Односторонний отказ от выплаты страхового возмещения в обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве

(Батурова Е. А.)

(«Современное право», 2013, N 10)

Текст документа

ОДНОСТОРОННИЙ ОТКАЗ ОТ ВЫПЛАТЫ СТРАХОВОГО ВОЗМЕЩЕНИЯ

В ОБЯЗАТЕЛЬНОМ СОЦИАЛЬНОМ СТРАХОВАНИИ ОТ НЕСЧАСТНЫХ

СЛУЧАЕВ НА ПРОИЗВОДСТВЕ

Е. А. БАТУРОВА

Батурова Е. А., аспирант Московского государственного юридического университета им. О. Е. Кутафина.

Рассматриваются вопросы правового регулирования одностороннего отказа от исполнения обязательств в обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний. На основе анализа норм гражданского, трудового и социального законодательства и судебной практики классифицированы законные основания одностороннего отказа.

Ключевые слова: страхование, страховщик, страхователь, несчастный случай, потеря трудоспособности, односторонний отказ.

Unilaterally refuse from insurance payout in compulsory social insurance from labour accidents

E. A. Baturova

Elena A. Baturova, PhD student of the Kutafin Moscow State Law University.

The article is devoted to the issues of the legal regulation of unilaterally refuse to fulfill obligations in the compulsory social insurance from labour accidents and occupational diseases. The classification of the legal basis for unilaterally refuse is based on the analysis of norms of civil, labour and social legislation and court practice.

Key words: insurance, underwriter, assured, insured, accident, loss of labour capacity, unilaterally refuse.

Основания для отказа в выплате страхового возмещения для договоров социального страхования от несчастных случаев можно разделить на две категории. Первая связана с учетом степени вины застрахованного лица в наступлении страхового события (ст. 14 Федерального закона от 24.07.1998 N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», далее — Закон N 125-ФЗ). Вторая обусловлена исключением определенных событий из числа страховых (ст. 229.2 Трудового кодекса РФ, далее — ТК РФ).

Статья 14 Закона N 125-ФЗ фактически дублирует положения ст. 963 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ) и устанавливает обязанность страховщика отказать в выплате страхового возмещения при наличии в действиях застрахованного лица умысла, направленного на наступление страхового события. Единственной особенностью ст. 14 Закона N 125-ФЗ является требование об обязательном наличии решения суда, признающего застрахованное лицо виновным в наступлении страхового события. Необходимо отметить, что отказ допустим именно в силу виновности застрахованного лица, а не самого страхователя. Степень вины страхователя при обязательном социальном страховании от несчастных случаев установлению не подлежит.

Как разъяснено в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10.03.2011 N 2 «О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» (далее — Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 2), для того чтобы определить возможность исключения наступившего события из числа страховых, необходимо установить совокупность следующих фактов: 1) страховой случай произошел с лицом, участвующим в производственной деятельности работодателя, определяемой в соответствии с ч. 2 ст. 227 ТК РФ; 2) данное страховое событие признается несчастным случаем в соответствии с ч. 3 ст. 227 ТК РФ; 3) обстоятельства, сопутствующие происшедшему событию, соответствуют обстоятельствам, указанным в ч. 3 ст. 227 ТК РФ; 4) отсутствуют обстоятельства, при наличии которых несчастные случаи могут квалифицироваться как не связанные с производством (ч. 6 ст. 229.2 ТК РФ).

Статья 227 ТК РФ также дает определение места наступления страхового события. Факт повреждения здоровья признается страховым случаем, если данный случай произошел: в течение рабочего времени на территории работодателя либо в ином месте выполнения работы, в том числе во время установленных перерывов, а также в течение времени, необходимого для приведения в порядок орудий производства и одежды, выполнения других предусмотренных правилами внутреннего трудового распорядка действий перед началом и после окончания работы, или при выполнении работы за пределами установленной для работника продолжительности рабочего времени, в выходные и нерабочие праздничные дни; при следовании к месту выполнения работы или с работы на транспортном средстве, предоставленном работодателем (его представителем), либо на личном транспортном средстве в случае использования личного транспортного средства в производственных (служебных) целях по распоряжению работодателя (его представителя) или по соглашению сторон трудового договора; при следовании к месту служебной командировки и обратно, во время служебных поездок на общественном или служебном транспорте, а также при следовании по распоряжению работодателя (его представителя) к месту выполнения работы (поручения) и обратно, в том числе пешком; при следовании на транспортном средстве в качестве сменщика во время междусменного отдыха (водитель-сменщик на транспортном средстве, проводник или механик рефрижераторной секции в поезде, член бригады почтового вагона и другие); при работе вахтовым методом во время междусменного отдыха, а также при нахождении на судне (воздушном, морском, речном) в свободное от вахты и судовых работ время; при осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах, в том числе действий, направленных на предотвращение катастрофы, аварии или несчастного случая.

Перечень лиц, подлежащих обязательному страхованию, определен в ст. 5 Закона N 125-ФЗ: физические лица, выполняющие работу по трудовому договору, физические лица, осужденные к лишению свободы и привлекаемые к труду, физические лица, выполняющие работу на основании гражданско-правового договора, если в соответствии с указанным договором страхователь обязан уплачивать страховщику страховые взносы. ТК РФ в дополнение положений Закона N 125-ФЗ вводит еще понятие лиц, участвующих в производстве. Согласно ст. 227 ТК РФ к лицам, участвующим в производственной деятельности работодателя, помимо работников, исполняющих свои обязанности по трудовому договору, относятся: работники и другие лица, проходящие профессиональное обучение или переобучение в соответствии с ученическим договором, студенты и учащиеся образовательных учреждений всех типов, проходящие производственную практику, лица, страдающие психическими расстройствами, участвующие в производительном труде на лечебно-производственных предприятиях в порядке трудовой терапии в соответствии с медицинскими рекомендациями, лица, привлекаемые в установленном порядке к выполнению общественно полезных работ, члены производственных кооперативов и члены крестьянских (фермерских) хозяйств, принимающие личное трудовое участие в их деятельности.

Таким образом, отсутствие лица в списке лиц, подлежащих обязательному социальному страхованию (например, исполнение лицом определенных трудовых функций на основании гражданско-правового договора, если у страхователя отсутствует обязанность по уплате страховых взносов), является основанием для отказа в выплате страхового возмещения.

Перечень событий, являющихся страховыми при обязательном страховании от несчастных случаев, определен положениями Закона N 125-ФЗ и ТК РФ. В соответствии со ст. 3 Закона N 125-ФЗ страховым событием признается подтвержденный в установленном порядке факт повреждения здоровья застрахованного лица вследствие несчастного случая на производстве или профессионального заболевания, который влечет возникновение обязательства страховщика осуществлять страховую выплату. Несчастным случаем согласно положениям этой статьи считается любое событие, в результате которого застрахованный получил увечье или иное повреждение здоровья при исполнении им обязанностей по трудовому договору, как на территории страхователя, так и за ее пределами, либо во время следования к месту работы или возвращения с места работы на транспорте, предоставленном страхователем, и которое повлекло необходимость перевода застрахованного на другую работу, временную или стойкую утрату им профессиональной трудоспособности.

Статья 227 ТК РФ конкретизирует перечень страховых событий и определяет их как события, в результате которых пострадавшими были получены: телесные повреждения (травмы), в том числе нанесенные другим лицом, тепловой удар, ожог, обморожение, утопление, поражение электрическим током, молнией, излучением и т. д. Отсутствие события в перечне, предусмотренном Законом N 125-ФЗ и ТК РФ, означает отсутствие у страховщика обязанности по осуществлению страховой выплаты и, следовательно, не может рассматриваться как основание для одностороннего отказа.

Определение понятий «профессиональное заболевание» и «утрата трудоспособности», имеющих существенное значение для признания наступившего события страховым случаем, также содержится в ст. 3 Закона N 125-ФЗ. Под профессиональным заболеванием законодатель понимает хроническое или острое заболевание, являющееся результатом воздействия вредного производственного фактора, повлекшее временную или стойкую утрату застрахованным профессиональной трудоспособности. Под профессиональной трудоспособностью понимается способность человека к выполнению работы определенной квалификации, объема и качества, а под степенью ее утраты — выраженное в процентах стойкое снижение способности застрахованного осуществлять профессиональную деятельность после наступления страхового случая. Степень утраты профессиональной трудоспособности определяется в зависимости от способности пострадавшего осуществлять не любую профессиональную деятельность, а только ту, которую он фактически осуществлял до наступления страхового случая по трудовому договору. Если застрахованный не способен полностью выполнять работу определенной квалификации, объема и качества, следует считать, что он полностью утратил свою профессиональную трудоспособность, как разъяснено в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ N 2.

При частичной утрате трудоспособности имеет значение только сам факт повреждения здоровья, при этом если пострадавший несмотря на увечье остался работать на прежнем месте в прежней должности с сохранением прежнего заработка, он не теряет права на получение страховой выплаты. Данное мнение было подтверждено Определением Верховного Суда РФ при рассмотрении жалобы в порядке надзора об отказе в выплате страхового возмещения по договору обязательного социального страхования из-за отсутствия доказательств того, что несчастный случай привел к потере доходов застрахованного, так как он выполнял свои обязанности по прежней специальности. По мнению Верховного Суда РФ, страховое возмещение должно выплачиваться исходя из факта утраты профессиональной трудоспособности независимо от того, что прежний заработок не утрачен в связи с продолжением профессиональной деятельности [5]. Любое другое толкование закона фактически означало бы ущемление прав тех пострадавших, которые, несмотря на частичную утрату трудоспособности, продолжают вести профессиональную деятельность наравне с трудоспособными гражданами.

Таким образом, отказ от выплаты страхового возмещения по договору обязательного социального страхования при данных обстоятельствах возможен только в силу отсутствия медицинского заключения, подтверждающего временную или постоянную утрату трудоспособности застрахованным лицом. Продолжение застрахованным лицом прежней трудовой деятельности вне зависимости от наличия медицинского заключения об утрате трудоспособности не является основанием для отказа в выплате страхового возмещения.

Перечень условий, являющихся основаниями для признания несчастными случаев, не связанных с производством, установлен в ст. 229.2 ТК РФ. К таким случаям относятся: 1) смерть вследствие общего заболевания или самоубийства, подтвержденная в установленном порядке соответственно медицинской организацией, органами следствия или судом; 2) смерть или повреждение здоровья, единственной причиной которых явилось по заключению медицинской организации алкогольное, наркотическое или иное токсическое опьянение (отравление) пострадавшего, не связанное с нарушениями технологического процесса, в котором используются технические спирты, ароматические, наркотические и иные токсические вещества; 3) несчастный случай, происшедший при совершении пострадавшим действий (бездействия), квалифицированных правоохранительными органами как уголовно наказуемое деяние.

Следовательно, для признания соответствующего события не страховым необходимо: 1) доказать наличие заболевания у пострадавшего, не связанного с производством, которое послужило причиной смерти (ч. 3 ст. 227 ТК РФ); 2) доказать факт наступления смерти вследствие данного заболевания; 3) доказать, что возникшее заболевание не являлось профессиональным (в противном случае вне зависимости от времени наступления события смерть или потеря трудоспособности будут подпадать под определение несчастного случая, приведенного в ТК РФ); 4) доказать, что условия труда на производстве не послужили основанием для наступления необратимых последствий, вызвавших смерть пострадавшего (любое заболевание, которое изначально возникло вне связи с осуществлением застрахованным определенных трудовых обязанностей, но которое развивалось из-за неблагоприятных условий труда, будет подпадать под определение страхового события по договору обязательного социального страхования в соответствии с ч. 3 ст. 227 ТК РФ). Так, например, смерть физического лица, наступившая не от профессионального заболевания, но вследствие рецидива болезни, вызванного ненадлежащими условиями труда, будет считаться страховым случаем.

Другим основанием для исключения события из числа страховых является смерть или повреждение здоровья, единственной причиной которых явилось по заключению медицинской организации алкогольное, наркотическое или иное токсическое опьянение пострадавшего, не связанное с нарушениями технологического процесса.

Данное событие может быть исключено из числа страховых, если смерть застрахованного лица произошла на рабочем месте, но вызвана исключительно алкогольным или наркотическим отравлением, то есть не связана с производственной деятельностью. Если же с застрахованным произошел несчастный случай на производстве и в ходе расследования будет установлено, что он исполнял свои обязанности в состоянии алкогольного опьянения, то такие обстоятельства не свидетельствуют о наступлении нестрахового случая, так как не исключают объективности факта его наступления. Обратное означало бы прямое нарушение ст. 963 ГК РФ, так как само по себе нарушение трудовой дисциплины и трудового законодательства не свидетельствует о наличии умысла физического лица в наступлении страхового события. В связи с тем, что социальное страхование не относится к категории обязательного государственного страхования, а также не входит в перечень видов страхования, перечисленных в ст. 970 ГК РФ, для него не могут быть установлены специальные правила регулирования, противоречащие ГК РФ.

Нормы ТК РФ, регулирующие вопросы обязательного социального страхования в части, касающейся существенных условий договора страхования, следует признать гражданско-правовыми, так как обязательное социальное страхование от несчастных случаев в соответствии со ст. 934 ГК РФ относится к договорам личного страхования и предусматривает выплату возмещения при наступлении несчастного случая с застрахованным лицом. Так как обязанность по страхованию возложена на работодателя специальным законом, то данный вид страхования подпадает под действие ст. 935 ГК РФ. Особенностью данного договора, как было отмечено ранее, является связь застрахованного лица со страхователем на основании трудового или иного договора. Данная позиция поддерживается также и отечественной правовой доктриной [1, с. 536; 2, с. 69 — 70]. Отношения же, связанные с обеспечением денежными пособиями и социальными услугами за счет взносов на социальное страхование, включаются в предмет права социального обеспечения, отношения по формированию средств обязательного социального страхования — в предмет финансового права, а по управлению этими средствами — в предмет административного права [3, с. 33].

С учетом вышеизложенного положения ст. 229.2 ТК РФ в части, исключающей из числа страховых события, связанные с нахождением застрахованного лица в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, следует признать противоречащими ст. 963 ГК РФ и не подлежащими применению.

В соответствии с Законом N 125-ФЗ основанием для исключения страхового события из числа страховых является также факт наступления несчастного случая, происшедшего при совершении пострадавшим действий (бездействия), квалифицированных правоохранительными органами как уголовно наказуемое деяние. Указанное положение послужило поводом для рассмотрения Конституционным Судом РФ вопроса о соответствии Конституции РФ положений ст. 230 ТК РФ, которые в новой редакции нашли свое отражение в ст. 229.2 ТК РФ.

Статья 230 ТК РФ была признана соответствующей Конституции РФ, так как, по мнению Конституционного Суда РФ, федеральный законодатель в вопросах социального страхования вправе предусматривать определенные отрицательные последствия для лиц, претендующих на обеспечение по страхованию, при наличии умысла на причинение вреда собственному здоровью или жизни. Статья 19 Конституции РФ, провозглашающая равенство прав и свобод человека и гражданина, не может рассматриваться как гарантирующая равенство прав лиц, пострадавших в результате обстоятельств, признаваемых Законом N 125-ФЗ страховым случаем, и лиц, пострадавших в результате не признаваемого страховым случаем умышленного причинения вреда своему здоровью [4]. Конституционный Суд РФ определил, что истинным смыслом данной нормы является исключение из числа страховых событий, основанием для наступления которых стал умысел застрахованного лица, направленный на совершение преступления. И, следовательно, совершая преступление, физическое лицо не может исполнять в этот момент свои трудовые обязанности, и поэтому соответствующий случай не может рассматриваться в качестве произошедшего на производстве. Исходя из этого, несчастный случай, наступивший при отсутствии умысла пострадавшего на совершение преступления, должен по общему правилу признаваться юридическим фактом, достаточным для выплаты страхового возмещения.

Заключение правоохранительных органов о наличии в действиях пострадавшего признаков уголовно наказуемого деяния не предполагает безусловное признание несчастного случая не связанным с производством [4]. Исходя из приведенного Конституционным Судом РФ толкования, можно сделать следующие выводы: 1) отказ в выплате страхового возмещения родственникам погибшего лица на основании признания его действий уголовным деянием невозможен, исходя из с п. 4 ч. 1 ст. 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее — УПК РФ). Постановление Конституционного Суда РФ от 14.07.2011 N 16-П позволяет судам рассматривать уголовные дела после смерти обвиняемых и принимать решение о виновности. Рассмотрев уголовное дело по существу в обычном порядке (с учетом особенностей, обусловленных физическим отсутствием такого участника судебного разбирательства, как подсудимый), суд должен либо, придя к выводу о невиновности умершего лица, вынести оправдательный приговор, либо, не найдя оснований для его реабилитации, прекратить уголовное дело на основании п. 4 ч. 1 ст. 24 и п. 1 ст. 254 УПК РФ; 2) отказ в выплате страхового возмещения пострадавшему, здоровью которого был причинен вред, в случае совершения им уголовно наказуемого деяния может быть произведен только в том случае, если будет установлено, что, совершая данное преступление, лицо не исполняло своих трудовых обязанностей.

Таким образом, на основе анализа правовых норм об одностороннем отказе от выплаты страхового возмещения и судебной практики мы можем сделать следующие выводы.

Нормы трудового законодательства, регламентирующие вопросы обязательного социального страхования от несчастных случаев, по своей природе являются гражданско-правовыми, так как они непосредственно связаны со страховыми правоотношениями в области обязательного личного страхования (статьи 934, 935 ГК РФ) и поэтому не могут противоречить нормам ГК РФ. В связи с этим отказ от выплаты страхового возмещения по причине нахождения застрахованного лица в состоянии алкогольного опьянения в момент наступления страхового случая следует признать односторонним отказом от исполнения обязательств, противоречащим требованиям ст. 963 ГК РФ.

Отказ в выплате страхового возмещения из-за совершения застрахованным лицом уголовного преступления в случае его смерти недопустим, так как в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ умершее лицо не может быть признано виновным в совершении преступления. Если же вред был причинен здоровью застрахованного лица в результате преступного деяния, то отказ в выплате возможен только в том случае, если будет установлено, что лицо, совершая данное преступление, не исполняло своих трудовых обязанностей.

Список литературы

1. Гражданское право / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. М., 2011. Т. 2. С. 536.

2. Ковалевский С. М. Обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве (правовые вопросы): Дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2003. С. 69 — 70.

3. Мачульская Е. Е. Право социального обеспечения. Перспективы развития: Моногр. М., 2000. С. 33.

4. Постановление Конституционного Суда РФ от 24.05.2007 N 7-П «По делу о проверке конституционности абзаца четвертого части двенадцатой статьи 230 Трудового кодекса Российской Федерации по запросу Ухтинского городского суда Республики Коми» // Вестник Конституционного Суда РФ. 2007. N 3.

5. Определение Верховного Суда РФ от 03.06.2011 по делу N 72-В11-4. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

References

1. Grazhdanskoe pravo / Pod red. A. P. Sergeeva, Ju. K. Tolstogo. M., 2011. T. 2. S. 536.

2. Kovalevskij S. M. Objazatel’noe social’noe strahovanie ot neschastnyh sluchaev na proizvodstve (pravovye voprosy): Dis. … kand. jurid. nauk. SPb., 2003. S. 69 — 70.

3. Machul’skaja E. E. Pravo social’nogo obespechenija. Perspektivy razvitija: Monogr. M., 2000. S. 33.

4. Postanovlenie Konstitucionnogo Suda RF ot 24.05.2007 N 7-P «Po delu o proverke konstitucionnosti abzaca chetvertogo chasti dvenadcatoj stat’i 230 Trudovogo kodeksa Rossijskoj Federacii po zaprosu Uhtinskogo gorodskogo suda Respubliki Komi» // Vestnik Konstitucionnogo Suda RF. 2007. N 3.

5. Opredelenie Verhovnogo Suda RF ot 3 ijunja 2011 goda po delu N 72-V11-4. Dostup iz SPS «Konsul’tantPljus».

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *