Гражданско-правовая ответственность субъектов залоговых правоотношений по законодательству России и зарубежных стран

(Захарова Е. С.)

(«Международное публичное и частное право», 2014, N 1)

Текст документа

ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ СУБЪЕКТОВ ЗАЛОГОВЫХ

ПРАВООТНОШЕНИЙ ПО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РОССИИ И ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН

Е. С. ЗАХАРОВА

Захарова Екатерина Сергеевна, аспирантка кафедры частного права юридического факультета Института экономики, управления и права ГОУ ВПО «Российский государственный гуманитарный университет».

Статья посвящена анализу правового регулирования гражданско-правовой ответственности субъектов залоговых правоотношений в России и за рубежом, актуальным вопросам гражданско-правовой ответственности залогодателя и залогодержателя в залоговых правоотношениях, проблемам определения объема ответственности залогодержателя при неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства.

Ключевые слова: залог, залоговые правоотношения, гражданско-правовая ответственность, объем ответственности, сделка, договор.

Civil liability of the subjects of pledge legal relations under the laws of Russia and foreign countries

E. S. Zakharova

This article analyzes the legal regulation of civil liability of collateral relations in Russia and abroad, topical issues of civil liability of the mortgagor and mortgagee in collateral relationship, problems of determining the scope of responsibility of the mortgagee for non-performance or improper performance of the obligation.

Key words: pledge, pledge legal relations, civil-law responsibility, scope of responsibility, transaction, contract.

Вопросы об ответственности конкретного лица, будь то гражданин как физическое лицо либо частная структура как физическое (юридическое) лицо или государство в лице его органов, всегда занимали одно из ведущих мест в цивилистической науке и практике. И не только потому, что эта тема была интересной, противоречивой и сложной. Но и потому, что сам процесс и процедура ответственности, с ее многочисленными санкциями за неисполнение (ненадлежащее исполнение) обязательств, всегда влияли и влияют на финансово-имущественные интересы того или иного субъекта гражданского оборота [6].

В главе 25 Гражданского кодекса Российской Федерации сосредоточены статьи, устанавливающие ответственность участников гражданского оборота за нарушение обязательств. Ответственность для должника наступает в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства в форме возмещения убытков, неустойки, процентов, в случае пользования чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки их уплаты либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица [4].

В залоговых правоотношениях должник несет ответственность перед кредитором за неисполнение или ненадлежащее исполнение обеспеченного залогом обязательства своим имуществом или имущественными правами, переданными в залог.

Кредитор имеет право получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества, имущественных прав или может получить в собственность предмет залога в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником соответствующего обязательства, обеспеченного залогом. Кроме того, залоговый кредитор имеет преимущество перед другими кредиторами должника при получении удовлетворения своих требований из стоимости залогового имущества.

Во французском и японском праве закреплены многочисленные права преимущества, относящиеся к правам вещного обеспечения и предусматривающие, что при наличии определенных условий управомоченные лица могут получить преимущественное удовлетворение своего права перед другими лицами из имущества должника. Применение этого права возможно, когда одним из кредиторов осуществляются расходы, связанные с обеспечением сохранности и ликвидности имущества должника. При регулировании правоотношений при наличии в отношении одного объекта нескольких прав преимущества закон допускает продажу спорной вещи с торгов и удовлетворение из денежной выручки кредиторов при соблюдении определенной очередности [7, с. 487 — 489].

Если рассматривать гражданское право Японии, то очевидным является вещный характер заклада и ипотеки, которые возникают в результате заключения договора, однако в законодательстве этой страны достаточно много специфических черт. Например, деление договорного права залога на заклад и ипотеку не связано с его предметом — движимым или недвижимым имуществом. Именно поэтому можно заложить недвижимость, и тогда право владения вещью перейдет к залогодержателю [2, с. 214]. Но также возможна ипотека недвижимости, при которой не происходит реальная передача вещи.

В залоговом праве США права залогодателя и залогодержателя прописаны в законах либо возникают из договоров. В договоре возможно предусмотреть и закрепить права залогодержателей по использованию имущества и, соответственно, связанных с ним прав. В случае залога акций залогодатели сохраняют право голоса на собраниях членов корпорации. Залогодержатели обязаны проявлять заботу и обеспечивать сохранность имущества. Все вопросы, связанные с уплатой налогов, страхованием имущества, также должны решаться по соглашению сторон.

В законодательстве США право залога рассматривается как вещное право. В случае утраты заложенной вещи или передачи ее третьим лицам за залогодержателем сохраняется право требования. В договоре залога может быть предусмотрено положение о продаже заложенного товара по частному соглашению или с аукциона, но без оповещения о нем. В случае снижения рыночной цены на заложенную вещь кредитор не несет ответственности. Залогодержатель сам выбирает время продажи имущества после истечения срока исполнения обязательства.

Кредитор имеет право перезаложить имущество, которое служит обеспечению, не ограничивая при этом права залогодателя.

В случае нарушения обеспеченной стороной установленных правил должник имеет право обращения в суд, который должен ограничить или предписать иные условия продажи и право на возмещение убытков, причиненных неправомерной реализацией его имущества.

Особенностью правового регулирования залоговых правоотношений в современном зарубежном законодательстве, в частности, в США, Англии, Франции, Германии, является значительное количество регулирующих норм, устанавливаемых в договорах на усмотрение сторон.

Сравнивая отечественное законодательство и Германское право, следует отметить, что в Германском Гражданском Уложении особое внимание уделяется механизму взыскания на заложенное имущество и регламентации прав залогодателя и залогодержателя. Законодатель делает акцент на обременениях, сопровождающих сделки с недвижимостью [1, с. 24]. Для залогового права Германии характерен принцип публичности.

В гражданском праве РФ объем требований кредитора к должнику по обеспеченному залогом обязательству включает в себя не только сумму первоначального долга, но и проценты, неустойку, возмещение убытков, причиненных просрочкой исполнения, а также возмещение необходимых расходов залогодержателя на содержание заложенной вещи и расходов по взысканию, если таковые возникнут к моменту исполнения обязательства, обеспеченного залогом.

На наш взгляд, объем требований, обеспеченных залогом, к моменту исполнения является чрезмерным. Можно предусмотреть ограничение объема ответственности должника перед кредитором по обеспеченному залогом обязательству суммой основного долга, процентов за определенный срок и расходов залогодержателя по взысканию. Право залогодержателя ограничивается стоимостью предмета залога. В том случае, если стоимость залогового имущества окажется меньше итоговых требований залогодержателя к должнику, обязательство прекращается в части, не покрытой средствами, вырученными от реализации предмета залога.

Подобная конструкция предлагалась в Проекте Вотчинного устава Российской империи, который устанавливал, что залог обеспечивает лишь возврат долга, проценты за два года (исковая давность по обязательствам составляла 10 лет!) и издержки кредитора по получению долга; убытки и неустойка ипотекой не обеспечивались [8, с. 382].

Такой большой объем требований залогодержателя, обеспеченный залоговым имуществом, ставит залогодателя в экономически невыгодное положение перед залогодержателем, что приведет к тому, что к моменту удовлетворения основного обязательства оно, возможно, будет таким по размеру, что стоимость предмета залога не покроет его, а залогодержателю придется обратить взыскание на иное имущество должника для удовлетворения своих требований.

В связи с этим возникает актуальный вопрос о необходимости подробного описания в договоре о залоге существа обеспеченного обязательства, его первоначальную сумму, размер процентов, сроки исполнения и т. д. Или достаточно указать сведения, индивидуализирующие долг. Если по договору залога в качестве залогодержателя выступает сам должник, то, по-видимому, такой необходимости нет. В случае если в качестве залогодателя выступает третье лицо, то для защиты его интересов (от, например, сговора должника и кредитора и фальсификации договора, обязательства по которому обеспечены, с указанием не соответствующей действительности суммы долга) достаточно передать в его распоряжение заверенную копию договора между кредитором и должником.

Следует отметить, что невозможно точно указать сумму обеспеченного залогом долга, а также точно описать все обеспеченные обязательства, потому что объем ответственности залогодателя распространяется не только на договорные требования кредитора к должнику (основной долг, проценты), но и на требования, связанные с ответственностью должника перед кредитором за просрочку (неустойка, убытки, издержки по получению исполнения) [3, с. 103; 9, p. 62].

А эти денежные суммы невозможно не только более-менее точно указать заранее, но и даже предвидеть, будут ли вообще соответствующие требования иметь место.

По мнению И. В. Дедковского, включение в объем ответственности залогодателя неустоек и убытков залогодержателя несправедливо, т. к. их неопределенный характер не позволяет залогодателю эффективно использовать всю стоимость принадлежащего ему имущества для целей последующего обеспечения иных своих обязательств [5, с. 70].

В связи с этим внимания заслуживает п. 3 ст. 3 Закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)», который предусматривает возможность установления в договоре об ипотеке общей твердой суммы требований залогодержателя к должнику. Если же требования залогодержателя превышают эту сумму, то они не считаются обеспеченными ипотекой, кроме требований по судебным издержкам и иных расходов, связанных с обращением взыскания на заложенное имущество, возмещения расходов по реализации заложенного имущества.

На наш взгляд, это очень хорошее положение, которое служит сохранению баланса интересов и залогодателя, и залогодержателя и не возлагает на залогодателя чрезмерный объем ответственности по обязательствам. Считаем, что аналогичную норму необходимо включить в Гражданский кодекс РФ применительно к залогу движимого имущества.

Список литературы

1. Будилов В. М. Залоговое право России и ФРГ. М., 1993.

2. Вагацума С., Ариидзуми Т. Гражданское право Японии: В 2 кн. / Пер. с яп. М., 1983. Кн. 1. Т. 1.

3. Вебер Х. Обеспечение обязательств / Пер. с нем. М., 2009.

4. Гражданский кодекс РФ. Ч. 1. Ст. ст. 394 — 395 // СПС «КонсультантПлюс».

5. Дедковский И. В. Акцессорность ипотеки: Дис. … магистра юриспруденции. М., 2011.

6. Завидов Б. Д. Гражданско-правовая ответственность, вытекающая из обязательств: Науч.-практ. и аналит. справ. // СПС «КонсультантПлюс».

7. Морандьер Ж. де ля. Гражданское право Франции / Пер. с фр. М., 1961.

8. Проект Вотчинного устава с пояснительною к нему запискою. СПб., 1893. Т. 1. С. 382 — 384.

9. Mata Munoz A. de la. Typical personal security rights in the EU: comparative Law and Economics in Italy, Spain and other EU countries in the light of the EU Law, Basel II and the financial crisis. , 2010. Англ. яз.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *