О некоторых вопросах, связанных с назначением лицам, проходившим военную службу, пенсии за выслугу лет

(Ефремов А. В.) («Право в Вооруженных Силах», 2013, N 8) Текст документа

О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ, СВЯЗАННЫХ С НАЗНАЧЕНИЕМ ЛИЦАМ, ПРОХОДИВШИМ ВОЕННУЮ СЛУЖБУ, ПЕНСИИ ЗА ВЫСЛУГУ ЛЕТ

А. В. ЕФРЕМОВ

Ефремов А. В., начальник юридического отделения военного комиссариата Чувашской Республики.

Рассмотрены вопросы, связанные с разрешением заявлений о назначении пенсии за выслугу лет лиц, которые были уволены с военной службы в ВС РФ с выслугой, дающей право на пенсию за выслугу лет, но не обратились после увольнения за ее назначением, а поступили на военную или правоохранительную службу в другие войска, воинские формирования и органы.

Ключевые слова: военная служба, пенсии за выслугу лет, назначение.

On some issues related to the appointment of persons to perform military service, retirement pensions A. V. Efremov

The problems associated with the resolution of claims for a pension for years of service of persons who have been dismissed from the military service in the Armed Forces of seniority, which gives the right to a service pension, but did not apply after the termination of her appointment, as did the military or law enforcement service in the other troops, military formations and bodies.

Key words: military service, retirement pensions, appointment.

В практической деятельности сотрудников военных комиссариатов возникают вопросы, связанные с разрешением заявлений о назначении пенсии за выслугу лет лиц, которые были уволены с военной службы в Вооруженных Силах Российской Федерации с выслугой, дающей право на пенсию за выслугу лет, но не обратились после увольнения за ее назначением, а поступили на военную или правоохранительную службу в другие войска, воинские формирования и органы. Закон от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей» в отношении такой ситуации однозначного ответа не дает, что порождает, в частности, обращения граждан в суды. Так, судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда, рассмотрев в открытом судебном заседании 14 ноября 2012 г. гражданское дело N 33-13552/2012 по иску К. к военному комиссариату Свердловской области о признании права на назначение пенсии, назначении пенсии по апелляционной жалобе К. на решение Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 18 сентября 2012 г., установила следующее: К. обратился в суд с иском к военному комиссариату Свердловской области о признании права на назначение пенсии. В обоснование своих требований указал, что, имея срок выслуги более 20 лет в качестве военнослужащего, уволился с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями, однако пенсию по выслуге лет оформлять не стал. Впоследствии был зачислен в органы налоговой полиции для дальнейшего прохождения службы, потом был уволен на пенсию по собственному желанию, с этого момента ему назначена пенсия и выплачивается по настоящее время. До 2003 г. пенсионное обеспечение осуществлялось налоговой полицией, после реорганизации указанная функция возложена на Министерство внутренних дел Российской Федерации. Истец, полагая, что имеет право на получение пенсии от Министерства обороны Российской Федерации, обратился в суд с просьбой признать за ним такое право и назначить пенсию по выслуге лет. В судебном заседании истец исковые требования поддержал. При этом, он заявил об отказе от пенсии по линии Министерства внутренних дел Российской Федерации. Представитель ответчика — военного комиссариата Свердловской области исковые требования не признала, пояснив, что истец не воспользовался своим правом на назначение пенсии при увольнении с военной службы, поэтому пенсия была назначена ему по последнему месту службы, что соответствует действующему в настоящее время законодательству. Решением Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 18 сентября 2012 г. в удовлетворении исковых требований К. к военному комиссариату Свердловской области о признании права на назначение пенсии и назначении пенсии отказано. К., не согласившись с законностью и обоснованностью постановленного решения, представил апелляционную жалобу, в которой просил отменить решение суда. При этом, истец указывает на допущенное судом нарушение материальных норм, поскольку считает, что получение пенсии является его правом и, не воспользовавшись им непосредственно после увольнения с военной службы, он сохраняет право на назначение пенсии по выслуге лет по линии Министерства обороны Российской Федерации и может им воспользоваться в любое время. Исследовав материалы дела, проверив законность и обоснованность решения суда в пределах доводов апелляционной жалобы в соответствии с ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения по следующим основаниям. Разрешая спор, суд правильно установил характер правоотношений сторон и нормы права, которые их регулируют, исследовал обстоятельства, имеющие значение для дела, собранным по делу доказательствам дал оценку в их совокупности в соответствии со ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Материалами дела установлено, что К., являясь офицером Вооруженных Сил Российской Федерации, был уволен с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями. Затем К. был зачислен в органы налоговой полиции. К. впоследствии уволился из налоговой полиции по собственному желанию, выйдя на пенсию по выслуге лет от Министерства внутренних дел Российской Федерации. Таким образом, имея соответствующую выслугу лет на момент увольнения из Вооруженных Сил Российской Федерации, истец не воспользовался своим правом на получение пенсии по выслуге лет от Министерства обороны Российской Федерации. В ответ на обращение К. в военный комиссариат Свердловской области ему было отказано в назначении пенсии от Министерства обороны Российской Федерации. В соответствии со ст. 1 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей» (далее — Закон «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу…») условия, нормы и порядок пенсионного обеспечения, предусмотренные данным Законом, распространяются, в частности, на лиц, проходивших военную службу в качестве офицеров, прапорщиков и мичманов или военную службу по контракту в качестве солдат, матросов, сержантов и старшин в Вооруженных Силах Российской Федерации. В соответствии со ст. 11 Закона «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу…» пенсионное обеспечение лиц, указанных в ст. 1 данного Закона, и их семей в зависимости от последнего места службы осуществляется: а) Министерством обороны Российской Федерации — в отношении военнослужащих, уволенных из Объединенных Вооруженных Сил Содружества Независимых Государств, Вооруженных Сил Российской Федерации, железнодорожных войск и других воинских формирований Российской Федерации, созданных в соответствии с законодательством Российской Федерации (кроме формирований, перечисленных в п. п. «б» и «в» названной статьи), лиц, указанных в ч. 1 ст. 3 вышеназванного Закона, а также их семей; б) Министерством внутренних дел Российской Федерации — в отношении военнослужащих, уволенных из внутренних войск и военизированной пожарной охраны, лиц рядового и начальствующего состава, уволенных из органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, федеральных органов налоговой полиции, а также их семей; в) Федеральной службой безопасности Российской Федерации — в отношении военнослужащих, уволенных из органов федеральной службы безопасности (контрразведки) и пограничных войск, органов внешней разведки, Федеральной пограничной службы и органов пограничной службы Российской Федерации, федеральных органов правительственной связи и информации, федерального органа специальной связи и информации, из Главного управления охраны Российской Федерации, Службы безопасности Президента Российской Федерации, Федеральной службы охраны Российской Федерации и Службы специальных объектов при Президенте Российской Федерации, а также их семей; г) Федеральной службой исполнения наказаний — в отношении сотрудников, уволенных из учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, а также членов их семей; д) Федеральной службой Российской Федерации по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ — в отношении сотрудников, уволенных из органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, а также их семей. Таким образом, в Законе «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу…» прямо предусмотрено, что пенсионное обеспечение лиц определяется в зависимости от последнего места службы, т. е. вне зависимости от того, срок службы по какому ведомству составил большую часть выслуги, и без учета желания бывшего военнослужащего. Поскольку истец обратился за получением пенсии по выслуге после увольнения из органов налоговой полиции, которые стали для него последним местом службы, то в соответствии с п. «б» ст. 11 Закона «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу…» органом, ответственным за его пенсионное обеспечение, является Министерство внутренних дел Российской Федерации. В соответствии со ст. 6 Закона «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу…» лицам, указанным в ст. 1 Закона, имеющим право на пенсионное обеспечение, пенсии назначаются и выплачиваются после увольнения их со службы. Пенсионерам при поступлении на военную службу или на службу в органы внутренних дел выплата назначенных пенсий на время службы приостанавливается. В соответствии со ст. 14 указанного Закона при последующем увольнении их со службы выплата им пенсии возобновляется исходя из выслуги и общего трудового стажа на день последнего увольнения. Между тем истец, имея право на пенсионное обеспечение по выслуге лет при увольнении из Вооруженных Сил Российской Федерации, не обращался за назначением пенсии в Министерство обороны Российской Федерации, и ему, как работающему пенсионеру, выплата данной пенсии не приостанавливалась, поскольку и не назначалась. Кроме того, период выслуги истца при увольнении из Вооруженных Сил Российской Федерации был учтен при назначении ему пенсии по выслуге при увольнении из налоговой полиции, которая им регулярно получалась. При таких обстоятельствах вывод суда о том, что истец не вправе претендовать на назначение ему пенсии по выслуге лет по линии Министерства обороны Российской Федерации является правильным. Доводы апелляционной жалобы истца о том, что после уточнения исковых требований он просил назначения ему пенсии от Министерства обороны Российской Федерации с учетом выслуги лет, т. е. без учета последующей службы в налоговой полиции, а не назначения ему данной пенсии, как указано в исковом заявлении, не находят подтверждения в материалах дела. В протоколе судебного заседания от 18 сентября 2012 г. отсутствуют соответствующие ходатайства истца, замечания на протокол им не подавались, кроме того, в деле отсутствуют письменные заявления истца об изменении исковых требований. Таким образом, судебная коллегия полагает установленным, что исковые требования К. не менялись и суд первой инстанции в соответствии с требованиями п. 3 ст. 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации принял решение по заявленным истцом требованиям. Доводы, изложенные в апелляционной жалобе, направлены на переоценку выводов суда, всесторонне проверены судом и не могут служить основанием к отмене решения, поскольку были предметом исследования в суде первой инстанции и обоснованно им отклонены. В связи с этим предусмотренных законом оснований для отмены решения суда и удовлетворения апелляционной жалобы не имеется. Руководствуясь ст. ст. 320, 327.1, п. 1 ст. 328, ст. 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия определила: решение Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 18 сентября 2012 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу К. — без удовлетворения. Позиция, занятая судами, представляется обоснованной. Назначение пенсии исходя из ст. 51 Закона «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу…» носит заявительный характер. При этом Законом определено, что гражданин для назначения пенсии обращается в орган, из которого он уволен (который для него являлся последним местом службы) (ст. 11 Закона). При этом возможность перехода с пенсионного обеспечения в одном органе на пенсионное обеспечение в другой орган Законом предусмотрена только в том случае, если гражданин ранее получал пенсию в органе, на пенсионное обеспечение в котором он собирается перейти, и ее выплата ему была приостановлена в связи с поступлением на военную (правоохранительную) службу (ст. ст. 6, 14 Закона). Согласно ч. 1 ст. 6 Закона «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу…» лицам, указанным в его ст. 1, имеющим право на пенсионное обеспечение, пенсии назначаются и выплачиваются после увольнения их со службы. По смыслу данной нормы в ее взаимосвязи с положениями ст. 13, ч. 1 ст. 14 и ст. 53 названного Закона увольнение со службы является необходимым условием как назначения пенсии за выслугу лет, так и выплаты назначенной пенсии. Конкретизируя это условие, ч. 2 ст. 6 указанного Закона предусматривает, что выплата назначенной пенсии приостанавливается, если пенсионер вновь поступает на военную службу или на службу в органы внутренних дел, в Государственную противопожарную службу, в органы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ или учреждения и органы уголовно-исполнительной системы. Следовательно, в отличие от права на получение трудовой пенсии по старости, реализацию которого законодатель не связывает с тем, продолжает гражданин свою трудовую деятельность или нет (эта пенсия назначается и выплачивается в полном размере, в том числе в период работы), право на получение пенсии за выслугу лет может быть реализовано гражданами, проходившими военную и (или) правоохранительную службу, только при условии оставления ими соответствующей службы, с учетом которой назначается данная пенсия. Предоставляя лицам, проходившим военную и (или) правоохранительную службу, право на получение пенсии за выслугу лет за счет средств федерального бюджета независимо от возраста при прекращении службы и одновременно закрепляя правило о приостановлении выплаты этой пенсии при их возвращении на военную или правоохранительную службу, федеральный законодатель исходил из специфики и характера такой службы, а также преследовал цель не только гарантировать указанным лицам соответствующее материальное обеспечение в случае необходимости оставить службу (как правило, более высокое, чем у лиц, получающих трудовые пенсии по старости по системе обязательного пенсионного страхования), но и стимулировать их переход в другие сферы занятости, способствовать своевременной ротации кадров на военной и правоохранительной службе <1>. ——————————— <1> Корякин В. М. Комментарий к Закону Российской Федерации «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей». М., 2007.

В соответствии со ст. 14 Закона «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу…» в случае повторного определения на военную службу, или на службу в органы внутренних дел, или Государственную противопожарную службу, или на службу в органы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, или на службу в учреждения и органы уголовно-исполнительной системы указанных в названной статье лиц, получавших пенсию, при последующем увольнении их со службы выплата им пенсии возобновляется исходя из выслуги и общего трудового стажа на день последнего увольнения. Применение указанной нормы также нередко вызывает затруднения у правоприменителей. Так, Верховный Суд Российской Федерации рассмотрел в открытом судебном заседании 2 декабря 2011 г. гражданское дело по заявлению М. к МВД по Республике Дагестан о возложении обязанности назначить пенсию и произвести ее перерасчет, по надзорной жалобе МВД Республики Дагестан на решение федерального суда Советского района г. Махачкалы от 25 февраля 2011 г., оставленное без изменения Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Дагестан от 1 апреля 2011 г., которым заявление удовлетворено. М. обратился в суд с заявлением о возложении на МВД по Республике Дагестан обязанности назначить пенсию и произвести ее перерасчет. В обоснование заявленных требований ссылался на то, что 15 февраля 1995 г. был уволен из органов внутренних дел с календарной выслугой 24 года 3 месяца 14 дней, пенсионным органом МВД по Республике Дагестан ему назначена пенсия за выслугу лет. С 16 февраля 1995 г. по 23 июля 1999 г. проходил службу в таможенных органах Российской Федерации, в связи с чем обратился к ответчику с заявлением о перерасчете размера получаемой пенсии с учетом стажа службы в таможенных органах. МВД по Республике Дагестан было отказано в перерасчете пенсии с учетом службы в таможенных органах. Не согласившись с данным отказом, М. просил обязать ответчика назначить ему пенсию исходя из выслуги, которая с учетом службы в таможенных органах составила 30 лет, и произвести перерасчет пенсии с 23 июля 1999 г., т. е. с момента увольнения из таможенных органов. Ответчик иск не признал. Решением Советского районного суда г. Махачкалы от 25 февраля 2011 г. иск М. удовлетворен. На ответчика возложена обязанность назначить истцу пенсию и произвести ее перерасчет с учетом стажа работы с 23 июля 1999 г., т. е. с момента увольнения из таможенных органов. Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Дагестан от 1 апреля 2011 г. изменена редакция резолютивной части решения. Судом постановлено обязать МВД Республики Дагестан назначить М. пенсию с учетом тридцатилетнего стажа работы в правоохранительных органах и произвести перерасчет пенсии со дня приобретения права на перерасчет ее размера, т. е. с 23 июля 1999 г., но не более чем за 12 месяцев, предшествующих дню обращения за перерасчетом пенсии. В надзорной жалобе МВД Республики Дагестан содержится просьба об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений. Проверив законность обжалуемых судебных постановлений, а также материалы дела, обсудив обоснованность доводов надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что надзорная жалоба подлежит удовлетворению, а решение федерального суда Советского района г. Махачкалы от 25 февраля 2011 г. и Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Дагестан от 1 апреля 2011 г. подлежат отмене по следующим основаниям. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что при рассмотрении настоящего дела судами было допущено существенное нарушение норм материального права, что повлекло вынесение незаконных судебных постановлений. Судом установлено, что М. состоял на службе в органах внутренних дел до 15 февраля 1995 г. 16 февраля 1995 г. он поступил на службу в таможенные органы, где проходил службу до 23 июля 1999 г. С момента увольнения из органов внутренних дел МВД по Республике Дагестан производило выплату истцу пенсии за выслугу лет, назначенной при увольнении из органов внутренних дел, с учетом выслуги 24 года 3 месяца 14 дней. Удовлетворяя заявленные требования, судебные инстанции, сославшись на п. 1 ст. 50 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 114-ФЗ «О службе в таможенных органах Российской Федерации», Положение об исчислении выслуги лет для назначения пенсий сотрудникам таможенных органов с учетом особенностей прохождения службы в таможенных органах Российской Федерации, утвержденное Постановлением Правительства Российской Федерации от 2 февраля 1998 г. N 103, и ч. 2 ст. 14 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей», указали, что названные нормы допускают в случае повторного поступления на военную службу или на службу в правоохранительные органы лиц, получавших пенсию за выслугу лет, при последующем увольнении их со службы возобновление выплаты им пенсии исходя из выслуги и общего трудового стажа на день последнего увольнения. Поэтому, по их мнению, в данном случае истцу должна быть возобновлена выплата ранее назначенной ответчиком пенсии за выслугу лет с учетом периода службы в таможенных органах. Кроме того, в подтверждение своих выводов суды первой и второй инстанций сослались также на правовую позицию, содержащуюся в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 18 марта 2004 г. N 6-П. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает, что приведенный вывод судебных инстанций основан на неправильном толковании норм материального права, регулирующих возникшие правоотношения. В силу п. 1 ст. 50 Федерального закона «О службе в таможенных органах Российской Федерации» пенсионное обеспечение сотрудников таможенных органов и членов их семей осуществляется на условиях и по нормам, которые установлены законодательством Российской Федерации для лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, и членов их семей. Порядок исчисления выслуги лет для назначения пенсий сотрудникам таможенных органов с учетом особенностей прохождения службы в таможенных органах определяется Правительством Российской Федерации. Согласно подп. «а» п. 2 Постановления Правительства Российской Федерации от 2 февраля 1998 г. N 103 «О порядке исчисления выслуги лет для назначения и выплаты пенсий и пособий лицам, проходившим службу (работавшим) в таможенных органах Российской Федерации, и их семьям» в выслугу лет для назначения пенсий сотрудникам таможенных органов засчитывается, в частности, исчисленное в соответствии с Постановлением Совета Министров — Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1993 г. N 941 «О порядке исчисления выслуги лет, назначения и выплаты пенсий и пособий лицам, проходившим военную службу в качестве офицеров, прапорщиков, мичманов и военнослужащих сверхсрочной службы или по контракту в качестве солдат, матросов, сержантов и старшин либо службу в органах внутренних дел, и их семьям в Российской Федерации» время службы (работы) в таможенных органах на должностях сотрудников, в том числе в качестве стажеров, или должностях федеральной государственной гражданской службы. Вышеназванные положения определяют правовой механизм реализации пенсионных прав исключительно для сотрудников таможенных органов и предусматривают возможность зачета соответствующих периодов работы в выслугу лет для назначения пенсий сотрудникам таможенных органов. Однако указанные нормы не применимы при назначении пенсии за выслугу лет сотрудникам органов внутренних дел. Пенсионное обеспечение граждан, проходивших службу в органах внутренних дел, производится на основании специального закона — Закона Российской Федерации «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу…», статьей 18 которого предусмотрено, что в выслугу лет для назначения пенсии в соответствии с п. «а» ст. 13 засчитывается: военная служба; служба на должностях рядового и начальствующего состава в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе; в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ; служба в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы; время работы в системе Государственной противопожарной службы Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий (пожарной охраны Министерства внутренних дел, противопожарных и аварийно-спасательных служб Министерства внутренних дел, Государственной противопожарной службы Министерства внутренних дел Российской Федерации), а также иные периоды. При этом лицам, проходившим службу в органах внутренних дел и имеющим специальное звание, в соответствии с положениями вышеуказанного Закона, в том числе ст. 14, на которую сослался суд, не предусмотрено включение в выслугу лет, необходимую для назначения сотрудникам органов внутренних дел пенсии за выслугу лет, времени их предшествующей либо последующей службы в таможенных органах. Приведенное толкование правовых норм, регулирующих возникшие правоотношения, согласуется с решением Верховного Суда Российской Федерации от 19 августа 2009 г. N ГКПИ09-737 и правовой позицией, изложенной в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 2 ноября 2011 г. N 1447-О-О. Таким образом, исходя из положений действующего законодательства, М. по своему выбору имел право ставить вопрос о назначении ему пенсии органами таможенной службы либо о получении ранее назначенной ему пенсии за выслугу лет органами МВД России по Республике Дагестан с учетом ее повышения в установленном законом порядке, но без включения периода службы в таможенных органах. С учетом изложенного выводы судебных инстанций о том, что период прохождения службы в таможенных органах подлежит зачету в выслугу лет, необходимую для назначения сотрудникам органов внутренних дел пенсии за выслугу лет, нельзя признать законными, они основаны на неправильном толковании норм материального права. При этом ссылка суда на правовую позицию, изложенную в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 18 марта 2004 г. N 6-П, применительно к данному делу правового значения не имеет, поскольку Конституционный Суд Российской Федерации проверял конституционность ч. 2 ст. 6 Закона «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу…» и признал не противоречащим Конституции Российской Федерации законоположение, на основании которого пенсионерам, получающим пенсию за выслугу лет, назначенную в соответствии с названным Законом, при поступлении их вновь на военную службу или на службу в органы внутренних дел, иную правоохранительную службу, выслуга на которой дает право на пенсионное обеспечение по нормам и на условиях, установленных данным Законом, выплата назначенных пенсий на время службы приостанавливается. В рассматриваемом же случае имело место поступление истца на службу в таможенные органы, а не возвращение его на службу в органы внутренних дел. Поскольку обстоятельства дела судом установлены с достаточной полнотой, но допущены фундаментальные нарушения в применении норм материального права, Судебная коллегия находит возможным в целях соблюдения принципа законности и устранения судебной ошибки принять новое решение — об отказе в удовлетворении заявления М., не передавая дело на новое рассмотрение <2>. ——————————— <2> Определение Верховного Суда Российской Федерации от 2 декабря 2011 г. N 20-В11-18.

——————————————————————

Название документа