Исцеление ничтожности

(Гайдамашева А.) («ЭЖ-Юрист», 2013, N 48) Текст документа

ИСЦЕЛЕНИЕ НИЧТОЖНОСТИ

А. ГАЙДАМАШЕВА

Анастасия Гайдамашева, ведущий юрисконсульт, г. Москва.

Выводы теоретиков относительно правовой природы недействительной сделки можно свести к двум подходам. Согласно первому подходу это неправомерное действие, согласно второму — это все-таки сделка. На наш взгляд, первый подход содержит ряд недостатков.

Неправомерное действие

Цивилисты достаточно часто обсуждают правовую природу недействительной сделки. Позиции теоретиков можно объединить в два подхода: 1. Недействительная сделка — это правонарушение. 2. Недействительная сделка по своей сущности является сделкой, то есть признается презумпция ее действительности. Действительность сделки означает признание за ней качеств юридического факта, порождающего тот правовой результат, к которому стремились субъекты сделки. Сторонники первой позиции, как правило, утверждают, что все недействительные сделки являются неправомерными действиями. Развивая признак правомерности (с точки зрения юридических фактов действия делятся на правомерные и неправомерные), они делают вывод: недействительные сделки (или их часть) суть правонарушения. При этом подчеркивают, что, признавая сделку недействительной и возвращая стороны в первоначальное положение, государство тем самым наказывает правонарушителя. Так, Ф. Хейфец в качестве аргумента, доказывающего отнесение недействительных сделок к правонарушениям, приводит тот факт, что действия, лежащие в основе недействительной сделки, не дозволены законом и поэтому не приводят к тем юридическим последствиям, на которые сделка была направлена <1>. ——————————— <1> Хейфец Ф. С. Недействительность сделок по российскому гражданскому праву. М., 2001.

Из прочих исследователей данной позиции придерживается И. Матвеев: «Недействительная сделка — это неправомерное действие, совершенное в виде сделки, в которой законом и (или) судом установлено нарушение хотя бы одного из условий действительности последней, не способных породить те гражданско-правовые последствия, наступления которых желали его субъекты» <2>. ——————————— <2> Матвеев И. В. Правовая природа недействительных сделок. М., 2002.

Сторонниками этой точки зрения в науке гражданского права являются также С. Кечекьян, Ю. Толстой и М. Агарков. Последний даже предлагал не применять термин «сделка» к недействительным сделкам, поскольку они, по его мнению, таковыми не являются, а именовать их недействительными волеизъявлениями.

Оздоровление возможно

Заметим себе позволить, что подход, согласно которому недействительная сделка — это правонарушение, содержит в себе ряд недостатков. Во-первых, обратимся к ГК РФ. В соответствии со ст. 153 данного Кодекса сделка — это действие, направленное на возникновение, изменение, прекращение гражданских прав и обязанностей. Определение не содержит указаний ни на характер действия (правомерное оно или нет), ни на последствия. Не сказано, что сделкой является действие, влекущее за собой правовые последствия, желаемые сторонами. Во-вторых, при таком подходе отрицается «оздоровление» недействительной сделки, или так называемая конвалидация. Конвалидация (от лат. convalescere — «исправлять», «усиливать», «исцелять») — превращение недействительных сделок в действительные. Цивилисты под конвалидацией недействительной сделки чаще всего понимают придание ничтожной сделке юридической силы с момента ее совершения; в широком смысле в это понятие включаются и случаи подтверждения действительности оспоримой сделки. Приведем пример оздоровления сделки, проанализировав ст. 171 ГК РФ. Сделка, совершенная недееспособным вследствие психического расстройства, является ничтожной. Если недействительность такой сделки связывается с неправомерностью действия, то чем можно объяснить то обстоятельство, что п. 2 ст. 171 ГК РФ устанавливает, что в интересах гражданина, признанного недееспособным вследствие психического расстройства, совершенная им сделка может быть по требованию его опекуна признана судом действительной, если она совершена к выгоде этого гражданина? Получается, что суд своим решением ничтожную сделку превращает в правомерное действие. Очевидно, недействительность данной сделки не является следствием неправомерности действия. Можно привести в пример и иные нормы ГК РФ, которые допускают возможность оздоровления сделки: — в силу требования законодательства некоторые сделки подлежат обязательному нотариальному удостоверению, в противном случае они оспоримы. Если сделка, требующая государственной регистрации, совершена в надлежащей форме, но одна из сторон уклоняется от ее регистрации, суд по требованию другой стороны вправе вынести решение о регистрации сделки. В этом случае сделка регистрируется в соответствии с решением суда (п. 2 ст. 165 ГК РФ). Таким образом, сделка становится действительной в силу судебного решения; — практически то же относится к сделкам малолетних (несовершеннолетних, не достигших 14 лет). Их сделки с некоторыми исключениями ничтожны (п. 1 ст. 172 ГК РФ). Однако такая сделка может быть по требованию его родителей, усыновителей или опекуна признана судом действительной, если совершена к выгоде малолетнего (п. 2 ст. 172 ГК РФ); — сделки несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет с некоторыми исключениями оспоримы по иску законных представителей несовершеннолетнего (родителей, усыновителей или попечителя). Сделка, совершенная несовершеннолетним, действительна при ее последующем письменном одобрении законными представителями, а оспоримая сделка в будущем становится действительной, причем даже без необходимости судебного решения; — п. 1 ст. 183 ГК РФ гласит, что, если третье лицо (представляемый) впоследствии одобрит сделку, совершенную при отсутствии полномочий действовать от его имени или при превышении таких полномочий, сделка считается заключенной; — последующее одобрение сделки, а следовательно, приведение ее в то юридическое состояние, которое стороны намеревались достичь, по существу, исцеляет сделку (ст. 157.1 ГК РФ). Кроме того, презумпцию действительности сделок подтверждает и судебная практика. До вступления в законную силу решения суда о признании оспоримой сделки недействительной такая сделка обладает для сторон юридической силой (Постановление ФАС МО от 30.07.2002 N КГ-А40/4864-02). А в соответствии с п. 32 Постановления Пленума ВС РФ N 6 и Пленума ВАС РФ N 8 от 01.07.1996 не исключается возможность предъявления исков о признании недействительной ничтожной сделки, споры по таким требованиям подлежат разрешению судом в общем порядке по заявлению любого заинтересованного лица. Если не принимать во внимание презумпцию действительности ничтожных сделок, то у исков о признании таких сделок недействительными будет отсутствовать какое-либо правовое основание.

И юридический факт, и сделка

Сторонники первого подхода считают конвалидацию отрицательным явлением. Они полагают, что суд, применяя ее, устанавливает легальную возможность обойти закон с помощью судебного решения. В частности, Ф. Хейфец подчеркивает: «Законодатель уже не первый раз проявляет непоследовательность и вместо закона, признающего сделку ничтожной и недействительной с момента ее заключения, дает возможность признавать ничтожную сделку действительной. Вряд ли это способствует стабильности гражданского оборота» <3>. ——————————— <3> Хейфец Ф. С. Указ. соч.

Позволим себе не согласиться с данной позицией. Совершенно очевидно, что стабильность гражданского оборота требует, чтобы сделки вообще не признавались недействительными (за исключением случаев, когда недействительность сделки является необходимостью для защиты социально более значимых интересов лица или общества в целом), а в случае признания факта недействительности стремиться к тому, чтобы права и охраняемые законом интересы отдельных лиц не только не пострадали, но и осуществлялись, если такое осуществление не нарушает императивные требования закона, права, а также законные интересы других лиц. Исцеление ничтожности — это своего рода возвращение в сферу права не сформировавшихся должным образом, но заслуживающих защиты фактических общественных отношений. Логически верной представляется позиция исследователей, признающих недействительные сделки и юридическими фактами, и сделками. По мнению И. Новицкого, «сделка всегда действительна, но она может быть действительной условно. Так, если она совершена под влиянием заблуждения, обмана и т. п., то потерпевший может ее оспорить, и тогда она утратит силу» <4>. ——————————— <4> Новицкий И. Б. Сделки. Исковая давность. М.: Госюриздат, 1954.

Д. Щекин отмечает: «Оценивая правовые дефекты сделки, мы сталкиваемся с вопросом о презумпции ее законности. Эта презумпция может быть сформулирована следующим образом: до тех пор, пока иное не доказано, действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение, прекращение гражданских прав и обязанностей, должны рассматриваться как соответствующие законодательству». И далее говорит: «Если противоречие закону не доказано, то сделка должна рассматриваться как действительная. В этом и состоит презумпция законности сделки в отношении ничтожных сделок» <5>. ——————————— <5> Щекин Д. М. Налоговые последствия недействительных сделок // Ваш налоговый адвокат. Консультации, рекомендации. М., 1999. Вып. 2 (8).

Д. Мейер утверждает, что сложившийся правопорядок основан на том, что если ничтожная сделка не затрагивает чьих-либо прав (интересов), то она существует в обороте как действительная, как сделка <6>. ——————————— <6> Мейер Д. И. Русское гражданское право (по изд. 1902 года). М., 1997. Ч. 1.

Теоретики, придерживающиеся данной позиции, положительно относятся и к институту конвалидации недействительных сделок. Д. Тузов полагает, что явление оздоровления ничтожной сделки возможно, однако это исключение из общего правила. Оно должно быть обоснованным и иметь четкие законодательные границы. Это предполагает не только закрепление в законе конкретных случаев исцеления ничтожности, но также и установление условий (предпосылок) и порядка такого исцеления <7>. ——————————— <7> Тузов Д. О. Теория недействительности сделок. Опыт российского права в контексте европейской правовой традиции. М.: Статут, 2007.

К. Татаркина утверждает, что по своей социальной направленности конвалидация призвана гарантировать интересы добросовестных участников оборота, которые в силу разных причин лишены возможности защитить свои права иными законными способами <8>. ——————————— <8> Татаркина К. П. Форма сделок в гражданском праве России: Монография. Томск: Томский государственный университет систем управления и радиоэлектроники, 2012.

Институт конвалидации недействительных сделок представляется важным элементом обеспечения развития гражданского оборота, его существование позволяет исцелить порочные сделки и придать им правовую силу, являясь полноценным способом защиты прав и законных интересов добросовестных участников гражданского оборота. Необходимо тщательно пересмотреть устаревшие теоретические постулаты в отношении природы недействительности ничтожных сделок. Считаем, что подход к пониманию сути недействительной сделки как сделки и признание ее юридическим фактом соответствует действующему законодательству и находит обоснование на практике. Кроме того, считаем, что целесообразно законодательно закрепить презумпцию действительности сделок: сделка, не имеющая юридической силы, тем не менее считалась бы действительной до решения суда, которое опровергло бы это. И это относится не только к подтверждению действительности оспоримых сделок, но и к признанию действительности ничтожной сделки.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *