Реализация участником общества с ограниченной ответственностью права на защиту своих прав и законных интересов

(Матвеева А. И.) («Безопасность бизнеса», 2014, N 1) Текст документа

РЕАЛИЗАЦИЯ УЧАСТНИКОМ ОБЩЕСТВА С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ ПРАВА НА ЗАЩИТУ СВОИХ ПРАВ И ЗАКОННЫХ ИНТЕРЕСОВ

А. И. МАТВЕЕВА

Матвеева Александра Игоревна, студентка 5 курса юридического факультета Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова.

Статья посвящена проблемам защиты корпоративных прав участников общества с ограниченной ответственностью. Автор рассматривает проблематику применения гражданско-правовых способов защиты субъективных гражданских прав в рамках корпоративных правоотношений.

Ключевые слова: защита прав и законных интересов, общество с ограниченной ответственностью, корпоративное правоотношение.

Implementation by the participant of the limited liability company of his right to protection of his rights and legitimate interests A. I. Matveeva

The article concerns problems of protection of corporate rights of participants of the corporate rights of participants of the limited liability company. The author considers problems of application of civil-law means of protection of subjective civil rights within the framework of corporate legal relations.

Key words: protection of rights and legitimate interests, limited liability company, corporate legal relation.

Право на защиту, являясь конститутивным понятием гражданского права, должно рассматриваться как предусмотренная и гарантированная способность добиваться восстановления своих прав предусмотренными законом способами посредством обращения к компетентным субъектам, что отражает как обеспеченность государством, так и возможность вариативного обращения к конкретным способам управомоченным лицом. Под непосредственно способами защиты права считается необходимым понимать предусмотренные и гарантированные законом средства гражданско-правовой защиты, применяемые лицом в случае нарушения его прав или ограничения их реализации, подлежащие рассмотрению компетентным субъектом. Итогом применения способа защиты, осуществляемого управомоченным лицом в определенной законом форме, с одной стороны, является восстановление нарушенного субъективного права, с другой — применение мер гражданско-правовой ответственности к обязанному лицу за неправомерное поведение. При этом механизм защиты в целом находится в рамках охранительных правоотношений, предусмотренных не инициативой частных лиц, а волей государства как заранее предусмотренная реакция на неправомерное поведение субъектов. Защита права участника общества с ограниченной ответственностью неразрывна с остальными элементами его статуса. При этом с точки зрения ГК РФ не возникает сомнений в том, что участник юридического лица сам не является предпринимателем либо другим особым субъектом права. Нельзя не заметить, что характер правосубъектности участника корпорации, вытекающий из состояния членства, отличает его от других субъектов гражданских прав. В частности, это проявляется в том, что защите подлежат как непосредственно предоставляемые и гарантированные ГК РФ, ФЗ об ООО и другими законодательными актами, так и те права, которые предусматриваются уставом общества в соответствии с п. 2 ст. 8 ФЗ об ООО, существуют в рамках отдельной корпорации. При этом, фиксируя право на закрепление в уставе дополнительных прав, законодатель исходит из того, что ими наделяются вполне конкретные участники, т. е. усматривается фидуциарный характер предоставления особого статуса такого члена. Представляется, что законодатель подразумевает широкий спектр таких прав, оставляя за обществом право выбора и закрепления таковых, однако несправедливо оставляет в стороне вопрос о том, возможно ли участнику, наделенному дополнительными правами, свои права защитить и каким образом. Особенностью является также то, что в рамках созданного общества-корпорации не вполне справедливо говорить о применении в полном объеме к таким правоотношениям одного из важнейших принципов гражданского права — принципа равенства участников гражданско-правовых отношений, закрепленного в п. 1 ст. 1 ГК РФ. Ведь природе созданной корпорации всегда присущ фактор зависимости участников <1>, своего рода корпоративной власти, который, например, отсутствует в обязательственных отношениях. С учетом этого участник общества вправе защищать не только сугубо материальные права, обусловленные экономическим интересом, но и подвергать защите право на свое властное положение, заключающееся в его участии в составе органов управления общества. ——————————— <1> Муллахметов Х. Ш. Корпоративный контроль. Казань, 2008. С. 41.

Следует обратить внимание на то, когда возможно применение способов защиты корпоративных прав участника ООО. Возможность защиты своих прав как элемент правомочия участия возникает с приобретением статуса участника корпорации. В этой связи представляется необходимым отграничивать применение корпоративных способов защиты прав участников общества с ограниченной ответственностью от возможности защиты прав участниками договора о создании общества с ограниченной ответственностью. В данном случае, согласно ст. 89 ГК РФ, ст. 11 ФЗ об ООО, на этапе создания корпорации деятельность учредителей подчиняется заключенному между ними договору об учреждении общества с ограниченной ответственностью, определяющему порядок осуществления ими совместной деятельности по учреждению общества, размер уставного капитала общества, размер их долей в уставном капитале общества и иные установленные законом об обществах с ограниченной ответственностью условия. Соответственно, учредители общества, находясь в рамках классических обязательственных отношений, могут защищать свои права посредством способов обеспечения исполнения обязательств, включения в договор соответствующих условий, а также иным образом. Представляется неоднозначным в рамках вопроса о защите прав участника ООО решение проблемы о возможности применения категории запрета злоупотребления правом, содержащейся в ст. 10 ГК РФ, т. к. нередко очень сложно установить грань между правомерным осуществлением своих прав и злоупотреблением в рамках корпоративных отношений с учетом наличия субъективного интереса участников и фактически предусмотренной возможностью волеизъявления такого интереса через юридическое лицо как специфическим «правовым средством, базирующимся на дозволениях частного права совокупной инициативе юридических действий, служащей достижению целей определенных лиц, обеспеченных государственной защитой» <2>. ——————————— <2> Пугинский Б. И. Гражданско-правовые средства в хозяйственных отношениях. М., 1984. С. 162.

Также при обращении к способам защиты права нельзя не обратить внимание на рассматриваемые цивилистами т. н. правоохранительные меры <3>, имеющие место, по их мнению, наряду с правом на защиту. При этом понимание таких мер по своей сути совпадает с концепцией самозащиты прав. ——————————— <3> Грибанов В. П. Осуществление и защита гражданских прав. М., 2000. С. 107.

Представляется не совсем корректной возможность применения такого способа защиты права к корпоративным отношениям. В науке в качестве примера самозащиты прав участников корпорации приводится «блокирование ими принятия решения общего собрания, которым могут быть нарушены их права» <4>. Следует признать, что в данном случае речь идет о реализации как данным участником юридического лица, так и его оппонентами права на непринятие конкретного решения, но не о защите прав. Справедливо отмечает Д. В. Ломакин, что в данной ситуации «при наличии достаточных оснований участник хозяйственного общества может обжаловать решение такого собрания в суд» <5>. Под достаточными же основаниями следует понимать конкретное нарушение принятым решением прав участника. ——————————— <4> Формы защиты прав инвесторов в сфере рынка ценных бумаг / Под ред. М. К. Треушникова. М., 2000. С. 12. <5> Ломакин Д. В. Корпоративные правоотношения: общая теория и практика ее применения в хозяйственных обществах. М., 2008. С. 80.

Несмотря на признание и введение корпоративных правоотношений в проект ГК РФ, отдельные корпоративные способы защиты прав участников корпорации не выводятся на законодательный уровень, оставаясь достижениями судебной практики и доктринальных изысканий. Также отдельно не определяются способы защиты прав членов ООО в ФЗ об ООО, что представляется сужением формулирования статуса члена общества в специальном законе. В данном случае остаются вещно-правовые и обязательственно-правовые способы защиты прав. Корпоративные правоотношения, которые подлежат защите, сочетают в себе элементы как вещно-правовых, так и обязательственно-правовых конструкций. С введением главы 28.1 «Рассмотрение дел по корпоративным спорам» в АПК РФ стало возможно конкретизировать способы защиты прав акционеров и участников ООО в рамках юрисдикционной судебной формы. Представляется, что из перечисленных в ст. 225.1 АПК РФ видов корпоративных споров можно вывести конкретные классификации способов защиты по предмету рассмотрения дела и подразделять их на способы: — связанные с юридической жизнью корпорации — созданием, реорганизацией, ликвидацией; — связанные непосредственно с принадлежностью долей, соответственно, в данном случае — с учетом специфики объекта защиты; — связанные с защитой прав участников данных хозяйственных обществ, занимающих должности в органах управления, реализуемые в случае нарушения прав управления; — связанные с оспариванием сделок, совершенных корпорацией, с решениями органов управления. В вопросах защиты права особенно прослеживается связь права материального и процессуального. Однако не следует забывать, что процессуальное законодательство в данном случае не определяет способы защиты прав, а лишь для удобства арбитражного процесса и определения подведомственности перечисляет предмет корпоративного спора. Возможно проследить, что данная классификация, выводимая из норм АПК РФ, во многом перекликается непосредственно со способами защиты прав, перечисленными в ст. 12 ГК РФ. При этом из абз. 1 ст. 225.1 АПК РФ следует, что перечень конкретных корпоративных споров не исчерпывающий, что также не позволяет выявить идеальный критерий для классификации корпоративных дел. Вместе с тем немаловажным обстоятельством является и то, что формулирование разновидностей корпоративных споров в нормах арбитражного процессуального законодательства объясняется в большей мере предшествующими появлению новой главы 28.1 АПК РФ делами судебной практики, в первую очередь с заявленными исками о защите тех или иных корпоративных прав. Так, в случае споров, связанных с юридической жизнью корпорации — созданием, реорганизацией, ликвидацией, п. 1 ст. 225.1 АПК РФ может предусматривать реализацию таких способов защиты, как присуждение к исполнению обязанности в натуре, например в случае уклонения учредителем от исполнения своих обязанностей в рамках договора о создании юридического лица, либо признания такого договора как оспоримой или ничтожной сделки и применения последствий ее недействительности, либо признания недействительным решения о реорганизации или ликвидации общества с ограниченной ответственностью. Споры, связанные с принадлежностью долей, указанные в п. 2 ст. 225.1 АПК РФ, определяют «многослойность» корпоративного правоотношения, содержащего в себе также вещно-правовые составляющие в понятии доли в уставном капитале общества. В данном случае, по сути, речь идет о реализации способа защиты, названного первым в ст. 12 ГК РФ, — признания права. Споры, связанные с защитой прав участников данных хозяйственных обществ, занимающих должности в органах управления, реализуемые в случае нарушения прав управления, указанные в п. 4 ст. 225.1 АПК РФ, по сути представляют собой реализацию права на восстановление корпоративного контроля членом корпорации способом, сформированным наукой и судебной практикой, не обозначенным в такой форме в законодательстве. Споры, связанные с оспариванием сделок, совершенных корпорацией, с решениями органов управления, представляют собой реализацию такого способа защиты, как признание недействительным решения собрания, введенного Федеральным законом от 30 декабря 2012 г. N 302-ФЗ «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 Гражданского кодекса Российской Федерации» <6>. ——————————— <6> Российская газета. 2013. 11 янв.

Таким образом, прослеживаются определенные особенности реализации способов защиты прав участников общества с ограниченной ответственностью. Можно сделать вывод о том, что не все способы защиты гражданских прав, перечисленные в ст. 12 ГК РФ, могут подлежать применению для защиты корпоративных прав с учетом присущих им особенностей. С учетом того что права участников общества различны сами по себе, способы защиты их прав также не универсальны, а требуют выбора конкретного способа с учетом специфики нарушенного права, что не позволяет на современном этапе развития корпоративного права на законодательном уровне выработать единый подход к защите прав в рамках корпорации. Представляется необходимым в связи с введением в гражданское законодательство корпоративных правоотношений предусмотреть отдельно способы и форму защиты прав членов корпорации, в частности определить место для норм о защите прав участников в ФЗ об ООО как специальном законодательном акте, целью которого должно являться не декларативное закрепление прав участников, в частности отсылающее к нормам устава, а императивное установление механизмов их реального действия и способов защиты как реализации конституционного принципа приоритета защиты прав.

Список литературы

1. Грибанов В. П. Осуществление и защита гражданских прав. М., 2000. 2. Ломакин Д. В. Корпоративные правоотношения: общая теория и практика ее применения в хозяйственных обществах. М., 2008. 3. Муллахметов Х. Ш. Корпоративный контроль. Казань, 2008. 4. Федер. закон от 30 дек. 2012 г. N 302-ФЗ «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 Гражданского кодекса Российской Федерации» // Российская газета. 2013. 11 янв. 5. Пугинский Б. И. Гражданско-правовые средства в хозяйственных отношениях. М., 1984. 6. Формы защиты прав инвесторов в сфере рынка ценных бумаг / Под ред. М. К. Треушникова. М., 2000.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *