Факторинг: проблемы ответственности и судебной защиты прав участников правоотношений

(Алексанова Ю. А.) («Гражданское право», 2014, N 2) Текст документа

ФАКТОРИНГ: ПРОБЛЕМЫ ОТВЕТСТВЕННОСТИ И СУДЕБНОЙ ЗАЩИТЫ ПРАВ УЧАСТНИКОВ ПРАВООТНОШЕНИЙ

Ю. А. АЛЕКСАНОВА

Алексанова Юлия Александровна, доцент кафедры гражданского права и процесса Юридического факультета им. М. М. Сперанского Федерального государственного образовательного бюджетного учреждения высшего профессионального образования «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации», кандидат юридических наук, доцент.

Статья посвящена проблеме судебной защиты участников правоотношений финансирования под уступку денежного требования. Автор уделяет особое внимание вопросам, при решении которых принимаются противоречивые судебные решения, выявляет тенденции развития правоприменительной судебной практики в исследуемой тематике.

Ключевые слова: право, гражданское право, финансовые договоры, факторинг.

Factoring: problems of responsibility and judicial protection of rights of participants of legal relations Yu. A. Aleksanova

Aleksanova Yuliya Aleksandrovna, assistant professor of the chair of civil law and procedure of M. M. Speranskij Law faculty of the federal state educational budgetary establishment of higher professional education Russian academy of people’s economy and state service attached to the President of the RF, candidate of juridical sciences, assistant professor.

The article concerns the problem of judicial protection of participants of legal relations of factoring. The special attention is drawn to the issues the solution of which provides for controversial judicial decisions, reveals tendencies of development of law-application judicial practice in the said sphere.

Key words: law, civil law, financial contracts, factoring.

Правоотношения финансирования под уступку денежного требования (факторинга) регулируются гл. 43 ГК РФ <1>. По договору одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование. ——————————— <1> См.: часть 1 ст. 824 Гражданского кодекса Российской Федерации (часть вторая) от 22 декабря 1995 г. N 14-ФЗ (в ред. от 01.09.2013) // СПС «КонсультантПлюс».

Клиентом по договору факторинга является поставщик товаров, работ, услуг. Должник (дебитор) — покупатель по договору поставки, выполнения работ, оказания услуг, денежные требования к которому уступлены фактору. Денежные требования (поставки, накладные, акты) — непросроченные долги покупателя по оплате поставленных товаров, выполненных работ, уступленные фактору. Договор факторинга активно используется участниками хозяйственного оборота в основном для привлечения поставщиками «коротких» денег, т. е. быстро оборачиваемого беззалогового финансирования. Вопросы ответственности участников гражданских правоотношений являются одними из самых актуальных <2>. На проблемы ответственности традиционно обращают внимание ученые и практикующие юристы <3>. Судебная практика по рассматриваемым правоотношениям достаточно обширная и часто противоречивая. ——————————— <2> См.: Яценко Т. С. Проблемы ответственности за злоупотребление правом по российскому гражданскому законодательству // Юрист. 2002. N 8. С. 8 — 11. <3> См.: Кутин Е. О. Возложение ответственности в российских холдингах. Проникновение за корпоративный занавес в юрисдикции РФ // Гражданское право. 2013. N 4. С. 23.

Договор факторинга предусматривает трехсторонние правоотношения: заключается между клиентом и фактором, однако изменяет условия оплаты для должника. В соответствии со ст. 830 ГК РФ должник обязан произвести платеж финансовому агенту при условии, что он получил от клиента либо от финансового агента письменное уведомление об уступке денежного требования данному финансовому агенту. Таким образом, по закону уведомлять дебитора может и клиент, и финансовый агент. Оба варианта уведомления законны. Чаще такое уведомление дебитору направляет клиент, так как дебитор (покупатель) давно знает клиента (продавца) и сотрудничает с ним. Однако в практике встречаются случаи, когда клиент, считая, что его отношения с фактором закончены, или по злому умыслу направляет уведомление дебитору об обратной уступке. В уведомлении примерно так и пишет: «…поскольку все правоотношения с фактором прекращены, просим Вас платить за поставленные нами в Ваш адрес товары на наши реквизиты…» Дебитор исполняет. Фактор может не знать о существовании у дебитора такого уведомления об обратной уступке и часто и не знает. По истечении периода отсрочки очередного ожидаемого от дебитора платежа фактор надеется получить оплату. Дебитор же заявляет фактору, что уже оплатил поставки на реквизиты клиента, так как получил от клиента уведомление об обратной уступке денежных требований. Фактор заявляет дебитору о том, что такая смена реквизитов является незаконной, клиент ввел дебитора в заблуждение, правоотношения сторон договора факторинга (фактор — клиент) не прекращены, и требует произвести повторный платеж на реквизиты фактора, ссылаясь на ст. 309 ГК РФ. Дебитор, отказываясь платить фактору, представляет в суд уведомление об уступке и уведомление об обратной уступке, исходящие от клиента. На сегодняшний день появилась неблагоприятная для фактора судебная практика о том, что, поскольку и уведомление об уступке, и уведомление об обратной уступке исходят от клиента, смена платежных реквизитов происходит для дебитора в рамках договора поставки. Фактор же никак не заявлял о своих правах на платежи дебитора. К правоотношениям, возникающим из договора поставки, права требования по которому уступлены фактору, могут быть применены нормы ст. 430 ГК РФ о договоре в пользу третьего лица. С момента выражения третьим лицом должнику намерения воспользоваться своим правом по договору стороны не могут расторгать или изменять заключенный ими договор без согласия третьего лица. Если фактор не выразил никак намерения воспользоваться своим правом на получение платежа от дебитора, стороны договора поставки вправе за спиной у фактора отменить уведомление об уступке без согласия фактора. Руководствуясь подобной логикой, клиент вправе в любой момент отменить свое уведомление об уступке. Подобная сложившаяся судебная практика открывает массу возможностей для непорядочного поведения клиента и безответственного отношения дебитора. Выходом из ситуации является отправка дебитору уведомления об уступке от имени фактора, с письменным согласованием клиента. Текст примерно такой: «Настоящим письмом фактор такой-то уведомляет, а клиент (поставщик) такой-то подтверждает, что все денежные требования из договора поставки клиента такого-то, заключенного между поставщиком и покупателем, уступлены фактору…» Тогда уже нельзя будет заявить об отсутствии намерения фактора воспользоваться своим правом на получение платежа от дебитора. Рассмотрим еще одну проблему. Предположим, уведомление об уступке направлено фактором, согласовано клиентом и получено дебитором под подпись руководителя. Однако при наступлении срока платежа по уступленному денежному требованию дебитор отказывается платить на реквизиты фактора, ссылаясь на то, что подпись в уведомлении об уступке выполнена не руководителем дебитора, а иным лицом с подражанием, т. е. подпись подделана. Печать, которой заверена поддельная подпись, может быть изготовлена где угодно и не является подлинной печатью компании-дебитора. Таким образом, денежное требование — право требовать денежные средства у какого-либо лица, основанное на договоре, — у фактора может не возникнуть <4>. Такая ситуация возможна в следующих случаях. Во-первых, клиент, зная подпись директора дебитора (своего давнего партнера), мог подделать подпись на уведомлении об уступке. Речь идет о мошенничестве клиента и желании получить факторинговое финансирование, не обеспеченное уступкой денежных требований. Во-вторых, сам дебитор, находясь в сговоре с клиентом, может подделать подпись своего руководителя, не желая платить на реквизиты фактора. В-третьих, уполномоченные сотрудники дебитора, пользуясь доверием в компании, сами могут подделать подпись своего директора и заверить ее своей печатью, не имея намерения обмануть фактора. Просто в этот момент директор дебитора находится, например, в отпуске, а клиент (давний партнер по бизнесу) очень просит подписать уведомление об уступке побыстрее, ему очень нужно факторинговое финансирование. ——————————— <4> См.: Алексанова Ю. А. Проблемы сущности правоотношений финансирования под уступку денежного требования // Юрист. 2002. N 12. С. 43.

Безусловно, все три ситуации крайне неблагоприятны для фактора. Судебная практика в этом вопросе противоречива. Если подходить формально, то поддельная подпись является недействительной. Однако, с другой стороны, если подпись выполнена с подражанием и заверена печатью компании, то лицо, которое ее выполнило, знает подпись своего руководителя и имеет доступ к печати компании. Следовательно, это доверенное лицо директора, а это значит, что директор сам в ответе за сотрудников, которым доверяет документы и печать. Такой документ суд может признать законным. Во избежание противоречивых судебных решений, если у фактора появляются сомнения в подлинности подписи дебитора в уведомлении об уступке, фактор может направить дебитору телеграмму, содержащую текст уведомления об уступке. Телеграмму доставляет в офис дебитора почтальон и вручает под роспись сотруднику дебитора, который обязан ее зарегистрировать как входящее письмо. Такое уведомление будет в любом случае надлежащим, и у фактора не возникнет в суде проблем с доказыванием, был ли дебитор уведомлен об уступке или не был. Рассмотрим ситуацию неплатежей и дебитора за поставленный товар, и клиента (невозврат фактору финансирования) при наличии документов, оформленных верно. К кому же пойти фактору с исковым заявлением? На практике фактор предъявляет иск к компании клиента или компании дебитора в зависимости от того, у кого есть реальные денежные средства или иное имущество (недвижимость, например), т. е. к той компании, с которой можно что-то взыскать. Основания таких исковых заявлений разные. К дебитору фактор предъявляет иск, основывая свои требования на договоре поставки и уведомлении об уступке. Клиент же привлекается в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования на предмет спора. Если фактор идет с иском к клиенту, то требования фактора основаны в первую очередь на договоре факторинга и платежных поручениях, подтверждающих выплату финансирования клиенту. В этом случае дебитор привлекается в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования на предмет спора. На практике фактор может подать параллельно два исковых заявления, как к клиенту, так и к дебитору о взыскании денежных средств. Однако, во-первых, подача таких исков влечет за собой уплату двух, зачастую не маленьких, государственных пошлин за рассмотрение исковых заявлений имущественного характера. Во-вторых, получив два исполнительных листа, реально фактор вправе предъявить к взысканию лишь один из них, так как требования фактора к клиенту и дебитору дублируют друг друга. При получении исполнения по двум исполнительным листам фактор рискует получить неосновательное обогащение и соответственно обязанность уплатить на суммы неосновательного обогащения проценты. В обход такой громоздкой процедуры взыскания долга, которая к тому же является своеобразной лотереей для фактора (выбор между клиентом и дебитором), участники правоотношений факторинга предложили вставлять в договор факторинга пункт о том, что ответственность клиента по возврату сумм финансирования и дебитора по договору поставки является солидарной. Имея такой пункт в договоре факторинга, фактор вправе предъявлять иск и к клиенту, и к дебитору как к солидарным ответчикам. При этом государственная пошлина платится один раз, риск неосновательного обогащения фактора не возникает. Такая практика начала появляться недавно и имеет положительную тенденцию для факторов. Остановимся на вопросе взыскания с дебитора (покупателя) задолженности по непрофинансированным денежным требованиям. Как правило, дебитора уведомляют о том, что по всем поставкам в рамках договора поставки такого-то поставщика он обязан оплачивать поставленный товар на реквизиты фактора. Иногда текст уведомления об уступке содержит перечень конкретных накладных, счетов, которые уступлены фактору. Однако на практике такое бывает редко, поскольку договоры поставки между поставщиками и покупателями чаще заключаются как рамочные, т. е. рассчитанные на длительное сотрудничество, и не содержат всех условий, отдавая их на регулирование приложениям и спецификациям. Как правило, в уведомлении об уступке требований фактору конкретизируются реквизиты рамочного договора поставки (номер, дата). Предположим, по договору поставки поставляются товары на 1 миллион рублей в месяц, соответственно поставщик запрашивает у фактора именно такой лимит финансирования по договору факторинга. Однако фактор, взвесив все риски, открывает клиенту лимит в размере 600 тысяч рублей. Таким образом, не все поставки клиента дебитору будут профинансированы фактором. Дебитор не знает о том, какая поставка профинансирована фактором, а какая нет, поскольку не является стороной договора факторинга. Он уведомлен о том, что по всем поставкам в рамках договора поставки обязан платить фактору. И дебитор платит. Фактор, получив денежные средства от дебитора по непрофинансированным поставкам, обязан перечислить их транзитом клиенту. Однако представим ситуацию, когда один из дебиторов по каким-либо причинам прекращает платить по своим обязательствам. Клиент не возвращает суммы выплаченного финансирования и не платит комиссию, у фактора возникают возможные убытки. Однако у фактора имеются накладные, переданные клиентом на финансирование по другому дебитору, но не профинансированные фактором, поскольку превышен лимит финансирования. Накладные еще не оплачены дебитором. Возникает вопрос, имеет ли право фактор предъявить исковое требование к дебитору по этим непрофинансированным накладным. С одной стороны, требуя в суде оплату по непрофинансированному денежному требованию, фактор желает получить денежные средства, за которые он не передавал никакого встречного предоставления (финансирования). Однако, с другой стороны, дебитор обязан все поставленные ему товары оплачивать на реквизиты фактора. Кроме того, в правоотношениях факторинга взаимосвязаны три стороны: фактор, клиент, дебиторы. Один дебитор прекратил платить, клиент обязан в порядке регресса вернуть выплаченное финансирование, но не возвращает. Фактор предъявляет иск к другому благонадежному дебитору, денежные требования к которому уступлены клиентом, но не профинансированы фактором. Получив через судебное решение оплату по таким непрофинансированным денежным требованиям, фактор по общему правилу обязан перечислять полученные суммы клиенту транзитом. Клиент в свою очередь обязан вернуть фактору в порядке регресса денежные средства по профинансированным поставкам, но не оплаченным другим неблагонадежным дебитором. У фактора возникает право на зачет, т. е. на получение оплаты по непрофинансированным поставкам, и оставление этих сумм у себя в качестве зачета встречных с клиентом требований. Такая сложная схема правоотношений имеет место быть среди контрагентов факторинга и подкреплена отдельными решениями из судебной практики. На сегодняшний день остается не до конца решенной проблема взаиморасчетов участников правоотношений факторинга при предъявлении дебитором различных рекламаций (требований о зачете встречных услуг, возврате некачественного товара и т. д.). В соответствии со ст. 832 ГК РФ в случае обращения финансового агента к должнику с требованием произвести платеж должник вправе в соответствии со ст. 410 — 412 ГК РФ предъявить к зачету свои денежные требования, основанные на договоре с клиентом, которые уже имелись у должника ко времени, когда им было получено уведомление об уступке требования финансовому агенту. В договорах поставщиков с ритейлерами, т. е. сетевыми покупателями, зачастую предусмотрен зачет встречных требований, основанных на оказании покупателем поставщику услуг по продвижению товаров поставщика. Таким образом, по общему правилу покупатель вправе каждый раз, оплачивая накладную на поставленный товар, уменьшать ее на сумму зачета встречных услуг. Если такие денежные требования уступлены фактору и дебитор уведомлен об уступке денежных требований по договору поставки фактору, то с даты уведомления дебитор уже не вправе предъявлять к зачету свои денежные требования к поставщику, которые возникнут после даты уведомления. То есть дебитор обязан оплачивать на реквизиты фактора 100% суммы накладной, а свои встречные требования об оплате услуг предъявлять непосредственно поставщику. Судебная практика рассмотрения подобных споров противоречива, однако все больше приходит именно к такому общему знаменателю. Теперь рассмотрим ситуацию возврата дебитором товара поставщику (скрытые дефекты). Если бы не было факторинга, то поставщик должен был бы произвести новую поставку, а дебитор не обязан ее оплачивать, предъявляя к зачету свое встречное требование по возврату сумм, уплаченных за предыдущую поставку, возвращенную поставщику. Однако, вступая в правоотношения факторинга, все меняется. Производя новую поставку, клиент (поставщик) уступает ее фактору, фактор финансирует клиента. При наступлении срока платежа данное денежное требование должно быть оплачено покупателем (дебитором) на реквизиты фактора в полном объеме. Покупатель не вправе предъявлять к зачету свое денежное требование, ссылаясь на возврат оплаченных товаров по предыдущей поставке. Это вытекает из все той же ст. 832 ГК РФ, в соответствии с которой к зачету может быть предъявлено требование, возникшее только до уведомления об уступке. В нашем случае дебитор уже оплатил предыдущую возвращенную поставку на реквизиты фактора в соответствии с уведомлением об уступке. Основание для зачета возникло после уведомления. Кроме того, в соответствии со ст. 833 ГК РФ в случае нарушения клиентом своих обязательств по договору, заключенному с должником, последний не вправе требовать от финансового агента возврат сумм, уже уплаченных ему по перешедшему к финансовому агенту требованию, если должник вправе получить такие суммы непосредственно с клиента. Таким образом, дебитор обязан оплатить новую поставку на реквизиты фактора, а за предыдущую возвращенную поставку вправе требовать от поставщика возврата уплаченных сумм. В статье рассмотрены различные спорные правовые ситуации, возникающие в судебной практике с участием контрагентов факторинга. Хотя по рассматриваемой проблематике принимаются неодинаковые решения, мы надеемся, что с ростом популярности данного финансового инструмента практика будет стремиться к единообразию в защите участников правоотношений факторинга.

Литература

1. Алексанова Ю. А. Проблемы сущности правоотношений финансирования под уступку денежного требования // Юрист. 2002. N 12. С. 43. 2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 22 декабря 1995 г. N 14-ФЗ (в ред. от 01.09.2013) // СПС «КонсультантПлюс». 3. Кутин Е. О. Возложение ответственности в российских холдингах. Проникновение за корпоративный занавес в юрисдикции РФ // Гражданское право. 2013. N 4. С. 23. 4. Яценко Т. С. Проблемы ответственности за злоупотребление правом по российскому гражданскому законодательству // Юрист. 2002. N 8. С. 8 — 11.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *