О недопустимости установления и прекращения обременений гражданских прав по аналогии

(Микрюков В. А.) («Российская юстиция», 2014, N 3) Текст документа

О НЕДОПУСТИМОСТИ УСТАНОВЛЕНИЯ И ПРЕКРАЩЕНИЯ ОБРЕМЕНЕНИЙ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ ПО АНАЛОГИИ

В. А. МИКРЮКОВ

Микрюков В. А., кандидат юридических наук.

Автор обосновывает общий тезис о недопустимости использования механизма аналогии с целью установления и прекращения основанных на исключительных нормах гражданско-правовых обременений, критикует конкретные судебные акты, основанные на применении аналогии закона и аналогии права в вопросах, связанных с режимом обременений, предлагает уточнить ст. 6 ГК РФ для исключения поводов к необоснованному незаконному ущемлению гражданских прав.

Ключевые слова: гражданское законодательство, обременения, ограничения, аналогия закона, аналогия права, пределы аналогии.

Author establishes a general thesis about prohibition in application of analogy mechanics for the purpose of creation and discharge of the based on the exclusive regulations civil encumbrances, expresses criticism in connection with specific judicial acts, based on the application of legal and law analogy in the cases, related to encumbrance control, proposes to clarify Article 6 of the Civil Code of the Russian Federation for the purpose of exclusion of reasons for unreasonable illegal impairment of civil rights.

Key words: civil legislation, encumbrances, limitations, legal analogy, law analogy, limitations of analogy.

Сложность и многообразие социальных связей, составляющих предмет гражданского права, свобода граждан и юридических лиц в установлении своих прав и обязанностей, открытый перечень оснований возникновения, изменения и прекращения гражданских правоотношений зачастую создают ситуации, непосредственно не урегулированные нормами действующего гражданского законодательства. Для преодоления возникающих правовых пробелов допускается применение гражданского законодательства по аналогии. Согласно п. 1 ст. 6 ГК РФ в случаях, когда гражданско-правовые отношения прямо не урегулированы законодательством или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона). В силу п. 2 ст. 6 ГК РФ, если невозможно использование аналогии закона, права и обязанности сторон надлежит определять исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права). Практическое применение гражданского законодательства по аналогии является законным и эффективным средством исключения пробелов в правовом регулировании и, в конечном счете, защиты интересов участников соответствующих правоотношений. Более того, как отметил В. Ф. Яковлев, аналогия в гражданском праве служит еще и средством углубления правонаделительного характера гражданско-правового регулирования <1>. Действительно, допустимость аналогии позволяет гражданам и юридическим лицам, не боясь правового вакуума, совершать действия, порождающие права и обязанности, даже в случаях, когда это прямо не предусмотрено законом. ——————————— <1> См.: Яковлев В. Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений. 2-е изд., доп. М.: Статут, 2006. С. 105.

Вместе с тем нормы ст. 6 ГК РФ не позволяют однозначно ответить на вопрос о возможности использования аналогии с целью установления или прекращения гражданско-правовых обременений — особых субъективных прав на чужие объекты, устойчивых к смене обладателя основного права. К примеру, неясно, допустимо ли в договорном порядке конструировать обременения рентой движимого имущества по аналогии с правилом п. 1 ст. 586 ГК РФ; правомерно ли наделять права покупателя по предварительному договору свойством прикрепления к объекту будущей сделки, аналогичным признаку следования за вещью залогового обременения; следует ли считать обременением прав приобретателя недвижимости задолженность прежнего собственника по оплате коммунальных расходов подобно тому, как в силу ст. 617 ГК РФ обременениями признаются права арендаторов; обременяет ли по аналогии с правилами ст. ст. 274, 275, 277 ГК РФ о сервитуте общеполезная цель использования пожертвованного имущества? Как видно, легитимность многих юридических действий, основанных на реализации механизма аналогии в рассматриваемом аспекте, может быть поставлена под сомнение. На сегодняшний день известен ряд случаев, когда в основу принятых судебных актов была положена идея о принципиальной допустимости установления и прекращения обременений гражданских прав применительно к ст. 6 ГК РФ. Наглядные примеры использования аналогии закона в целях установления гражданско-правовых обременений обнаруживаются в сфере отношений, похожих на арендные. Так, ЗАО «Центральная девелоперская компания» приобрело у ЗАО Племенной завод «Константиново» земельный участок для сельскохозяйственного производства. Обнаружив, что в границах вышеуказанного земельного участка расположен песчаный карьер, в котором АОЗТ «Люкс-Л» без каких-либо на то оснований систематически размещает строительные и бытовые отходы, осуществляет проезд грузового транспорта, покупатель участка обратился в суд с иском к АОЗТ «Люкс-Л» с требованием обязать ответчика прекратить использовать данный земельный участок и препятствовать в осуществлении истцом права собственности. В ходе судебного разбирательства было установлено, что ответчик, имея соответствующую лицензию, проводит рекультивацию карьерных выработок на спорных землях на основании договора подряда, заключенного с ЗАО Племенной завод «Константиново», о чем истец знал или по крайней мере должен был знать. Сложившиеся между спорящими сторонами отношения Десятый арбитражный апелляционный суд квалифицировал как «соседские» (когда разные субъекты гражданских правоотношений заявляют определенные права в отношении одного объекта) и пришел к выводу, что смена собственника земельного участка сама по себе не может прекращать действие договора, заключенного между ответчиком и третьим лицом, по аналогии с договором аренды (ст. 617 ГК РФ), в силу чего отказал ЗАО «Центральная девелоперская компания» в иске <2>. ——————————— <2> См.: Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 30 марта 2010 г. N А41-36794/09.

По мнению Президиума ВАС РФ, изложенному в п. 1 информационного письма от 11 января 2002 г. N 66 «Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой» <3>, договор между собственником здания и другим лицом, на основании которого последнее использует отдельный конструктивный элемент этого здания для рекламных целей, не является договором аренды. В то же время само по себе заключение таких договоров признается высшим судебным органом, не противоречащим ГК РФ и согласно п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 июля 2009 г. N 64 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров о правах собственников помещений на общее имущество здания» к ним применяются по аналогии положения законодательства о договоре аренды. При этом Пленум ВАС РФ указал, что соответствующие договоры подлежат государственной регистрации применительно к п. 2 ст. 651 ГК РФ и обременение (вытекающее вследствие применения нормы ст. 617 ГК РФ о сохранении договора аренды в силе при изменении сторон) устанавливается на все здание в целом. ——————————— <3> Вестник ВАС РФ. 2002. N 3.

Интерес представляет практика применения по аналогии норм ст. ст. 275, 277 ГК РФ об обременении имущества сервитутом. Так, Ходжаев А. Б. приобрел у Суховой А. Ю. квартиру, в которой на момент покупки фактически проживал и был зарегистрирован по месту жительства Куликов В. А. Поскольку последний отказался в добровольном порядке покинуть приобретенное Ходжаевым А. Б. жилое помещение и сменить место регистрации, Ходжаев А. Б., считая себя ущемленным в правах собственника и будучи вынужденным нести повышенные коммунальные расходы, предъявил иск о прекращении права пользования квартирой и снятии Куликова В. А. с регистрационного учета. В процессе судебного разбирательства выяснилось, что основанием для оспариваемого поведения ответчика явился договор, согласно которому Куликов В. А. ранее продал вышеуказанную квартиру Суховой А. Ю. с условием о получении Куликовым В. А. права бессрочного пользования (проживания) и постоянной регистрации в данной квартире. Поскольку ответчик не являлся и не является членом семьи бывшего и настоящего собственника жилого помещения, Московский городской суд пришел к выводу, что к рассматриваемым правоотношениям не подлежат применению нормы ст. 292 ГК РФ и ст. 31 ЖК РФ. Суд определил, что Сухова А. Ю., приобретая спорную квартиру, в соответствии с п. 2 ст. 209 ГК РФ обременила данное жилье правом бессрочного пользования (проживания) и основания для прекращения данного обременения отсутствуют. При этом суд пояснил, что применительно к положениям ст. ст. 275, 277 ГК РФ (об обременении земельных участков, зданий и сооружений сервитутом) и по аналогии с данными нормами обременение спорной квартиры правами Куликова В. А. сохранилось при продаже квартиры Суховой А. Ю. Ходжаеву А. Б. <4>. ——————————— <4> См.: Определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 24 февраля 2012 г. N 33-3374.

В другом деле Двадцатый арбитражный апелляционный суд согласился с доводом о недействительности торгов в виде аукциона по продаже права на заключение договора аренды земельного участка по той причине, что в информационных материалах об аукционе отсутствовали сведения о прохождении по земельному участку инженерных коммуникаций (газопровода высокого давления). Несмотря на отсутствие в Едином государственном реестре прав записей о каких-либо обременениях объекта аукциона, суд признал указанные инженерные коммуникации (явно похожим на сервитут) обременением, указав на то, что при отсутствии в законодательстве самого понятия «обременение» на момент введения инженерных коммуникаций в эксплуатацию, в отношении этого объекта необходимо руководствоваться в соответствии с п. 2 ст. 6 ГК РФ аналогией права с учетом требований добросовестности, разумности и справедливости <5>. ——————————— <5> См.: Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 26 августа 2010 г. N 20АП-3368/2010.

В ряду примеров применения по аналогии норм о гражданско-правовых обременениях особое внимание привлекает практика прекращения обременений в виде прав залогодержателей движимого имущества в силу реализации механизма аналогии права. Так, несмотря на то что в силу п. 1 ст. 353 ГК РФ правило о сохранении права залога при переходе права собственности на заложенное имущество к другому лицу не поставлено в зависимость от осведомленности нового собственника имущества об обременениях приобретаемого имущества залогом и от добросовестности приобретателя, согласно п. 25 Постановления Пленума ВАС РФ от 17 февраля 2011 г. N 10 «О некоторых вопросах применения законодательства о залоге» <6> исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости (п. 2 ст. 6 ГК РФ), не может быть обращено взыскание на заложенное движимое имущество, возмездно приобретенное у залогодателя лицом, которое не знало и не должно было знать о том, что приобретаемое им имущество является предметом залога. Лишив право залога свойства следования за вещью, Пленум ВАС РФ, по существу, создал норму о прекращении залогового обременения при отчуждении залогодателем предмета залога в ситуации, когда приобретатель заложенного, но остающегося во владении залогодателя движимого имущества, не будучи осведомленным о наличии прикрепленного к приобретаемому имуществу залогового обременения, является с гражданско-правовых позиций добросовестным приобретателем. ——————————— <6> Вестник ВАС РФ. 2011. N 4.

Думается, что установление и прекращение обременений гражданских прав вследствие применения законодательства по аналогии прямо недопустимо. Хотя в действующей редакции ст. 6 ГК РФ соответствующая оговорка отсутствует, положение о неправомерности применения по аналогии норм о гражданско-правовых обременениях основывается на общих положениях теории права и может быть выведено непосредственно из других действующих норм гражданского закона. Поскольку нормы о гражданско-правовых обременениях являются исключительными, специально вводимыми законодателем для каждой разновидности обременений, постольку в силу прочной общетеоретической научной позиции их применение в порядке аналогии неправомерно <7>. В практической плоскости данный вывод верно использовал Президиум ВАС, разъяснив, что нельзя применять по аналогии правило п. 5 ст. 250 ГК РФ, согласно которому положения этой статьи о преимущественном праве покупки доли в праве общей собственности действуют также при отчуждении доли по договору мены, к отношениям по отчуждению акций закрытого акционерного общества, поскольку установление преимущественного права приобретения акций является исключением из общего правила о допустимости свободного отчуждения акционерами своих акций <8>. ——————————— <7> См.: Алиэскеров М. Процессуальная аналогия в гражданском судопроизводстве // Российская юстиция. 2002. N 3. С. 18 — 20; Трубицына Т. А. К вопросу о применении судами права по аналогии // Российский судья. 2006. N 12. С. 31 — 35. <8> См.: п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 25 июня 2009 г. N 131 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров о преимущественном праве приобретения акций закрытых акционерных обществ» // Вестник ВАС РФ. 2009. N 9.

Договорное наделение субъективных гражданских прав конституирующим их в качестве обременений свойством прикрепления к объекту вне зависимости от того, кто является текущим обладателем обремененного права (свойством следования), при отсутствии прямого указания закона вступает в противоречие с правилом п. 3 ст. 308 ГК РФ, согласно которому обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон. В вещно-правовой сфере создание не предусмотренных законом обременений права собственности приводит к нарушению принципа «numerus clausus» в вопросе определения перечня ограниченных вещных прав (вещных обременений) <9>. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Учебник «Гражданское право: В 4 т. Вещное право. Наследственное право. Исключительные права. Личные неимущественные права» (том 2) (под ред. Е. А. Суханова) включен в информационный банк согласно публикации — Волтерс Клувер, 2008 (3-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— <9> См.: Гражданское право: В 4 т.: Учеб. 3-е изд. перераб. и доп. / Отв. ред. Е. А. Суханов. М.: Волтерс Клувер, 2007. Т. 2 С. 143, 144.

В целях достижения предельной нормативной четкости в вопросе о применении гражданского законодательства по аналогии и исключения поводов к необоснованному внезаконному установлению и прекращению обременений гражданских прав видится целесообразным дополнить ст. 6 ГК РФ прямой оговоркой о невозможности использования механизма аналогии в вопросах, связанных с режимом гражданско-правовых обременений.

Список использованной литературы

1. Яковлев В. Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений. 2-е изд., доп. М.: Статут, 2006. 2. Алиэскеров М. Процессуальная аналогия в гражданском судопроизводстве // Российская юстиция. 2002. N 3. 3. Трубицына Т. А. К вопросу о применении судами права по аналогии // Российский судья. 2006. N 12. С. 31 — 35. —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Учебник «Гражданское право: В 4 т. Вещное право. Наследственное право. Исключительные права. Личные неимущественные права» (том 2) (под ред. Е. А. Суханова) включен в информационный банк согласно публикации — Волтерс Клувер, 2008 (3-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— 4. Гражданское право: В 4 т.: Учеб. 3-е изд. перераб. и доп. / Отв. ред. Е. А. Суханов. М.: Волтерс Клувер, 2007. Т. 2.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *