Роль судебной практики в регулировании ограничений прав на земельные участки сельскохозяйственного назначения в государствах - участниках Единого экономического пространства

(Кульчиков Д. Е.) ("Российский судья", 2014, N 3) Текст документа

РОЛЬ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ В РЕГУЛИРОВАНИИ ОГРАНИЧЕНИЙ ПРАВ НА ЗЕМЕЛЬНЫЕ УЧАСТКИ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОГО НАЗНАЧЕНИЯ В ГОСУДАРСТВАХ - УЧАСТНИКАХ ЕДИНОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПРОСТРАНСТВА

Д. Е. КУЛЬЧИКОВ

Кульчиков Дмитрий Евгеньевич, аспирант кафедры гражданского права и процесса Юридического института ФГБОУ ВПО "Госуниверситет - УНПК".

Автор делает вывод о том, что единообразное применение судебной практики позволит не только выявить конкретные пробелы и коллизии в правовом регулировании ограничений прав на земельные участки сельскохозяйственного назначения, но и в определенной степени преодолеть их, тем самым обеспечивая совершенствование законодательства и правоприменения в целом в государствах - участниках Единого экономического пространства.

Ключевые слова: Единое экономическое пространство, земельные участки сельскохозяйственного назначения, ограничения прав, судебная практика.

The role of judicial practice in the regulation of restrictions on the rights on agricultural land in the participating States of the Common economic space D. E. Kul'chikov

The author concludes that the uniform application of judicial practice will not only identify specific gaps and collisions in the legal regulation of restrictions on the rights on agricultural land, but also to some extent overcome them, thereby ensuring the improvement of legislation and law enforcement in general in the States the Common economic space.

Key words: Common economic space, land plots agricultural destination, limiting the rights, judicial practice.

Несовершенство правового регулирования ограничений прав на земельные участки сельскохозяйственного назначения национальным законодательством государств - участников Единого экономического пространства побуждает искать действенные механизмы урегулирования возникающих земельных споров в указанной сфере, преодоления коллизий и пробелов в действующем законодательстве. Одним из таких механизмов можно назвать судебную практику. Вопросы о месте судебной практики в системе источников права и ее роли в правовом регулировании до настоящего времени не получили однозначного ответа и являются предметом широкой дискуссии как в Российской Федерации, так и в Республике Беларусь и Республике Казахстан. При этом следует отметить, что законодатели названных государств изначально подошли к решению поставленного вопроса по-разному. В Российской Федерации на законодательном уровне судебные акты не включены в систему источников права. Тем не менее существуют нормативные предпосылки для признания в качестве источников права актов высших судебных инстанций. Например, Федеральным конституционным законом от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ (ред. от 05.04.2013) "О Конституционном Суде Российской Федерации" определено, что решение Конституционного Суда Российской Федерации окончательно и не подлежит обжалованию, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами. Юридическая сила постановления Конституционного Суда Российской Федерации о признании акта неконституционным не может быть преодолена повторным принятием этого же акта (ст. ст. 79, 80). Верховный Суд РФ и Высший Арбитражный Суд РФ в соответствии с федеральными законами, реализуя предоставленные полномочия, осуществляют деятельность, связанную с изучением, обобщением судебной практики, а также дачей разъяснений нижестоящим судам по вопросам применения законодательства Российской Федерации в целях обеспечения ее единства <1>. -------------------------------- <1> Федеральный конституционный закон от 7 февраля 2011 г. N 1-ФКЗ (ред. от 01.12.2012) "О судах общей юрисдикции в Российской Федерации" // СЗ РФ. 2011. N 7. Ст. 898; 2012. N 49. Ст. 6746; Федеральный конституционный закон от 28 апреля 1995 г. N 1-ФКЗ (ред. от 06.12.2011) "Об арбитражных судах в Российской Федерации" // СЗ РФ. 1995. N 18. Ст. 1589; 2011. N 50. Ст. 7334.

В связи с принятием Закона РФ "О поправке к Конституции Российской Федерации "О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации" произойдет упразднение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, полномочия которого переходят к Верховному Суду Российской Федерации. С учетом этого Верховный Суд РФ является высшим судебным органом по гражданским делам, разрешению экономических споров, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам, образованным в соответствии с федеральным конституционным законом, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за деятельностью этих судов и дает разъяснения по вопросам судебной практики. Законодательство Республик Казахстан и Беларусь, напротив, содержат прямое указание на отнесение актов высших судебных инстанций к числу источников права. Так, в Республике Казахстан к основным видам нормативных правовых актов относятся нормативные постановления Верховного суда Республики Казахстан <2>. В свою очередь, нормативные правовые акты Республики Беларусь включают акты Конституционного суда Республики Беларусь, Верховного суда Республики Беларусь (постановления Пленума Верховного суда Республики Беларусь), Высшего Хозяйственного суда Республики Беларусь (постановления Пленума Высшего Хозяйственного суда Республики Беларусь), принятые в пределах их компетенции по регулированию общественных отношений, установленной Конституцией Республики Беларусь, и принятыми в соответствии с ней иными законодательными актами <3>. -------------------------------- <2> Закон Республики Казахстан от 24 марта 1998 г. N 213-1 "О нормативных правовых актах" // Казахстанская правда. 1998. 28 марта; 2011. 13 июля. <3> Закон от 10 января 2000 г. N 361-З "О нормативных правовых актах Республики Беларусь" // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. 2000. N 7, 2/136; 2009. N 161, 2/1583.

Тем не менее вопрос о правовой природе судебных актов высших судов Российской Федерации, Республики Беларусь и Республики Казахстан как регулятора общественных отношений остается актуальным, несмотря на законодательные различия по данному вопросу в национальном законодательстве стран - участниц Единого экономического пространства. Анализ доктринальных подходов показал, что существует несколько точек зрения по данному вопросу в российской и зарубежной юридической литературе: 1) судебная практика признается источником права в той мере, в какой она находит отражение в руководящих указаниях высших судебных органов <4>; 2) судебная практика вне зависимости от форм ее выражения источником права не признается <5>; 3) судебная практика является дополнительным (субсидиарным) источником права <6>. -------------------------------- <4> Жуйков В. М. К вопросу о судебной практике как источнике права // Судебная практика как источник права. М., 1997. С. 16; Котов А. К. Толкование Конституции и формирование прецедентного конституционного права // Правовая реформа в Казахстане. 2002. N 2. С. 5. <5> Нерсесянц В. С. У российских судов нет правотворческих полномочий // Судебная практика как источник права. М.: Юрист, 2000. С. 81; Зивс С. Л. Источники права. М.: Наука, 1981. С. 177. <6> Рогожин Н. А. Роль судебной практики в совершенствовании правового регулирования предпринимательской деятельности: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2003. С. 13; Иванова Т. В., Дубовицкий В. Н. Судебная практика как источник права в Республике Беларусь // Веснiк Гродзенскага унiверciтэта. Серыя . 2009. N 4 (90). С. 7 - 15; Глобализация и развитие законодательства: Очерки. / Отв. ред. А. С. Пиголкин, Ю. А. Тихомиров. М.: Городец, 2004. С. 53; Юридическая природа нормативных постановлений Верховного суда Республики Казахстан: Монография / Под ред. М. Т. Алимбекова. Астана, 2009. С. 34 - 54.

Таким образом, судебной практике в государствах - участниках ЕЭП отведена существенная роль в регулировании общественных отношений, в том числе связанных с ограничением прав на земли сельскохозяйственного назначения. Особое место в сфере судебного нормотворчества занимают акты конституционных судов. Как справедливо отмечают А. И. Дихтяр и Н. А. Рогожин, если само право находится в стадии реформирования, то пробелы, коллизии, разночтения на уровне конституционных норм может разрешить только Конституционный Суд путем своей судебной практики и судебных толкований Конституции <7>. Значимость актов конституционных судов для правового регулирования признается учеными-правоведами как в Российской Федерации <8>, так и в Республике Беларусь <9>. -------------------------------- <7> Дихтяр А. И., Рогожин Н. А. Значение судебных решений Конституционного Суда РФ для совершенствования законодательства и правоприменительной практики в сфере предпринимательской деятельности / Конституционное и муниципальное право. 2003. N 1. <8> Витрук Н. В. Конституционное правосудие в России (1991 - 2001 гг.). Очерки теории и практики. М., 2001. С. 73; Котов О. Ю. Влияние решений Конституционного Суда России на гражданское судопроизводство. М., 2002. С. 28; Бойков О. Становление экономического правосудия // Российская юстиция. 2001. N 10. С. 23. <9> Василевич Г. А. Судебный прецедент как источник права // Право в современном белорусском обществе: Сборник научных трудов. Вып. 2. Мн.: Право и экономика, 2007. С. 13 - 23; Пугачев А. Н. Акты высших органов судебной власти Республики Беларусь: юридическая природа и проблемы соотношения // Вестник Полоцкого государственного университета. Серия Д. Экономические и юридические науки. 2010. N 10. С. 165 - 170.

Земельные споры занимают значительное место в судебной практике Российской Федерации, Республики Беларусь и Республики Казахстан. Анализ судебной практики названных государств показал аналогичность рассматриваемых категорий дел в сфере ограничения прав на земельные участки, в том числе из земель сельскохозяйственного назначения. Основные вопросы в исследуемой сфере связаны с установлением (прекращением) сервитута, отказом в государственной регистрации ограничений (обременений), обжалованием действий (бездействия) государственных органов, иных организаций и должностных лиц, устанавливающих неправомерные ограничения права собственности и иных вещных прав. Исследование практики конституционных судов позволило не только выявить ряд пробелов в сфере правового регулирования ограничений прав на земельные участки сельскохозяйственного назначения, но и уяснить основополагающие правовые категории. Так, важное разъяснение, по нашему мнению, содержится в Постановлении Конституционного Суда РФ от 13 декабря 2001 г. N 16-П "По делу о проверке конституционности части второй статьи 16 Закона города Москвы "Об основах платного землепользования в городе Москве" в связи с жалобой гражданки Т. В. Близинской". Суд пояснил, что термин "имущество" включает не только право собственности, но и иные вещные права. Как следствие этого гарантии защиты прав, предусмотренные ч. 3 ст. 35 Конституции РФ, распространяются и на такие имущественные права, как право постоянного (бессрочного) пользования или пожизненного наследуемого владения земельным участком. Суд сделал вывод о том, что рассматриваемая конституционная норма не может толковаться как отрицающая государственную защиту иных, кроме права собственности, признанных имущественных прав граждан и умаляющая в какой-либо мере возможности такой защиты для законных землепользователей. Как следует из вышеуказанного постановления, ограничение прав любого землепользователя, обладающего земельным участком на законных основаниях, не отменяет гарантии защиты его прав, установленные действующим законодательством, вне зависимости от вида права. В продолжение к рассмотренному выше Постановлению следует отметить положения, сформулированные в Постановлении Конституционного Суда РФ от 23 апреля 2004 г. N 8-П "По делу о проверке конституционности Земельного кодекса Российской Федерации в связи с запросом Мурманской областной Думы". В анализируемой ситуации Конституционный суд указывает, что согласно ч. 3 ст. 62 Конституции Российской Федерации иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами Российской Федерации, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором Российской Федерации. Тем самым Конституция Российской Федерации в качестве общего принципа российского законодательства устанавливает "национальный режим" для иностранных лиц и лиц без гражданства, т. е. в отношении прав и обязанностей приравнивает их к российским гражданам. Схожие положения были выработаны решением Конституционного Суда Республики Беларусь от 27 декабря 2012 г. N Р-791/2012 "О соответствии Конституции Республики Беларусь Закона Республики Беларусь "О внесении изменений и дополнений в Кодекс Республики Беларусь о земле" <10>. Ограничения прав и свобод личности допускаются только в случаях, предусмотренных законом, в интересах защиты прав и свобод других лиц, в связи с чем устанавливаемые новопринимаемыми законами ограничения прав на земельные участки не должны искажать сущности ограничиваемого права и гарантий его защиты, быть допустимыми и пропорциональными, обеспечивающими баланс интересов личности, общества и государства, отвечающими требованиям справедливости. В противном случае такой Закон не будет соответствовать Конституции Республики Беларусь. -------------------------------- <10> Конституционный суд Республики Беларусь. URL: http://www. kc. gov. by/ main. aspx? guid=29963.

В Республике Казахстан ограничение прав, в том числе на землю, определяется конституционными положениями, содержащимися в ст. 6 Конституции Республики Казахстан. Важное значение в анализируемой сфере имеет Постановление Конституционного Совета от 13 апреля 2000 г. N 2/2 "Об официальном толковании пункта 3 статьи 6 Конституции Республики Казахстан" <11>. Конституционный Совет определил, что данные конституционные положения устанавливают общие обязательные начала земельных правоотношений в Республике Казахстан, которые регулируются основанными на них законами и равными им по юридической силе законодательными актами. Детализация их норм подзаконными актами возможна только на основаниях, условиях и в пределах, установленных этими законами и равными им по юридической силе законодательными актами. -------------------------------- <11> Сборник постановлений Конституционного Совета Республики Казахстан. Астана, 2012. С. 145 - 146.

В соответствии с п. 1 ст. 4 Конституции Республики Казахстан <12> действующим правом в Республике Казахстан являются нормы Конституции, соответствующих ей законов, иных нормативных правовых актов, международных договорных и иных обязательств республики, а также нормативных постановлений Конституционного Совета и Верховного суда республики. В Постановлении Конституционного Совета от 6 марта 1997 г. N 3 дано официальное толкование пункта 1 статьи 4 Конституции Республики Казахстан, в соответствии с которым Верховный суд Республики Казахстан полномочен издавать нормативные постановления только по вопросам применения в судебной практике норм законодательства, в том числе и норм Конституции <13>. -------------------------------- <12> Конституция Республики Казахстан от 30 августа 1995 г. (ред. от 02.02.2011) // Ведомости Парламента. 1996. N 4. Ст. 217; Казахстанская правда. 2011. 3 февраля. <13> Сборник постановлений Конституционного Совета Республики Казахстан. Астана, 2012. С. 42.

Важность актов высших судебных инстанций не вызывает сомнений и подтверждается мнением ученых государств - участников Единого экономического пространства <14>. При рассмотрении земельных споров суды государств - участников ЕЭП руководствуются не только законами и подзаконными актами, но и судебными актами высших судебных инстанций, содержащими специальные разъяснения. К таковым можно отнести: в Российской Федерации - Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 апреля 2010 г. N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда от 24 марта 2005 г. N 11 "О некоторых вопросах, связанных с применением земельного законодательства" <15> и информационное письмо Президиума ВАС РФ от 27 февраля 2001 г. N 61 "Обзор практики применения арбитражными судами земельного законодательства"; в Республике Беларусь - Постановление Пленума Верховного суда Республики Беларусь от 22 декабря 2011 г. N 9 "О практике рассмотрения судами земельных споров" <16> и Обзор судебной практики Верховного суда Республики Беларусь "О практике применения судами земельного законодательства" <17>; в Республике Казахстан - нормативное Постановление Верховного суда Республики Казахстан от 16 июля 2007 г. N 6 "О некоторых вопросах применения судами земельного законодательства" <18>. -------------------------------- <14> Анишина В. И. Постановления Пленумов высших судов Российской Федерации: правовая природа, место и роль в правовой системе // Российский судья. 2008. N 5. С. 4 - 8; Дихтяр А. И., Рогожин Н. А. Источники права и судебная практика // Российский судья. 2002. N 11; Пугачев А. Н. Акты высших органов судебной власти Республики Беларусь: юридическая природа и проблемы соотношения // Вестник Полоцкого государственного университета. Серия Д. Экономические и юридические науки. 2010. N 10. С. 165 - 170; Абдрасулов Е. Судебная власть и ее роль в праворазъяснительной деятельности // Зангер. 2004. N 2. С. 22 - 24; Юридическая природа нормативных постановлений Верховного суда Республики Казахстан: Монография / Под ред. М. Т. Алимбекова. Астана, 2009. С. 52 - 53. <15> Вестник ВАС РФ. 2005. N 5. <16> Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. 2012. N 6/1121; Национальный правовой интернет-портал Республики Беларусь. 2013. N 6/1333. URL: http://www. pravo. by/ main. aspx? guid= 3871&p0;=S21300009&p1;=1. <17> Верховный суд Республики Беларусь. URL: http://www. supcourt. by/ cgi-bin/ index. cgi? vm= d&vr;=obzor&vd;=73&at;=0&m1;=2. <18> Бюллетень Верховного суда Республики Казахстан. 2007. N 8.

В Российской Федерации имеется судебная практика, когда законы субъектов Федерации, устанавливающие дополнительные правила и ограничения оборота земельных участков сельскохозяйственного назначения, признавались недействующими. В частности, в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 апреля 2010 г. N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" акцентируется внимание на том факте, что гражданские права могут быть ограничены только на основании федерального закона, иные нормативные акты, ограничивающие права собственника, применению не подлежат (абз. 2 п. 1). Подобные суждения содержатся и в нормативном Постановлении Верховного суда Республики Казахстан от 16 июля 2007 г. N 5 "О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с защитой права собственности на жилище" <19>. Так, Верховным судом Республики Казахстан в этом акте указывается, что, поскольку ограничение гражданских прав человека исходя из Конституции Республики Казахстан допускается только законами, иные подзаконные нормативные правовые акты, ограничивающие права собственника, применению не подлежат. -------------------------------- <19> Там же.

Ряд судебных актов высших судебных инстанций содержат правовые дефиниции, необходимые для правильного уяснения сущности возникающих правоотношений, связанных с ограничением прав на земельные участки сельскохозяйственного назначения. Значение выработанных судом определений вносит ясность, необходимую для дальнейшего правоприменения. Как справедливо отмечает М. В. Чинова, логически верно сформулированное определение исключает любую двусмысленность, делая ясным и достоверным толкование и применение той или иной нормы или группы норм права <20>. -------------------------------- <20> Чинова М. В. Правила формулирования легального определения // Право и политика. 2005. N 1. С. 23.

Приведем несколько примеров из судебной практики государств - участников Единого экономического пространства. Например, в Постановлении Пленума ВАС РФ от 24 марта 2005 г. N 11 "О некоторых вопросах, связанных с применением земельного законодательства" <21> раскрыто содержание понятия "равноценное возмещение" в случае изъятия земельного участка для публичных нужд (п. 28). Пленумом Высшего Хозяйственного суда Республики Беларусь в Постановлении от 26 ноября 2009 г. N 21 "Об утверждении Инструкции по исполнительному производству в хозяйственных судах Республики Беларусь" <22> дано определение понятия "арест имущества", под которым понимается действие судебного исполнителя по ограничению имущественных прав должника в отношении имущества, принадлежащего ему на праве собственности или хозяйственного ведения. В нормативном Постановлении Верховного суда Республики Казахстан от 23 декабря 2005 г. N 9 "О некоторых вопросах применения судами законодательства, связанного с взысканием задолженности за тепловую и электрическую энергию" сформулирована дефиниция "обременение" <23>. -------------------------------- <21> Вестник ВАС РФ. 2005. N 5. <22> Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. 2010. N 45, 6/854. <23> Информационный портал ZAKON. KZ. URL: http://www. zakon. kz/ 151469-normativnoe - postanovlenie-verkhovnogo. html.

Отметим, что выработанные высшими судами правовые дефиниции способствуют правильному пониманию и применению правоположения, что, в свою очередь, положительно сказывается на правовом регулировании и правоприменении. Таким образом, деятельность высших судебных инстанций государств - участников Единого экономического пространства играет значительную роль в надлежащем правовом регулировании отношений, связанных с ограничением прав на земельные участки, в том числе из земель сельскохозяйственного назначения, поскольку представлена своеобразным судебным нормотворчеством, направленным на преодоление недостатков действующего законодательства. Поскольку Единое экономическое пространство представляет собой интеграционное объединение государств, особое значение для правового регулирования имеет практика Европейского суда по правам человека как органа международного правосудия. Многие прецеденты суда содержат правила, обладающие определенной нормативностью, и становятся основой при рассмотрении аналогичных категорий дел. Тем самым акты Европейского суда служат обеспечению единообразия судебной практики, в том числе и судов других государств. Анализ практики Европейского суда по правам человека в сфере ограничения прав на земельные участки сельскохозяйственного назначения показал, что разрешение указанной категории дел базируется на следующих принципах: соответствия ограничения права законной цели в интересах общества; соблюдение соразмерности ограничения права - баланс частных и публичных интересов; соответствие ограничения правовой определенности <24>. -------------------------------- <24> Турицын А. В. Ограничение и прекращение права собственности на земельные участки сельскохозяйственного назначения: Дис. ... канд. юрид. наук. Владикавказ, 2010. С. 29.

Таким образом, учитывая несовершенство правового регулирования земельных правоотношений, включая вопросы ограничения прав на земли сельскохозяйственного назначения, особое внимание следует уделять анализу судебной практики и ее единообразному применению.

Литература

1. Анишина В. И. Постановления Пленумов высших судов Российской Федерации: правовая природа, место и роль в правовой системе // Российский судья. 2008. N 5. С. 4 - 8. 2. Василевич Г. А. Судебный прецедент как источник права // Право в современном белорусском обществе. Сборник научных трудов. Вып. 2. Мн.: Право и экономика, 2007. С. 13 - 23. 3. Витрук Н. В. Конституционное правосудие в России (1991 - 2001 гг.). Очерки теории и практики. М., 2001. С. 73. 4. Бойков О. Становление экономического правосудия // Российская юстиция. 2001. N 10. С. 23. 5. Дихтяр А. И., Рогожин Н. А. Значение судебных решений Конституционного Суда РФ для совершенствования законодательства и правоприменительной практики в сфере предпринимательской деятельности / Конституционное и муниципальное право. 2003. N 1. 6. Жуйков В. М. К вопросу о судебной практике как источнике права // Судебная практика как источник права. М., 1997. С. 16. 7. Зивс С. Л. Источники права. М.: Наука, 1981. С. 177. 8. Иванова Т. В., Дубовицкий В. Н. Судебная практика как источник права в Республике Беларусь // Веснiк Гродзенскага унiверciтэта. Серыя . 2009. N 4 (90). С. 7 - 15. 9. Котов А. К. Толкование Конституции и формирование прецедентного конституционного права // Правовая реформа в Казахстане. 2002. N 2. С. 5. 10. Котов О. Ю. Влияние решений Конституционного Суда РФ на гражданское судопроизводство. М., 2002. С. 28. 11. Нерсесянц В. С. У российских судов нет правотворческих полномочий // Судебная практика как источник права. М.: Юрист, 2000. С. 81. 12. Пугачев А. Н. Акты высших органов судебной власти Республики Беларусь: юридическая природа и проблемы соотношения // Вестник Полоцкого государственного университета. Серия Д. Экономические и юридические науки. 2010. N 10. С. 165 - 170. 13. Рогожин Н. А. Роль судебной практики в совершенствовании правового регулирования предпринимательской деятельности: Автореф. ... канд. юрид. наук. М. 2003. С. 13. 14. Турицын А. В. Ограничение и прекращение права собственности на земельные участки сельскохозяйственного назначения: Дис. ... канд. юрид. наук. Владикавказ, 2010. С. 29.

------------------------------------------------------------------

Название документа