Признание брака недействительным в Республике Таджикистан и отмена брака в Германии как меры семейно-правовой ответственности

(Тагаева С. Н.) («Семейное и жилищное право», 2012, N 6) Текст документа

ПРИЗНАНИЕ БРАКА НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫМ В РЕСПУБЛИКЕ ТАДЖИКИСТАН И ОТМЕНА БРАКА В ГЕРМАНИИ КАК МЕРЫ СЕМЕЙНО-ПРАВОВОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ <*>

С. Н. ТАГАЕВА

——————————— <*> Tagaeva S. N. The invalidation of the marrige in Tajikistan and the abolition of marrige in Germany as a measure of family liability.

Тагаева Санавбар Назиркуловна, доцент кафедры гражданского права Российско-таджикского (Славянского) университета, кандидат юридических наук.

Данная статья посвящена рассмотрению институтов недействительного брака по законодательству Республики Таджикистан и отмене брака в Федеративной Республике Германия с позиций семейно-правовой ответственности. Проведенное исследование позволяет утверждать, что данные институты имеют отличительные и общие черты. Автор указывает на недостатки правового регулирования данной проблемы.

Ключевые слова: семейно-правовая ответственность, признание брака недействительным, отмена брака, последствия недействительного брака.

This article is devoted to the institution of marriage invalid under the laws of the Republic of Tajikistan and the abolition of marriage in the Federal Republic of Germany from the position of family liability. The study suggests that these institutions have a distinctive common features. The author points out the defects legal regulation of the given problem.

Key words: family liability, annulment of marriage, annulment of marriage, the consequences of an invalid marriage.

Признание брака недействительным в Республике Таджикистан и отмена брака в Федеративной Республике Германия являются мерами семейно-правовой ответственности, применяемыми к виновной стороне брачного правоотношения. В Республике Таджикистан мерой, применяемой к лицам, заключившим брак без соблюдения его условий, т. е. противоречащий общим началам семейного права, является признание брака недействительным. Правовая природа этого явления понималась в советской и понимается в постсоветской литературе неоднозначно. Так, В. А. Рясенцев называл признание брака недействительным санкцией за нарушение закона об условиях заключения брака <1>. Другие сравнивали правовую природу недействительности брака с «воздействием на супругов, являющимся следствием несоблюдения требований закона, относящихся к заключению брака» <2>. Безусловно, не всегда признание брака недействительным является санкцией, поскольку не всегда данный процесс связан с противоправным и виновным поведением одного или обоих субъектов брачного правоотношения. К примеру, может иметь место неосведомленность вступивших в брак о наличии между ними запрещенных степеней родства, которая также является основанием для признания брака недействительным. Поэтому суд при вынесении решения о недействительности брака по конкретному делу оценивает поведение каждого из них и при доказанности факта виновного нарушения норм семейного права аннулирует правовые последствия, порожденные браком, кроме тех, аннулирование которые противоречит интересам добросовестного супруга. Хотя в науке указывалось, что признание недействительного брака «несуществующим» или «аннулированным» противоречило бы объективной реальности, так как правоотношение как результат волевой деятельности людей является свершившимся фактом и никакое судебное решение не в состоянии аннулировать объективно существующие факты, как бы резко ни противоречили они закону <3>. Но можно поставить под сомнение подобное высказывание, так как судебное решение не аннулирует события объективной действительности, а признает не имеющими правового значения последствия заключенного брака. Так, если имеется факт о заключении брака с пороками, который противоречит основам брачного законодательства, но в то же время, во-первых, отсутствует нарушение прав добросовестного супруга, во-вторых, в браке не родились дети, то можно с уверенностью говорить, что аннулируются все правовые последствия подобного брак и он приравняется к несуществующему именно решением суда. В данном случае можно поддержать В. А. Рясенцева, который писал, что недействительность брака состоит в аннулировании уже возникших у супругов прав и обязанностей и в невозможности появления новых <4>. ——————————— <1> Рясенцев В. А. Недействительность брака // Советская юстиция. 1969. N 8. С. 21. <2> Шахматов В. П., Хаскельберг Б. Л. Новый Кодекс о браке и семье РСФСР. Томск, 1970. С. 109. <3> Оридорога М. Т. Брачное правоотношение. Киев, 1971. С. 80 — 81. <4> См.: Рясенцев В. А. Указ. соч.

В Федеративной Республике Германия не существует законодательного понятия признания брака недействительным, а употребляется термин «отмена брака» (ст. 1314 Германского гражданского уложения <5>). Хотя в юридической литературе используются дефиниции «ошибочный брак», который включает в себя: небрак (Nichtehe-matrimonium non existens), недействительность брака (Nichtigkeit der Ehe) и отмена брака (Aufhebbare Ehe) <6>. ——————————— <5> Далее — ГГУ. <6> Schlueter W. BGB — Familienrecht. Heidelberg: CF Mueller Verlag, 2009. S. 22; Rauscher T. / Familienrecht. Heidelberg: CF Mueller Verlag, 2008. S. 129; Knott U. Die Fehlerhafteehe im Internationalen Privatrecht. Berlin: Dunker und Humblot, 1997. S. 19 — 20 и др.

Небраком признаются квазибрачные отношения <7>, которые: 1) не зарегистрированы в установленном законом порядке, 2) заключены между однополыми лицами <8>, 3) вступающими в брак не было проявлено волеизъявления (Willenserklaerung). ——————————— <7> Используя данный термин, мы хотим отметить, что имеются фактические брачные отношения, которые как бы являются брачными, но не признаются таковыми установленным законодательством. Поскольку в Германии, как и в Таджикистане, браком признается только тот акт, который совершен в установленных законодательством государственных регистрирующих органах (Standesbeamt). <8> Гражданское партнерство, заключаемое во многих Европейских государствах, в частности и Германии, между двумя совершеннолетними лицами одного пола не признается браком. Немецкий Закон о зарегистрированных гражданских партнерствах от 16 февраля 2001 г. вступил в силу 1 августа 2001 г. (нем. Gesetz uber die Eingetragene Lebenspartnerschaft, LPartG). В настоящий момент такое партнерство является единственным возможным легальным способом регистрации однополых семей и практически полностью соответствует гетеросексуальному браку.

В первом случае речь идет о тех же самых фактических брачных отношениях и религиозных браках, которые не имеют правовых последствий до тех пор, пока не будут зарегистрированы в регистрирующих брак органах. Они и в Республике Таджикистан не признаются браками. Что касается однополых браков, то, несмотря на отсутствие законодательного запрета, ни один регистрирующий орган в Таджикистане не совершит его регистрацию, поскольку, во-первых, отсутствует подобная практика, во-вторых, данные отношения находятся вне правового поля, в-третьих, противоречат сущности брака, важной составляющей которого является продолжение рода. Безусловно, отсутствие волеизъявления в Таджикистане также является препятствием к заключению брака. Поскольку при заключении брака работник загса ясно и четко спрашивает у брачующихся об их намерении создать семью. Недействительный брак, в свою очередь, существовал до 1 июля 1998 г. в Германии и впоследствии был заменен отменой брака. Поскольку признание брака недействительным является как раз и аннулированием брака, т. е. лишением всех правовых последствий заключенного брака с момента его совершения. Как замечает В. Шлютер, заключенный брак рассматривается как действующий, пока он не будет объявлен недействительным и не имеющим правовой силы <9>. По данной модели «порочного брака» все правовые последствия данного брака аннулируются с момента его заключения. Несмотря на возможность наделения судебного решения обратной силой, многие вопросы с имуществом и защитой добросовестной стороны брачного правоотношения на практике не реализовались. Поэтому гражданское законодательство Германии перешло на использование института отмены брака, который отвечает интересам наиболее незащищенной стороны правоотношения — добросовестного супруга. Главное отличие института отмены брака от института недействительности брака состоит в том, что при отмене брака правоотношения прекращаются с момента вступления решения суда в законную силу, как правило, на будущее время, хотя могут иметь и обратную силу, т. е. с момента заключения незаконного брака <10>. Хотя законодатель предусмотрел, что решение суда может иметь два варианта действия: а) действует с момента вынесения решения суда (ex nunc), т. е. на будущее время, как при разводе; 2) действует с момента заключения брака (ex tunc), т. е. приобретает обратную силу, как при признании брака недействительным в Республике Таджикистан, когда аннулируются все правовые последствия незаконного брака. ——————————— <9> Schlueter W. BGB — Familienrecht. Heidelberg. <10> Трофимец И. А. Особенности в правовом регулировании ничтожных и оспоримых браков по зарубежному законодательству // Семейное и жилищное право. 2011. N 5. С. 23.

Основания отмены брака в соответствии со ст. 1314 ГГУ могут быть следующими. 1. Вступление в брак лица, не обладающего брачной дееспособностью (при отсутствии решения суда о снижении брачного возраста), и недееспособность (ограниченная дееспособность) брачующегося. В Республике Таджикистан в соответствии со ст. 13 Семейного кодекса вступление в брак лица, не достигшего брачного возраста, т. е. 18 лет, также является основанием для признания брака недействительным, что указывает на схожесть норм таджикского и германского законодательства. Кроме того, положения ст. 14 СК РТ содержат такой же, как и в немецком законодательстве, запрет на вступление в брак лиц, из которых хотя бы одно лицо признано судом недееспособным вследствие душевной болезни или слабоумия; лиц, из которых хотя бы одно признано судом ограниченно дееспособным вследствие злоупотребления спиртными или наркотическими веществами. 2. Нарушение препятствий к заключению брака, содержащихся в ст. 1306 и 1307 ГГУ. Во-первых, это нарушение принципа моногамии как гетеросексуального брака, так и гомосексуального гражданского партнерства. Во-вторых, это нарушение запрета на заключение брака в силу близкого родства как по прямой восходящей и нисходящей, так и боковой линиям. В-третьих, запрет на заключение брака между усыновителем и усыновленным ребенком. В Республике Таджикистан не допускается заключение брака между лицами, из которых хотя бы одно уже состоит в другом зарегистрированном браке; полнородными и неполнородными (имеющими общих отца или мать) братьями и сестрами; усыновителями и усыновленными. 3. В ГГУ ФРГ нарушение процедуры заключения брака в виде личного отсутствия при заключении брака, а также заключение брака под условием являются основаниями для отмены брака. В Республике Таджикистан, несмотря на то что в списке оснований признания брака недействительным отсутствует норма о личном присутствии, ни один орган записи актов гражданского состояния не зарегистрирует брак без личного присутствия, поскольку в п. 5 ст. 36 Закона Республики Таджикистан «О государственной регистрации актов гражданского состояния» 2006 г. указывается, что «государственная регистрация заключения брака производится в присутствии лиц, вступающих в брак». В данном случае заключение брака будет считаться несостоявшимся. 4. Нарушение условий о четком и ясном волеизъявлении: а) если один из брачующихся при заключении брака находился в бессознательном состоянии или временно была нарушена его психическая деятельность; б) отсутствие у одного из супругов ясности по поводу совершаемого им действия, т. е. если лицо не понимало, что вступает в брак (ошибочное представление); в) умышленное введение в заблуждение о таких обстоятельствах, которые побудили одного из супругов к вступлению в брак, т. е. если бы он знал о действительном положении дел, то воздержался бы от вступления в брак; г) заключение брака под угрозой; д) заключение мнимого или фиктивного брака (Scheinehe), т. е. когда лица, вступая в брак, осознанно не собираются создавать семью, вести совместную жизнь и нести ответственность друг за друга. Отмена фиктивного брака (Aufhebung der Scheinehe) происходит либо по заявлению обоих супругов, либо по ходатайству ведомства по делам иностранцев (Auslanderbehorde) на основании § 1314 ГГУ и не требует обязательного годичного раздельного проживания супругов, как перед разводом. Нарушение принципа согласия в Семейном кодексе Республики Таджикистан, а также заключение брака по принуждению или обману являются основаниями признания брака недействительным. В Республике Таджикистан еще одним основанием для признания брака недействительным является сокрытие одним из супругов от другого наличия у него венерической болезни или заболевания синдромом приобретенного иммунодефицита. Получается, что будущие супруги должны быть взаимно осведомлены о состоянии здоровья друг друга. Соблюдение этого условия рекомендуется законом. В случае сокрытия от будущего супруга наличия у него венерической болезни или заболевания синдрома приобретенного иммунодефицита виновное лицо может быть привлечено к семейно-правовой и уголовно-правовой ответственности. Следует отметить, что значение этих оснований как в Германии, так и в Таджикистане различное. Одни представляют угрозу по медико-генетическим показаниям, вторые — по морально-этическим, третьи противоречат принципам и сформировавшимся в обществе устоям семьи, которые закреплены законодательно. Введение в 2011 г. в ст. 12 Семейного кодекса Таджикистана новелл, которые касаются материальных условий заключения брака для иностранцев, является спорным. Так, в соответствии со ст. 28 Семейного кодекса основанием для признания брака недействительным является несоблюдение требований ст. 12 Семейного кодекса. В частности, если одна из вступающих в брак сторон является иностранным гражданином или лицом без гражданства, требуется выполнение следующих дополнительных условий: проживания на территории Республики Таджикистан в течение не менее одного последнего года; обязательного заключения брачного договора. Законодательное закрепление еще двух условий для граждан иностранного государства, безусловно, сделано из благих намерений. Но данная мера вряд ли решит проблему с ущемлением прав наших женщин, выходящих замуж за рубеж. Кроме того, иностранец(ка), желающий вступить в брак с нашей гражданкой(нином), может заключить его в соседнем государстве и оснований для непризнания такого брака у нас не будет в силу применения в брачно-правовых отношениях, осложненных участием иностранцев, классической коллизионной привязки, которая гласит, что «брак в тех случаях, когда он действителен по законодательству того государства, в котором он заключен, будет признан в Таджикистане». Другой момент, на который следует обратить внимание: какова сила данного условия при заключении брака с иностранцем — гражданином Содружества Независимых Государств, в рамках которого действуют международные договоры о правовой помощи и правовых отношениях. Получается, что положения семейного законодательства Таджикистана, противоречащие международным договоренностям, не будут приниматься во внимание в силу приоритета международных норм (ст. 6 Семейного кодекса). Все эти обстоятельства указывают на недоработанность данных положений. Также следует обратить внимание на содержание брачного договора, который может предусматривать положения, невыгодные для вступающей в брак нашей гражданки. Например, брачный договор, во-первых, может быть срочным, так как законом не оговорен срок его действия, во-вторых, может содержать положения о долевой собственности супругов, которые могут ущемить права женщины-домохозяйки. Законодательный режим имущества супругов может быть более выгоден для нее. Орган записи актов гражданского состояния не имеет полномочий исследовать содержание брачного договора, а может проверить лишь его наличие. Введение такой меры ответственности, как признание брака недействительным, при заключении брака с иностранным гражданином без факта годичного проживания на территории Республики и заключения брачного договора породит лишь обход закона и не достигнет нужного превентивного эффекта. Конечно же, если речь идет о вступающих в брак, желающих проживать на территории Таджикистана, то существует вероятность заключения брака на территории Республики и соблюдения данных условий. Последствия отмены брака в Германии показывают, что данное явление является мерой семейно-правовой ответственности. Как справедливо замечает М. В. Антокольская, «в тех случаях, когда оба супруга или один из них действовали виновно, признание брака недействительным следует рассматривать как меру ответственности» <11>. ——————————— <11> Антокольская М. В. Семейное право. М.: Юрист, 1999. С. 118.

В ГГУ Германии закреплены следующие меры семейно-правовой ответственности. Супруг, который не знал, что у другого супруга есть другой зарегистрированный брак, или у супруга отсутствовала ясность по поводу совершаемого им действия, т. е. если лицо не понимало, что вступает в брак (ошибочное представление); умышленно введен в заблуждение о таких обстоятельствах, которые побудили одного из супругов к вступлению в брак, если бы он знал о действительном положении дел, то воздержался бы от вступления в брак, также если он был обманут, введен в заблуждение или его воля была сломлена под угрозой, называется добросовестным (обманутым, находившимся под угрозой) супругом. А супруг, совершивший нарушение требований брачного права, признается недобросовестным супругом. Закон возлагает на него такие формы семейно-правовой ответственности, как ограничение права на содержание и возложение на него дополнительных неблагоприятных последствий в виде обязанности выплачивать содержание потерпевшей стороне (добросовестному супругу). Так, недобросовестный супруг не может требовать от добросовестного супруга получения содержания как разведенный супруг (Geschiedenenunterhalt), кроме случаев, когда он занят уходом и воспитанием общих детей. Последний, в свою очередь, наделен такими правами. Также добросовестный супруг наделен правом на требование выплаты (Versorgungsauchgleich), которая представляет собой выравнивание долей (пенсионных выплат) супругов в старости вне зависимости от заработка и времени брака. Под выравниванием пенсионных выплат понимается право на обеспечение в старости. Она состоит из социальной пенсии (от той части выплат, которые были произведены из подоходного налога государству во время работы — Sozialversicherungsrente), пенсии (Pension), производственной пенсии (Betriebsrente) или страховки жизни на пенсионном базисе (Lebensversicherung auf Rentenbasis), но только за время совместного проживания в браке. Кроме того, супруг, который является пострадавшим в брачном правоотношении, может требовать раздела имущества, совместно нажитого (Zugewinngemeischaft) в незаконном браке, в том числе и предметов домашнего обихода и жилого помещения, как и при расторжении законного брака. Однако применение данного положения может ущемлять права второго супруга при нарушении принципа моногамии при заключении брака. Последствием признания брака недействительным в Таджикистане, т. е. мерой семейно-правовой ответственности, является лишение виновного супруга всех прав, которые он получил после заключения брака. Если в результате заключения брака недобросовестный супруг совершил определенные юридические действия, которые повлекли приобретение определенных прав, то после признания брака недействительным они отпадают. Соответственно, на основании решения суда возможно лишение недобросовестного супруга полученных юридических привилегий.

——————————————————————

Название документа