Чего не знаешь, за то не отвечаешь

(Семенова Е.)

(«ЭЖ-Юрист», 2013, N 48)

Текст документа

ЧЕГО НЕ ЗНАЕШЬ, ЗА ТО НЕ ОТВЕЧАЕШЬ

Е. СЕМЕНОВА

Елена Семенова, юрист, г. Москва.

Существует мнение, что привлечь к дисциплинарной ответственности работника, разгласившего коммерческую тайну, не так-то просто. Увольнение может обернуться иском в суд, восстановлением на работе и оплатой вынужденного прогула. Поэтому работодатели пытаются прибегнуть к компенсационным способам защиты своих нарушенных прав. Продолжая тему защиты коммерческой тайны, открытую газетой «ЭЖ-Юрист» в N 35, 43 за 2013 год, остановимся на вопросах финансовой ответственности за разглашение деловой информации.

Привлечь непросто

Конфиденциальной информацией могут незаконно воспользоваться как работники организации, так и ее контрагенты по гражданско-правовым договорам — физические или юридические лица.

Пункт 3 ст. 14 Федерального закона от 29.07.2004 N 98-ФЗ «О коммерческой тайне» предусматривает гражданско-правовую ответственность и органов государственной власти, органов местного самоуправления, получивших доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, за разглашение или незаконное использование этой информации их должностными лицами, государственными или муниципальными служащими указанных органов, которым она стала известна в связи с выполнением ими должностных (служебных) обязанностей.

Пункт 57 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 26.03.2009 N 5/29 содержит следующее разъяснение: к ответственности за нарушение исключительного права на секрет производства может быть привлечено любое лицо, разгласившее сведения, составляющие секрет производства, в том числе публично-правовое образование, если его орган, получивший доступ к соответствующей информации, такую информацию разгласил.

И все-таки обычно утечка информации происходит по вине сотрудников организации — обладателя секретной деловой информации.

Иногда владельцы бизнеса полагают, что привлечь к дисциплинарной ответственности работника, разгласившего коммерческую тайну, не так-то просто: увольнение может обернуться иском в суд о восстановлении на работе и об оплате вынужденного прогула. Наверное, поэтому работодатели пытаются прибегнуть к компенсационным способам защиты своих нарушенных прав.

Как показывает анализ судебной практики, для привлечения работника к материальной ответственности необходимы следующие условия:

— принадлежность разглашенной информации к сведениям, составляющим коммерческую тайну;

— доступ работника к таким сведениям, подразумевающий наличие документа, в котором указано, какие сведения работник обязуется не разглашать в связи с выполнением своих трудовых обязанностей;

— противоправное поведение работника;

— наличие доказательств сообщения работником сведений, составляющих охраняемую тайну сторонним лицам;

— прямой действительный ущерб, причиненный работодателю разглашением коммерческой тайны;

— причинная связь между возникшим ущербом и действиями работника.

Так, в решении Октябрьского районного суда г. Мурманска по делу N 2-1466/2012 говорится: «Доказательств того, что истец имела доступ к конфиденциальной информации ООО «Армада» и использовала информацию в целях увеличения дохода ООО «***», собственником которого она является, суду не представлено. Более того, ответчик сам не мог пояснить, в чем выразилось использование служебного положения работника… При условии, что товарооборот общества по продажам составляет XXX млн. за три месяца и эту деятельность осуществляют около XXX менеджеров общества, довод о причинении Кунегиной Ж. В. значительного финансового ущерба обществу несостоятелен, поскольку проведенный анализ свидетельствует о том, что ее «нерациональность» образует около 25 доказательств, подтверждающих факт причинения обществу убытков, их размер, противоправность действий (бездействия) Кунегиной Ж. В., наличие прямой причинно-следственной связи между ее действиями (бездействием) и наступившими у общества неблагоприятными последствиями, суду не представлено» (извлечение из решения суда от 28.03.2012).

Сколько стоит информация?

Понятно, что основные убытки от разглашения коммерческой тайны выражаются в виде упущенной выгоды. Но по правилам ч. 1 ст. 238 ТК РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат.

В случае привлечения работника к материальной ответственности актуальным становится вопрос: как считать прямой действительный ущерб, причиненный разглашением коммерческой тайны?

Согласно ст. 5 Федерального закона от 29.07.1998 N 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» информация отнесена к объектам оценочной деятельности. Следовательно, коммерческая тайна как разновидность информации законодательно включена в перечень объектов, в отношении которых может быть проведена оценка. Однако при взыскании ущерба с работника стоимость такой информации определяет не специалист-оценщик, а работодатель.

На сегодняшний день компетентные государственные органы России не разработали методику расчета стоимости информации, которая относится к коммерческой тайне. В связи с этим компания вправе использовать собственный уникальный порядок оценки стоимости такой информации. Кстати, Д. Хаббард, специализирующийся на прикладной информационной экономике, смоделировал данный процесс в книге «Как измерить все, что угодно. Оценка стоимости нематериального в бизнесе».

Материальная ответственность

Сложным в плане практического применения положений ТК РФ является определение вида материальной ответственности, к которой может быть привлечен работник.

Пункт 7 ч. 1 ст. 243 ТК РФ предусматривает возможность возложения на работника материальной ответственности в полном размере причиненного ущерба в случае разглашения сведений, составляющих коммерческую тайну. Но настораживает оговорка, содержащаяся в данной правовой норме: «…в случаях, предусмотренных федеральными законами».

Пункт 1 ст. 14 Закона N 98-ФЗ определяет, что нарушение настоящего Закона влечет за собой дисциплинарную, гражданско-правовую, административную или уголовную ответственность в соответствии с законодательством РФ. То есть данный Закон, перечисляя виды юридической ответственности за разглашение сведений, составляющих коммерческую тайну работодателя, материальную ответственность не упоминает.

К сожалению, возникшая коллизия не нашла своего разрешения в Постановлении Пленума ВС РФ от 16.11.2006 N 52. Видимо, у судебных органов при рассмотрении трудовых споров, связанных с нарушением режима коммерческой тайны, еще не возникли вопросы, требующие разрешения на уровне Пленума ВС РФ.

Судебная коллегия по гражданским делам Хабаровского краевого суда, рассматривая дело о восстановлении на работе Л., уволенной за разглашение коммерческой тайны, коснулась вопроса о соотношении ст. ст. 241 и 243 ТК РФ и сделала следующий вывод: «Согласно ст. 243 ТК РФ материальная ответственность в полном размере возлагается на работника в случаях, когда в соответствии с настоящим Кодексом или иными федеральными законами на работника возложена материальная ответственность в полном размере за ущерб, причиненный работодателю при исполнении трудовых обязанностей, недостачи ценностей, вверенных ему на основании специального письменного договора.

Таким образом, материальная ответственность за ущерб, причиненный работодателю при исполнении трудовых обязанностей, возлагается на работника при условии причинения ущерба по его вине.

Пределы этой ответственности определены ст. 241 ТК РФ, по правилам которой за причиненный ущерб работник несет материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом или иными федеральными законами» (Апелляционное определение от 31.10.2012 по делу N 33-6750/2012).

Таким образом, даже при недостаточно четком правовом регулировании вопроса о полной материальной ответственности у работодателя всегда остается возможность на основании ст. ст. 232, 238, 241 ТК РФ привлечь работника, нарушившего режим коммерческой тайны, к материальной ответственности в пределах его среднего месячного заработка.

По гражданскому праву

В судебной практике встречаются случаи, когда организация пытается взыскать ущерб с виновника по правилам гражданского законодательства.

Напомним, что ст. 1472 ГК РФ в дополнение к ст. 15 ГК РФ предусматривает возмещение убытков в качестве ответственности за нарушение исключительного права на секрет производства организации. В связи с этим определенный интерес представляет приведенный ниже пример из судебной практики.

В Арбитражный суд Саратовской области с иском к индивидуальному предпринимателю Юшковой Ю. В. о взыскании 491474,92 руб. убытков в виде упущенной выгоды обратилось ООО «ЛюксуРита».

Основанием для обращения в суд с иском стало то обстоятельство, что Юшкова Ю. В. в период своей работы у истца в должности менеджера, в обязанности которого входили принятие и обработка заказов от покупателей, имея доступ к компьютеру, подключенному по сети Интернет к центру заказов, скопировала персональные данные 155 клиентов ООО «ЛюксуРита».

Использование Юшковой Ю. В. сведений, составляющих коммерческую тайну общества, лишило истца клиентской базы, в результате чего ООО понесло убытки в виде потери контрагентов.

Решением Арбитражного суда Саратовской области от 17.10.2011 исковые требования оставлены без удовлетворения.

Не согласившись с решением суда первой инстанции, ООО «ЛюксуРита» обратилось с апелляционной жалобой, в которой просило отменить решение суда первой инстанции и удовлетворить исковые требования.

Изучив материалы дела, суд апелляционной инстанции не нашел правовых оснований отмены решения и отклонил доводы заявителя жалобы о неприменении судом первой инстанции подлежащей применению ст. 1472 ГК РФ.

Двенадцатый арбитражный апелляционный суд в Постановлении от 06.03.2012 по делу N А57-11021/2011 сделал следующие выводы.

В силу ст. 1465 ГК РФ секретом производства (ноу-хау) признаются сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны.

Таким образом, любые перечисленные в диспозиции ст. 1465 ГК РФ сведения приобретают статус ноу-хау лишь в случае защиты их правообладателем режимом коммерческой тайны.

Индивидуальный предприниматель Юшкова Ю. В. и ООО «ЛюксуРита» не являются разработчиками товаров, продажу которых они осуществляют. Признание тех или иных сведений секретом производства является прерогативой правообладателя, поэтому спорные сведения не являлись ноу-хау.

Суд первой инстанции верно установил, что истец в отношении клиентской базы общества не принимал мер, установленных ч. 1 ст. 10 Закона N 98-ФЗ.

Истец не представил в материалы дела доказательства, подтверждающие введение режима коммерческой тайны в отношении своей клиентской базы.

Ссылку истца на расписку Юшковой Ю. В. о получении пароля для входа в систему принятия и обработки заказов суд апелляционной инстанции отклонил, поскольку из содержания расписки не следует, что Юшкова Ю. В. предупреждена о конфиденциальности информации (о клиентской базе), а не о чем-либо ином, например о методе входа в названную систему. Кроме того, расписка датирована числом, предшествующим созданию ООО «ЛюксуРита», что не оспаривалось истцом в судебном заседании. При этом в суды обеих инстанций истец не представил надлежащих доказательств того, что ответчица состояла в трудовых отношениях с обществом.

При отсутствии оснований признать клиентскую базу истца секретом производства (ноу-хау) применительно к положениям ст. 1465 ГК РФ ответчик не может быть привлечен к гражданско-правовой ответственности по правилам ст. 1472 ГК РФ.

Заключение ИП Юшковой Ю. В. договоров с контрагентами ООО «ЛюксуРита» само по себе не может свидетельствовать о причинении убытков обществу. Потеря ООО клиентов не является безусловным следствием использования Юшковой Ю. В. сведений, составлявших коммерческую тайну общества.

ФАС ПО Постановлением от 10.07.2012 по делу N А57-11021/2011 оставил без изменений решение Арбитражного суда Саратовской области от 25.11.2011 и Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.03.2012 по делу N А57-11021/2011.

КоАП

В принципе наказать рублем сотрудника, разгласившего коммерческую тайну, можно, но путем привлечения его к административной ответственности.

Статья 13.14 КоАП РФ устанавливает, что разглашение информации, доступ к которой ограничен федеральным законом (за исключением случаев, если разглашение такой информации влечет уголовную ответственность), лицом, получившим доступ к такой информации в связи с исполнением служебных или профессиональных обязанностей, за исключением случаев, предусмотренных ч. 1 ст. 14.33 данного Кодекса, влечет наложение административного штрафа:

— на граждан — в размере от 500 до 1 тыс. руб.;

— на должностных лиц — от 4 тыс. до 5 тыс. руб.

Однако в этом случае денежные средства поступят не в кассу работодателя, а в государственную казну.

Кроме того, для привлечения работника к административной ответственности за разглашение информации, составляющей коммерческую тайну, необходимо направить в прокуратуру по месту нахождения юридического лица заявление об административном правонарушении, поскольку в силу ст. 28.4 КоАП РФ дела об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 13.14 настоящего Кодекса, возбуждаются прокурором.

Работник, признанный судом виновным в совершении административного правонарушения, может избежать ответственности в случае, если суд на основании ст. 2.9 КоАП РФ освободит его от административной ответственности в силу малозначительности правонарушения, ограничившись устным замечанием.

Так, в одном деле С. Ю., являясь должностным лицом — главным врачом медицинского учреждения, действуя в нарушение ст. 61 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан, согласно которой информация о факте обращения за медицинской помощью, состоянии здоровья гражданина, диагнозе его заболевания и иные сведения, полученные при его обследовании и лечении, составляют врачебную тайну, 24 сентября 2010 года выдал выписку из амбулаторной карты С. без его согласия и запроса суда постороннему лицу К., то есть допустил разглашение информации, доступ к которой ограничен федеральным законом.

Мировой судья судебного участка N 116 Сивинского муниципального района Пермского края Постановлением от 24.11.2010 признал С. Ю. виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 13.14 КоАП РФ, но освободил его от административной ответственности ввиду малозначительности совершенного правонарушения и объявил ему устное замечание. Дело об административном правонарушении в отношении С. Ю. прекращено.

Решением судьи Сивинского районного суда Пермского края от 11.01.2011, Постановлением Пермского краевого суда от 25.03.2011 по делу N 44а-230-2011 вердикт мирового судьи по делу об административном правонарушении по ст. 13.14 КоАП РФ в отношении С. Ю. оставлен без изменения.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *