Взаимодействие субъектов профилактики

(Галлямов Н. А.)

(«Вопросы ювенальной юстиции», 2010, N 1)

Текст документа

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ СУБЪЕКТОВ ПРОФИЛАКТИКИ

Н. А. ГАЛЛЯМОВ

Галлямов Н. А., директор Республиканской специальной общеобразовательной школы, Республика Татарстан, г. Казань.

Несовершеннолетние в России составляют 25% всего населения. В Конвенции о правах ребенка международное сообщество признает приоритет положения и интересов детей, их значимость для благополучия и выживания всего человечества, потому что это особая категория людей, находящихся в стадии развития и личностного становления и поэтому нуждающихся в особой защите и особом регулировании отношений как между собой, так и с обществом в целом.

Для современной России социальная потребность в системе ювенальной юстиции связана с необходимостью прежде всего нормализовать условия жизни и воспитания детей и подростков путем защиты их прав и свобод, оказания правового воздействия на лиц, обязанных осуществлять воспитание, обучение, подготовку к труду, охрану здоровья и т. д.

Не менее важная социальная задача ювенальной юстиции связана с корректировкой нравственно-психологического развития личности несовершеннолетнего, совершающего преступления. При наличии правового основания органы ювенальной юстиции принимают решения и реализуют в отношении лиц, не достигших 18 лет, необходимые меры правового воздействия (наказания, принудительного воспитания, лечения).

Сформулированные таким образом цели ювенальной юстиции позволяют определить ее функции. Их нельзя свести к основной задаче органов правосудия — обеспечению законности и обоснованности выносимых правовых решений и их исполнению. Органы ювенальной юстиции должны обеспечить следующее:

1) в максимально возможной степени справедливость любого правового решения в отношении несовершеннолетних, т. к. понятие справедливости шире законности и обоснованности. Оно включает: правильный выбор меры воздействия в пределах санкции закона; охрану несовершеннолетних от реального проявления несовершенства закона, его несоответствия реальным условиям жизни и воспитания подрастающего поколения;

2) защиту прав и законных интересов несовершеннолетних при рассмотрении любого дела (не только гражданского, но и уголовного, административного). Речь идет о правах и законных интересах, как связанных с предметом доказывания по делу, так и находящихся за его пределами, о нарушении которых становится известно правоохранительным органам;

3) эффективную профилактику правонарушений среди несовершеннолетних;

4) обеспечение социализации личности детей в максимально благоприятных условиях жизни.

Охрана прав и интересов несовершеннолетних, обеспечение наиболее эффективного содействия их благополучию, сокращение использования в отношении детей карательных санкций на самом деле делают актуальной задачу создания в России системы ювенальной юстиции. Очевидна необходимость активизации применения наказаний, предусматривающих исправление несовершеннолетнего путем воздействия на него мер воспитательного характера.

Непосредственное уголовное наказание должно стать чрезвычайной мерой наказания для подростка. Распространенной формой правоприменительной практики, основанной на реализации в отношении несовершеннолетнего мер воспитательного воздействия, не связанных с уголовным наказанием, должно стать привлечение подростка к различным социально-психологическим и реабилитационным программам, направленным на его ресоциализацию, которые можно реализовать в специальных учебно-воспитательных учреждениях открытого и закрытого типа.

Однако стоит отметить, что при всех плюсах отграничения правосудия в отношении несовершеннолетних от иных видов правосудия ювенальная юстиция не должна ограничиваться только специализированными судами. Она должна представлять собой комплекс профилактической и реабилитационной помощи подростку, находящемуся в трудной жизненной ситуации либо уже столкнувшемуся с карательными мерами закона.

Ювенальная юстиция должна быть построена на гуманистических процессуальных нормах и могла бы включать в себя сеть разнообразных социальных, правоохранительных служб для несовершеннолетних правонарушителей, специализированных судов по делам семьи и несовершеннолетних.

В систему ювенальной юстиции в широком понимании должны входить:

1) институт ювенального судьи;

2) ювенальная прокуратура;

3) детская адвокатура;

4) агентства, уполномоченные по правам ребенка;

5) инфраструктура социальных учреждений и институт социальных работников.

В обществе недостает знания и понимания проблем правосудия в отношении несовершеннолетних. В связи с этим важно своевременно проанализировать развитие судебной системы и увидеть перспективы правосудия в отношении несовершеннолетних с учетом уже имеющегося российского и международного опыта.

В подтверждение всего вышеизложенного хотелось бы привести примеры из практики работы Государственного бюджетного учебно-воспитательного учреждения для детей и подростков с девиантным поведением закрытого типа «Республиканская специальная общеобразовательная школа», расположенного в г. Казани (РТ).

С декабря 2002 г. 134 воспитанника прошли и 78 проходят реабилитацию в школе. Это подростки от 11 до 17 лет. Основной задачей школы является создание жизненного пространства, обеспечивающего защищенность жизни, здоровья, прав и свобод, чести и достоинства воспитанников. Работа всех служб пронизана деятельностью, способствующей выработке адаптивных форм поведения воспитанников, обеспечивающей возможности и модели безопасного поведения, основанного на опыте научения новым отношениям.

Организация учебно-воспитательного процесса в РСОШ предполагает в первую очередь ресоциализацию, коррекцию и реабилитацию каждого воспитанника школы. Для этого необходимо выполнение ряда условий:

— изучение социума и поведенческих особенностей каждого подростка до поступления в школу;

— анализ полученных данных и изучение возможностей подростка для создания ситуаций успешности воспитанника;

— решение медицинских проблем ребенка;

— постановка перед воспитанником позитивных целей и задач и обеспечение их мотивацией;

— выработка индивидуальной формулы успеха для каждого воспитанника;

— максимальное решение его социально-бытовых проблем и коррекция психологических.

Имея статус закрытого учебно-воспитательного учреждения, школа считает невозможной полноценную реабилитацию воспитанников в полной изоляции от общества и общения с позитивно направленными сверстниками. Поэтому мы видим свою задачу в том, чтобы дать возможность ребенку быть в социуме, принимать участие в спортивных соревнованиях, культурно-массовых мероприятиях, оздоровительных и эколого-трудовых десантах. Так, например, воспитанники спецшколы посадили 183 000 саженцев сосны и ели на территории лесопарковой зоны города, с благотворительными концертами и подарками воспитанники РСОШ посетили 37 социальных приютов для детей и подростков, детских домов и социально-реабилитационных отделений для пенсионеров и инвалидов Республики Татарстан.

Школа имеет ряд серьезных достижений, отмеченных грамотами, дипломами и благодарственными письмами городского, республиканского, межрегионального и всероссийского уровня. Опыт работы школы был представлен на Всероссийском семинаре-совещании для руководителей специальных учреждений закрытого и открытого типов и отмечен письмом «О высоком уровне проведения Всероссийского семинара-совещания» заместителя Министра образования и науки Российской Федерации.

Все это достигнуто благодаря не только системе работы школы, но и межведомственному взаимодействию. На территории школы неоднократно проходили семинары и выездные заседания прокуроров и секретарей КДН города и Республики с привлечением специалистов юридического института МВД РФ, в системе проводятся выездные заслушивания руководителей и сотрудников подразделений по делам несовершеннолетних МВД РТ. Кроме того, сотрудники ПДН посещают несовершеннолетних, помещенных ими в спецшколу. Благодаря такому соучастию в жизни школы решаются и проблемы взаимодействия с родителями воспитанников.

Госструктуры РТ оказывают содействие в оформлении пакета документов на каждого несовершеннолетнего, находящегося на реабилитации в РСОШ.

Однако, несмотря на широкий и успешный спектр взаимодействия, остается ряд нерешенных проблем. В ФЗ от 24 июня 1999 г. N 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» несовершеннолетним, находящимся в социально опасном положении, называют лицо, которое вследствие беспризорности или безнадзорности находится в обстановке, представляющей опасность для его жизни или здоровья либо не отвечающей требованиям к его содержанию или воспитанию, либо совершает правонарушения или антиобщественные действия. Тогда почему создается ситуация, когда в школу приходят подростки, имеющие до 7 отказных материалов, когда их уже поздно перевоспитывать, слишком глубоко ушли криминальные корни. Проблемы несовершенства правосудия в отношении несовершеннолетних привели к тому, что к спецшколе по-прежнему относятся как к исправительной колонии. Единственное сходство — это то, что школа и колония — закрытые учреждения. Но при этом, помещая подростка в колонию для малолетних преступников, общество изолирует себя от него, т. к. он представляет собой угрозу для общества, а в случае со школой, наоборот, надо успеть изолировать ребенка от того социума, который у нас сейчас называется «трудная жизненная ситуация» и который представляет угрозу для ребенка. Наверное, органы юстиции, несущие ответственность за защиту прав детей, контролирующие соблюдение законности в отношении несовершеннолетних, должны более детально и основательно проработать законы и статьи, служащие основанием для направления в специальные учебно-воспитательные учреждения, не дожидаясь, когда пограничное отклоняющееся девиантное поведение подростка станет делинквентным и спецшкола уже мало что сможет изменить.

Федеральные суды не учитывают при определении срока реабилитации жилищно-бытовые условия семьи и социально-психологическое состояние несовершеннолетнего, ссылаясь при этом на Уголовно-процессуальный кодекс, хотя дети еще не достигли возраста уголовной ответственности. Когда суд определяет подростка в школу на один год, ребенок получает наказание, а не реабилитацию.

Ни комиссия по делам несовершеннолетних, ни суды не учитывают учебный процесс. Так, например, срок реабилитации может заканчиваться в середине четверти или за неделю до окончания учебного года, тем более нельзя выпускать ребенка в начале лета, так как семья за период нахождения ребенка в школе редко меняет свой моральный облик и, отвыкнув от ребенка, порой не знает, как с ним, повзрослевшим, общаться, поэтому надежда на поддержку и закрепление навыков все же возлагается на учебное учреждение. Реабилитация бывает только тогда успешной, когда у ребенка все организовано, в том числе и досуг.

Также необходимо пересмотреть сроки нахождения подростка в спецшколе. Ни одна организация, занимающаяся подростком, включая суды, не может определить, какой срок потребуется для реабилитации подростка. Время позитивной социализации воспитанника индивидуально и зависит от многих факторов. Поэтому необходимо определять ребенка в спецшколу сроком более года (а лучше от двух до трех лет), учитывая окончание ступени образования и начало/конец учебного года. Это подтверждается практикой и статистикой школы: каждый пятый воспитанник нашей школы добровольно продлил через суд свое время пребывания в школе.

В заключение хотелось бы сказать, что проблемы защиты детей мы рассматриваем со следующих позиций: детство — важнейший этап в жизни человека; проблема детства — это проблема продолжения рода человечества и проблема формирования личности будущего полноправного члена общества. Поэтому четко прописанные законы ювенальной юстиции должны решить проблемы «оздоровления» нашего подрастающего поколения, в частности детей и подростков, ступивших на преступный путь, а также улучшить обстановку в стране в целом.

——————————————————————

Название документа