Банкротство физлиц: куда двигаться дальше

(Лазарева Н.)

(«ЭЖ-Юрист», 2014, N 15)

Текст документа

БАНКРОТСТВО ФИЗЛИЦ: КУДА ДВИГАТЬСЯ ДАЛЬШЕ

Н. ЛАЗАРЕВА

Надежда Лазарева, юрист, г. Москва.

Межрегиональный банковский совет при Совете Федерации 4 апреля провел заседание на тему «Правовая защита банков при банкротстве заемщиков. Банкротство физических лиц». Вопрос выплаты кредитов гражданами сейчас стоит очень остро. На заседании спикер СФ В. Матвиенко отметила, что 34 млн. россиян, то есть 45% экономически активного населения, имеют невыплаченные потребительские кредиты. При этом общий объем кредитов физическим лицам превышает на сегодня 9 трлн. руб., а просроченная задолженность только за прошлый год выросла более чем на 40%.

Спикер Совета Федерации В. Матвиенко призвала исправлять сложившуюся ситуацию, напомнив, что первый шаг в данном направлении уже сделан в декабре прошлого года, когда был принят Закон о потребительском кредитовании. В настоящее время в Государственной Думе находится проект закона о банкротстве физических лиц. Ряд его положений получил одобрение большинства специалистов, например норма, запрещающая без ведома кредитора продавать имущество должника. Кроме того, согласно законопроекту банк сможет обратиться в суд, если считает, что имущество было выведено заемщиком из собственности с целью сокрытия от кредиторов.

По некоторым положениям специалисты не пришли пока к единому мнению. Среди норм законопроекта, вызывающих дебаты, спикер СФ обозначила нижний порог задолженности, при достижении которого можно применять процедуру банкротства. Она пояснила, что изначально предлагалась сумма 50 тыс. руб., но, учитывая, что сейчас средний размер кредита составляет порядка 90 тыс. руб., очевидно, что порог задолженности надо существенно повышать.

Другой спорный вопрос касается финансового управляющего. «Законопроект не предполагает обязательности его участия в процедуре банкротства. В то же время должник наделяется целым рядом полномочий, непосредственно затрагивающих интересы кредиторов и третьих лиц. По сути, ему, не обладающему достаточной финансовой грамотностью, дается право самому решать, кому отдавать кредиты, а кому нет», — констатировала В. Матвиенко. По ее мнению, участие финансового управляющего в процедуре банкротства необходимо. Вместе с тем спикер особо подчеркнула, что такие услуги должны быть по карману должнику, а не усугублять его и так крайне сложное финансовое положение.

«Многие кредиторы болезненно воспринимают нормы законопроекта, касающиеся имущественного иммунитета граждан при банкротстве. В частности, запрет на продажу недвижимости, если она единственное жилье гражданина», — указала спикер СФ. Она выступила за сохранение в обязательном порядке жилья для гражданина, оказавшегося под процедурой банкротства. В то же время, по словам Председателя СФ, в нормах закона должна найти отражение возможность изымать чрезмерные излишки жилой площади в пользу кредиторов.

В. Матвиенко отметила, что реструктуризация долга должна сопровождаться и изменением потребительского поведения банкрота, в том числе отказом от неоправданных трат, повышением его квалификации или профессиональной переподготовкой. Она не исключила, что соответствующее требование следует прописать в законе.

Спикер СФ также считает, что информация о банкротстве может стать публичной: «Может быть, такого рода предложения даже более эффективны, чем некие финансовые и иные ограничения, потому что это репутация человека».

Список ограничений, накладываемых на банкрота, остается пока открытым, отметила глава палаты. Она полагает, что эта тема должна быть предметом активных обсуждений и поиска баланса интересов кредитора и заемщика. Тем более что некоторые предложения даже затрагивают конституционные права граждан, которые в обязательном порядке должны соблюдаться.

В целом В. Матвиенко подчеркнула, что банкротство — крайняя мера, главная цель законодателей — создание правовых условий для финансового оздоровления заемщиков.

Президент Ассоциации российских банков Г. Тосунян согласился с тем, что главное при законодательном определении процедуры банкротства физлиц — соблюсти баланс интересов кредиторов и заемщиков: «Мы должны учитывать, что потребительское кредитование сейчас является важнейшим источником развития экономики России. В этом смысле наращивание кредитных портфелей имеет очень серьезную ценность».

Г. Тосунян указал на то, что на российском рынке потребительского кредитования сложилась парадоксальная ситуация: «По уровню потребкредитования мы отстаем от развитых стран. В то же время по долговой нагрузке на граждан мы подошли к порогу безопасности. Причина этого парадокса заключается в том, что в структуре долговой нагрузки высокую долю занимают процентные платежи, поскольку большинство кредитов являются необеспеченными и потому несущими повышенные риски».

Он поддержал стремление законодателей обеспечить защиту граждан, попавших в сложную ситуацию, но при этом ограничить возможности использования инструментов банкротства заведомо недобросовестными лицами.

Президент Ассоциации российских банков высказался за возложение на заемщиков-должников обязанности за свой счет оплачивать услуги финансовых управляющих, стоимость которых необходимо зафиксировать.

«Для эффективного осуществления процедуры банкротства необходимо включить недвижимое имущество в конкурсную массу и установить трехлетний срок реструктуризации долгов физлиц», — полагает Г. Тосунян.

Он подчеркнул важность предоставления банкам доступа к информации о банкротстве через бюро кредитных историй: «Это необходимо, чтобы мошенники не могли получать по 10 — 15 кредитов, а затем, используя процедуру банкротства, прекратить действия своих обязательств».

Среди других принципиальных вопросов, требующих законодательного решения, Г. Тосунян обозначил порядок уведомления финансовыми управляющими кредиторов о проведении собраний, возможность проведения заочных собраний кредиторов, порядок погашения кредитов, обеспеченных залогом, состав имущества, подлежащего реализации в случае признания гражданина банкротом.

Заместитель председателя Комитета СФ по бюджету и финансовым рынкам Н. Журавлев подчеркнул, что проблема банкротства физических лиц затрагивает интересы огромного числа граждан. Сенатор отметил, что после принятия Закона «О потребительском кредитовании» и усилий Банка России по охлаждению рынка темпы роста кредитования физических лиц снизились, однако проблема просроченной задолженности по-прежнему остается острой. «За 2013 год долги по потребительским кредитам выросли на 30%, а просрочка увеличилась более чем на 40%. Состояние сектора потребкредитования уже становится макроэкономической проблемой, угрожает стабильности российской банковской системы», — сказал Н. Журавлев.

«Во всем мире есть цивилизованная процедура признания должника — физического лица банкротом, и Российская Федерация не должна стать в этом смысле исключением. Мы должны заниматься совершенствованием законодательства о банкротстве прежде всего через призму интересов клиентов кредитных организаций», — подчеркнул Н. Журавлев.

Сенатор предложил внести ряд изменений в законодательство о банкротстве: «Сумма задолженности для начала процедуры банкротства должна быть увеличена с 50 тыс. до 300 тыс. рублей; институт финансового управляющего должен стать обязательным с установлением четких критериев оплаты его услуг. Необходимо ввести обязательную досудебную процедуру урегулирования задолженности гражданина перед кредиторами».

На практике кредитные организации сталкиваются с необъективной оценкой залогового обеспечения, продолжил Н. Журавлев. К услугам недобросовестных оценщиков прибегают как заемщики, так и банки, что способствует накоплению на их балансах большого объема необеспеченных ссуд. В результате при наступлении банкротства банк-кредитор остается ни с чем. Для изменения создавшейся ситуации Н. Журавлев предложил повысить ответственность оценщиков за качество предоставляемых услуг и закрепить ее законодательно.

——————————————————————

Название документа