Право собственности на средства пенсионных накоплений, переданных в негосударственный пенсионный фонд

(Соловьев В. Н.) («Юрист», 2009, N 2) Текст документа

ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ НА СРЕДСТВА ПЕНСИОННЫХ НАКОПЛЕНИЙ, ПЕРЕДАННЫХ В НЕГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕНСИОННЫЙ ФОНД

В. Н. СОЛОВЬЕВ

Соловьев В. Н., заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации, кандидат юридических наук, заслуженный юрист РФ.

В статье рассматривается дополнительное пенсионное обеспечение, осуществляемое за счет средств пенсионных накоплений, переданных в негосударственный пенсионный фонд. Для обеспечения необходимых гарантий соблюдения интересов застрахованных лиц автор предлагает признать их обладателями права собственности на средства пенсионных накоплений и пенсионных резервов.

The article considers additional pension coverage effectuated at the expense of pension savings transferred to a non-state pension fund. In order to ensure necessary guarantees of safeguarding interests of insured persons the author proposes to declare them owners of the resourses of pension savings and pension reserves <*>. ——————————— <*> Soloviev V. N. Ownership Right to the Resourses of Pension Savings Transferred to a Non-State Pension Fund.

Поскольку примерно к началу XXI в. пенсионная система, состоящая из одного Пенсионного фонда Российской Федерации (далее — ПФР), продемонстрировала полную неспособность осуществлять поставленные цели, возникла насущная необходимость замены старой модели пенсионного страхования на новую, которая позволила бы создавать социальные гарантии обеспеченной старости для низкооплачиваемых работников и обеспечивать связь размера пенсии с размером зарплаты для высокооплачиваемых застрахованных лиц, регулярно повышать пенсии и эффективно учитывать пенсионные обязательства перед ныне работающими лицами, в том числе и путем создания негосударственных пенсионных фондов. Статьей 5 Федерального закона от 15 декабря 2001 г. N 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации», ст. 32 указанного Закона также предусмотрено, что застрахованное лицо вправе отказаться от получения накопительной части трудовой пенсии из ПФР и передать свои накопления, учтенные в специальной части индивидуального лицевого счета, в негосударственный пенсионный фонд. С 2004 г. Пенсионный фонд Российской Федерации начал осуществлять передачу средств пенсионных накоплений застрахованных лиц в доверительное управление частным управляющим компаниям, государственной управляющей компании и негосударственным пенсионным фондам (далее — НПФ), допущенным к работе со средствами государственного обязательного пенсионного страхования. В этом случае в соответствии с действующим законодательством с передачей средств пенсионных накоплений происходит изменение права собственности на эти средства: из федеральной собственности они перейдут в собственность негосударственного пенсионного фонда. К данному выводу приводят следующие положения действующего законодательства. В соответствии со ст. 2 Федерального закона «О негосударственных пенсионных фондах» негосударственный пенсионный фонд представляет собой особую организационно-правовую форму некоммерческой организации социального обеспечения, исключительными видами деятельности которой является деятельность по негосударственному пенсионному обеспечению участников фонда в соответствии с договорами негосударственного пенсионного обеспечения и деятельность в качестве страховщика по обязательному и профессиональному пенсионному страхованию. Источником средств для инвестиционной деятельности являются инвестиции, полученные от участников НПФ (физических лиц — вкладчиков) <1>. ——————————— <1> См.: Апиков Р. С. Инвестирование накоплений негосударственными пенсионными фондами // Банковское право. 2007. N 4; Сумской Д. А. Статус юридических лиц. М.: Юстицинформ, 2006; Фархутдинов И. З., Трапезников В. А. Инвестиционное право. М.: Волтерс Клувер, 2006.

Собственное имущество негосударственного фонда состоит из имущества, предназначенного для обеспечения уставной деятельности, пенсионных резервов и пенсионных накоплений (ст. 16). Применение термина «собственное имущество фонда» на первый взгляд позволяет говорить о том, что средства пенсионных накоплений, признанные законом собственностью Российской Федерации, становятся собственностью негосударственного пенсионного фонда <2>. Однако, исходя из положений ст. 18 указанного Закона, опять же усматривается их особый правовой режим <3>. ——————————— <2> См.: Агапцов С. А. Правовое регулирование деятельности Пенсионного фонда Российской Федерации // Финансовое право. 2005. N 3; Забарчук С. Е. Актуальные вопросы правового регулирования финансовой устойчивости государственных внебюджетных фондов // Юридический мир. 2006. N 3. <3> См.: Конюхова Т. В. Правовое регулирование финансовой деятельности пенсионных фондов, использующих средства накопительной части трудовой пенсии граждан // Налоги (газета). 2006. N 20.

Кроме того, анализ данных норм позволяет нам прийти к выводу, что законодатель в данном случае использует термин «собственность» в неклассическом его понимании, поскольку денежные средства, и будучи собственностью РФ, и будучи собственностью НПФ, находятся на счетах в кредитных учреждениях, а первые два субъекта могут иметь лишь обязательственные права, но собственниками в вещно-правовом смысле не являются. Действительно, с правовой точки зрения средства пенсионных накоплений, поступившие из ПФР в НПФ на пенсионный счет накопительной части трудовой пенсии застрахованного лица, фактически приобретают статус пенсионных взносов данного застрахованного как индивидуального вкладчика в фонд, т. е. поступают в собственность кредитного учреждения (на первоначальном этапе — НПФ), поскольку перечисляются в безналичном порядке. С момента получения указанных денежных средств застрахованное лицо приобретает лишь обязательственные права на данное имущество. Ряд ученых считает, что только передача данных средств в собственность НПФ обеспечивает возможность в полном объеме заключать договоры доверительного управления с управляющими компаниями в отношении соответствующих средств <4>, перечисляя их и лишаясь на них права собственности. ——————————— <4> См.: Страховка на старость // Кадровик. Кадровый менеджмент. 2007. N 9.

Наука финансового права также указывает, что отношения, возникающие между НПФ и вкладчиком такого фонда, являются по своей сущности инвестиционными отношениями: они возникают на основании договора негосударственного пенсионного обеспечения. Указанный договор является по своей природе гражданско-правовым, что вытекает из анализа правоотношений, возникающих в результате его совершения <5>. ——————————— <5> См.: Майфат А. В. Гражданско-правовые конструкции инвестирования. М.: Волтерс Клувер, 2006.

Следовательно, происходит изменение правового статуса пенсионных накоплений: страховые взносы работодателя (подлежащие первоначально уплате в пенсионные фонды) превращаются в пенсионные взносы вкладчика (а им по указанной схеме является само застрахованное лицо). Однако данные средства, учитывая вещно-правовую концепцию права собственности, лишь на первоначальном этапе становятся собственностью НПФ. Это связано с тем, что управляющая компания обязана инвестировать средства пенсионных накоплений исключительно в интересах застрахованных лиц, добросовестно и разумно управлять переданными ей средствами пенсионных накоплений, поддерживать достаточность собственных средств по отношению к общей сумме активов, находящихся в управлении, в порядке, установленном Правительством РФ, и выполнять другие обязанности, в том числе продавать акции не ниже рыночной цены (ст. 12 ФЗ «Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии в РФ»), а значит, указанные денежные средства будут перечислены третьим организациям, поэтому собственником указанных средств управляющая компания (НПФ) перестанет быть очень быстро. По нашему мнению, сложившаяся правовая конструкция небезупречна как с точки зрения теории, так и с точки зрения практики. С точки зрения теории собственника у указанных денежных средств, очевидно, вообще не будет, поскольку инвестиционными инструментами НПФ могут являться и иностранная валюта, и ценные бумаги, и иные объекты вложений. Таким образом, все участники пенсионной схемы имеют лишь права требования различной правовой природы и объема. С точки зрения практики это означает отсутствие гарантий, которыми обладает собственник, владеющий неограниченными правами на имущество, распоряжающийся им по собственному усмотрению, права которого защищены. Для обеспечения интересов застрахованных лиц, возможно, более целесообразно в данном случае отойти от традиционного представления о праве собственности. В современном гражданском праве в гораздо большем объеме, чем ранее, выражается одновременно прямо противоположная тенденция: в вещно-правовых конструкциях проявляют себя обязательственно-правовые элементы. Это находит подтверждение, в частности, в основном вещно-правовом институте — праве собственности. Имеется в виду, что признание объектом соответствующего правоотношения «вещи» становится в ряде случаев слишком узким <6>. ——————————— <6> См.: Агарков М. М. Обязательство по советскому гражданскому праву. М., 1940. С. 26 и сл.

Напротив, законодатель, очевидно, не случайно расширяет понятие права собственности, в частности, включив в круг вещей предприятие как имущественный комплекс <7>, что неизбежно ведет к формированию конструкции «право на право». ——————————— <7> См.: Суханов Е. А. Лекции о праве собственности. М.: Юридическая литература, 1991. С. 135.

Примечательно, что в ст. 10 Конституции СССР 1936 г. к числу объектов личной собственности граждан были отнесены наряду с трудовыми доходами, жилыми домами и подсобным домашним хозяйством, предметами домашнего хозяйства и обихода, предметами личного потребления и удобства также и «трудовые сбережения». Под последними, естественно, подразумевались главным образом деньги на счете в банке (в сберегательной кассе), а равно государственные облигации <8>. ——————————— <8> М. И. Брагинский и В. В. Витрянский отмечают, что именно такое понятие сбережений присуще и современному праву. Имеется в виду Закон от 24 февраля 1995 г. «О восстановлении и защите сбережений граждан Российской Федерации» (Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. N 20. Ст. 1765). В нем сбережениями граждан названы вклады в Сберегательный банк (сберегательные кассы) либо в организации государственного хранения, а равно государственные ценные бумаги СССР и РСФСР (см.: Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Общие положения. Книга 1. 3-е изд., стереотипное. М.: Статут, 2001. С. 190).

А. В. Венедиктов также указывал на существование права государственной собственности на денежные средства на счетах в банке: «По отношению к денежным средствам, находящимся на расчетном счете хозоргана в банке, — в отличие от денежных средств, находящихся в тот или иной момент в кассе хозоргана, — понятие оборотных средств в их вещественной форме может быть применено лишь в самом широком или переносном смысле, поскольку с юридической точки зрения хозорган имеет лишь обязательственно-правовое требование к банку, но не вещное право на денежные знаки в натуре. Тем не менее денежные средства хозоргана в банке представляют собой определенную статью его актива, которой он вправе распорядиться и на которую может быть обращено взыскание его кредиторами… С момента их зачисления на расчетный счет хозоргана они являются его оборотными средствами в их вещественной форме, в указанном нами широком смысле этого понятия» <9>. ——————————— <9> Венедиктов А. В. Государственная социалистическая собственность. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1948. С. 478.

Данная тенденция советским законодательством была продолжена. Так, ст. 105 Гражданского кодекса РСФСР 1964 г. (ГК РСФСР 1964 г.) отнесла к числу объектов личной собственности граждан «трудовые сбережения», под которыми понимались именно вклады граждан. В силу ст. 103 ГК РСФСР 1964 г. в состав объектов собственности профсоюзных и иных общественных организаций были включены «культурно-просветительные фонды», которые, естественно, состояли практически исключительно из соответствующих целевых сумм на счетах в банке. Соответственно предметом права собственности служили не деньги, а адресованные банку требования. В связи с этим актуальным продолжает являться замечание Р. Саватье, который указал, что «по мере того, как в юридической технике начали появляться абстрактные имущества, первоначальный смысл «права собственности» был в действительности расширен. Этим словом хотят продолжать обозначать совокупность, наиболее полную и наиболее абсолютную, всех прав, которые можно иметь в отношении вновь возникших бестелесных имуществ… Мы вынуждены говорить о праве собственности для того, чтобы указать на полноту прав…» <10>. ——————————— <10> Саватье Р. Теория обязательств. М., 1972. С. 90 — 91.

Тенденция имеет продолжение и в современном законодательстве. В. А. Рахмилович, анализируя достоинства и недостатки действующего Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), указывает на неточность формулировки п. 1 ст. 48, поскольку, по его мнению, с которым следует согласиться, могут существовать организации, которые не имеют вещных прав (в узком смысле) на свое имущество (денежные средства находятся на счетах, имеющееся во владении имущество — в аренде) <11>. ——————————— <11> См.: Рахмилович В. А. О достоинствах и недостатках Гражданского кодекса Российской Федерации // Государство и право. 1996. N 4. С. 79.

Таким образом, очевидно, что современный законодатель воспринял идею, в соответствии с которой «объектом права собственности являются не только вещи, но и права» <12>. ——————————— <12> Ефимова Л. Г. Банковское право. М.: БЕК, 1994. С. 181.

Следует отметить, что данная идея не чужда науке гражданского права и в течение долгого времени с завидным постоянством поддерживается уважаемыми учеными (И. А. Покровский <13>, М. М. Агарков <14>, О. С. Иоффе <15>, Ю. К. Толстой <16>). ——————————— <13> См.: Покровский И. А. Основные проблемы гражданского права. М., 1999. С. 231. <14> См.: Агарков М. М. Обязательство по советскому гражданскому праву. М., 1940. С. 29. <15> См.: Иоффе О. С. Правоотношения по советскому гражданскому праву. Л.: Изд-во ЛГУ, 1949. С. 76 и сл. <16> См.: Гражданское право. Часть первая: Учебник / Под ред. Ю. К. Толстого, А. П. Сергеева. СПб.: Теис, 1996. С. 286.

Мы также полагаем, что, очевидно, более целесообразно считать, что средства пенсионных накоплений, переданные НПФ, не только составляют обязательственные права вкладчика (участника), но и являются объектами его права собственности. В данном случае к такого рода отношениям применима аналогия с институтом банковского вклада. Так, М. И. Брагинский и В. В. Витрянский, рассматривая договор банковского вклада, отмечают, что действующее российское законодательство не содержит норм, которые прямо и однозначно признавали бы возможность установления права собственности и иных вещных прав на обязательственные права, однако последние входят в состав имущества, которое (имущество в целом) принадлежит определенным физическим и юридическим лицам на праве собственности или на ином вещном праве <17>. ——————————— <17> См.: Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Договоры о банковском вкладе, банковском счете; банковские расчеты. Конкурс, договоры об играх и пари. Книга 5: В 2 т. Т. 2. М.: Статут, 2006. С. 276.

В связи с этим ученым представляется допустимым говорить о том, что и банковские вклады в составе иного имущества вкладчиков принадлежат им на праве собственности или ином вещном праве. При формулировании подобного вывода М. И. Брагинский и В. В. Витрянский руководствуются тем доводом, что искусственное расчленение имущества, являющегося собственностью определенного физического или юридического лица или принадлежащего ему на ином вещном праве, на вещи (движимые и недвижимые) и имущественные права (включая обязательственные права требования, например права вкладчика по договору банковского вклада), далеко не во всех случаях оправданно и не всегда способствует укреплению правового положения субъекта соответствующих прав в его правоотношениях с иными участниками имущественного оборота <18>. ——————————— <18> Там же.

Полагаем, что при распространении конструкции права собственности на денежные средства, переданные НПФ, следует также руководствоваться доводом о необходимости защиты прав вкладчиков (застрахованных лиц). В ином случае лишение возможности получать достойное пенсионное обеспечение может обернуться полным фиаско с таким большим трудом созданной новой пенсионной системы. Таким образом, когда речь идет о средствах пенсионных накоплений, несмотря на их существование в форме безналичных денежных средств, нам представляется необходимым применение конструкции права собственности вкладчика, а не НПФ в их отношении. Несмотря на фактическое возникновение права собственности на право требования, мы считаем в данном случае необходимым применять данную конструкцию, поскольку только указанный вариант предоставляет максимальные гарантии будущему получателю пенсии. Отчасти доводы о наличии у вкладчика ряда особенных правомочий по распоряжению пенсионными накоплениями находят подтверждение и в действующем законодательстве. Так, в соответствии со ст. 31 Федерального закона «Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии в Российской Федерации» при формировании накопительной части трудовой пенсии лица, застрахованные в системе обязательного пенсионного страхования, имеют следующие права: 1) в порядке, установленном данным Законом, выбирать инвестиционный портфель (управляющую компанию из числа имеющих договоры доверительного управления средствами пенсионных накоплений с Пенсионного фонда РФ); 2) отказаться от формирования накопительной части трудовой пенсии через Пенсионный фонд РФ и выбрать негосударственный пенсионный фонд в соответствии с законодательством РФ об обязательном пенсионном страховании (со всеми вытекающими последствиями); 3) в порядке, установленном Федеральным законом, отказаться от формирования накопительной пенсии через негосударственные пенсионные фонды и осуществлять формирование накопительной части трудовой пенсии через Пенсионный фонд РФ. Таким образом, фактически застрахованное лицо наделено пусть ограниченным, но правомочием распоряжения принадлежащим ему имуществом. Кроме того, Федеральные законы «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» и «О негосударственных пенсионных фондах» устанавливают возможность распоряжения на случай смерти застрахованного лица пенсионными накоплениями посредством подачи заявления в Пенсионный фонд. Так, в п. 12 ст. 9 ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» сказано, что застрахованное лицо должно указать в заявлении правопреемников из числа родственников, предусмотренных п. 6 ст. 16 данного нормативно-правового акта, или других лиц, которым может быть произведена такая выплата. В то же время некоторое недоумение вызывает следующее положение Постановления Правительства РФ от 3 ноября 2007 г. N 742 «Об утверждении Правил выплаты негосударственным пенсионным фондом, осуществляющим обязательное пенсионное страхование, правопреемникам умершего застрахованного лица средств пенсионных накоплений, учтенных на пенсионном счете накопительной части трудовой пенсии», в соответствии с которым правопреемники имеют право на получение средств пенсионных накоплений умершего застрахованного лица, учтенных в специальной части его индивидуального лицевого счета, в случае если смерть застрахованного лица наступила до назначения ему накопительной части трудовой пенсии или до перерасчета размера этой части указанной пенсии с учетом дополнительных пенсионных накоплений (п. 3) <19>. ——————————— <19> СЗ РФ. 2007. N 46. Ст. 5581.

Из данной нормы следует, что даже при единственном получении накопительной части трудовой пенсии и последующей смерти застрахованного лица его правопреемники лишаются возможности приобрести накопленные им средства пенсионных накоплений. При стабильно сокращающейся продолжительности жизни среднего россиянина данное положение вызывает некоторое сомнение в реальной заботе государства о получении повышенной пенсии. По нашему мнению, абсолютно все невыплаченные средства пенсионных накоплений, а также доходов, полученных в связи с их использованием, должны переходить правопреемникам застрахованного лица. Кроме того, недальновидно ограничивать возможность наследования таких денежных средств лишь наследниками первой и второй очереди, учитывая, что нормы части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации существенно расширяют круг наследников. Следовательно, поскольку денежные средства пенсионных накоплений обособлены и особым образом учтены негосударственным пенсионным фондом, распоряжение ими иным образом, кроме установленного законом, невозможно, они представляют собой имущество застрахованного лица, принадлежащее ему на праве собственности (в широком, не вещно-правовом представлении). В связи с изложенным выше некоторое недоумение вызывают положения ч. 2 ст. 27 ФЗ «О негосударственных пенсионных фондах», которые не укладываются в общую концепцию пенсионного обеспечения. На основании данной нормы доход, полученный от инвестирования средств пенсионных накоплений, направляется на пополнение средств пенсионных накоплений и на формирование имущества, предназначенного для обеспечения уставной деятельности фонда. На каком основании фонд присваивает собственность застрахованных лиц, законодатель не обосновал, тем более что в соответствии с ч. 8 ст. 25 ФЗ «О негосударственных пенсионных фондах» деятельность фондов по размещению средств пенсионных резервов и инвестированию средств пенсионных накоплений не относится к предпринимательской, т. е. распределять прибыль фонд не может в силу прямого указания Закона. Таким образом, в сложившихся условиях особого внимания заслуживает создание системы гарантий на право получения пенсионных накоплений, переданных в доверительное управление как ПФР, так и НПФ (исполнения обязательственных прав). Итак, современный законодатель реформировал пенсионную систему РФ в соответствии с требованиями настоящего времени. Обязательное пенсионное обеспечение призвано предоставить минимальный уровень благосостояния всем гражданам при достижении пенсионных оснований, но жестко ставится в зависимость от получаемого заработка. Дополнительное пенсионное обеспечение призвано предоставить гражданам желаемый уровень благосостояния вне зависимости от получаемого заработка, однако при этом необходимо гарантировать соблюдение интересов застрахованных лиц (участников), а наиболее эффективно это можно сделать, признав их обладателями права собственности на средства пенсионных накоплений и пенсионных резервов в широком (не вещно-правовом) смысле.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *