История становления института доверительного управления имуществом в российском праве

(Шубкина Ю. Ю.) («История государства и права», 2008, N 6) Текст документа

ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ ИНСТИТУТА ДОВЕРИТЕЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ ИМУЩЕСТВОМ В РОССИЙСКОМ ПРАВЕ

Ю. Ю. ШУБКИНА

Шубкина Ю. Ю., аспирантка третьего года заочной формы обучения Московской государственной юридической академии.

Необходимость исследования вопроса о формировании института доверительного управления имуществом в России связана прежде всего с тем, что доверительное управление введено в российское законодательство сравнительно недавно, а раскрытие основных предпосылок становления доверительного управления, а также истории формирования правовых форм, так или иначе предшествовавших доверительному управлению имуществом и повлиявших на разработку этой конструкции, по мнению автора, поможет определить правовую природу, сущность, применение института доверительного управления имуществом и договора доверительного управления в экономическом обороте и выявить недостатки и пробелы в законодательном регулировании отношений по доверительному управлению имуществом в Российской Федерации. В этой связи представляется необходимым раскрыть содержание основных этапов становления института доверительного управления имуществом. Дореволюционное российское право не знало института доверительного управления имуществом и включало нормы об управлении чужим имуществом, которые представляли собой неотъемлемую часть таких институтов, как опека и попечительство, наследование. В частности, по свидетельству Г. Ф. Шершеневича, уже Карамзинские списки <1> включали в себя нормы о том, что если «мать умирала или выбывала сама из семьи вследствие нового замужества, то опека над малолетними детьми, которые не в состоянии сами о себе заботиться, вручалась ближним родственникам. Имущество опекаемых передавалось им при свидетелях. Опекун мог пользоваться имуществом в свою пользу, отдавать капитал опекаемых в рост, торговлю… По достижении зрелого возраста опекун обязан был возвратить все имущество в целости и уплатить все растраченное…» <2>. ——————————— <1> Памятник российского права XIII века. <2> Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права. Девятое издание. М., 1911. С. 684.

В XIX в. существовало три способа призвания к исполнению опекунских обязанности: по завещанию, по закону и по назначению. На опекуна возлагались две основные обязанности: попечение об особе опекаемого и управление имуществом состоящего под опекой. При осуществлении управления имуществом опекун мог совершать определенные действия по своему усмотрению, другие — с разрешения опекунских установлений (дворянской опеки или сиротского суда), а в особых случаях — с разрешения Сената. Причем по общему правилу опекун мог совершать любые сделки с имуществом подопечного, за исключением тех, в отношении которых закон требует получения разрешения. В частности, сделки по продаже имущества малолетних могли совершаться опекуном только с разрешения опекунских установлений. Разрешение Сената требовалось для продажи и залога недвижимостей <3>. ——————————— <3> Там же. С. 692 — 694.

Древнему русскому праву также были известны душеприказчики, исполняющие волю наследодателя. Как отмечал Г. Ф. Шершеневич, «душеприказчик, являясь представителем наследства, для исполнения воли завещателя должен был принять оставшееся имущество в свое заведование, но не во владение… потому что душеприказчик распоряжается им не в виде собственности, не от своего имени» <4>. «Несомненно, что в основании душеприказничества лежит договорное отношение между завещателем, делающим предложение, и душеприказчиком, принимающим последнее. Если это договор, то по своему характеру он ближе всего подходит к договору поручения или доверенности, так как душеприказчик обязывается к выполнению целого ряда юридических актов в чужом интересе» <5>. ——————————— <4> Там же. С. 810. <5> Там же. С. 807.

З. Э. Беневоленская отмечает также существование в дореволюционной России близкого к доверительному управлению договора доверенности <6>. Г. Ф. Шершеневич проводит сравнение договора доверенности с договором личного найма. «Доверенность имеет своим содержанием услуги особого свойства. Этим договором лицо обязывается к юридической деятельности, к совершению юридических сделок от имени и в пользу другого» <7>. В XIX в. в России существовало два вида доверенности: общая и специальная. Прообраз доверительного управления содержался именно в общей доверенности; лицо могло быть уполномочено «на управление всеми делами доверителя… или же на управление самостоятельной частью, например имением, фабрикой…» <8>. ——————————— <6> Беневоленская З. Э. Доверительное управление имуществом в сфере предпринимательства. М., 2005. С. 85. <7> Шершеневич Г. Ф. Учебник гражданского права. М., 1995. С. 374. <8> Там же. С. 376.

Таким образом, дореволюционному российскому гражданскому праву были известны случаи управления чужим имуществом, которые представляли собой отдельные элементы различных гражданско-правовых институтов: опеки, наследования. В советский период согласно Гражданскому кодексу РСФСР 1922 г. в наследственном праве действовало правило, по которому при отсутствии наличных наследников имущества, требующего управления (предприятия, строения и т. п.), нотариальный орган назначал ответственного попечителя над указанным имуществом по представлению государственного органа, ведающего соответствующими предприятиями или имуществом (ст. 432). Управляли государственным имуществом и государственные предприятия, и их объединения, переведенные на хозяйственный расчет и не финансируемые в сметном порядке, которые выступали в обороте как самостоятельные и не связанные с казной юридические лица. По своим долгам они отвечали имуществом, состоящим в их свободном распоряжении (ст. 19). Созданные в 20-е годы тресты представляли собой объединения входящих в их состав предприятий, причем последние не были субъектами гражданского права, так как не имели статуса юридического лица <9>. Существо треста заключается в доверительном управлении государственным имуществом. По мнению А. В. Венедиктова, правовая природа советского треста заключается в следующем: «Трест — хозяйственный орган государства и в то же время юридическое лицо гражданского права» <10>. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Монография Л. Ю. Михеевой «Доверительное управление имуществом. Комментарий законодательства» включена в информационный банк. —————————————————————— <9> Михеева Л. Ю. Доверительное управление имуществом. М., 1999. С. 29 — 30. <10> Венедиктов А. В. Правовая природа государственных предприятий // Приложение к Известиям экономического факультета Ленинградского политехнического института. Л., 1928. Вып. 1. С. 16 — 17.

В соответствии с Гражданским кодексом РСФСР 1964 г. государственное имущество, закрепленное за государственными организациями, находилось в оперативном управлении этих организаций, осуществлявших в пределах, установленных законом, в соответствии с целями их деятельности, плановыми заданиями и назначением имущества право владения, пользования и распоряжения имуществом. Однако государство признавалось единым собственником всего государственного имущества (ст. 94). В гражданско-правовой доктрине того времени признавалось, что «советское государство является единым и единственным собственником всех государственных имуществ, в чем бы они ни выражались и в чьем бы ведении ни находились. Все без исключения государственные имущества составляют единый фонд государственной собственности. Советское государство, соединяя в своих руках всю полноту политической власти со всеми правомочиями собственника, само определяет правовой режим принадлежащих ему имуществ», а право оперативного управления государственных организаций считалось одним из «средств осуществления принадлежащего государству права собственности» <11>. ——————————— <11> Комментарий к Гражданскому кодексу РСФСР / Под ред. С. Н. Братуся, О. Н. Садикова. М., 1982. С. 121.

Подводя итог историческому экскурсу по галерее прообразов права доверительного управления имуществом, можно утверждать, что институт доверительного управления имуществом в его современном виде отечественной правовой системе известен не был. Первоначальные попытки на законодательном уровне урегулировать общественные отношения, связанные с управлением чужим имуществом, поиск наиболее приемлемых вариантов обеспечения сохранности и рационального использования государственного имущества посредством его передачи в управление третьим лицам, а также переход на иные методы регулирования экономических отношений привели к возникновению в отечественной цивилистике новых правовых институтов, одним из которых и является институт доверительного управления имуществом. Л. Ю. Михеева выделяет следующие предпосылки появления в гражданском праве России доверительного управления имуществом: «1) необходимость правового оформления новых экономических отношений, стихийно складывающихся под влиянием зарубежного опыта; 2) необходимость поиска новых эффективных форм управления государственным имуществом; 3) существование в отечественной правовой традиции устойчивых прав на имущество, не являющихся правом собственности; 4) наличие определенного опыта в регулировании отношений с участием лица, управляющего имуществом в чужих интересах» <12>. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Монография Л. Ю. Михеевой «Доверительное управление имуществом. Комментарий законодательства» включена в информационный банк. —————————————————————— <12> Михеева Л. Ю. Доверительное управление имуществом. М., 1999. С. 32.

Термины «доверительная собственность», «траст», «доверительное управление», «коммерческое управление» появились в российских правовых нормах в начале 90-х годов. Впервые о трасте упомянул Закон РСФСР «О банках и банковской деятельности в РСФСР» <13> в п. «л» ст. 5, где было указано, что банки вправе «привлекать и размещать средства и управлять ценными бумагами по поручению клиентов (доверительные (трастовые) операции)». Вполне очевидно, что такая формулировка в условиях действующего в этот момент гражданского законодательства по крайней мере вызывала сомнения в ее значении, так как понятия трастовых операций или трастовых сделок не существовало. Это было «использование чужеродной терминологии, в действительности не несущей никакой содержательной нагрузки» <14>. ——————————— <13> Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1990. N 27. Ст. 327. <14> Гражданское право: В 2 т. Т. 1 / Под ред. Суханова Е. А. М., 1993. С. 4.

Следующим этапом в развитии законодательства о трасте был 1992 г., когда в различных нормативных правовых актах появились предложения и рекомендации различным ведомствам передавать акции, находящиеся в государственной собственности, в «доверительное управление (траст)» <15> или просто в «траст» <16>. ——————————— <15> Например: Указ Президента РФ от 1 июля 1992 г. N 721 «Об организационных мерах по преобразованию государственных предприятий, добровольных объединений государственных предприятий в акционерные общества» // Российская газета. 1992. 7 июля; Постановление Правительства РФ от 4 сентября 1992 г. «О порядке приватизации и реорганизации предприятий и организаций агропромышленного комплекса» // Собрание актов Президента и Правительства РФ. 1992. N 12. Ст. 93. <16> Например, п. 4.8 Временного положения о продаже акций в процессе приватизации (утв. распоряжением Госкомимущества России от 4 ноября 1992 г.) // Российские вести. 1992. 17 ноября.

По мнению З. Э. Беневоленской, «появлению доверительного управления имуществом непосредственно предшествовала приватизация» <17>. Указ Президента РФ от 1 июля 1992 г. N 721 «Об организационных мерах по преобразованию государственных предприятий, добровольных объединений государственных предприятий в акционерные общества» положил начало процессу реструктуризации госпредприятий, перевода российской промышленности из государственной собственности в частную, развитию не просто хозяйственного, а коммерческого расчета. ——————————— <17> Беневоленская З. Э. Доверительное управление имуществом в сфере предпринимательства. М., 2005. С. 46.

В п. 6 Указа Президента РФ N 721 говорилось о том, что Российскому фонду федерального имущества рекомендовано передавать на договорной основе находящиеся в его владении пакеты акций (до момента их перехода в соответствии с планами приватизации) в доверительное управление (траст) физическим и юридическим лицам. В соответствии с положениями названного Указа Президента РФ доверительными управляющими могли быть только лица, которые имели статус, отвечающий требованиям ст. 9 Закона РСФСР «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РСФСР» <18>, предъявляемым к покупателям государственного имущества. ——————————— <18> Закон РСФСР от 3 июля 1991 г. «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РСФСР» // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. N 27.

Первоначально публичные органы (Правительство РФ, МВД России) стремились напрямую контролировать хозяйственную деятельность новоявленных акционерных обществ в стиле управления госорганами государственными предприятиями. Например, п. 8 Указа Президента РФ от 5 ноября 1992 г. N 1333 содержал правило о том, что совет директоров РАО «Газпром» формируется непосредственно Правительством РФ и включает в себя представителей государственных органов управления, которые являются уполномоченными по управлению акциями, находящимися в государственной собственности. Отсюда следовало, что государственные должностные лица непосредственно управляли деятельностью коммерческой организации. Значительную роль в становлении отношений по управлению чужим имуществом суждено было сыграть Указу Президента РФ от 24 декабря 1993 г. N 2296 «О доверительной собственности (трасте)» <19>. Вышеупомянутый Указ Президента РФ устанавливает, что «правоотношения, связанные с трастом, возникают в результате учреждения траста на основании договора об учреждении траста, заключаемого учредителем траста и доверительным собственником в пользу бенефициария (выгодоприобретателя) траста», и «при учреждении траста учредитель передает имущество и имущественные права, принадлежащие ему в силу права собственности, на определенный срок доверительному собственнику, а доверительный собственник обязан осуществлять право собственности на доверенное ему имущество исключительно в интересах бенефициария». Данная формулировка подразумевала фактическое расщепление права собственности между учредителем, доверительным собственником и бенефициаром, т. е. вводила в гражданское право новый институт — доверительной собственности. Следует сказать, что введение данного института и его закрепление на законодательном уровне породило споры и разногласия в среде отечественных цивилистов. ——————————— <19> Собрание актов Президента и Правительства РФ. 1994. N 1. Ст. 6.

Анализируя причины появления соответствующего правового института, можно обратиться к мнению У. Е. Батлера, который являлся одним из разработчиков вышеупомянутого Указа: «Нетрудно понять заинтересованность Госкомимущества в таком институте, как траст. Приватизационный процесс породил огромные пакеты акций, перешедшие к государству в обмен на имущество, переданное акционерным обществам, учрежденным на основе государственных предприятий и ассоциаций производителей. Государство должно было найти способ рачительного управления своим достоянием, возможность голосовать своими акциями и реализовывать другие права и обязанности акционера… Из всех возможных вариантов в российских условиях траст был наиболее перспективным» <20>. ——————————— <20> Батлер У. Е. Доверительная собственность в России: история появления. М., 1997. С. 170.

Комментируя Указ Президента РФ «О доверительной собственности (трасте)», В. В. Витрянский называет его «образцом юридической безграмотности и неуважения к отечественным правовым традициям» <21>. ——————————— <21> Договорное право. Книга третья: Договоры о выполнении работ и оказании услуг / Под ред. М. И. Брагинского, В. В. Витрянского. М., 2002. С. 833.

Введенный Указом траст основывался на классической англо-американской концепции «расщепленной» собственности, о чем прямо свидетельствовала норма, содержащаяся в Указе, а именно что к праву доверительной собственности применяются правила о праве собственности, если иное не установлено законодательными актами и договорами об учреждении траста (п. 4 Указа). При учреждении траста учредитель должен был передать имущество и имущественные права, принадлежащие ему в силу права собственности, на определенный срок доверительному собственнику, а доверительный собственник был обязан осуществлять право собственности на доверенное ему имущество исключительно в интересах бенефициара в соответствии с договором об учреждении траста и российским законодательством (п. 3 Указа). Учредителем доверительной собственности (траста) и бенефициаром, или «бенефициарием» (именно так именуется в Указе выгодоприобретатель), признавалось любое физическое или юридическое лицо. Из числа же возможных доверительных собственников исключались лишь лица, которые могли быть признаны бенефициарами по данному договору об учреждении траста; органы государственной власти и управления, государственные учреждения, государственные предприятия и их объединения (п. п. 5 — 7 Указа). Объектами доверительной собственности (или, как говорилось в Указе, «предметом договора об учреждении траста») объявлялись имущество, которым учредитель траста владеет в силу права собственности, а также связанные с ним имущественные и личные неимущественные права. Причем согласно Указу в траст могло передаваться имущество, «как существующее в момент заключения договора, так и такое, которое может существовать в будущем, в том числе созданное или приобретенное доверительным собственником на основаниях, вытекающих из закона» (п. 8 Указа). Правда, данное положение не вполне согласуется с другим правилом, содержащимся в п. 9 Указа, согласно которому к доверительному собственнику переходят имущество и все связанные с ним имущественные и личные неимущественные права, принадлежавшие учредителю при учреждении траста (надо понимать, фактически принадлежавшие уже на момент заключения договора). В соответствии с Указом доверительному собственнику предоставлялось исключительное право определять, какой способ действий при осуществлении прав и обязанностей, вытекающих из договора об учреждении траста, является наилучшим с точки зрения интересов бенефициара, а относительно учредителя указывалось, что после вступления в силу договора об учреждении траста он не вправе давать доверительному собственнику какие-либо указания или иным образом вмешиваться в осуществление им его прав и исполнение обязанностей по договору (п. п. 11, 18 Указа). Доверительный собственник получал правомочия пользования, владения и распоряжения доверенным ему имуществом. Непосредственно Указом ему запрещалось только передавать указанное имущество в доверительную собственность иному лицу, а также приобретать переданное ему имущество в свою собственность (п. 12). В настоящий момент этот акт утратил силу. Новый Гражданский кодекс совершенно по-другому регулирует такие отношения, а нормативные акты, принятые до вступления его в действие, действуют, лишь если не противоречат Гражданскому кодексу РФ. Между тем встречаются и обратные утверждения: «В настоящее время одновременно существуют два понятия — доверительная собственность (так как Указ Президента РФ от 24 декабря 1993 г. N 2296 «О доверительной собственности (трасте)» официально не отменен) и доверительное управление» <22>. Такая позиция неверна, поскольку для утраты силы нормативного акта не является обязательным прямое указание другого акта на его отмену. Кроме того, полагая, что Указ «О доверительной собственности (трасте)» действует в настоящее время, В. Р. Захарьин допускает действие одновременно двух противоречащих друг другу нормативных актов. По меньшей мере это влекло бы за собой невозможность разрешения судебных споров. ——————————— <22> Захарьин В. Р. Доверительное управление имуществом. Правовое регулирование. Бухгалтерское оформление. М., 1998. С. 5.

Как отмечает Л. Ю. Михеева, «попытка внедрения этого института на российскую почву (имеется в виду принятие Указа Президента РФ от 24 декабря 1993 г. N 2296 «О доверительной собственности (трасте)») не имела успеха. Однако отечественное гражданское право восприняло саму идею управления чужим имуществом на свой риск и воплотило ее в части второй ГК РФ в виде договора доверительного управления имуществом» <23>. На взгляд автора настоящей статьи, Указ Президента РФ являл собой первую, пусть и весьма неудачную, попытку внедрения новых способов регулирования экономики, в том числе определения наиболее эффективных приемов и методов управления государственной собственностью. Его принятие послужило основой для создания нового правового института, закрепленного в действующем Гражданском кодексе РФ и именуемого «доверительное управление имуществом». ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Монография Л. Ю. Михеевой «Доверительное управление имуществом. Комментарий законодательства» включена в информационный банк. —————————————————————— <23> Михеева Л. Ю. Доверительное управление имуществом. М., 1999. С. 3.

Согласно п. 4 ст. 209 ГК РФ, собственник может передать свое имущество в доверительное управление другому лицу (доверительному управляющему). Передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности на имущество к доверительному управляющему, который обязан осуществлять управление имуществом в интересах собственника или указанного им третьего лица. Таким образом, Гражданский кодекс Российской Федерации <24> в своей важнейшей ключевой ст. 209 — о содержании права собственности — закрепил право доверительного управления имуществом. Передача имущества в доверительное управление — это форма осуществления собственником своего права распоряжения. Согласно ст. 1012 ГК РФ по договору доверительного управления имуществом одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) на определенный срок имущество в доверительное управление. ——————————— <24> Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая // СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3302; часть вторая // СЗ РФ. 1996. N 5. Ст. 411; часть третья // СЗ РФ. 2001. N 49. Ст. 4552.

Список использованных нормативно-правовых актов

1. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая // СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3302; часть вторая // СЗ РФ. 1996. N 5. Ст. 411; часть третья // СЗ РФ. 2001. N 49. Ст. 4552. 2. Закон РСФСР «О банках и банковской деятельности в РСФСР» от 02.12.1990 N 395-1 // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1990. N 27. Ст. 327. 3. Закон РСФСР «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РСФСР» от 03.07.1991 // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. N 27. 4. Указ Президента РФ «Об организационных мерах по преобразованию государственных предприятий, добровольных объединений государственных предприятий в акционерные общества» от 01.07.1992 N 721 // Российская газета. 07.07.1992. 5. Указ Президента РФ «О доверительной собственности (трасте)» от 24.12.1993 N 2296 // Собрание актов Президента и Правительства РФ. 1994. N 1. Ст. 6. 6. Постановление Правительства РФ «О порядке приватизации и реорганизации предприятий и организаций агропромышленного комплекса» от 04.09.1992 // Собрание актов Президента и Правительства РФ. 1992. N 12. Ст. 93.

Список использованной литературы

1. Беневоленская З. Э. Доверительное управление имуществом в сфере предпринимательства. М., 2005. 2. Булыгин М. М. Договор доверительного управления имуществом в российском и зарубежном праве. М., 2006. 3. Договорное право. Книга третья: Договоры о выполнении работ и оказании услуг / Под ред. М. И. Брагинского, В. В. Витрянского. М., 2002. —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Монография Л. Ю. Михеевой «Доверительное управление имуществом. Комментарий законодательства» включена в информационный банк. —————————————————————— 4. Михеева Л. Ю. Доверительное управление имуществом. М., 1999.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *