Вопросы законности инициации процедуры признания индивидуального предпринимателя несостоятельным (банкротом)

(Широкин П. Ю.) («Арбитражный и гражданский процесс», 2013, N 12) Текст документа

ВОПРОСЫ ЗАКОННОСТИ ИНИЦИАЦИИ ПРОЦЕДУРЫ ПРИЗНАНИЯ ИНДИВИДУАЛЬНОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЯ НЕСОСТОЯТЕЛЬНЫМ (БАНКРОТОМ)

П. Ю. ШИРОКИН

Широкин Павел Юрьевич, индивидуальный предприниматель — юрист.

В статье приведено мнение автора по поводу инициации процедуры банкротства в отношении индивидуального предпринимателя. Особое внимание обращено на процедурные особенности принятия заявления о признании должника — индивидуального предпринимателя банкротом и его извещении по факту принятия арбитражным судом такого заявления к своему производству. Освещены вопросы применения арбитражными судами постановлений пленумов высших судов Российской Федерации.

Ключевые слова: банкротство индивидуального предпринимателя, заявление о признании должника банкротом, кредиторская задолженность индивидуального предпринимателя, Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30 июня 2011 г. N 51.

Issues of legitimacy of initiation of the procedure of bankruptcy (insolvency) of an individual entrepreneur P. Y. Shirokin

The article presents the author’s opinion with regard to the initiation of bankruptcy procedure of an individual entrepreneur. The special attention is drawn to procedural peculiarities of submission of the paper on bankruptcy of an individual entrepreneur and notification thereof on acceptation thereof by the arbitrazh court. The author describes the issues of application by arbitrazh courts of decrees of Plenums of Higher Courts of the Russian Federation.

Key words: bankruptcy of individual entrepreneur, paper on bankruptcy of a debtor, creditor indebtness of an individual entrepreneur, decree of the Plenum of the Higher Arbitrazh Court of the Russian Federation of 30.06.2011 N 51.

Всеми воспринимается как непреложная истина утверждение о том, что увеличение ВВП страны без активизации и стимулирования деятельности мелкого и среднего бизнеса невозможны. Таким образом, в перспективе, от граждан, занимающихся предпринимательской деятельностью, следует ожидать пополнение бюджета России. Правилами ст. 23 ГК РФ законодатель легализовал возможность занятия физическими лицами предпринимательской деятельностью без образования юридического лица лишь после государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя. Обычно первые 1 — 3 года для нового дела являются критическими и чаще всего убыточными, ну или в лучшем случае — приносящими минимальную прибыль, позволяющую едва сводить концы с концами. Именно тогда, в период становления и развития малого бизнеса вследствие недостаточной опытности и заботливости проявляемой начинающими предпринимателями, возникает потенциальная невозможность расчета со всеми кредиторами в сроки, установленные договорами и контрактами. Следствием этого являются многочисленные обращения кредиторов начинающих бизнесменов с заявлениями о признании должника банкротом. Конечно же нет и не должно быть каких-либо юридических механизмов, возводящих препятствия для взыскателей дебиторской задолженности с предпринимателей, однако справедливо и обратное: необходимо единообразное толкование закона для того, чтобы начинающий предприниматель не был «задушен» в стадии становления своего дела. Несмотря на то что правилами ст. 13 АПК РФ постановления пленумов высших судов Российской Федерации не отнесены к нормативным правовым актам, применяемым при рассмотрении дел, зачастую именно они кладутся в основу принимаемых арбитражными судами решений и постановлений. Нет никаких сомнений в том, что порой разъяснения высших судов Российской Федерации жизненно необходимы для скорейшего вынесения законного и обоснованного решения, однако и в них иногда высказываются мысли, с трудом укладывающиеся в правила современного российского гражданского законодательства. Не так давно, 30 июня 2011 г., Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Постановлением N 51 дал арбитражным судам разъяснения относительно применения Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве). Вполне оправданные негативные эмоции вызвал п. 3 названного Постановления, в котором по поводу инициации процедуры банкротства поясняется следующее: «заявление о признании должника — индивидуального предпринимателя — банкротом принимается, если требования к должнику в совокупности составляют не менее десяти тысяч рублей». Полагаю, что с данным разъяснением нельзя соглашаться по приведенным ниже основаниям: 1. В соответствии с ч. 3 ст. 23 ГК РФ к предпринимательской деятельности граждан, осуществляемой без образования юридического лица, применяются правила ГК РФ, которые регулируют деятельность юридических лиц, являющихся коммерческими организациями, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов или существа правоотношения. 2. Частью 2 ст. 33 Закона о банкротстве установлено: «Заявление о признании должника банкротом принимается арбитражным судом, если требования к должнику — юридическому лицу в совокупности составляют не менее чем сто тысяч рублей, к должнику-гражданину — не менее чем десять тысяч рублей и указанные требования не исполнены в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены, если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом». Из сказанного видно, что раз Законом о банкротстве не установлены какие-либо особенные требования относительно суммы кредиторской задолженности индивидуального предпринимателя, то, учитывая особенности его деятельности по извлечению экономической прибыли, при принятии заявления, о признании ИП несостоятельным, судам необходимо исходить из условий, предъявляемых законодателем для признания юридического лица банкротом при инициации процедуры банкротства в отношении юридических лиц. Действительно, сегодня правоспособность физического лица, занимающегося предпринимательской деятельностью без образования юридического лица, по сути своей сравнялась с правоспособностью коммерческой организации — юридического лица. Такой вывод в том числе следует из Федерального закона от 30 июня 2006 г. N 90-ФЗ «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации, признании не действующими на территории Российской Федерации некоторых нормативных правовых актов СССР и утратившими силу некоторых законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации», существенно дополнившего Трудовой кодекс России. Действительно, правовой статус работодателей — индивидуальных предпринимателей в сфере установления трудовых правоотношений с наемными работниками практически уравнен с аналогичным положением юридического лица. Несмотря на то что налоговое законодательство страны все же проводит некоторые различия между плательщиками федеральных налогов — организациями и индивидуальными предпринимателями (налог на доходы физических лиц и налог на прибыль организаций), но и эти различия весьма условны. Так, обязанность ИП как плательщика государственной пошлины и сборов за пользование объектами животного мира и за пользование объектами водных биологических ресурсов уравнена с обязанностью по уплате тех же самых налогов и сборов, возлагаемых на юридическое лицо. То есть законодатель целиком и полностью придерживается мнения о том, что правоспособность организации, имеющей в собственности имущество и отвечающей им по своим обязательствам, осуществляющей от своего имени деятельность по распоряжению имущественными и личными неимущественными правами, наделенной полномочиями вести дела в судах, практически не отличается от правоспособности индивидуального предпринимателя. Следовательно, и на физическое, и на юридическое лицо после установленной государственной регистрации возлагаются практически идентичные меры ответственности гражданско-правового характера. Замечу, что небольшим исключением из этого правила является норма ст. 24 ГК РФ, определяющая, что имущественная ответственность ИП, как гражданина, не может распространяться на имущество, на которое в соответствии с законом не может быть обращено взыскание. Априори раз вступил в дело, раз извлекаешь прибыль — значит, в состоянии оценивать возможные имущественные риски и принимать решения, руководствуясь своим правосознанием, значит, понимаешь что, извлекая прибыль, действуешь на свой страх и риск. Вообще же франшизы, займы и кредиты, вложение денежных средств в объекты недвижимости, поручительство перед третьими лицами по обязательствам своих партнеров, перемещение денежных средств из активов в пассивы внутри страны, в страны Таможенного союза и в страны Европейского союза — эти и многие другие экономические операции есть не что иное, как нормальная среда существования бизнеса, и к руководителям малого бизнеса — индивидуальным предпринимателям не могут применяться меры ответственности, соразмерные с теми, которые применяются к физическим лицам, не являющимся предпринимателями. Аналогичного мнения придерживались и классики российской цивилистики. «Открывая предприятие, — пишет Г. Ф. Шершеневич, — связывая свои интересы рядом экономических нитей с интересами многочисленных лиц, рабочих, приказчиков, клиентов, контролеров, предприниматель должен быть во всеоружии знания и опытности, связанных с ведением дела. Поэтому к нему применяется мера внимания, соответствующая заботливости не всякого гражданина, не отца семейства, а мера купеческая, соответствующая обычной заботливости предпринимателя» <1>. ——————————— <1> Курс торгового права. М.: Статут, 2003. Т. 1: Введение. Торговые деятели. С. 49. 480 с. (Классика российской цивилистики).

Из вышеизложенного следует недвусмысленный вывод о легальности принятия арбитражными судами заявлений о признании ИП несостоятельным (банкротом), только лишь когда одновременно имеют место два условия: требования к должнику в совокупности составляют не менее чем сто тысяч рублей; эти требования не исполнены в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены, если иное не предусмотрено Законом о банкротстве. После принятия заявления о признании должника банкротом и вынесения определения о проверке обоснованности поданного заявления арбитражные суды направляют ИП уведомление о дате и времени назначения первого судебного разбирательства. Несмотря на то что правилами ст. 6 АПК РФ установлено, что законность при рассмотрении дел арбитражным судом обеспечивается правильным применением законов и иных нормативных правовых актов, а также соблюдением всеми судьями арбитражных судов правил, установленных законодательством о судопроизводстве в арбитражных судах, зачастую упомянутые правила подменяются приказами и распоряжениями руководителей различного рода федеральных государственных предприятий, агентств, служб и т. д. Так, Приказом ФГУП «Почта России» от 31 августа 2005 г. N 343 утверждены особые условия приема, вручения, хранения и возврата отправлений разряда «Судебное». Согласно пункту 3.4 этого распоряжения при неявке адресатов за почтовыми отправлениями разряда «Судебное» в течение трех рабочих дней после доставки первичных извещений им доставляются вторичные извещения. Не врученные адресатам заказные письма разряда «Судебное» возвращаются по обратному адресу по истечении семи дней со дня их поступления на объект почтовой связи. Возврат этих писем дает судам основания начать рассмотрение дела о банкротстве без участия должника, потому как предполагается, что он или его представитель были извещены надлежащим образом. Как показала практика, например дело А79-7713/10, получив обратно не полученное должником почтовое уведомление, суды рассматривают поданные заявления, считая, что о дате и времени судебного разбирательства должник был уведомлен надлежащим образом. Полагаю, такого рода действия носят заведомо ошибочный характер, и рассмотрение дела в отсутствие сведений, свидетельствующих о достоверном извещении должника или его представителя, в нарушение Правил, определенных Постановлением Правительства Российской Федерации от 15 апреля 2005 г. N 221 «Об утверждении Правил оказания услуг почтовой связи», невозможно по приведенным ниже основаниям. Как известно из ч. 1 ст. 113 ГК РФ, унитарным предприятием признается коммерческая организация, не наделенная правом собственности на закрепленное за ней собственником имущество. Имущество унитарного предприятия является неделимым и не может быть распределено по вкладам (долям, паям), в том числе между работниками предприятия. В форме унитарных предприятий могут быть созданы только государственные и муниципальные предприятия. Статья 21 Федерального закона от 14 ноября 2002 г. N 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» доводит, что руководитель унитарного предприятия (директор, генеральный директор) является единоличным исполнительным органом унитарного предприятия, назначается собственником имущества унитарного предприятия и подотчетен собственнику имущества унитарного предприятия, он организует выполнение решений собственника имущества унитарного предприятия. Согласно Постановлению Правительства Российской Федерации от 16 марта 2000 г. N 234 «О порядке заключения трудовых договоров и аттестации руководителей федеральных государственных унитарных предприятий» федеральный орган исполнительной власти, уполномочен назначать на должность руководителя федерального государственного унитарного предприятия, заключать, изменять и прекращать в установленном порядке трудовой договор с ним. Из вышеизложенного явствует, что руководитель ФГУП «Почта России» не наделен правомочиями в сфере нормотворчества, тем более что он назначается на конкурсной основе Министерством связи и информатизации, т. е. является лишь исполнителем воли собственника и в административно-властной вертикали находится много ниже Председателя Правительства Российской Федерации. Несомненно, руководитель ФГУП «Почта России» не вправе издавать приказы каким-либо образом, выходящие за пределы руководства этого унитарного предприятия, а тем более противоречащие воле собственника — Российской Федерации, выраженной в постановлениях Правительства Российской Федерации. Таким образом, при отправлении судебных уведомлений арбитражным судам надлежит исходить из п. 35 Правил оказания услуг почтовой связи, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 15 апреля 2005 г. N 221. Согласно этим Правилам почтовые отправления при невозможности их вручения адресатам (их законным представителям) хранятся в объектах почтовой связи в течение месяца. При неявке адресата за почтовым отправлением в течение пяти рабочих дней после доставки первичного извещения ему доставляется и вручается под расписку вторичное извещение. Не полученные адресатами (их законными представителями) регистрируемые отправления возвращаются отправителям по обратному адресу, если иное не предусмотрено договором между оператором почтовой связи и пользователем. Так как договоров между ФГУП «Почта России» и Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации о порядке доставки судебной корреспонденции никогда не существовало, то при отправлении корреспонденции разряда «Судебное» надлежит применять Правила, установленные вышеназванным Постановлением Правительства Российской Федерации. Вообще из-за нарушения ФГУП «Почта России» Правил оказания услуг почтовой связи, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 15 апреля 2005 г. N 221, и молчаливого применения арбитражными судами п. 34 Приказа ФГУП «Почта России» от 31 августа 2005 г. N 343 жестко нарушаются нормы процессуального права, п. 2 ч. 4 ст. 288 АПК РФ, и рассмотрение дела о банкротстве ИП начинается в отсутствие должника. Данное обстоятельство несомненно оказывается существенным препятствием для расчета должников с кредиторами, которые, по правилам ст. 57 Закона о банкротстве, позволяют погасить задолженность еще до наложения ареста на имущество предпринимателя. Принимая во внимание вышеизложенное и учитывая сложившуюся судебную арбитражную практику, считаю необходимым внести в п. 3 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30 июня 2011 г. N 51 «О рассмотрении дел о банкротстве индивидуальных предпринимателей» изменения, изложив его в иной редакции: «В силу части 3 статьи 23 ГК РФ, пункта 2 статьи 33 и пункта 1 статьи 202 Закона о банкротстве заявление о признании должника — индивидуального предпринимателя банкротом принимается арбитражным судом, если требования к должнику в совокупности составляют не менее ста тысяч рублей и указанные требования не исполнены в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены, если иное не предусмотрено Федеральным законом». Относительно имеющих место фактов отправления судебных извещений существует обоснованное мнение, с которым нельзя не согласиться: в случае неисполнения ФГУП «Почта России» Правил, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 15 апреля 2005 г. N 221 «Об утверждении правил оказания услуг почтовой связи», судам надлежит повторно отправлять уведомления в адрес лиц участвующих в деле, и лишь после третьего возвращения судебного письма с уведомлением должника о дате и времени рассмотрения дела о банкротстве они могут обоснованно утверждать, что должник был извещен надлежащим образом. В заключение хочется высказать общее мнение всех без исключения практикующих юристов: при осуществлении правосудия в сфере экономической деятельности судам необходимо руководствоваться нормативными правовыми актами, зафиксированными в ст. 13 АПК РФ, а к разъяснениям пленумов высших судов Российской Федерации надлежит относиться творчески, сообразуясь с имеющимися фактами и избегая слепого копирования и подгона обстоятельств дел под разъяснения Пленумов ВАС РФ и ВС РФ.

Литература

1. Курс торгового права. М.: Статут, 2003. Т. 1: Введение. Торговые деятели. 480 с. (Классика российской цивилистики).

——————————————————————

Название документа