключением случаев задержания на месте преступления). Все полномочия и гарантии деятельности Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка, которые предложено закрепить в уголовно-процессуальном законе, направлены на обеспечение надлежащих условий выполнения Уполномоченным возложенных на него обязанностей. Реализация этих предложений, как представляется, способствовала бы росту эффективности деятельности Уполномоченного по правам ребенка, а главное — повышению уровня защищенности прав и законных интересов детей и подростков, в том числе оказавшихся в сфере уголовного судопроизводства.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *