Непростые место и роль ст. 51 Жилищного кодекса Российской Федерации в жилищном обеспечении военнослужащих по избранному постоянному месту жительства

(Трощенко Р. А.) («Военно-юридический журнал», 2011, N 3) Текст документа

НЕПРОСТЫЕ МЕСТО И РОЛЬ СТ. 51 ЖИЛИЩНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В ЖИЛИЩНОМ ОБЕСПЕЧЕНИИ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ ПО ИЗБРАННОМУ ПОСТОЯННОМУ МЕСТУ ЖИТЕЛЬСТВА

Р. А. ТРОЩЕНКО

Трощенко Р. А., преподаватель Краснодарского ВВАУЛ, подполковник.

В соответствии с абзацем 12 п. 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» (далее — Закон) военнослужащим — гражданам, обеспечиваемым на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями и признанным нуждающимися в жилых помещениях в соответствии со ст. 51 Жилищного кодекса Российской Федерации (далее — ЖК РФ), по достижении общей продолжительности военной службы 20 лет и более, а при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями при общей продолжительности военной службы 10 лет и более предоставляются жилые помещения, находящиеся в федеральной собственности, по выбору указанных граждан в собственность бесплатно на основании решения федерального органа исполнительной власти, в котором предусмотрена военная служба, или по договору социального найма <1> с указанным федеральным органом исполнительной власти по избранному постоянному месту жительства и в соответствии с нормами предоставления площади жилого помещения, предусмотренными ст. 15.1 Закона. Порядок признания указанных лиц нуждающимися в жилых помещениях и порядок предоставления им жилых помещений в собственность бесплатно определяются Правительством Российской Федерации. Военнослужащие — граждане, не указанные в настоящем абзаце, при увольнении с военной службы освобождают служебные жилые помещения в порядке, определяемом жилищным законодательством Российской Федерации. ——————————— <1> Здесь и далее курсив мой. — Р. Т.

До настоящего времени ни упомянутый в Законе порядок признания указанных военнослужащих нуждающимися в жилых помещениях, ни порядок предоставления им жилых помещений в собственность не установлен. Кроме того, не до конца ясно следующее. Должен ли Правительством Российской Федерации определяться порядок признания указанных лиц нуждающимися в жилых помещениях по основаниям, предусмотренным ст. 51 ЖК РФ, только для случая последующего предоставления таких помещений в собственность этим лицам — или этот порядок признания должен быть установлен Правительством Российской Федерации, в том числе и в случае предоставления помещений по договорам социального найма? Ведь как следует из Закона, на Правительство Российской Федерации не возлагается обязанность по установлению порядка предоставления указанной категории военнослужащих жилых помещений по договорам социального найма. Соответственно, вроде бы и незачем Правительству Российской Федерации определять порядок их признания нуждающимися в жилых помещениях для последующего предоставления им помещений по договорам социального найма? С другой стороны, текст абзаца 12 п. 1 ст. 15 Закона изложен таким образом, что позволяет прийти к выводу о том, что и в том (предоставление жилья в собственность), и в другом (предоставление жилья по договору социального найма) случае порядок признания военнослужащих нуждающимися в жилых помещениях по основаниям ст. 51 ЖК РФ является общим и определяется Правительством Российской Федерации. Но при этом отметим следующее: 1. В Законе не говорится о том, что указанные в абзаце 12 п. 1 ст. 15 Закона военнослужащие признаются нуждающимися в жилом помещении в соответствии со ст. 51 ЖК РФ именно в избранном (по отношению к избранному) месте жительства. 2. В Законе не говорится о том, что указанные военнослужащие могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях в соответствии со ст. 51 ЖК РФ только при достижении ими общей продолжительности военной службы 20 лет и более, либо при их увольнении с военной службы по «льготным» основаниям при общей продолжительности военной службы 10 лет и более. Рассмотрим подробнее отмеченные моменты. Итак, по отношению к какому месту жительства военнослужащие, обеспечиваемые на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями, признаются нуждающимися в жилых помещениях? В соответствии с п. 1 ст. 51 ЖК РФ гражданами, нуждающимися в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, признаются: 1) не являющиеся нанимателями жилых помещений по договорам социального найма или членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма либо собственниками жилых помещений или членами семьи собственника жилого помещения; 2) являющиеся нанимателями жилых помещений по договорам социального найма или членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма либо собственниками жилых помещений или членами семьи собственника жилого помещения и обеспеченные общей площадью жилого помещения на одного члена семьи менее учетной нормы; 3) проживающие в помещении, не отвечающем установленным для жилых помещений требованиям; 4) являющиеся нанимателями жилых помещений по договорам социального найма, членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма или собственниками жилых помещений, членами семьи собственника жилого помещения, проживающими в квартире, занятой несколькими семьями, если в составе семьи имеется больной, страдающий тяжелой формой хронического заболевания, при которой совместное проживание с ним в одной квартире невозможно, и не имеющими иного жилого помещения, занимаемого по договору социального найма или принадлежащего на праве собственности. Перечень соответствующих заболеваний устанавливается уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти. 3. При наличии у гражданина и (или) членов его семьи нескольких жилых помещений, занимаемых по договорам социального найма и (или) принадлежащих им на праве собственности, определение уровня обеспеченности общей площадью жилого помещения осуществляется исходя из суммарной общей площади всех указанных жилых помещений. Как видно из приведенных норм ЖК РФ, они построены таким образом, что часть из них не связана с учетными нормами, действующими на той или иной территории. То есть если, например, утверждается, что гражданин не является нанимателем (членом семьи нанимателя) жилого помещения, то подразумевается, по смыслу п. 1 ч. 1 ст. 51 ЖК РФ, что он не является таковым применительно к территории Российской Федерации, а не только по отношению к месту постановки на учет или месту жительства. Аналогичное суждение справедливо и при утверждении того, что гражданин не является собственником (членом семьи собственника) жилого помещения. Другое дело, что до настоящего времени практически невозможно было проверить, действительно ли гражданин не имеет, к примеру, в собственности жилого помещения на всей территории Российской Федерации. Последнее возможно только при наличии единой электронной базы, включающей в себя как сведения со всех бюро технической инвентаризации (БТИ), так и всех подразделений федерального органа исполнительной власти, уполномоченного в области государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним находящихся в Российской Федерации. Такой базы не создано. Поэтому на практике вывод об отсутствии жилых помещений делается на основании справок указанных органов только с места (прежних мест) жительства гражданина. Таким образом, если гражданин признается нуждающимся в жилом помещении по основаниям, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 51 ЖК РФ, то нет необходимости уточнять, по отношению к какому месту жительства происходит такое признание. В этом случае становится понятным, почему Закон не акцентирует внимание на то, где именно, а точнее — по отношению к какому именно месту жительства должно производиться установление факта нуждаемости гражданина в жилом помещении. Совершенно иная ситуация при рассмотрении оснований, указанных, например, в п. 2 ч. 1 ст. 51 ЖК РФ. При постановке на учет для получения жилого помещения по этим основаниям, как представляется, должна приниматься во внимание учетная норма площади именно того населенного пункта, по отношению к которому производится постановка на учет. Если же исходить из учетной нормы, установленной по месту службы, то получим интересный вывод — обеспечение жильем по избранному месту жительства, отличному от места службы, поставлено в зависимость от учетной нормы установленной по месту службы, что по меньшей мере совершенно нелогично. Таким образом, военнослужащие, обеспечиваемые на весь срок службы служебными жилыми помещениями и имеющие по месту службы жилые помещения для постоянного проживания <2> по норме, превышающей «местную» учетную норму, не могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях по месту службы даже в случае избрания этого места в качестве постоянного места жительства, но могут «пройти» по учетной норме другого населенного пункта, имеющей большее численное значение. ——————————— <2> Здесь следует пояснить, что, несмотря на то, что речь идет о военнослужащих, обеспечиваемых на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями, это не означает, что указанные военнослужащие не могут являться по месту службы нанимателями жилых помещений (членами семьи нанимателя) или собственниками помещений (членами семьи собственника). Указанные обстоятельства в соответствии со ст. 99 ЖК РФ являются препятствием для обеспечения их служебными жилыми помещениями, но не изменяют их «жилищную категорию», предусмотренную Законом, — они по-прежнему будут относиться к категории военнослужащих, обеспечиваемых на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями.

Обязанность признания военнослужащих нуждающимися в жилых помещениях в избранном после увольнения постоянном месте жительства судами, как правило, возлагалась на жилищные комиссии по месту прохождения службы военнослужащего. Однако ранее действовавшая Инструкция о порядке обеспечения жилыми помещениями в Вооруженных Силах Российской Федерации, утвержденная Приказом Министра обороны Российской Федерации N 80 от 15 февраля 2000 г., не содержала правового механизма решения жилищными комиссиями данного вопроса. Непонятно, например, каким образом жилищная комиссия должна была проверять жилищные условия военнослужащего по месту, отличному от места службы, какие именно документы необходимы для решения этого вопроса, какая учетная норма должна при этом приниматься во внимание и т. п. Вследствие такой правовой неопределенности имели и имеют место различного рода «импровизации» со стороны жилищных комиссий и довольствующих органов КЭЧ по истребованию от военнослужащего всевозможных справок. Широта усмотрения соответствующих должностных лиц при решении данного вопроса является прямой предпосылкой к коррупции, на что неоднократно обращалось внимание другими авторами <3>. ——————————— <3> См., напр.: Ильменейкин П. В. Жилищные нормы и связанные с ними проблемы обеспечения военнослужащих жильем // Право в Вооруженных Силах. 2010. N 3. С. 47 — 52.

Новая Инструкция о предоставлении военнослужащим — гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, жилых помещений по договору социального найма (далее — Инструкция), утвержденная Приказом Министра обороны Российской Федерации от 30 сентября 2010 г. N 1280 (далее — Приказ), ответа на эти вопросы также не содержит. В Инструкции не упоминается о каких-либо особенностях постановки на учет в зависимости от того, где военнослужащий желает получить жилое помещение — по месту службы или по иному месту будущего жительства, а Приложением N 1 к Инструкции (Заявление о постановке на учет) не предусмотрена конкретизация военнослужащим желаемого места получения жилья. Не упоминается об избранном месте жительства и в Приложении N 3 к Инструкции (Реестр военнослужащих, принятых на учет нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договору социального найма). Тем не менее, исходя из разъяснений ряда высокопоставленных должностных лиц Министерства обороны, предоставление жилых помещений в порядке, предусмотренном Инструкцией, будет производиться с учетом избранного военнослужащими места постоянного жительства. Вместе с тем согласно п. 18 Инструкции с военнослужащими не может быть заключен договор социального найма предоставленного жилого помещения до сдачи ими ранее занимаемого помещения. Не подлежит сдаче только жилье, находящееся в собственности военнослужащего или членов его семьи. Удивительно то, что не сделано исключение даже для специализированных жилых помещений. Таким образом, Инструкцией не предусмотрено сохранение права пользования ранее занимаемым жилым помещением по месту службы при получении жилого помещения по избранному месту жительства. Соответственно, такой «жилищный вариант», как представляется, в ряде случаев устроит только увольняемых военнослужащих. Однако вернемся к военнослужащим, обеспечиваемым на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями. С учетом вышеизложенного, распространение на них предусмотренного Инструкцией порядка постановки на учет для последующего предоставления жилых помещений по договорам социального найма в избранном постоянном месте жительства достаточно спорно, поскольку такой порядок согласно абзацу 12 п. 1 ст. 15 Закона должен определяться Правительством Российской Федерации. Неудовлетворение же жилищных условий таких военнослужащих требованиям ст. 51 ЖК РФ вследствие, например, их обеспеченности жилыми помещениями по договору социального найма по месту службы по норме выше учетной является препятствием для предоставления им жилья в избранном после увольнения постоянном месте жительства, совпадающем с местом службы, а также в иных населенных пунктах, где учетная норма меньше или равна той, что установлена по месту их службы. Причем даже если на федеральном уровне будет установлена единая учетная норма жилого помещения для всех военнослужащих и даже если эта норма будет приравнена к норме предоставления жилых помещений, установленной ст. 15.1 Закона, то и в этом случае военнослужащие, указанные в абзаце 12 п. 1 ст. 15 Закона и обеспеченные жилым помещением для постоянного проживания по месту службы по нормам, формально не смогут (исходя из действующей редакции абзаца 12 п. 1 ст. 15 Закона) реализовать свое право на получение жилого помещения по избранному месту жительства, отличному от места службы. В этом, как представляется, проявляется их определенное неравенство в правах на обеспечение жильем в избранном постоянном месте жительства с другой категорией — военнослужащими, обеспечиваемыми во время службы жилыми помещениями на общих основаниях. Сразу оговоримся, что поскольку в отношении военнослужащих, обеспечиваемых на весь период службы служебными жилыми помещениями, Законом предусмотрен свой блок правовых норм, регулирующих порядок обеспечения жильем в избранном постоянном месте жительства (абзац 12 п. 1 ст. 15 Закона), постольку можно утверждать, что нормы п. 14 ст. 15 Закона в части предоставления жилья по договорам социального найма на указанную категорию военнослужащих не распространяются. Хотя, еще раз оговоримся, прямого указания на это в Законе нет. В соответствии же с п. 14 ст. 15 Закона, обеспечение жилым помещением военнослужащих, имеющих общую продолжительность военной службы 10 лет и более, при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями и членов их семей при перемене места жительства осуществляется федеральными органами исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, за счет средств федерального бюджета на строительство и приобретение жилого помещения, в том числе путем выдачи государственных жилищных сертификатов. Право на обеспечение жилым помещением на данных условиях предоставляется указанным гражданам один раз. Документы о сдаче жилых помещений Министерству обороны Российской Федерации (иному федеральному органу исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба) и снятии с регистрационного учета по прежнему месту жительства представляются указанными гражданами и совместно проживающими с ними членами их семей при получении жилого помещения по избранному месту жительства. Многочисленная судебная практика Верховного Суда Российской Федерации подтвердила, что обеспеченность военнослужащих и членов их семьи жильем по прежнему месту жительства не препятствует реализации ими права на получение жилых помещений в соответствии с п. 14 ст. 15 Закона по избранному после увольнения с военной службы месту жительства, в том числе за счет государственных жилищных сертификатов <4>. ——————————— <4> См., напр.: Определение Верховного Суда Российской Федерации N 6н-140/01 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 12; Определение Верховного Суда РФ от 22.08.2002 N КАС02-380 (документ опубликован не был // СПС «КонсультантПлюс»); Определение Верховного Суда РФ от 09.12.2004 N КАС04-580 (документ опубликован не был); Определение Верховного Суда РФ от 01.07.2004 N 4н-16/04 (документ опубликован не был // СПС «КонсультантПлюс»); Определение Верховного Суда РФ от 21.04.2005 N 3н-228/04 (документ опубликован не был // СПС «КонсультантПлюс»); Определение Военной коллегии Верховного Суда РФ от 21.04.2005 N 3н-228/04 // Право в Вооруженных Силах. 2005. N 9; и др.

Как видно, п. 14 ст. 15 Закона не содержит в качестве условия для обеспечения жильем при перемене места жительства признание военнослужащих нуждающимися в жилых помещениях по основаниям, предусмотренным ст. 51 ЖК РФ. При наличии такого условия те из них, которые имеют по месту службы жилые помещения по договору социального найма по нормам выше учетных, не смогли бы реализовать свое право на обеспечение жилыми помещениями по избранному месту жительства, в том числе и за счет государственных жилищных сертификатов. Таким образом, для указанной категории военнослужащих волеизъявление о намерении сменить место жительства при увольнении является самостоятельным основанием для признания их нуждающимися в жилых помещениях по отношению к предполагаемому новому месту жительства. Данное основание не предусмотрено ст. 51 ЖК и является фактически иным предусмотренным Законом специально для военнослужащих основанием признания их нуждающимся в жилом помещении, что в полной мере отвечает требованиям ч. 3 ст. 49 ЖК РФ. Как отметил Верховный Суд Российской Федерации в решении от 20 июня 2006 г. N ВКПИ07-30, предусмотренный п. 14 ст. 15 Закона выбор места жительства после увольнения является специальным основанием для повторного признания нуждающимися в улучшении жилищных условий и порождает обязанность федерального органа исполнительной власти, в котором предусмотрена военная служба, обеспечить гражданина жильем в этом месте. При этом следует помнить, что если военнослужащий обеспечен жильем по месту службы (не состоит по месту службы в списках нуждающихся в жилых помещениях), то препятствий для его увольнения не имеется. То есть такой военнослужащий подлежит увольнению и, сохраняя при этом право на оставление в списках очередников в соответствии с п. 13 ст. 15 Закона, обеспечивается жильем по избранному месту постоянного проживания после увольнения. И несмотря на то, что новая Инструкция в качестве условия предоставления жилых помещений содержит требование о постановке на учет по основаниям, предусмотренным исключительно ст. 51 ЖК РФ, можно с большой долей вероятности утверждать, что в силу положений п. 14 ст. 15 Закона и сложившейся на основании именно этих положений Закона судебной практики, указанные военнослужащие, даже будучи не поставленными на учет в порядке, предусмотренном Инструкцией (вследствие их обеспеченности жильем по нормам по месту службы), сохранят право на получение жилья по избранному месту жительства. Однако, как и ранее, это право, скорее всего, придется отстаивать в судах. Остается только догадываться, почему такое основание, как избрание постоянного места жительства, законодатель не предусмотрел (пусть и в таком «закамуфлированном» виде, как в п. 14 ст. 15 Закона) в отношении военнослужащих, обеспечиваемых на весь срок службы служебным жильем. Более того, поставив определение факта их нуждаемости в жилых помещениях в «зависимость» только от ст. 51 ЖК, создал препятствия в реализации права на получение жилья по договору социального найма по избранному месту жительства тем из них, которые обеспечены такими жилыми помещениями по нормам по месту службы. Ведь отношение военнослужащего к категории граждан, обеспечиваемой на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями, само по себе не означает, что он не может являться членом семьи нанимателя жилого помещения, занимаемого по договору социального найма, как, впрочем, в силу сложившихся обстоятельств, — и нанимателем такого помещения (например, вследствие смерти нанимателя и переоформления договора найма), в том числе по месту прохождения службы, будучи при этом обеспеченным площадью по норме выше учетной. Разве невозможна ситуация, когда военнослужащий проживает с семьей по месту службы в квартире, ранее предоставленной тем же Министерством обороны одному из его родителей? Почему же нельзя было предусмотреть в Законе возможность сдачи указанными военнослужащими занимаемых ими по месту службы по договорам социального найма жилых помещений в порядке аналогичном тому, который предусмотрен п. 14 ст. 15 Закона, т. е. при перемене места жительства? Не лишним будет вспомнить и то, что избрание постоянного места жительства при увольнении с военной службы прямо закреплено в качестве самостоятельного основания признания военнослужащих нуждающимися в жилых помещениях пп. «и» п. 7 Правил учета военнослужащих, подлежащих увольнению с военной службы, и граждан, уволенных с военной службы в запас или в отставку и службы в органах внутренних дел, военнослужащих и сотрудников государственной противопожарной службы, нуждающихся в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий в избранном постоянном месте жительства (далее — Правила). Кстати говоря, Конституционным Судом Российской Федерации (далее — КС РФ) в Определении от 28 мая 2009 г. N 783-О-О по жалобе военнослужащей Л. Сенченко прямо указано, что в настоящее время в Российской Федерации Правила действуют. В указанных Правилах, как отмечает КС РФ, урегулирован как порядок учета соответствующих категорий граждан, нуждающихся в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий в избранном постоянном месте жительства, так и порядок предоставления им жилья. Вот только понять бы, какие соответствующие категории граждан имел в виду КС РФ. Попадают ли, по его мнению, в эти категории действующие военнослужащие вообще и, в частности, те из них, которые обеспечиваются на все время службы служебными жилыми помещениями? Предусмотренный п. 7 Правил перечень оснований признания граждан нуждающимися в жилых помещениях является закрытым, и он значительно шире того, что содержится в ст. 51 ЖК РФ. Соответственно в отношении военнослужащих, обеспечиваемых на весь период службы служебными жилыми помещениями, этот перечень оснований вряд ли применим, поскольку абзацем 12 п. 1 ст. 15 Закона для них не предусмотрено иных оснований нуждаемости в жилье кроме тех, что установлены ст. 51 ЖК РФ. При этом представляется, что и после принятия Правительством Российской Федерации предусмотренного абзацем 12 п. 1 ст. 15 Закона порядка признания военнослужащих нуждающимися в жилых помещениях в избранном постоянном месте жительства, о насущности которого говорят многие юристы <5>, отмеченная проблема, скорее всего, останется, поскольку, как уже отмечено выше, Закон «не допускает» наличия в этом порядке иных отличных от ст. 51 ЖК РФ оснований нуждаемости в жилом помещении. А вот прежняя редакция абзаца 12 п. 1 ст. 15 Закона <6> (до внесения в нее изменений Федеральным законом от 1 декабря 2008 г. N 225-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства» и отдельные законодательные акты Российской Федерации») не предусматривала предоставление военнослужащим, обеспечиваемым на все время военной службы служебными жилыми помещениями, жилых помещений по договорам социального найма, но в то же время и не ограничивала основания их нуждаемости в жилых помещениях, предоставляемых в собственность исключительно положениями ст. 51 ЖК РФ. Предусмотрев для указанной категории военнослужащих новый дополнительный способ жилищного обеспечения — по договору социального найма и сохранив при этом прежний — получение жилья в собственность, законодатель в качестве условия того и другого обеспечения ввел нуждаемость военнослужащих в жилье исключительно по основаниям ст. 51 ЖК РФ. Прежняя отсылочная норма, допускавшая установление таких оснований иными нормативными правовыми актами, из того же абзаца 12 п. 1 ст. 15 Закона была исключена. ——————————— <5> См., напр.: Акчурин З. Х. Предоставление жилья в собственность военнослужащим: норма есть, механизм не создан // Право в Вооруженных Силах. 2009. N 7; Ильменейкин П. В. О некоторых проблемах приватизации военнослужащими занимаемых жилых помещений // Право в Вооруженных Силах. 2010. N 4; и др. <6> Военнослужащим — гражданам, обеспечиваемым на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями, по достижении общей продолжительности военной службы 20 лет и более, а при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями при общей продолжительности военной службы 10 лет и более предоставляются в собственность жилые помещения по избранному постоянному месту жительства в порядке, определяемом федеральными законами и иными нормативными правовыми актами. Военнослужащие — граждане, не указанные в настоящем абзаце, при увольнении с военной службы освобождают служебные жилые помещения в порядке, определяемом жилищным законодательством Российской Федерации (текст абзаца 12 п. 1 ст. 15 Закона в ред. Федерального закона от 11.11.2003 N 141-ФЗ).

В целом следует согласиться с авторитетным мнением А. В. Кудашкина в том, что указанным Федеральным законом справедливо было добавлено законодателем в абзаце 12 п. 1 ст. 15 Закона такое условие реализации жилищных прав увольняемых военнослужащих, как их нуждаемость в жилых помещениях в соответствии со ст. 51 ЖК РФ <7>. При этом тот же автор позже отмечает, что порядок предоставления жилых помещений по договорам социального найма, урегулированный нормами ЖК РФ, разработан для регулирования жилищных правоотношений преимущественно на муниципальном уровне, т. е. с участием малоимущих граждан <8>. ——————————— <7> См.: Кудашкин А. В. Новые изменения в порядок жилищного обеспечения военнослужащих носят антикоррупционный характер // Право в Вооруженных Силах. 2009. N 1. <8> См., напр.: Кудашкин А. В. Предпосылки для коррупционных проявлений в вопросах жилищного обеспечения военнослужащих созданы // Право в Вооруженных Силах. 2010. N 1. С. 21.

Таким образом, представляется, что этот порядок обеспечения в первоначальном виде не учитывает специфики военной службы и связанные с ней особенности жилищного обеспечения военнослужащих. Следовательно, этот порядок, включающий в себя порядок и основания признания нуждающимися в жилых помещениях, нельзя бездумно «примерять» в полном объеме на военнослужащих. Соответственно, нормы Закона, кроме ссылок на базовые положения ЖК РФ, в ряде случаев должны дополняться иными нормами того же Закона (в том числе отсылочными) или иными нормативными правовыми актами (что прямо предусмотрено п. 3 ст. 49 ЖК РФ), учитывающими эту самую специфику. С учетом вышеизложенного, по мнению автора, следует прийти к выводу о том, что действующая редакция абзаца 12 п. 1 ст. 15 Закона не до конца юридически выверена. Что касается второй категории военнослужащих (обеспечиваемых жильем на общих основаниях), то обратим внимание читателей на то, что в действующей редакции п. 14 ст. 15 Закона нет не только ссылок на ст. 51 ЖК РФ, но и вообще на какой-либо порядок признания их нуждающимися в жилых помещениях при перемене места жительства, равно как и на порядок предоставления таких помещений при такой перемене. Хотя совершенно очевидно, что такой порядок необходим. Порядок, предусмотренный Правилами, вызывает ряд вопросов, поскольку он был рассчитан на то, что обязанность обеспечения жилыми помещениями военнослужащих по избранному ими постоянному месту жительства возлагалась ранее Законом на органы местного самоуправления. Тем не менее, по мнению автора, было бы ошибочным утверждать, что органы местного самоуправления, находящиеся по избранному военнослужащим месту его постоянного жительства, не вправе в настоящее время устанавливать сам факт нуждаемости указанных военнослужащих в жилых помещениях в порядке и по основаниям, предусмотренном Правилами. Не следует отождествлять установление факта нуждаемости в жилом помещении с обязанностью по его предоставлению. Возвращаясь к началу нашего повествования, еще раз отметим, что Закон не содержит каких-либо ограничений относительно момента времени, в который у военнослужащих, обеспечиваемых на весь период службы служебными жилыми помещениями, появляется право на обращение с просьбой о признании их нуждающимися в жилых помещениях в соответствии со ст. 51 ЖК РФ. Необходимым и достаточным условием для такого обращения и принятия по нему решения является принадлежность военнослужащих к указанной категории. Ограниченным же является другое право, производное от первого: право на получение по договору социального найма или бесплатно в собственность жилого помещения в избранном постоянном месте жительства. В качестве ограничений выступают следующие условия — достижение общей продолжительности военной службы 20 лет и более, либо увольнение с военной службы по достижении предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями при общей продолжительности военной службы 10 лет и более. Однако эти условия, как было сказано выше, не являются необходимыми для признания военнослужащего нуждающимися в жилых помещениях в соответствии со ст. 51 ЖК РФ. Для того чтобы в отношении военнослужащих и членов их семей неожиданно не наступали те спорные моменты, которые описаны на страницах журнала «Право в Вооруженных Силах» Е. А. Глуховым <9>, им следует, по мнению автора, не дожидаясь наступления «льготных оснований» обеспечения жильем, обращаться наряду с заявлением о предоставлении служебного жилого помещения с заявлением о признании нуждающимися в жилом помещении по основаниям ст. 51 ЖК РФ. А в случае отказа в удовлетворении последнего по мотиву «несвоевременности» обращения обжаловать такие действия должностных лиц в суд. Трудно предугадать, какая судебная практика сложится по данному вопросу, тем более что Инструкция, как уже отмечалось выше, строго говоря, не является тем нормативным правовым актом, которым должен определяться порядок признания указанных лиц нуждающимися в жилых помещениях по ст. 51 ЖК РФ, но — по избранному постоянному месту жительства. ——————————— <9> См. подр.: Глухов Е. А. Всегда ли члены семей военнослужащих имеют право на получение жилого помещения от военного ведомства? // Право в Вооруженных Силах. 2010. N 10.

С другой стороны, Инструкция не содержит каких-либо ограничений по субъектному составу военнослужащих — граждан, на которых распространяется ее действие. А кроме того, если при постановке на учет не зацикливаться на избранном постоянном месте жительства, о котором Инструкция, собственно, и не упоминает, а также не ставить вопрос о предоставлении жилья непосредственно в собственность, то нет никаких оснований не применять ее нормы о признании нуждающимися в жилых помещениях по основаниям ст. 51 ЖК РФ в отношении военнослужащих обеспечиваемых на весь период службы служебными жилыми помещениями, а также не применять в их отношении установленный Инструкцией порядок предоставления жилых помещений по договорам социального найма. Следует отметить и то обстоятельство, что ввиду отсутствия до недавнего времени отдельной Инструкции о предоставлении военнослужащим — гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, служебных жилых помещений, предусмотренных Приказом, военнослужащие, обеспечиваемые на весь период службы служебными жилыми помещениями, принимались на жилищный учет в «общем порядке», т. е. они фактически проходили процедуру признания их нуждающимися в жилых помещениях предоставляемых по договору социального найма в порядке, предусмотренном п. 27 утратившей силу Инструкции о порядке обеспечения жилыми помещениями в Вооруженных Силах Российской Федерации, утвержденной Приказом Министра обороны Российской Федерации N 80 от 15 февраля 2000 г. Более того, согласно разъяснениям Управления делами Министерства обороны Российской Федерации от 21 июля 2006 г. N 205/12501, именно в таком «общем порядке» указанных военнослужащих и следовало принимать на учет для дальнейшего обеспечения служебным жильем <10>. То есть де-факто они зачастую были признаны нуждающимися в жилых помещениях. Другое дело, что в постановлениях жилищных комиссий, как правило, этот факт не отражался, а содержалось только решение о принятии их на учет для предоставления служебного жилья (нуждаемости в служебном жилье). Причем несмотря на то, что в рапортах обычно исполнялась стандартная формулировка о принятии на учет для получения жилья, без уточнения, о каком жилье идет речь — специализированном или предоставляемом по договорам социального найма. При этом военнослужащими к этим рапортам прилагались как документы, требуемые для постановки на учет для получения жилья по договору социального найма, так и для решения вопроса о предоставлении им служебного жилья. Можно порекомендовать таким военнослужащим обратиться с заявлениями с просьбой о внесении уточнений в соответствующие протоколы заседаний жилищных комиссий. ——————————— <10> См.: Разъяснение Управления делами Министерства обороны Российской Федерации от 21 июля 2006 г. N 205/12501 // Право в Вооруженных Силах. 2006. N 12.

Подводя неутешительный итог, приходим в очередной раз к выводу об отсутствии четкого, снимающего все вопросы для его «игроков» нормативного правового поля, регулирующего вопросы обеспечения жильем военнослужащих по избранному месту постоянного жительства.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *