Проблема соотношения правовых категорий (явлений) «исполнение гражданско-правовой обязанности», «исполнение гражданско-правового обязательства» и «исполнение договора»

(Колодуб Г. В.) («Юрист», 2013, N 24) Текст документа

ПРОБЛЕМА СООТНОШЕНИЯ ПРАВОВЫХ КАТЕГОРИЙ (ЯВЛЕНИЙ) «ИСПОЛНЕНИЕ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ ОБЯЗАННОСТИ», «ИСПОЛНЕНИЕ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОГО ОБЯЗАТЕЛЬСТВА» И «ИСПОЛНЕНИЕ ДОГОВОРА»

Г. В. КОЛОДУБ

Колодуб Григорий Вячеславович, старший преподаватель кафедры гражданского и международного частного права ФГБОУ ВПО «Саратовская государственная юридическая академия», кандидат юридических наук.

В статье при использовании инструментального метода научного исследования происходит рассмотрение таких понятий гражданского права, как «исполнение гражданско-правовой обязанности», «исполнение гражданско-правового обязательства» и «исполнение договора». Приводится критика доктринальных и правоприменительных правовых конструкций. Формируются выводы описательного, структурного и функционального характера. Происходит апробация ряда авторских методологических приемов и способов.

Ключевые слова: методология, механизм осуществления, исполнение, обязательство, обязанность, договор.

Problem of a ratio of legal categories (phenomena) «execution civil duty», «execution of the civil obligation» and «performance of the contract» G. V. Kolodub

Kolodub Grigorij Vyacheslavovich, senior teacher of the chair of civil and private international law of the Federal state budgetary educational establishment of Higher professional education «Saratov state law academy», candidate of juridical sciences.

The article when using a tool method of scientific research there is a consideration of such concepts of civil law as «execution of a civil duty», «execution of the civil obligation» and «performance of the contract». The criticism of doctrinal and law-enforcement legal designs is given. Conclusions of descriptive, structural and functional character are formed. There is an approbation of a number of author’s methodological receptions and ways.

Key words: methodology, implementation mechanism, execution, obligation, duty, contract.

Обращение к научным категориям обязательственной подотрасли гражданского права подтверждает негативную тенденцию, связанную на первый взгляд только с неудобством стилистического характера. Имеется в виду ситуация, которая распространена как в доктринальной цивилистической литературе, так и в правоприменительной практике (судебных актах, текстах договоров), — происходит буквальное использование (по отдельности или всех сразу) правовых категорий (явлений) «исполнение гражданско-правовой обязанности», «исполнение гражданско-правового обязательства» и «исполнение договора». Созданию сложившейся на сегодняшний день ситуации, на наш взгляд, способствовало законодательное закрепление и практическое тиражирование обозначенных терминологических конструкций, в которых одним и тем же термином «исполнение» описываются (преследуя цель специального употребления) такие самостоятельные явления гражданско-правовой отрасли, как обязанность, обязательство и договор (сделка). С подобным подходом юридической техники, допускающим, по сути, терминологическую «сумятицу», сложно согласиться. Поэтому считаем целесообразным обосновать в теории цивилистической науки концептуальные предложения, способные гармонизировать соответствующий пласт юридического материала. Таким образом, затронутая в настоящей статье проблема не должна рассматриваться только с позиции правил русского языка. По нашему мнению, она имеет более объемное содержательное наполнение и в связи с этим требует глубокого анализа.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ОСНОВНЫХ КОНЦЕПТУАЛЬНЫХ ОСНОВ ИССЛЕДУЕМЫХ КАТЕГОРИЙ

Признавая авторитет Е. А. Суханова, который в первую очередь вызван высоким уровнем научно-практического материала, содержащегося в его работах, приведем определение гражданско-правового обязательства, сформированное данным цивилистом: «…обязательство представляет собой оформляющее акт товарообмена относительное гражданское правоотношение, в котором один участник (должник) обязан совершить в пользу другого участника (кредитора) определенное действие имущественного характера либо воздержаться от такого действия, а кредитор вправе требовать от должника исполнения его обязанности (выделено мной. — Г. К.)» <1>. Очевидно, что предложенное определение соотносится со своей законодательной проекцией, которая выделяется применительно к норме права, закрепленной и в п. 1 ст. 307 ГК РФ. ——————————— <1> Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. / Отв. ред. Е. А. Суханов. М., 2011. Т. 2. С. 40.

Представляется, что, исходя из генезиса своего построения, процитированное определение является практически направленным, так как каждый элемент данного понятия (научной системы, использующейся для описания действительного поведения лиц, осуществляющих деятельность в границах правового поля) позволяет произвести отбор и проверку конкретных явлений на предмет соответствия их гражданско-правовой природе. Не теряет своего ключевого (по многим показателям) значения анализируемое понятие гражданско-правового обязательства и с позиции доктрины права. В том числе и поэтому определение Е. А. Суханова нами принципиально поддерживается. Однако позволим себе предложить несколько уточненное (авторское) определение доктринального понятия. С нашей точки зрения, учитывая необходимость акцентирования особого внимания на ряде элементов содержания (некоторые из отмеченных элементов нередко подразумеваются, не для всех имеют статус сущностного наполнителя), под гражданско-правовым обязательством следует понимать относительное динамичное гражданское правоотношение, содержанием которого становятся процедуры и процессы активной и пассивной деятельности сторон (должника и кредитора), формирующие действительный (формально и фактически) правовой результат. Не переходя к конкретному обоснованию последнего, уточненного, определения гражданско-правового обязательства <2>, ввиду того что настоящая статья имеет иную цель написания, отметим важный аспект обоснования проблемы. ——————————— <2> Колодуб Г. В. Исполнение гражданско-правовой обязанности: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2012.

Как определение понятия цивилистического обязательства, разработанное Е. А. Сухановым, так и сформированное нами позволяют утвердительно говорить: 1) о нетождественности обязательства и обязанности (система — элемент системы); 2) об условно выделяемой самостоятельности (структурной и содержательной) данных правовых образований — исходя из модели описания, т. е. научной конструкции; 3) о зависимости обязанности от обязательства и наоборот — исходя из практического претворения в жизнь модели, т. е. фактической действительности; 4) о необходимости «персонифицированного» отношения терминологического свойства, т. е. о формировании логичного и самостоятельного понятийного инструментария, который позволит повсеместно использовать (в доктрине и в практической области деятельности) как общий статус соответствующих терминов (обязательство, обязанность), так и специальный (в том числе в условно обозначаемом «исполняемом» статусе), не создавая никаких сложностей. Таким образом, гражданско-правовое обязательство «представляет собой основанное на юридическом факте соответствие права и обязанности, которые устанавливаются между лицами» <3>. При этом наибольшая практическая «адекватность» будет отмечаться для данного вида правоотношения, если взять за содержательную основу не статичные явления «право» и «обязанность», а осуществляемые динамичные субъективные гражданские права и исполняемые субъективные гражданские обязанности. ——————————— <3> Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права (по изд. 1907 г.) / Вступ. ст. Е. А. Суханова. М., 1995. С. 56.

Отметим, в свою очередь, что гражданско-правовая обязанность определяется некоторыми учеными, в частности А. А. Провальским, как установленные законом или договором и обусловленные потребностями экономического оборота (выделено мной. — Г. К.) вид и мера должного поведения его участников <4>. ——————————— <4> Провальский А. А. Механизм возникновения и реализации гражданско-правовых обязанностей: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2007. С. 8.

Не разделяя подобное научное определение в части отражения обусловленности потребностями экономического оборота как сущностного принципа данного явления <5> и не выделяя для приведенного определения в целом авторского содержания, все же признаем верное использование ранее признанной комбинации терминов «вид и мера должного поведения его участников» <6>. ——————————— <5> Сложно представить, что отдельная обязанность, частное действие стороны обязательства, например, возникшее из договора купли-продажи, связано с заинтересованностью данного лица активизировать, поддержать и т. п. гражданский оборот. Напротив, частному лицу должно быть условно безразлично, в конкретный момент формирования набора субъективных прав и субъективных обязанностей, состояние гражданского оборота, так как на него контрагент может повлиять весьма опосредованно и не одномоментно. Однако успешность и результативность гражданско-правового обязательства напрямую зависит от фактической исполнимости обязанностей. Тем самым ввиду относительности, т. е. индивидуальности, любого частноправового обязательства, «персонифицирована» и каждая из обязанностей, даже не находясь в своем субъективном статусе. <6> Гримм Д. Д. Лекции по догме римского права. СПб., 1910. С. 115; Мейер Д. И. Русское гражданское право: В 2 ч. / По испр. и доп. 8-му изд., 1902. М., 2000. Ч. 1. С. 221.

Словарное толкование понятия «обязанность» позволяет говорить об определенном круге действий, соответствующим образом возложенных на лицо и получивших статус безусловно исполняемых <7>. Раскрывая содержание гражданско-правовой обязанности, руководствуясь положениями юридической догмы, основное значение, на наш взгляд, имеет теория, посвященная специальной правовой категории «юридическая обязанность» <8>, т. е. предписанная обязанному лицу мера необходимого поведения, которой лицо должно следовать в соответствии с требованиями управомоченного лица в целях удовлетворения его интересов <9>. ——————————— <7> Ожегов С. И. Словарь русского языка / Под ред. Н. Ю. Шведовой. 18-е изд. М., 1987. С. 399. <8> Грибанов В. П., Ем В. С. Гражданско-правовые обязанности: содержание и факторы, его определяющие // Вестник МГУ. Серия 11. Право. 1984. N 6; Ем В. С. Категория обязанности в советском гражданском праве. Вопросы теории: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1981; Матузов Н. И. Личность. Права. Демократия. Теоретические проблемы субъективного права. Изд. Саратовского ун-та, 1972. 290 с.; Тархов В. А. К вопросу о правовых отношениях // Правоведение. 1965. N 1. С. 21 — 27; Халфина Р. О. Общее учение о правоотношении. М., 1974. <9> Толстой Ю. К. К теории правоотношения. Л., 1959. С. 46.

Относительно содержания гражданско-правовой обязанности, ее статуса как правового явления констатируем, что в сфере гражданского права со времени существования Римской империи, а также на протяжении развития отечественной цивилистики обязанность истолковывалась верно, отождествлялась с деянием (активного или пассивного характера), способным сформировать определенное поведение конкретного субъекта в соответствующем состоянии общественных отношений, которое имеет направленность на достижение желаемого юридического (формального) и фактического результата. Договор — сложное межотраслевое правовое явление и понятие. На данный момент считаем абсолютно обоснованным утверждение, согласно которому «под договором понимают и юридический факт, лежащий в основе обязательства, и само договорное обязательство, и документ, в котором закреплен факт установления обязательственного правоотношения» <10>. Эта цитата из работы авторитетного авторского коллектива, по нашему мнению, характеризует основную причину исследуемой в настоящей статье терминологической и содержательной путаницы в специальных категориях гражданского права «исполнение гражданско-правовой обязанности» и «исполнение договора». ——————————— <10> Гражданское право: Учебник: В 3 т. / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. М., 2000. Т. 1. С. 504.

Предметное исследование определенной области отечественной судебной практики позволяет дополнительно отметить, что происходит повсеместное «тиражирование» такого словосочетания, как «исполнение договора» или «исполнение сделки» <11>. Если же проанализировать основное значение договора, а, как представляется, таковым является «вид (договорной) обязательства», то можно однозначно утверждать, что договор — зависимый и обслуживающий гражданско-правовое обязательство и гражданско-правовую обязанность инструмент (правовое явление факультативного содержания). Поэтому и стоит концептуально поддерживать тезис о том, что «объем субъективных прав и юридических обязанностей сторон договора не тождествен содержанию договорных институтов, он всегда значительно шире и в решающей степени зависит от согласованного волеизъявления сторон» <12>. ——————————— <11> Определение Верховного Суда Российской Федерации N 4-КГ12-24 // Электронная справочная база судебных решений // Официальный сайт Верховного Суда Российской Федерации. URL: http://www. supcourt. ru/stor_pdf. php? id=516336 (дата обращения: 22.04.13); Определение Высшего Арбитражного Суда об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N ВАС-1960/13 // Банк решений арбитражных судов // Официальный сайт Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. URL: http://http://ras. arbitr. ru/PdfDocument/00090ad7-a0b2-4982-84e0-d2c6facc5945/A49-7247-201120130425.pdf (дата обращения: 22.04.2013) и др. <12> Пугинский Б. И. Теория и практика договорного регулирования. М., 2008. С. 186.

Таким образом, действительно следует говорить о наличии особого значения гражданско-правового договора, которое выводится из такой его характеристики, как «средство (инструмент) (выделено мной. — Г. К.) регулирования взаимоотношений его участников, представленное в виде согласованной сторонами и ставшей для них юридически обязательной программы (выделено мной. — Г. К.) их совместных действий по достижению определенного экономического (имущественного) результата» <13>. Договор, являясь соглашением по добровольному оформлению сторонами условий конкретного юридически значимого документа, — лишь актуальная и необходимая форма, т. е. «способ существования содержания, неотделяемый от него и служащий его выражением» <14>, базовых правовых конструкций (реализации обязательства и исполнения обязанности). Форма (т. е. договор) не имеет своего сущностного содержания, поскольку может выступать в качестве условия, критерия и т. п., не конкурируя с другими понятиями, не преобладая над ними. ——————————— <13> Российское гражданское право. Т. 2. С. 137. <14> См.: Ожегов С. И. Указ. соч. С. 231.

ИСПОЛНЕНИЕ КАК СУЩНОСТНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ОТДЕЛЬНЫХ ПРАВОВЫХ ЯВЛЕНИЙ

При всей разнохарактерности (обязательства, обязанности и договора) каждая из трех описанных правовых категорий нуждается в образовании для себя (обязанность), в рамках себя (обязательство), применительно к себе (договор) особого юридически значимого состояния развития. Однако данное состояние должно быть по-разному оценено и определено. Так, исполнение гражданско-правовой обязанности приводит к положительному прекращению конкретного должного действия. В этом и состоит главная (имманентная) цель ключевого (наряду с правом требования) элемента частноправового обязательства. Последний результат частного исполнения должен иметь промежуточное значение, так как не приводит к действительному получению правового блага. В свою очередь, «исполнение» (или правильнее — реализация) обязательства существует и обосновывается в тексте ГК РФ как механизм, который направлен на формирование полноценного (законченного) юридически значимого результата — на действительное получение правового блага (получение имущества в собственность, предоставление имущества в пользование, передачу результата работы и т. п.) за счет использования конкретных правовых конструкций (договоров). Определенное подтверждение правильности описанного выше концептуального подхода усматривается нами в содержании обновленной ст. 314 ГК РФ «Срок исполнения обязательства» и особенно введенной ст. 327.1 <15> «Сделки под условием». ——————————— <15> Проект Федерального закона N 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс».

Прежде всего следует обратить внимание на ключевой момент, содержащийся в п. 1 ст. 314 ГК РФ: «Если обязательство (выделено мной. — Г. К.) предусматривает или позволяет определить день его исполнения либо период времени, в течение которого оно должно быть исполнено (в том числе в случае, когда этот период времени исчисляется с момента исполнения обязанностей (выделено мной. — Г. К.) другой стороной или наступления иных обстоятельств, предусмотренных законом или договором), обязательство подлежит исполнению в этот день или соответственно в любой момент в пределах такого периода». Получается, что исполнения заслуживает и обязательство, и обязанность. В чем же тогда принципиальная разница? Возможно, в том, что не всеми осознается «порочность» выбранного подхода, проявляющаяся в конкретных практических примерах. Например, «заявитель жалобы не согласен с выводом суда о возможности одностороннего отказа управляющей компании от исполнения обязательств (выделено мной. — Г. К.), предусмотренных договором (выделено мной. — Г. К.) от 01.01.2007, при наличии финансовых обязательств перед истцом» <16>. Почему одно договорное обязательство (от 01.01.2007) рассматривается во множественном числе? ——————————— <16> Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N ВАС-5594/13 // Банк решений арбитражных судов // Официальный сайт Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. URL: http://ras. arbitr. ru/PdfDocument/7586092b-fc9b-4ae3-9d5f-d06971fl74cb/A38-819-2012_20130426.pdf (дата обращения: 22.04.2013) и др.

Представляется, что вывод суда строится на основе действительного анализа определенного набора обязанностей, возникших из гражданско-правового обязательства, оформленного конкретным договором. При этом фактически отмечается «порочность» действий в рамках данного частного исполнения, что и повлекло необходимость обращения с заявлением о пересмотре судебных актов в порядке надзора. В свою очередь, согласно будущей ст. 327.1 ГК РФ «исполнение обязанностей (выделено мной. — Г. К.), а равно осуществление, изменение и прекращение определенных прав по договорному обязательству может быть обусловлено совершением (несовершением) одной из сторон обязательства определенных действий или наступлением иных обстоятельств, предусмотренных договором, в том числе полностью зависящих от воли одной из сторон» <17>. ——————————— <17> Проект Федерального закона N 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс».

Таким образом, по нашему принципиальному пониманию, обязательство должно быть наполнено частными результатами, которые напрямую опосредованы качественным исполнением отдельных гражданско-правовых обязанностей, наборов таковых. Подобные результаты могут быть необходимы и в рамках условно выделяемых стадий: возникновение обязательства (п. 2 ст. 307 ГК РФ), изменение обязательства (п. 1 ст. 382 ГК РФ), исполнение обязательства (гл. 22 ГК РФ), нарушение обязательств (п. 1 ст. 393 ГК РФ). При этом если актуализация сущности обязанности только с исполнением необходима и позитивна, то укоренение данного подхода, обосновывающего сущность гражданско-правового обязательства исключительно фактом прекращения (п. 1 ст. 408 ГК РФ), — «порочный» и негативный аспект современной цивилистической мысли. Концепт обязательства шире и разностороннее, более основателен и имеет более объемное социальное содержание, нежели конкретная гражданско-правовая обязанность. Поэтому представляется, что если и возможно использовать выражение «исполнение обязательства», то исключительно в контексте этапного развития обязательственного правоотношения <18>, не допуская преуменьшения значимости других элементов системы, как минимум возникновения и прекращения. Кроме того, исполнение обязательства (как этап в развитии обязательства) не следует отождествлять и с иным производным, но самостоятельным этапом обязательства — прекращением, так как помимо желаемого и необходимого буквального исполнения гражданско-правового обязательства стороны могут быть заинтересованы в использовании определенных «суррогатов», например отступного (ст. 409 ГК РФ), прекращения обязательства зачетом (ст. 410 ГК РФ), прекращения обязательства совпадением должника и кредитора в одном лице (ст. 413 ГК РФ), прекращения обязательства новацией (ст. 414 ГК РФ), прощения долга (ст. 415 ГК РФ), прекращения обязательства невозможностью исполнения (ст. 416 ГК РФ), прекращения обязательства на основании акта государственного органа (ст. 417 ГК РФ), прекращения обязательства смертью гражданина (ст. 418 ГК РФ), прекращения обязательства ликвидацией юридического лица (ст. 419 ГК РФ). ——————————— <18> Колодуб Г. В. Методологические аспекты соотношения исполнения гражданско-правовой обязанности и гражданского регулятивного обязательства // Вестник Саратовской государственной академии права. 2013. N 3(92); Он же. Отдельные аспекты методологии исследования исполнения гражданско-правовой обязанности // Юрист. 2013. N 5. С. 33 — 36.

МЕХАНИЗМ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ И ИСПОЛНЕНИЯ ГРАЖДАНСКИХ ОБЯЗАННОСТЕЙ КАК КОНЦЕПТУАЛЬНЫЙ ПРИЕМ ПОСТРОЕНИЯ СИСТЕМЫ ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННО-ПРАВОВОГО ИНСТРУМЕНТАРИЯ

Органическую взаимосвязанность и взаимодействие между обязанностью и исполнением обязанности в контексте обязательственно-правовой формы целесообразно рассматривать в том числе и в качестве закономерного проявления действия механизма осуществления субъективных прав и исполнения субъективных обязанностей <19>, что далеко не всегда фиксируется в законодательных установлениях. Между тем именно подобное понимание исполнения обязанности позволяет вскрыть действительную суть исследуемого правового явления как несомненного элемента целенаправленного и динамичного гражданско-правового обязательства. ——————————— <19> Вавилин Е. В. Осуществление и защита гражданских прав. М., 2009.

Становится очевидным тот факт, что развитие современного гражданского общества должно опираться не только на механистичное исполнение качественно сформированных правовых обязанностей, но и на действительную в формальном и фактическом аспекте реализацию гражданско-правового обязательства. При этом необходимо отметить, что роль гражданско-правового договора следует связывать с явно выраженным техническим или организационным характером. В заключение предлагаем следующие формулировки проанализированных научных конструкций: «исполнение гражданско-правовой обязанности», «реализация гражданско-правового обязательства» и «исполнение по договору» (исполнение условий договорного обязательства). Считаем, что именно такое употребление самостоятельно значимых и распространенных в сфере гражданско-правового регулирования категорий позволит добиться логичности, последовательности и структурности изложения научных текстов, правоприменительных актов.

ЛИТЕРАТУРА

1. Вавилин Е. В. Осуществление и защита гражданских прав. М., 2009. 2. Гражданское право: Учебник: В 3 т. / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. М., 2000. Т. 1. 3. Грибанов В. П., Ем В. С. Гражданско-правовые обязанности: содержание и факторы, его определяющие // Вестник МГУ. Серия 11. Право. 1984. N 6. 4. Гримм Д. Д. Лекции по догме римского права. СПб., 1910. 5. Ем В. С. Категория обязанности в советском гражданском праве. Вопросы теории: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1981. 6. Колодуб Г. В. Исполнение гражданско-правовой обязанности: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2012. 7. Колодуб Г. В. Методологические аспекты соотношения исполнения гражданско-правовой обязанности и гражданского регулятивного обязательства // Вестник Саратовской государственной академии права. 2013. N 3(92). 8. Колодуб Г. В. Отдельные аспекты методологии исследования исполнения гражданско-правовой обязанности // Юрист. 2013. N 5. 9. Тархов В. А. К вопросу о правовых отношениях // Правоведение. 1965. N 1. 10. Мейер Д. И. Русское гражданское право: В 2 ч. По испр. и доп. 8-му изд., 1902. М., 2000. Ч. 1. 11. Ожегов С. И. Словарь русского языка / Под ред. Н. Ю. Шведовой. 18-е изд. М., 1987. 12. Определение Верховного Суда Российской Федерации N 4-КГ12-24 // Электронная справочная база судебных решений // Официальный сайт Верховного Суда Российской Федерации. URL: http://www. supcourt. ru/stor_pdf. php? id=516336 (дата обращения: 22.04.2013). 13. Определение Высшего Арбитражного Суда об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N ВАС-1960/13 // Банк решений арбитражных судов // Официальный сайт Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. URL: http://http://ras. arbitr. ru/PdfDocument/00090ad7-a0b2-4982-84e0-d2c6facc5945/A49-7247-2011_20130425.pdf (дата обращения: 22.04.2013). 14. Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N ВАС-5594/13 // Банк решений арбитражных судов // Официальный сайт Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. URL: http://ras. arbitr. ru/PdfDocument/7586092b-fc9b-4ae3-9d5f-d06971fl74cb/A38-819-2012_20130426.pdf (дата обращения: 22.04.2013). 15. Провальский А. А. Механизм возникновения и реализации гражданско-правовых обязанностей: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2007. 16. Проект Федерального закона N 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс». 17. Пугинский Б. И. Теория и практика договорного регулирования. М., 2008. 18. Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. / Отв. ред. Е. А. Суханов. М., 2011. Т. 2. 19. Толстой Ю. К. К теории правоотношения. Л., 1959. 20. Халфина Р. О. Общее учение о правоотношении. М., 1974. 21. Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права (по изд. 1907 г.) / Вступ. ст. Е. А. Суханова. М., 1995.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *