О месте договоров страхования в системе российского договорного права

(Барков А. В.) («Юридический мир», 2008, N 12) Текст документа

О МЕСТЕ ДОГОВОРОВ СТРАХОВАНИЯ В СИСТЕМЕ РОССИЙСКОГО ДОГОВОРНОГО ПРАВА

А. В. БАРКОВ

В научной литературе наряду с мнением о признании страховой услуги объектом гражданских прав существует и другое: о наличии особого объекта страхового правоотношения — страхового интереса как разновидности имущественных благ, существующего наряду с вещью, услугой, работой и другим объектами, определенными ст. 128 ГК РФ <1>. В настоящее время, несмотря на наиболее разделяемую точку зрения об отношении договоров страхования к обязательствам по оказанию финансовых услуг <2>, вопрос о месте договоров страхования в системе гражданско-правовых обязательств остается дискуссионным, что обусловливает актуальность нашего к нему научного интереса. ——————————— <1> См.: Белых В. С. Государственное регулирование страховой деятельности // Предпринимательское право России. М., 2008. С. 528 — 529. <2> См.: Гражданское право: В 2 т. Том II. Полутом 2: Учебник / Отв. ред. проф. Е. А. Суханов. М., 2002. С. 138.

В обоснование позиции того, что страхование ни с экономической, ни с правовой точки зрения не относится к деятельности по оказанию услуг, а договор страхования — к разновидности договора оказания услуг, А. И. Худяков приводит следующие доводы. Во-первых, с его точки зрения, «страхование не значится ни в перечне тех услуг, которые охватываются действием договора оказания услуг, ни в перечне тех услуг, которые регулируются самостоятельными видами договоров. Это означает, что договор страхования вообще не относится ни к одной из разновидностей договоров оказания услуг, а само страхование нельзя рассматривать в качестве услуги» <3>. ——————————— <3> См.: Худяков А. И., Демидова Г. С., Худяков А. А. Основы страхового права: Учеб. пособие. Челябинск: Изд-во ЮУрГУ, 2004. С. 224.

Однако следует заметить, что среди обязательств, на которые действие главы 39 ГК РФ не распространяется, не упоминается не только договор страхования, но и договор агентирования, что было бы вполне логично, поскольку он представляет собой комбинацию правовых отношений, осуществляемых по модели либо договора комиссии, либо поручения, которые законодатель отнес к группе обязательств об оказании услуг. Таким образом, аргумент, приведенный А. И. Худяковым, свидетельствует, на наш взгляд, только о том, что позиция законодателя в определении границ обязательств по оказанию услуг и оптимальных форм их правового урегулирования еще не устоялась, и не более того <4>. ——————————— <4> См.: Иванов А. А. Обязательства по оказанию услуг // Гражданское право. Том 2: Учебник / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. М., 1999. С. 545.

В качестве второго аргумента в обоснование своей позиции А. И. Худяков полагает, что «с точки зрения общераспространенного понимания термина «услуга», охватывающего собой «действия, приносящие помощь другому», страхование можно отнести к разновидности услуги. Но с равным основанием к ней можно отнести едва ли не все виды обязательств, охватываемых Гражданским кодексом» <5>. ——————————— <5> См.: Худяков А. И., Демидова Г. С., Худяков А. А. Указ. соч. С. 224 — 225.

Некоторые пояснения по поводу выдвинутого тезиса следует дать с позиции теории объекта правоотношения, разделяемой многими учеными. По мнению В. А. Тархова, объектами гражданских правоотношений, т. е. благами, по поводу которых субъекты вступают в правоотношения, могут быть вещи, действия (бездействие) и нематериальные блага <6>. Объектами относительных гражданских прав, продолжает автор, которые могут быть осуществлены лишь при определенном поведении обязанных лиц, «всегда являются действия этих лиц. В тех случаях, когда действия должников направлены на передачу вещей, эти вещи называются предметом договора. Например, объектом договора купли-продажи выступают действия продавца по передаче вещи, а предметом договора — продаваемая вещь (ст. 454 ГК РФ). Если действия должника не связаны с передачей вещи, то они носят название работы или услуги» <7>. Данная позиция поддерживается и в трудах других ученых, которые при рассмотрении различных видов договоров разделяют объект первого рода (действия) и объект второго рода (товар, работу или услугу) <8>. Представляется, что при таком подходе услуга как «действие» охватывает не «все виды обязательств», как считает А. И. Худяков, а только обязательства по оказанию услуг, так как эти действия не связаны с передачей товара или выполнением работ. ——————————— <6> См.: Тархов В. А. Гражданское право. Ч. 1. Курс. М.: Юрист, 2007. С. 129. <7> См.: Там же. С. 226. —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Монография М. И. Брагинского, В. В. Витрянского «Договорное право. Общие положения» (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2001 (издание 3-е, стереотипное). —————————————————————— <8> См.: Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право: общие положения. М., 1997. С. 224.

Еще один довод А. И. Худякова заключается в том, что «в узком, или специальном, своем значении, которое применяется в гражданском праве, к услугам относятся лишь те услуги, которые носят нематериальный характер» <9>. С этим трудно спорить, но и не нужно, так как страховая услуга является нематериальным благом. М. Я. Шиминова отмечает, что «наиболее распространенным является мнение, согласно которому под услугой понимается деятельность, направленная на удовлетворение разнообразных потребностей, создание определенных удобств для граждан и организаций, результат которой не имеет овеществленного выражения. Полагаем, что деятельность страховых организаций вполне подпадает под такое определение» <10>. Н. В. Корнилова также считает, что «деятельность страховой организации — это деятельность, не связанная с созданием материальных благ» <11>. Следовательно, и третий аргумент предложенной концепции также несостоятелен. ——————————— <9> См.: Худяков А. И., Демидова Г. С., Худяков А. А. Указ. соч. С. 225. <10> См.: Шиминова М. Я. Основы страхового права России. М., 1993. С. 20 — 21. <11> Корнилова Н. В. Развитие страховых понятий в современном законодательстве: Дис. … на соиск. канд. юрид. наук. Хабаровск, 2002. С. 24.

В завершение своих рассуждений А. И. Худяков делает вывод, что «в процессе осуществления страхования страховщик оказывает страхователю не услугу, а осуществляет его страховую защиту, которая материализуется в выплате страхового возмещения или страховой суммы» <12>. В связи с этим следует обратить внимание на следующее. Объясняя смысл теории страховой защиты, автором которой является сам А. И. Худяков, исследователь поясняет: «Страховая защита реализуется в рамках конкретного правоотношения, где страховщик оказывает за обусловленную плату страхователю или иному назначенному им лицу УСЛУГУ В ВИДЕ СТРАХОВОЙ ЗАЩИТЫ (выделено автором. — А. Б.). Страховую защиту нельзя сводить к страховой выплате. Страхователь платит не за страховое возмещение или страховую сумму, которую неизвестно, получит он или нет. В равной мере страховая защита еще не есть возмещение убытков (при имущественном страховании) или вреда (при личном страховании), причиненных страховым случаем» <13>. Возникает вопрос: в каком случае позиция автора более обоснованна? Думается, что в последнем. ——————————— <12> См.: Худяков А. И., Демидова Г. С., Худяков А. А. Указ. соч. С. 225. <13> См.: Там же. С. 13.

На наш взгляд, следуя теории страховой защиты, вполне обоснованно считать, что страховая услуга — это услуга по социальной защите, и аргументы, приводимые А. И. Худяковым о том, что «страховая защита имеет три аспекта: юридический, материальный и психологический» <14>, являются подтверждением того, что страховая услуга — это специфическая услуга особого рода. ——————————— <14> См.: Там же. С. 1.

Юридический аспект этой услуги выражается в наличии страхового обязательства, который включает в себя обязанность страховщика провести страховые и иные выплаты при наступлении обстоятельств (юридических фактов), с которыми закон или договор связывают возникновение у страховщика обязанности произвести такие выплаты (в частности, наступление страхового случая). Материальный — находит свое выражение во всякого рода выплатах, которые производит страховщик при наступлении страхового случая. Психологический — в достижении страхователем чувства защищенности от превратности судьбы. А. И. Худяков поясняет: «И это ощущение защищенности, приобретаемое вместе с заключением договора страхования, имеет самостоятельную ценность, входит в стоимость как самого страхования, так и платы за него. При этом страхователь, заключая договор страхования и выплачивая страховщику страховую премию, заведомо знает, что страховой случай может не произойти и никаких страховых выплат ему получать не придется. Но тем не менее он идет на заключение этого договора, вовсе не считая, что деньги могут быть израсходованы впустую, потому что чувство покоя и уверенности в завтрашнем дне имеет для него самостоятельную ценность» <15>. ——————————— <15> См.: Худяков А. И., Демидова Г. С., Худяков А. А. Указ. соч. С. 13, 14.

В своем исследовании Т. М. Рассолова приходит к выводу, что «страховая услуга представляет собой товар, не являющийся материальным продуктом и отражающий результат взаимоотношений страховщика со страхователями по удовлетворению их запросов. Она имеет количественные и качественные параметры. Это объем услуги, определяемый размером страховой суммы, и цена услуги, отражаемая в тарифной брутто-ставке» <16>. К этому же выводу приходит и А. И. Худяков, однако, не желая признавать страховую защиту гражданско-правовой услугой. По его мнению, страховая защита имеет все атрибуты товара (как экономической категории), включая наличие рыночной меновой и потребительской стоимости <17>. А это есть не что иное, как определение услуги в социально-экономическом аспекте <18>. ——————————— <16> См.: Рассолова Т. М. Страховое право. М., 2008. С. 147. <17> См.: Худяков А. И., Демидова Г. С., Худяков А. А. Указ. соч. С. 14. <18> См.: Баринов Н. А. Услуги. Саратов, 2003. С. 9.

Еще на что хотелось бы обратить внимание в дискуссии по поводу страховой услуги как объекта гражданских прав это на страховой (имущественный) интерес как новый, не поименованный в ст. 128 ГК РФ объект гражданских прав. Страховой интерес — это интерес страхователя в получении услуги по страховой защите. Г. Ф. Шершеневич понимал под объектом права все то, что может служить средством осуществления интересов, к которым он относил: а) вещь, т. е. предметы материального мира; б) действие других лиц, состоящее в передаче вещи, в личных услугах, в предложении своей рабочей силы <19>. Так, может быть, средством удовлетворения страхового интереса служат действия об оказании страховой услуги, и стоит ли в этом случае вносить изменение в ст. 128 ГК РФ? Думается, что нет. ——————————— <19> См.: Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права (по изд. 1907 г.). М., 1995. С. 94 — 95.

Таким образом, представляется, что наиболее убедительной является позиция, в соответствии с которой страховая услуга представляет собой услугу по страховой защите граждан и организаций, услугу особого рода, которую страховщик оказывает страхователю и которая воплощается в несении страхового риска в пределах страховой суммы <20>. ——————————— <20> См.: Иванов А. А. Указ. соч. С. 507.

Вместе с тем следует также ответить на вопрос, все ли услуги по страховой защите следует считать социально-страховыми услугами, опосредуемыми договорами страхования. Очевидно, нет. Принимая во внимание наше определение социальной услуги, связанное с идеей социального содействия <21> как объекта гражданских прав в том, что она оказывается лицам, находящимся в трудной жизненной ситуации, т. е. в ситуации, объективно нарушающей жизнедеятельность человека, следует сделать предположение, что данные отношения могут возникнуть только в определенных случаях, имеющих в страховом праве название «страховые случаи». Представляется, что с учетом особого субъектного состава отношений перечень этих страховых случаев определен в ст. 7 Федерального закона «Об основах обязательного социального страхования» <22>. К ним относятся: 1) необходимость получения медицинской помощи; 2) временная нетрудоспособность; 3) трудовое увечье и профессиональное заболевание; 4) материнство; 5) инвалидность; 6) наступление старости; 7) потеря кормильца; 8) признание безработным; 9) смерть застрахованного лица или нетрудоспособных членов его семьи, находящихся на его иждивении. ——————————— <21> См.: Барков А. В. Гражданская модель рынка социальных услуг // Юридический мир. 2007. N 11(131). С. 48. <22> В ред. Федеральных законов от 31.12.2002 N 190-ФЗ, от 23.12.2003 N 185-ФЗ, от 05.03.2004 N 10-ФЗ, от 14.07.2008 N 117-ФЗ.

Каждому виду социальных страховых рисков (страховых случаев) в соответствии со ст. 8 настоящего Закона предоставляется страховое обеспечение по обязательному социальному страхованию в виде различных пенсий и пособий. Однако данные страховые отношения признать гражданско-правовыми не представляется возможным по следующим основаниям. Во-первых, эти отношения, тесно связанные с трудовыми, регулируются специальным социальным страховым законодательством, которое представляет собой самостоятельный институт публичного законодательства. В связи с этим на социально-страховые отношения не распространяются действия гл. 48 ГК РФ. Во-вторых, средства обязательного социального страхования являются федеральной государственной собственностью, так как его осуществляют страховщики, создаваемые Правительством РФ в соответствии с федеральными законами о конкретных видах обязательного социального страхования (ст. 13 Закона «Об основах обязательного социального страхования»). В-третьих, бюджеты фондов конкретных видов обязательного социального страхования на очередной финансовый год утверждаются федеральными законами, и в случае нехватки в финансовой системе денежных средств Правительство РФ предусматривает дотации. В-четвертых, Налоговым кодексом взносы в соответствующие фонды социального страхования отнесены к платежам налогового характера (ст. 13 НК РФ), используемые при их неуплате санкции также носят публично-правовой характер. Таким образом, обязательное социальное страхование, несмотря на некоторые сходные черты с гражданско-правовым институтом страхования (применение некоторых общих терминов), нельзя рассматривать как одноплановые явления, составляющие единую систему, так как институты обладают известной автономией. По мнению ученых, «отношения по социальному страхованию обособились от гражданско-правовых подобно тому, как трудовой договор когда-то выделился из гражданско-правовых договоров найма» <23>. ——————————— <23> См.: Свит Ю. П. Договор страхования // Гражданское право. Часть 2: Учебник / Отв. ред. В. П. Мозолин. М.: Юристъ, 2004. С. 633 — 634.

На наш взгляд, применяемый термин «страховая услуга» в отношении обязательного социального страхования неудачен. Ранее эти отношения мы определили в публично-правовой блок, регулируемый нормами права, который мы обозначили термином «социальная поддержка» <24>. Представляется, что термин «страховая услуга» в отношении обязательного социального страхования, имеющий публично-правовую природу, был бы более корректен в случае переименования в социальную поддержку. Еще одним аргументом в обосновании позиции является то, что отношения в обязательном социальном страховании происходят без мобилизации внутреннего ресурса личности, находящейся в трудной жизненной ситуации, и поэтому признать их социально-страховой услугой невозможно. Это социальная поддержка. ——————————— <24> См.: Барков А. В. Указ. соч. С. 7.

Другое дело, когда страховые отношения в аналогичных страховых случаях, определенных в ст. 7 Федерального закона «Об основах обязательного социального страхования», возникают на добровольной основе, в дополнение к обязательному социальному страхованию. В данной ситуации эти отношения имеют частноправовую природу, являются отношениями по оказанию социально-страховых услуг, связанных с идеей социального сопровождения лиц, находящихся в трудной жизненной ситуации. В настоящее время к отношениям по добровольному социальному страхованию, которые в контексте исследования следует рассматривать как отношения по оказанию социальных услуг, легально относятся негосударственное пенсионное и добровольное медицинское страхование, опосредуемые соответственно договорами негосударственного пенсионного обеспечения и добровольного медицинского страхования и другими, входящими в сферу личного страхования граждан, что обусловливает их дальнейшее более серьезное исследование.

——————————————————————

Название документа