История возникновения и развития института брачного договора в России

(Левушкин А. Н.) («Семейное и жилищное право», 2012, N 5) Текст документа

ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ИНСТИТУТА БРАЧНОГО ДОГОВОРА В РОССИИ <*>

А. Н. ЛЕВУШКИН

——————————— <*> Levushkin A. N. History of arising and development of the institute of marriage contract in Russia.

Левушкин Анатолий Николаевич, доцент кафедры гражданского права и процесса ФГБОУ «Ульяновский государственный университет», кандидат юридических наук, доцент.

В статье рассматриваются отдельные вопросы истории развития института брачного договора в России. Изучение становления и развития брачного договора в России позволяет выявить особенности развития правового регулирования договорного режима имущественных отношений между супругами. Изучение исторических документов и нормативно-правовых актов приводит к выводу, что необходимо разработать единообразную практику при исполнении брачного договора и выработать единый теоретический и правоприменительный подход к основным положениям института брачного договора. Проведенный анализ позволяет сделать вывод, что наш законодатель воспринял нормы зарубежного законодательства о брачном договоре, предоставив супругам право устанавливать режим супружеского имущества по своему усмотрению.

Ключевые слова: брачный договор, история развития, имущественные отношения, супруги, предмет и содержание брачного договора.

In article individual questions of history of development of institute of the marriage contract in Russia are considered. Studying of formation and development of the marriage contract in Russia allows to reveal features of development of legal regulation of a contractual mode of property relations between spouses. Studying of historical documents and regulatory legal acts leads to a conclusion that it is necessary to develop uniform practice at execution of the marriage contract and to develop the uniform theoretical and practical approach to substantive provisions of institute of the marriage contract. The carried out analysis allows to draw a conclusion that our legislator has apprehended norms of the foreign legislation on the marriage contract, having given to spouses the right to establish a mode of matrimonial property at own discretion.

Key words: the marriage contract, development history, property relations, spouses, a subject and the maintenance of the marriage contract.

Исторически появление института брачного договора в семейном праве связано с возникновением частной собственности. Брачный контракт был известен еще римскому праву, где основные формы вступления в брак носили признаки гражданско-правовой сделки. Древнерусскому праву тоже известна такая форма брака <1>. Появление брачного договора в законодательстве зарубежных стран было обусловлено потребностью имущих классов оградить свой капитал от постороннего вмешательства. Появление понятия брачного договора в законодательстве зарубежных стран было обусловлено характером буржуазного общества, различные слои которого нуждались в решении своих имущественных проблем. ——————————— <1> См.: Владимирский-Буданов М. Ф. Обзор истории русского права. Ростов-на-Дону: Феникс, 1995. С. 405.

Во Франции и Англии — странах, где существование брачного договора имеет очень давнюю историю, его появление было вызвано необходимостью сохранения за женщиной, вступающей в брак, и ее родственниками права управления добрачным имуществом и пользования доходами от этого имущества. Сегодня зарубежное законодательство подробно регламентирует порядок заключения брачных контрактов, четко определяет правовое положение их участников, основываясь на многолетней договорной практике взаимоотношений супругов. Если обратиться к истории брачного договора в нашей стране, то можно заметить, что само понятие «брачный договор» Россия знала еще в XV в. В то время под брачным договором понималось гражданское обручение, т. е. обещание вступить в брак. Чаще всего этот договор заключался родителями малолетних жениха и невесты и обеспечивался неустойкой или задатком. Но кроме неустойки или задатка, что важнее всего, в договоре обручения предусматривались условия и о приданом, его размере, обеспечении, оговаривалась доля жениха в приданом. Приданые доли подлежали государственной регистрации. Правильное оформление приданого супруги имело для супруга огромное значение: если он своевременно не «справил» на себя поместье (т. е. не подал челобитную о регистрации имущества на себя), то мог пользоваться им только при жизни супруги, а после ее смерти приданое переходило к ее родственникам. Однако в течение супружеской жизни супруг распоряжался приданым супруги самостоятельно. Обычное право Древней и Московской Руси предусматривает целый ряд договоров, призванных урегулировать имущественные отношения будущих супругов, а также других членов семьи, поскольку молодые, как правило, не жили самостоятельно, и с изменением состава семьи (обычно сразу же после церемонии сватовства) заключались следующие договоры. Необходимо подчеркнуть, именно будущих супругов, так как подобные договоры заключались обычно до вступления в брак и, как и сам институт брака, носили пожизненный и нерасторжимый характер. 1. Договор о приданом, в котором указывалось, сколько и какого «имения» вносят родители невесты в пользу ее новой семьи, определялась судьба приданого на случай смерти жены или мужа (тогда, как правило, свекор или деверь возвращали невестке ее платье и часть денег). 2. Договор о «кладке» (или «столовых деньгах») — так именовался взнос со стороны жениха. 3. Предбрачный договор о наследовании. Если молодые намеревались жить в доме у родителей жены, тесть и теща также заключали договор об имуществе с зятем-влазнем <2>. ——————————— <2> Мананкова Р. П. Правовой статус членов семьи по советскому законодательству. Томск, 1991. С. 216.

Наиболее распространенной формой брачного договора была рядная запись: отец невесты рядился (уговаривался) со своим будущим зятем относительно условий свадьбы, и главнейшие условия этого ряда заносились в письменное обязательство и удостоверялись свидетелями. Этот документ часто содержал условия и о приданом, и о взносе со стороны жениха, и о наследовании, т. е. объединял вышеупомянутые договоры. При этом одним из главных или, как мы бы сейчас сказали, существенных условий рядной записи являлось обязательство жениха вступить в брак с невестой в определенный срок и корреспондирующее с ним обязательство отца невесты выдать за него дочь. На случай нарушения этого личного обязательства для виновной стороны устанавливалась неустойка. «И они меж себя с обе стороны учнут уговариваться о всяких свадебных статьях, и положат свадьбе срок… И учнут меж себя писати в записех своих имена и третьих, и невестино, а напишут, что по сговору тое невесту взять на прямой установленный срок, без пременения, а тому человеку невесту за него выдать на тот же срок, без пременения. И положат в том письме меж собою заряд, буде тот человек на тот установленный срок тое девицы не возьмет, или тот человек своей девицы на срок не выдаст, взяти на виноватом 1000 или 5000 или 10 000 рублев денег, сколько кто запишет в записи…» <3>. В рядной записи, как уже было сказано, определялись также наследственные права будущих супругов. По прекращении брака смертью мужа жена иногда владела его вотчинами и движимостями, если не вступала в новый брак. Часть, в которой жена наследовала в имуществе мужа, определялась рядной записью. По прекращении брака смертью жены приданое оставалось у мужа, от которого поступало к их общим детям; если же жена умирала бездетной, то приданое возвращалось в ее род к тем лицам, которые дали за ней приданое, или к их наследникам <4>. ——————————— <3> Там же. С. 216. <4> Слепакова А. В. Правоотношения собственности супругов. М.: Статут, 2005. С. 76.

Вопрос о юридической природе взноса со стороны жениха («кладки», «столовых денег») является спорным. Так, историк И. И. Срезневский, основываясь на том, что в русских летописях в связи с вступлением членов княжеского дома в брак с иноземцами упоминается вено (веном в Польше назывался брачный дар мужа жене, размер которого соответствовал размеру принесенного приданого), считает, что на Руси существовала плата, вносимая женихом или его отцом отцу невесты <5>. В. Д. Спасович, видимо, также основываясь на упоминании в летописи вена, которое Ярослав получил при выдаче своей сестры замуж за польского короля Казимира, при характеристике данного института в польском праве отмечает, что польское вено представляет собой дар мужа жене, а не ее родственникам, как в русском праве. Возможно, взнос со стороны жениха в пользу невесты или ее родных представлял собой частичную оплату свадебных расходов или что-либо подобное. Как отмечается в современном филологическом исследовании русской семейно-правовой терминологии XV — XVII вв., в правовых документах частного характера широко представлены термины, обозначающие затраты для вступающих в брак. Среди таких терминов, помимо уже упомянутых вена и неустойки, часто встречается «вывод», обозначаемый также словами «куница выводная», «куница благословенная», «выводное», «куничное», представляющий собой плату жениха семье невесты за отлучение ее от рода или плату помещику от семьи новобрачных за переход невесты к другому крепостнику <6>. Это является еще одним подтверждением тому, что на Руси, видимо, существовал обычай внесения платы за невесту, а не преподнесения ей самой брачного дара, соответствовавшего приданому. ——————————— <5> Там же. <6> Там же. С. 80.

В допетровской России правоотношения по поводу имущества супругов можно охарактеризовать следующим образом. Имущественные права и обязанности не только не отделены от личных, но, напротив, тесно с ними связаны. Так, брачный договор (совершаемый обычно в форме рядной записи) устанавливает одновременно личные и имущественные права и обязанности сторон — обязательства о заключении брака и обязательства по приданому. Объектом правоотношений супругов является не все нажитое супругами имущество, а в первую очередь приданое — имущество, выделявшееся невесте ее родными и передававшееся вместе с ней из одной семьи в другую. Правовые памятники наиболее древнего периода юридически отделяют имущество жены от имущества мужа (например, путем запрета привлекать имущество жены к ответственности по долгам мужа, посредством разрешения жене требовать развода в случае растраты мужем ее имущества), но не содержат указаний на состав обособленного имущества жены. Это позволяет сделать вывод, что таким отдельным имуществом жены является именно приданое, права и обязанности по поводу которого при вступлении в брак и при прекращении брака определены и в законодательных актах, и в договорах. Например, установленный в Московской Руси запрет мужу свободно распоряжаться вотчинами жены распространялся на вотчины, принесенные в приданое. Поскольку брак рассматривается как пожизненный и в принципе нерасторжимый союз, четко не определяются правомочия супругов по владению, пользованию и распоряжению их имуществом во время брака (за исключением указанных выше ограничений свободного распоряжения приданым). Права и обязанности в отношении супружеского имущества устанавливаются главным образом при вступлении в брак (обязанность дать за дочерью или сестрой приданое) и на случай прекращения брака (например, возврат приданого). Очевидно, что в русском праве времен Киевской и Московской Руси существовала неопределенность регулирования имущественных отношений между супругами. Что касается брачных договоров в период империи, то, несмотря на их популярность в народной среде (характер и основные разновидности брачных договоров по русскому обычному праву приведены выше), законодательное закрепление они получили только в Литве, Полтавской и Черниговской губерниях, где действовала уже рассмотренная польско-литовская система приданого с веном, оправой, венцом девичьим. За исключением законов, касавшихся вышеуказанных областей, как отмечает Р. П. Мананкова, «в писаном русском праве уже нет богатой палитры брачных договоров, но сама возможность заключения допускается при господствующей в законе конструкции полной раздельности» <7>. ——————————— <7> Цит. по: Слепакова А. В. Указ. соч. С. 83.

Проанализировав вышеперечисленное, нельзя однозначно утверждать, что в Российской империи существовала возможность заключения супругами не только «обычных» гражданско-правовых договоров (купли-продажи, дарения и др.) относительно конкретного имущества, но и особого брачного договора, определяющего правовой режим различных видов их имущества. Так, по Д. И. Мейеру, «определения законодательства о разъединении имущества супругов разделяют общее свойство гражданского права, т. е. получают силу там, где нет самоопределения граждан, нет никакого законного препятствия супругам заключить брачный договор, по которому все имущество супругов считалось бы общим и состояло или в обоюдном их распоряжении, или в распоряжении одного лица, когда один из супругов передает другому право собственности по своему имуществу. Словом, нет препятствия супругам установить имущественные отношения на началах, подходящих к той или другой системе имущественных отношений между супругами, какие существуют в государствах Западной Европы» <8>. Как указывает А. М. Нечаева, «из смысла ст. 116 Свода законов гражданских вытекает, что супруги могли как до брака, так и после его совершения «войти в соглашение» относительно определенного имущества, принадлежащего тому или другому» <9>. Об этом пишет и С. Н. Бондов <10>. Однако ни в труде А. И. Загоровского по семейному праву, ни у Г. Ф. Шершеневича ничего не сказано о возможности заключения брачного договора в его западноевропейском понимании генерального договора, устанавливающего режим имущества супругов. Как видно из приведенной цитаты, Д. И. Мейер выводит допустимость такого брачного договора из общих начал и смысла гражданского законодательства. А. М. Нечаева, исходя из смысла ст. 116 Свода законов гражданских, отмечает только возможность заключать договор относительно определенного имущества и не касается природы такого договора <11>. С учетом этого представляется, что данную статью можно толковать не как допустимость именно брачного договора, определяющего принципы построения отношений собственности между супругами, а как разрешение на «взаимные переукрепления», т. е. на совершение супругами между собой «обычных» гражданско-правовых сделок. Тем более что буквальное содержание ст. 116 Свода законов гражданских следующее: «Супругам не возбраняется взаимно переукреплять между собою собственное их имение посредством продажи или дара на общем законном основании» <12>. И далее ее логичным продолжением является ст. 117, которая гласит: «Не воспрещается равномерно супругам совершать взаимно закладные на принадлежащее каждому из них имение и вступать в другие законные между собою обязательства». Видимо, смысл данных статей заключается в закреплении непосредственно в законе возможности для супругов заключать между собой различного рода сделки. Допустимость самостоятельного распоряжения супругами своим имуществом любыми способами, в том числе посредством заключения друг с другом договоров купли-продажи, имущественного найма, займа и др., является следствием построения правоотношений собственности супругов на началах раздельности. При этом в законодательстве Российской империи отсутствуют прямые указания на возможность посредством брачного договора установить, что все имущество супругов (или его часть) является общим или подлежит управлению одним из них. Как отмечает В. П. Никитина, иной режим имущественных отношений между супругами, отличный от раздельности, исключался. ——————————— <8> Цит. по: Бондов С. Н. Брачный договор. М., 2000. С. 26. <9> Нечаева А. М. Семейное право: Курс лекций. М.: Инфра-М, 1998. С. 48. <10> Бондов С. Н. Указ. соч. С. 26. <11> Слепакова А. В. Указ. соч. <12> Там же.

Хотя требования к форме и регистрации такого договора, приведенные А. М. Нечаевой, характерны как раз для брачного договора: «В любом случае подобного рода договор оформлялся посредством акта, совершенного нотариусом. Под страхом недействительности этого договора о нем должно было быть упомянуто в акте бракосочетания» <13>. ——————————— <13> Нечаева А. М. Семейное право. М., 2002. С. 48.

Итак, в Своде законов Российской империи был установлен принцип раздельности имущества супругов, который не давал женщине, не имевшей самостоятельного источника доходов и занятой ведением домашнего хозяйства, никаких прав на имущество семьи, что существенно нарушало интересы таких женщин. Таким образом, брачный договор в его классическом понимании не является институтом российского имперского законодательства. Что же касается послереволюционного периода, т. е. во время существования СССР, регламентация супружеских отношений осуществлялась императивно закрепленным способом регулирования — общая (совместная) собственность супругов. Однако ст. 13 КЗоБСО устанавливала, что супруги могут вступать между собой во все дозволенные законом имущественно-договорные отношения. Соглашения между супругами, направленные к умалению имущественных прав жены или мужа, недействительны и необязательны как для третьих лиц, так и для супругов, которым предоставляется в любой момент от исполнения их отказаться (ст. 13) <14>. Можно сказать, что с принятием КЗоБСО в России начался новый этап в развитии правоотношений собственности супругов. При этом КЗоБСО распространил режим супружеского имущества на собственность лиц, фактически состоящих в брачных отношениях, хотя бы и не зарегистрированных <15>. ——————————— <14> Собрание узаконения РСФСР. 1926. N 82. Ст. 612. <15> Генкин Д. М., Новицкий И. Б., Рабинович Н. В. История советского гражданского права. М., 1949. С. 93.

По мере проведения реформы в области семейного права видоизменялся и режим супружеского имущества. Так, в 1926 г. был принят Кодекс законов о браке, семье и опеке, в котором была проведена замена раздельности супружеского имущества режимом общности. КоБС, продолжая линию КЗоБСО, установил режим общей совместной собственности супругов на нажитое ими во время брака имущество и равные права супругов владеть, пользоваться и распоряжаться этим имуществом даже в том случае, если один из них был занят ведением домашнего хозяйства, уходом за детьми или по другим уважительным причинам не имел самостоятельного заработка (ст. 20) <16>. При разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, их доли признаются равными; от принципа равенства долей суд может отступить в отдельных случаях, учитывая интересы несовершеннолетних детей или заслуживающие внимания интересы одного из супругов, например увеличить долю одного из супругов, если другой супруг уклонялся от общественно полезного труда или расходовал общее имущество в ущерб интересам семьи (ст. 21). К личной собственности каждого из супругов КоБС относил имущество, принадлежавшее супругам до вступления в брак, полученное ими во время брака в дар или в порядке наследования, а также вещи индивидуального пользования, за исключением драгоценностей и других предметов роскоши (ст. 22). Личное имущество может быть признано общей совместной собственностью, если будет установлено, что в течение брака были произведены вложения, значительно увеличившие стоимость этого имущества: капитальный ремонт, достройка и т. п. (ст. 22). КоБС также установил правила обращения взыскания на имущество супругов по обязательствам одного из них (ст. 23). ——————————— <16> Собрание узаконения РСФСР. 1926. N 82. Ст. 615.

Таким образом, в советский период в стране был закреплен императивными нормами правовой режим общей совместной собственности на нажитое супругами во время брака имущество. Институт брачного договора в советском праве отсутствовал <17>. Поскольку данный институт отсутствовал и на большей части территории Российской империи, то решение советской власти об окончательном исключении данного института из права России можно назвать последовательным продолжением политики Российского государства в данной сфере общественных отношений. ——————————— <17> Генкин Д. М., Новицкий И. Б., Рабинович Н. В. История советского гражданского права. М., 1949. С. 94.

Как Гражданский кодекс РСФСР 1964 г., так и Кодекс о браке и семье РСФСР 1969 г. также предусматривали совместный режим супружеского имущества <18>. Отступление от начала равенства долей в совместно нажитом имуществе допускалось судом лишь в случае необходимости защиты интересов несовершеннолетних детей или заслуживающих внимания интересов одного из супругов. Но на практике уже встречались случаи, когда супруги заключали «договоры о правовом режиме имущества супругов», которые подлежали нотариальному удостоверению <19>. ——————————— <18> Фоков А. Особенности гражданско-правовой защиты общей собственности в России и за рубежом: брачный договор // Юрист. 2004. N 4. С. 13. <19> Виноградова Р. И. Образцы нотариальных документов: Практическое пособие. М.: Российское право, 1992. С. 84 — 85.

С распадом СССР и возникновением новых экономических отношений произошли существенные изменения во всех сферах общественной жизни граждан, что предопределило принятие нового Гражданского и Семейного кодексов Российской Федерации. С развитием отношений частной собственности появились семьи, владеющие значительными доходами, и вопрос о разделе общего имущества при разводах вставал все более остро. В 1990 г. был внесен ряд существенных изменений в Основы законодательства о браке и семье Союза ССР и республик от 27 июня 1968 г., а именно предусмотрена возможность исключения из состава общего имущества супругов имущества, нажитого ими после фактического прекращения брачных отношений. В 1992 г. число разводов на 1000 браков впервые превысило 500, а в середине 1990-х годов, когда показатели разводимости достигли своего первого пикового значения <20>, законодателем была введена система брачного договора. ——————————— <20> Варламова С. Н., Носкова А. В., Седова Н. Н. Брачный договор в России: от прошлого к будущему // Социологические исследования. 2008. N 1(285). С. 52.

Одной из новелл современного российского законодательства является появление диспозитивности в определении режима имущества супругов. Институт договорного режима имущества супругов представлен в Семейном кодексе Российской Федерации альтернативой законному режиму и, по сути, регулирует реализацию права супругов и лиц, вступающих в брак, самостоятельно устанавливать содержание своих имущественных отношений в браке и (или) в случае его расторжения посредством заключения брачного договора. Датой легального закрепления института брачного договора в праве России считается 1 января 1995 г., когда вступила в действие часть первая Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) <21>. В частности, ч. 1 ст. 256 ГК РФ закрепила право супругов устанавливать договорный режим имущества супругов. Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. N 223-ФЗ, введенный в действие 1 марта 1996 г. <22>, конкретизировал эту норму, введя понятие «брачный договор» (термин является дословным переводом английского «marriage contract» и русским аналогом этого понятия). До принятия СК РФ заключение брачного договора было крайне затруднительно, поскольку ГК РФ не содержал норм, регулирующих его содержание, порядок заключения, расторжения и другие важнейшие моменты. Супруги могли руководствоваться лишь общими нормами гражданского законодательства о договорах, чего, учитывая специфику брачного договора, было явно недостаточно. Следует отметить, что положения ст. 34 — 37 СК РФ применяются и к имуществу, нажитому супругами (одним из них) до 1 марта 1996 г. (п. 6 ст. 169 СК РФ). В СК РФ институту брачного договора посвящена специальная глава, в которой содержатся нормы, позволяющие супругам самостоятельно разрабатывать брачные договоры с учетом их интересов. Таким образом, нормы, регулирующие имущественные отношения супругов, на сегодняшний день носят диспозитивный характер. ——————————— <21> Собрание законодательства РФ. 1994. N 32. Ст. 3301. <22> Собрание законодательства РФ. 1996. N 1. Ст. 16.

При разработке СК РФ вставал вопрос о том, какой правовой режим супружеского имущества должен быть избран в качестве законного, т. е. применимого при отсутствии брачного договора <23>. Совместная собственность была признана оптимальной. Однако следует иметь в виду, что ни один правовой режим имущества супругов не может удовлетворить интересы всех супружеских пар. Единственный выход из положения — выбрать в качестве законного режим, отвечающий интересам большинства населения, и одновременно предоставить супругам возможность по-иному урегулировать имущественные отношения с помощью брачного договора. ——————————— <23> Антокольская М. В. Семейное право: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, 2002. С. 144.

В действительности основная цель договора — устройство имущественных вопросов в семейной паре. Такое соглашение — это гибкий способ устранения многих имущественных вопросов перед вступлением в брачные узы, этим устраняя сложности при разводе. Зачастую бракоразводные процессы даже с понятными обстоятельствами тянутся несколько лет и в любом случае не устраивают никого из супругов. Брачный договор может облегчить такого рода судебные споры, чем он регулирует семейные отношения, делая их более гибкими. Моральный аспект договора еще долго будет подвергаться обсуждению, вот только уже сейчас наблюдается рост количества людей, которые поддерживают задумку составления контракта при вступлении в брак. Понятно, что больше всего сторонников в рядах молодых людей, а противников среди пожилых и пенсионеров, людей, воспитанных в СССР, где явления брачного контракта попросту не могло быть. Для наших же предков до 1917 г. брачный контракт был привычным и удобным, по свидетельствам оставшихся документов того времени. Возможно, спустя несколько десятков лет брачный контракт снова вернет свою популярность в Российской Федерации, потому что он ни к чему не обязывает и не нарушает любовь, а просто дает возможность оградиться от споров и длительных судебных процессов <24>. ——————————— <24> Брачный договор в России?! // URL: http://www. yahta. biz/yacht_p-205-brachnii-dogovor-v-ro. html.

Таким образом, наш законодатель воспринял нормы зарубежного законодательства о брачном договоре, предоставив супругам право устанавливать режим супружеского имущества по своему усмотрению, реализуя ст. 19 Конституции РФ.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *