История одного дела

(Редакционный материал)

(«Бюллетень нотариальной практики», 2006, N 1)

ИСТОРИЯ ОДНОГО ДЕЛА

Постановление об отказе в совершении нотариального

действия по льготному нотариальному тарифу

г. Москва, 21 марта 2005 г.

Я, Цымбаренко Алла Геннадьевна, нотариус города Москвы (юридический адрес и адрес для повесток в суд: г. Москва, Пролетарский проспект, дом 21, корпус 2, нотариальная контора), рассмотрев заявление от 11 марта 2005 года гр. Галчиновой Галины Геннадьевны, зарегистрированной по адресу: город Москва, улица Бакинская, дом 23, квартира 55,

установила:

Гр. Галчинова Г. Г. обратилась 11 марта 2005 года с заявлением о предоставлении льготы об освобождении от уплаты нотариального тарифа за выдачу свидетельства о праве на наследство по завещанию на 2/3 доли квартиры в соответствии со ст. 333.38 Налогового кодекса РФ.

В соответствии с Основами законодательства Российской Федерации о нотариате и Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 19 мая 1998 г. 15-П осуществление нотариальной деятельности от имени государства предопределяет публично-правовой статус нотариуса.

Наделение нотариуса отдельными нотариальными полномочиями может осуществляться только при условии передачи необходимых для этого материальных и финансовых средств (статья 132 Конституции Российской Федерации).

Нотариус, занимающийся частной практикой, осуществляет свою профессиональную деятельность на принципе самофинансирования, источником которого являются денежные средства, полученные им за совершение нотариальных действий и поступающие в собственность нотариуса (статья 23 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате).

Конституция Российской Федерации (части третьи статей 35 и 37) гарантирует каждому право на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации, предусматривая, что никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда и только при условии предварительного и равноценного возмещения.

Федеральный закон от 2 ноября 2004 года N 127-ФЗ, признав утратившим силу подпункт «а» пункта 3 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 11 февраля 1993 года N 4463-1 «О порядке введения в действие Основ законодательства Российской Федерации о нотариате», не урегулировал, как было ранее предписано Определением Конституционного Суда Российской Федерации от 4 марта 1999 года N 36-О, вопрос о возмещении нотариусам, занимающимся частной практикой, затрат по обслуживанию граждан, имеющих право на льготы.

При таких условиях нотариус не вправе выдать свидетельство о праве на наследство по завещанию на 2/3 доли квартиры, находящейся по адресу: г. Москва, ул. Бакинская, дом 23, квартира 55, по льготному нотариальному тарифу, освободив гр. Галчинову Галину Геннадьевну полностью.

На основании изложенного, руководствуясь статьей 48 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, статьями 35, 37, 132 Конституции Российской Федерации,

постановила:

В выдаче свидетельства о праве на наследство по завещанию на 2/3 доли квартиры, находящейся по адресу: г. Москва, ул. Бакинская, дом 23, квартира 55, гр. Галчиновой Галине Геннадьевне отказать.

Настоящее Постановление может быть обжаловано в Нагатинский межмуниципальный суд ЮАО г. Москвы в течение 10 дней со дня получения настоящего постановления.

Нотариус города Москвы

А. Г.Цымбаренко

Жалоба на отказ совершить нотариальное действие

В Нагатинский районный суд г. Москвы

Заявитель: Галчинова Г. Г.,

проживающая по адресу:

115516, г. Москва, ул. Бакинская,

д. 23, кв. 55

Заинтересованное лицо:

нотариус Цымбаренко Алла Геннадьевна,

расположен по адресу:

115522, г. Москва, ул. Пролетарский

проспект, д. 21, корп. 2

11 марта 2005 г. я обратилась с заявлением к нотариусу г. Москвы Цымбаренко Алле Геннадьевне с просьбой выдать мне свидетельство о праве на наследство по завещанию без уплаты тарифа нотариусу, т. к. я являюсь наследницей по завещанию после смерти моей бабушки Веретенниковой Татьяны Семеновны, наступившей 21 июля 2004 г., и совместно проживала в квартире с наследодателем на день смерти и продолжаю проживать.

Однако 25 марта 2005 г. нотариус Цымбаренко А. Г. мне отказала, сославшись на ст. 35, 37, 132 Конституции РФ (Постановление об отказе прилагается).

Я обращалась в Московскую городскую нотариальную палату, где мне лично вице-президент нотариальной палаты Вергасова Галина Ивановна подтвердила мое право на льготу.

Хочу отметить, что я не отказываюсь оплатить «технические работы» и заявление о принятии наследства.

Отказ в совершении нотариального действия считаю необоснованным, т. к. существует ст. 333.38, п. 5, Налогового кодекса РФ, согласно которой я освобождена от уплаты тарифа нотариусу, т. к. совместно проживала с наследодателем на день смерти и продолжаю проживать.

Также согласно ст. 22 Основ законодательства о нотариате льготы для физических лиц, предусмотренные законодательством о государственной пошлине, распространяются на этих лиц при совершении нотариальных действий как нотариусами, работающими в государственных нотариальных конторах, так и нотариусами, занимающимися частной практикой.

На основании изложенного в соответствии со ст. 310 ГПК РФ

прошу:

Обязать нотариуса г. Москвы Цымбаренко Аллу Геннадьевну, расположенного по адресу: г. Москва, Пролетарский пр-т, д. 21, корп. 2, выдать мне свидетельство о праве на наследство по завещанию на 2/3 доли квартиры, расположенной по адресу: г. Москва, ул. Бакинская, д. 23, кв. 55, освободив от уплаты тарифа нотариусу.

Приложения:

1. Копия Постановления об отказе в совершении нотариального действия.

2. Копия заявления для нотариуса.

3. Квитанция об уплате гос. пошлины.

4. Копия свидетельства о смерти.

5. Справка из ЖЭКа о совместном проживании.

Заочное решение Нагатинского районного суда г. Москвы

Именем Российской Федерации

25 июля 2005 г. Нагатинский районный суд г. Москвы в составе: председательствующего федерального судьи Быковой О. В., при секретаре Кузнецовой Е. А., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело N 2-2766/2005 по жалобе Галчиновой Галины Геннадьевны на отказ в совершении нотариального действия,

установил:

Галчинова Г. Г. обратилась в суд с жалобой на отказ нотариуса г. Москвы Цымбаренко А. Г. в выдаче свидетельства о праве на наследство по закону. В обоснование жалобы указала, что она является наследницей по завещанию после смерти бабушки Веретенниковой Татьяны Семеновны, умершей 21 июля 2004 г. Наследственное имущество представляет собой 2/3 доли квартиры по адресу: г. Москва, ул. Бакинская, д. 23, кв. 55. Поскольку заявительница проживала совместно с наследодателем, она по действующему законодательству освобождена от уплаты государственной пошлины за выдачу свидетельства о праве на наследство по закону. Однако нотариус посчитала, что выдача свидетельства без уплаты государственной пошлины означает лишение ее вознаграждения за труд и имущества без решения суда, и отказала в выдаче свидетельства о праве на наследство.

Галчинова Г. Г. просит обязать нотариуса г. Москвы Цымбаренко А. Г. выдать ей свидетельство о праве на наследство по завещанию на 2/3 доли квартиры по адресу: г. Москва, ул. Бакинская, д. 23, кв. 55, без уплаты государственной пошлины за выдачу свидетельства о праве на наследство.

Допрошенная в судебном заседании заявительница жалобу поддержала.

Нотариус г. Москвы Цымбаренко А. Г. в судебное заседание не явилась, о времени и месте судебного разбирательства извещена надлежащим образом. В письменном отзыве на жалобу Галчиновой Г. Г. нотариус указала (сохранены орфография и пунктуация оригинала): «статья 333.25 НК РФ говорит о целой квартире, жилом доме, о долях или доле квартиры в этой статье ничего не сказано, поэтому я и не считаю возможным предоставить указанную льготу, поскольку ее нет в НК РФ… Жалоба гр. Галчиновой Г. Г. нарушает мои конституционные права абзацем седьмым статьи 8 в части, касающейся распространения предоставления льгот по уплате государственной пошлины за совершение нотариальных действий на занимающегося частной практикой нотариуса, во взаимосвязи его с абзацем девятым статьи 22 Федерального закона от 2 ноября 2004 г. N 127-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации, а также о признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации». Далее нотариус излагает доводы по поводу имеющегося, по ее мнению, несоответствия Конституции Российской Федерации названного Федерального закона, просит в удовлетворении жалобы Галчиновой Г. Г. отказать (л. д. 8 — 15).

С согласия заявительницы дело рассмотрено в порядке заочного судопроизводства.

Выслушав заявительницу, исследовав материалы дела, суд находит жалобу Галчиновой Г. Г. на отказ в совершении нотариального действия подлежащей удовлетворению.

Согласно части 1 статьи 310 ГПК РФ заинтересованное лицо, считающее неправильным совершенное нотариальное действие или отказ в совершении нотариального действия, вправе подать заявление об этом в суд по месту нахождения нотариуса или по месту нахождения должностного лица, уполномоченного на совершение нотариальных действий.

Как установлено в судебном заседании, Галчинова Г. Г. является наследницей по завещанию после смерти бабушки Веретенниковой Татьяны Семеновны, умершей 21 июля 2004 г. (свидетельство о смерти — л. д. 7). Наследственное имущество представляет собой 2/3 доли квартиры по адресу: г. Москва, ул. Бакинская, д. 23, кв. 55. По указанному адресу наследница проживала совместно с наследодателем (справка ОВД «Царицыно» — л. д. 6).

Постановлением нотариуса г. Москвы Цымбаренко А. Г. от 25 марта 2005 г. Галчиновой Г. Г. было отказано в выдаче свидетельства о праве на наследство по завещанию на 2/3 доли квартиры. В Постановлении нотариус указала, что Федеральный закон от 2 ноября 2004 г. N 127-ФЗ, признав утратившим силу подпункт «а» пункта 3 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 11 февраля 1993 г. N 4463-1 «О порядке введения в действие Основ законодательства Российской Федерации о нотариате», не урегулировал, как было ранее предписано Определением Конституционного Суда Российской Федерации от 4 марта 1999 г. N 36-О, вопрос о возмещении нотариусом, занимающимся частной практикой, затрат по обслуживанию граждан, имеющих право на льготы (л. д. 5).

Федеральным законом от 2 ноября 2004 г. N 127-ФЗ раздел VIII части второй Налогового кодекса Российской Федерации дополнен главой 25.3 «Государственная пошлина», вступившей в силу с 1 января 2005 г.

В силу пункта 5 статьи 333.38 НК РФ от уплаты государственной пошлины за совершение нотариальных действий освобождаются физические лица — за выдачу свидетельств о праве на наследство при наследовании жилого дома, а также земельного участка, на котором расположен жилой дом, квартиры, комнаты, если эти лица проживали совместно с наследодателем на день смерти наследодателя и продолжают проживать в этом доме (этой квартире, комнате) после его смерти.

Указанная льгота распространяется на Галчинову Г. Г.

Довод нотариуса о том, что льгота предоставлена только лицам, наследующим целую квартиру или жилой дом, а не долю в квартире, является несостоятельным.

В соответствии с пунктом 1 статьи 16 Жилищного кодекса Российской Федерации от 29 декабря 2004 г. N 188-ФЗ к жилым помещениям относятся:

1) жилой дом, часть жилого дома;

2) квартира, часть квартиры;

3) комната.

При этом согласно положениям статьи 16 ЖК РФ квартирой признается структурно обособленное помещение в многоквартирном доме, обеспечивающее возможность прямого доступа к помещениям общего пользования в таком доме и состоящее из одной или нескольких комнат, а также помещений вспомогательного использования, предназначенных для удовлетворения гражданами бытовых и иных нужд, связанных с их проживанием в таком обособленном помещении, а комнатой признается часть жилого дома или квартиры, предназначенная для использования в качестве места непосредственного проживания граждан в жилом доме или квартире.

В соответствии с пунктом 2 статьи 244 ГК РФ имущество может находиться в общей собственности с определением доли каждого из собственников в праве собственности (долевая собственность) или без определения таких долей (совместная собственность).

Кроме того, пунктом 2 статьи 246 ГК РФ предусмотрено, что участник долевой собственности вправе по своему усмотрению продать, подарить, завещать, отдать в залог свою долю либо распорядиться ею иным образом с соблюдением при ее возмездном отчуждении правил, предусмотренных статьей 250 ГК РФ.

Таким образом, жилое помещение (жилой дом, квартира, часть квартиры, комната) может находиться как в долевой собственности, так и в совместной собственности.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда Российской Федерации в подпункте «ж» пункта 14 Постановления от 23 апреля 1991 г. N 2 «О некоторых вопросах, возникающих у судов по делам о наследовании», приобретение несколькими нанимателями жилой площади в собственность квартиры в силу Закона Российской Федерации от 4 июля 1991 г. «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» порождает право собственности на квартиру каждого из них и в случае смерти одного из собственников наследники вправе наследовать его долю. Это положение действует независимо от того, приобретена ли квартира в общую собственность или с определением долей.

Таким образом, наличие у наследников доли в наследуемой квартире, доме основанием для взыскания пошлины законом не предусмотрено. Лица, проживающие совместно с наследодателем на день смерти наследодателя и продолжающие проживать в этом доме (этой квартире, этой комнате) после его смерти, должны освобождаться от уплаты государственной пошлины при выдаче свидетельства о праве на наследство при наследовании жилого дома, части жилого дома, квартиры, части квартиры, комнаты.

Кроме того, нотариусом заявлено о несоответствии Конституции Российской Федерации Федерального закона от 2 ноября 2004 г. N 127-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации, а также о признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации».

Часть 1 статьи 15 Конституции Российской Федерации устанавливает, что Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации.

Согласно разъяснению, содержащемуся в пункте 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 г. N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия», суд, разрешая дело, применяет непосредственно Конституцию, в частности:

а) когда закрепленные нормой Конституции положения, исходя из ее смысла, не требуют дополнительной регламентации и не содержат указания на возможность ее применения при условии принятия федерального закона, регулирующего права, свободы, обязанности человека и гражданина и другие положения;

б) когда суд придет к выводу, что федеральный закон, действовавший на территории Российской Федерации до вступления в силу Конституции Российской Федерации, противоречит ей;

в) когда суд придет к убеждению, что федеральный закон, принятый после вступления в силу Конституции Российской Федерации, находится в противоречии с соответствующими положениями Конституции;

г) когда закон либо иной нормативный правовой акт, принятый субъектом Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, противоречит Конституции Российской Федерации, а федеральный закон, который должен регулировать рассматриваемые судом правоотношения, отсутствует.

Поэтому довод нотариуса г. Москвы Цымбаренко А. Г. о несоответствии Конституции Российской Федерации Федерального закона от 2 ноября 2004 г. N 127-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации, а также о признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» подлежит рассмотрению.

Вместе с тем указанный довод подтверждения в судебном заседании не нашел.

Цымбаренко А. Г. подала жалобу в Конституционный Суд Российской Федерации «О нарушении конституционных прав гражданки Российской Федерации Цымбаренко Аллы Геннадьевны, нотариуса Московского городского нотариального округа, абзацем шестым пункта 1 статьи 8 в части, касающейся распространения предоставления льгот по уплате государственной пошлины за совершение нотариальных действий на занимающегося частной практикой нотариуса, во взаимосвязи его с абзацем девятым статьи 22 Федерального закона от 2 ноября 2004 г. N 127-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации, а также о признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации».

Указанная жалоба была рассмотрена в предварительном порядке Секретариатом Конституционного Суда Российской Федерации в соответствии со статьями 40 и 111 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».

Как указано в ответе Секретариата Конституционного Суда Российской Федерации от 14 июня 2005 г. N 5212, установление государственных гарантий и льгот само по себе не означает, что бремя по их обеспечению должно нести исключительно государство. Например, Конституция Российской Федерации (часть 3, статья 37) гарантирует, что каждый имеет право на вознаграждение за труд не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда. В соответствии с Федеральным законом от 19 июня 2000 г. «О минимальном размере оплаты труда» минимальный размер оплаты труда вводится организациями, финансируемыми из бюджетных источников, за счет средств соответствующих бюджетов; другими организациями — за счет собственных средств. Согласно статье 39 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания и в иных случаях, установленных законом. В целях обеспечения данной конституционной гарантии и реализации права граждан на государственное пенсионное и социальное страхование и медицинскую помощь, глава 24 Налогового кодекса Российской Федерации устанавливает единый социальный налог, плательщиками которого являются работодатели (за исключением самозанятых граждан). Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 24 февраля 1998 года N 7-П, страховые взносы работодателей являются обязательной составной частью расходов по найму рабочей силы.

Возложение на частных нотариусов бремени по обеспечению льгот по государственной пошлине за нотариальные действия обусловлено их статусными характеристиками. Занимающиеся частной практикой нотариусы не относятся к органам публичной власти, хотя на них и возложены определенные публичные функции. Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно отмечал, что частные нотариусы осуществляют свободно избранную ими деятельность на основе частной собственности и на свой страх и риск (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 7 февраля 2003 г. N 65-О об отказе в принятии жалобы гражданки Гуртовенко Татьяны Евгеньевны). В этой связи не случайно, что в целях налогообложения частные нотариусы отнесены к категории индивидуальных предпринимателей (статья 11 Налогового кодекса Российской Федерации), хотя и не являются таковыми в гражданско-правовом смысле.

Довод нотариуса о том, что оспариваемые нормы нарушают принцип равенства, поскольку ставят частных нотариусов в неодинаковое положение по сравнению с адвокатами, расходы которых по льготному и бесплатному юридическому обслуживанию граждан компенсируются за счет средств бюджета, являются необоснованными. Во-первых, определенная схожесть статусных публично-правовых характеристик нотариусов и адвокатов не исключает возможности применения законодателем социально оправданной дифференциации в правовом регулировании налоговых отношений применительно к этим категориям самозанятых граждан (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 6 июня 2002 г. N 116-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Г. Ю. Притулы). Во-вторых, на всех нотариусов в равной мере распространяется оспариваемое регулирование, которое не свидетельствует о нарушении принципа равенства всех перед законом, поскольку данный принцип гарантирует равные права и обязанности для субъектов, относящихся к одной категории, и не исключает возможность установления различных норм в отношении лиц, принадлежащих по условиям и роду деятельности к другим категориям налогоплательщиков (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 25 марта 2004 г. N 96-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Котесовой Людмилы Степановны). Приведенные в жалобе доводы фактически сводятся к требованию восстановить норму, регулировавшую вопрос о возмещении нотариусам, занимающимся частной практикой, затрат по обслуживанию имеющих право на льготы граждан и юридических лиц. Однако разрешить этот вопрос можно только путем внесения соответствующих изменений и дополнений в действующее законодательство, что является прерогативой законодателя и не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, определенную статьей 125 Конституции Российской Федерации.

Суд соглашается с доводами, приведенными в ответе Секретариата Конституционного Суда Российской Федерации от 14 июня 2005 г. N 5212.

Поэтому оснований для неприменения положений статьи 333.38 НК РФ, установившего налоговую льготу для наследников доли жилого помещения, проживавших совместно с наследодателем на день смерти наследодателя и продолжающих проживать в этом доме (этой квартире, комнате) после его смерти, по мотивам якобы имеющегося несоответствия данной нормы Конституции Российской Федерации у суда не имеется. Не имелось таких оснований и у нотариуса г. Москвы Цымбаренко А. Г., незаконно отказавшей Галчиновой Г. Г. в выдаче свидетельства о праве на наследство по завещанию без уплаты государственной пошлины за выдачу свидетельства о праве на наследство.

В соответствии со статьей 312 ГПК РФ решение суда, которым удовлетворено заявление о совершении нотариального действия или об отказе в его совершении, отменяет совершенное нотариальное действие или обязывает совершить такое действие.

Суд возлагает на нотариуса г. Москвы Цымбаренко А. Г. обязанность выдать Галчиновой Г. Г. свидетельство о праве на наследство по завещанию на имущество умершей 21 июля 2004 г. Веретенниковой Татьяны Семеновны, проживавшей по адресу: г. Москва, ул. Бакинская, д. 23, кв. 55, в виде 2/3 (двух третей) доли квартиры по указанному адресу, без уплаты государственной пошлины за выдачу свидетельства о праве на наследство.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 333.38 НК РФ, ст. 194 — 198, 235, 263, 312 ГПК РФ, суд

решил:

Заявление Галчиновой Галины Геннадьевны на отказ нотариуса г. Москвы Цымбаренко А. Г. в совершении нотариального действия удовлетворить.

Обязать нотариуса г. Москвы Цымбаренко А. Г. выдать Галчиновой Галине Геннадьевне, проживающей по адресу: г. Москва, ул. Бакинская, д. 23, кв. 55, свидетельство о праве на наследство по завещанию на имущество умершей 21 июля 2004 г. Веретенниковой Татьяны Семеновны, проживавшей по адресу: г. Москва, ул. Бакинская, д. 23, кв. 55, в виде 2/3 (двух третей) доли квартиры по адресу: г. Москва, ул. Бакинская, д. 23, кв. 55, без уплаты государственной пошлины за выдачу свидетельства о праве на наследство.

Нотариус г. Москвы Цымбаренко А. Г. вправе подать в Нагатинский районный суд г. Москвы заявление об отмене решения в течение 7 дней со дня вручения ей копии решения.

Решение может быть обжаловано в Московский городской суд в течение 10 дней по истечении срока подачи заявления об отмене решения либо, если такое заявление подано и оставлено без удовлетворения, — в течение 10 дней со дня вынесения соответствующего определения суда.

Федеральный судья

О. В.Быкова

Определение Нагатинского межмуниципального (районного) суда

г. Москвы от 30 августа 2005 г.

Нагатинский межмуниципальный (районный) суд г. Москвы в составе:

председательствующего федерального судьи Быковой О. В.,

при секретаре Кузнецовой Е.,

рассмотрев в открытом (закрытом) судебном заседании дело по обвинению (по иску) заявление Галчиновой Г. Г. об исправлении описок,

установил:

25 июля 2005 г. состоялось заочное решение Нагатинского районного суда г. Москвы по жалобе Галчиновой Г. Г. на отказ в совершении нотариального действия.

Галчинова Г. Г. обратилась в суд с заявлением об исправлении ошибок в указанном решении суда, ссылаясь на то, что в решении неправильно указано: в отчестве «Семёновна» вместо буквы «е» нужно «ё», и «свидетельство о праве на наследство по закону», правильно «по завещанию».

Обсудив доводы заявителя, суд находит заявление Галчиновой Г. Г. подлежащим удовлетворению на основании ст. 200 ГПК РФ, согласно которой «суд может по своей инициативе или по заявлению лиц, участвующих в деле, исправить допущенные в решении описки и явные арифметические ошибки».

На основании изложенного, руководствуясь ст. 200 ГПК РФ, суд

определил:

Исправить описки, допущенные в решении Нагатинского районного суда г. Москвы, указав правильно отчество «Семёновна» и «свидетельство о праве на наследство по завещанию».

Определение может быть обжаловано в Мосгорсуд в течение 10 дней.

Копия верна.

Судья:

Секретарь:

Заявление об отмене заочного решения Нагатинского районного

суда от 25 июля 2005 г. по гражданскому делу N 2-2766/2005

В Нагатинский районный суд г. Москвы

115201, г. Москва, Каширский проезд, 3

Истец: Гр. РФ Галчинова Г. Г.

Адрес: г. Москва, ул. Бакинская,

дом 23, квартира 55

Ответчик: нотариус г. Москвы

Цымбаренко А. Г.

Адрес осуществления нотариальной

деятельности: РФ, г. Москва,

Пролетарский проспект, дом 22

Телефон/факс: (095) 320-56-04

Представитель истца:

адвокат Загорский М. Г.,

регистрационный N 77/3637 в реестре

адвокатов г. Москвы

Адрес для всей почтовой

корреспонденции: РФ, 127051, г. Москва,

Цветной бульвар, дом 21, стр. 7

Адвокатское бюро «ЗАКОН И ПРАВО»,

адвокату Загорскому М. Г.

Телефон/факс: (095) 776-78-50,

921-55-50

25 июля 2005 года Нагатинский районный суд г. Москвы вынес заочное решение, удовлетворив заявление истца — гр. РФ Галчиновой Г. Г. об обязании ответчика — нотариуса г. Москвы Цымбаренко А. Г. совершить нотариальное действие без уплаты государственной пошлины.

Ответчик считает, что данное заочное решение суда вынесено (ст. 363 ГПК РФ) с нарушением применения норм материального права и с неправильным применением норм материального права, вследствие чего подлежит отмене.

В соответствии со ст. 242 ГПК РФ «Основания для отмены заочного решения суда» такими основаниями являются: неявка ответчика на судебное заседание по уважительным причинам, о которых было заранее сообщено суду и ответчик ссылается на обстоятельства и представляет доказательства, которые могут повлиять на содержание решения суда.

Как следует из имеющихся в деле и представленных дополнительных материалов (копия загранпаспорта ответчика с отметками о пересечении государственной границы РФ, заявление об отпуске, квитанция об отправке в адрес суда и т. д.), ответчик заблаговременно направил в адрес Нагатинского районного суда г. Москвы извещение о том, что он в период с 1 июля по 1 августа 2005 года будет находиться в очередном ежегодном отпуске. Аналогичное уведомление ответчиком было также направлено в адрес Московской городской нотариальной палаты (прилагаются).

Также ответчик ссылается на обстоятельства и представляет доказательства, которые могут повлиять на содержание решения суда:

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РСФСР от 17 марта 1981 года N 1 «О практике применения судами законодательства при рассмотрении дел по жалобам на нотариальные действия или на отказ в их совершении» (в редакции от 21 декабря 1993 г., с изменениями от 25 октября 1996 г.) (текст Постановления опубликован в книге «Сборник постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации». Москва: Юридическая литература, 1994. Текст Постановления опубликован в «Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации», 1994, N 3, с. 7. Текст Постановления опубликован в «Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации», 1997, N 1), в частности, пунктом 5:

«5. При принятии жалобы на нотариальное действие или на отказ в его совершении необходимо выяснять, не имеется ли спора о праве гражданском. Если из жалобы и приобщенных к ней документов усматривается, что такой спор имеется или подведомственный суду спор возникнет при рассмотрении дела, возбужденного по жалобе заинтересованного лица, судье следует, исходя из требований ст. 246 ГПК РСФСР, вынести определение об оставлении такой жалобы без рассмотрения, разъяснив заявителю его право обратиться с иском в суд или в арбитражный суд за разрешением возникшего спора.

В связи с этим судья не вправе при возникновении спора в процессе судебного разбирательства отменить совершенное нотариальное действие или обязать нотариальный орган его выполнить, то есть разрешить жалобу по существу…»

В судебном заседании и исходя из представленных материалов однозначно установлено, что имеет место спор о праве гражданском, поскольку спор между истцом и ответчиком касается следующего предмета:

Подлежит ли в конкретном случае (отказ в совер шении нотариального действия со стороны нотариуса г. Москвы Цымбаренко А. Г.) уплата государственной пошлины (как считает истец) или нотариального тарифа (как считает ответчик) и предоставляются ли какие-либо льготы истцу при уплате государственной пошлины или нотариального тарифа?

Таким образом, вынося данное заочное решение в пользу истца, Нагатинский районный суд г. Москвы фактически рассмотрел по существу в виде судебного акта и дал правовую оценку, что надлежит уплатить истцу в данном случае — государственную пошлину или тариф, а это вступает в прямое противоречие с п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 17 марта 1981 года N 1 «О практике применения судами законодательства при рассмотрении дел по жалобам на нотариальные действия или на отказ в их совершении» (в редакции от 21 декабря 1993 г., с изменениями от 25 октября 1996 г.) — прилагается.

Заочным решением в пользу истца Нагатинский районный суд г. Москвы обязал нотариуса г. Москвы Цымбаренко А. Г. выдать Галчиновой Г. Г. свидетельство о праве на наследство по завещанию без уплаты государственной пошлины за выдачу свидетельства о праве на наследство.

Между тем, как следует из материалов дела, нотариус г. Москвы Цымбаренко А. Г. является частнопрактикующим, а не государственным нотариусом, поэтому за любые нотариальные действия взыскивает не государственную пошлину, льготы по которой установлены законодательством и на которых настаивал истец, а нотариальный тариф.

В статье 22 Основ законодательства РФ о нотариате прямо установлено, что:

«За совершение нотариальных действий, для которых законодательством Российской Федерации предусмотрена обязательная нотариальная форма, нотариус, работающий в государственной нотариальной конторе, взимает государственную пошлину по ставкам, установленным законодательством Российской Федерации о налогах и сборах.

За совершение действий, указанных в части первой настоящей статьи, нотариус, занимающийся частной практикой, взимает нотариальный тариф в размере, соответствующем размеру государственной пошлины, предусмотренной за совершение аналогичных действий в государственной нотариальной конторе и с учетом особенностей, установленных законодательством Российской Федерации о налогах и сборах.

За совершение действий, для которых законодательством Российской Федерации не предусмотрена обязательная нотариальная форма, нотариус, работающий в государственной нотариальной конторе, а также нотариус, занимающийся частной практикой, взимают нотариальные тарифы в размере, установленном в соответствии с требованиями статьи 22.1 настоящих Основ…»

Государственная пошлина может взыскиваться только государственными нотариусами, работающими в государственных нотариальных конторах, при совершении обязательных нотариальных действий.

Этот довод прямо подтверждается статьей НК РФ 333.24 «Размеры государственной пошлины за совершение нотариальных действий», из которой следует, что «За совершение нотариальных действий нотариусами государственных нотариальных контор и (или) должностными лицами органов исполнительной власти, органов местного самоуправления, уполномоченными в соответствии с законодательными актами Российской Федерации и (или) законодательными актами субъектов Российской Федерации на совершение нотариальных действий, государственная пошлина уплачивается в следующих размерах…

2. Положения настоящей статьи применяются с учетом положений статьи 333.25 настоящего Кодекса…».

Кроме того, как следует из статьи 333.24 НК РФ, правом получения государственной пошлины за совершение нотариальных обладают:

— нотариусы государственных нотариальных контор

— и (или) должностные лица органов исполнительной власти, органов местного самоуправления.

Нотариусы, занимающиеся частной практикой, в данной статье НК РФ вообще не указаны, поскольку не обладают правом получения государственной пошлины и тем более не имеют права предоставлять какие-либо льготы по уплате государственной пошлины при совершении нотариальных действий.

Аналогичные выводы следуют и при детальном изучении статьи НК РФ 333.25 «Особенности уплаты государственной пошлины при обращении за совершением нотариальных действий», статьи 333.35 «Льготы для отдельных категорий физических лиц и организаций» и статьи 333.38 «Льготы при обращении за совершением нотариальных действий». Во всех вышеперечисленных статьях НК РФ упоминается именно об уплате государственной пошлины, об освобождении от уплаты государственной пошлины, а не нотариального тарифа.

Государственная пошлина совпадает с нотариальным тарифом у частнопрактикующих нотариусов лишь при совершении ими обязательных нотариальных действий, и то ее совпадение заключается в том, что подлежит уплате один и тот же размер в денежном эквиваленте.

Государственная пошлина и нотариальный тариф отличаются по количеству и виду нотариальных действий.

Так, обязательные нотариальные действия, за которые уплачивается государственная пошлина, регулируются Налоговым кодексом РФ, в частности статьей 333.24, и состоят из 26 видов нотариальных действий.

Нотариальные действия, за которые уплачивается нотариальный тариф, регулируются Основами законодательства о нотариате, в частности статьей 22.1, и состоят из 13 видов нотариальных действий.

Коренное отличие государственной пошлины от нотариального тарифа состоит в том, куда перечисляются денежные средства, полученные за совершенные нотариальные действия.

Государственная пошлина в полном объеме подлежит уплате в бюджет соответствующего уровня.

Нотариальный тариф в полном объеме перечисляется на счет частнопрактикующего нотариуса, которому он был уплачен. Это полностью подтверждается статьей 23 Основ законодательства РФ о нотариате:

«Статья 23. Финансирование нотариальной деятельности

Источником финансирования деятельности нотариуса, занимающегося частной практикой, являются денежные средства, полученные им за совершение нотариальных действий и оказание услуг правового и технического характера, другие финансовые поступления, не противоречащие законодательству Российской Федерации.

Денежные средства, полученные нотариусом, занимающимся частной практикой, после уплаты налогов, других обязательных платежей поступают в собственность нотариуса.

Нотариус, занимающийся частной практикой, вправе открыть расчетный и другие счета, в том числе валютный, в любом банке.

Денежные средства, находящиеся на депозитных счетах, не являются доходом нотариуса, занимающегося частной практикой».

Поскольку государственные нотариусы состоят на полном государственном обеспечении, то при уплате им государственной пошлины и может применяться льгота.

Частнопрактикующие нотариусы не состоят на каком-либо государственном обеспечении, следовательно, их не могут обязать предоставлять какие-либо льготы отдельным категориям лиц.

Так, в заочном решении суда в резолютивной части указано: «Обязать… без уплаты государственной пошлины за выдачу свидетельства о праве на наследство».

Ответчик — нотариус г. Москвы Цымбаренко А. Г. — и не собирался взыскивать с истца государственную пошлину, более того, как указано ранее в доводах для отмены заочного решения, ответчик не имеет права взыскивать с любых лиц, обратившихся к нему за совершением нотариального действия, государственную пошлину, поскольку ответчик имеет право взыскивать только нотариальный тариф.

Освободить истца от уплаты нотариального тарифа истца суд не может, поскольку такие льготы не предусмотрены ни одним нормативно-правовым актом РФ. Во всех документах, на которые ссылается истец, предусмотрено освобождение только от уплаты государственной пошлины.

Выполняя в буквальном смысле заочное решение суда, ответчик не будет взыскивать с истца государственную пошлину, которую ответчик и так не имел права взыскать, поскольку не является на то уполномоченным лицом, но ответчик совершит нотариальное действие только после уплаты истцом нотариального тарифа, по которому никаких льгот не предусмотрено.

На основе вышеизложенного, в соответствии

со статьями 22, 22.1 Основ законодательства РФ о нотариате, ст. 333.16 — 333.18, 333.24, 333.25, 333.35, 333.38 НК РФ,

пунктом 5 Постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 17 марта 1981 года N 1 «О практике применения судами законодательства при рассмотрении дел по жалобам на нотариальные действия или на отказ в их совершении» (в редакции от 21 декабря 1993 г., с изменениями от 25 октября 1996 г.),

руководствуясь ст. 237, 238, 241, 242, 363 ГПК РФ,

прошу:

Вынести определение об отмене заочного решения суда и о возобновлении рассмотрения дела по существу в том же или ином составе судей.

Приложения:

1. Доверенность на представителя.

2. Копия загранпаспорта ответчика с отметками о пересечении государственной границы РФ.

3. Заявление об отпуске, направленное в МГНП, документы, подтверждающие отправку.

4. Квитанция об отправке документов, подтверждающих уважительную неявку в суд, отправке в адрес суда.

5. Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 17 марта 1981 года N 1 «О практике применения судами законодательства при рассмотрении дел по жалобам на нотариальные действия или на отказ в их совершении» (в редакции от 21 декабря 1993 г., с изменениями от 25 октября 1996 г.).

Представитель нотариуса г. Москвы

Жалоба на нарушение конституционных прав гражданки

Цымбаренко А. Г. от 29 апреля 2005 г.

Конституционный Суд

Российской Федерации

103132, г. Москва, ул. Ильинка, 21

Заявитель: Цымбаренко Алла Геннадьевна,

гражданка Российской Федерации,

нотариус Московского городского

нотариального округа

115522, г. Москва, Пролетарский пр-т,

д. 21, корп. 2, нотариальная контора,

кабинет 5

Орган, издавший закон, подлежащий

проверке: Государственная Дума

Федерального Собрания Российской

Федерации — Федеральный закон

от 2 ноября 2004 г. N 127-ФЗ

«О внесении изменений в части первую и

вторую Налогового кодекса

Российской Федерации и некоторые другие

законодательные акты Российской

Федерации, а также о признании

утратившими силу отдельных

законодательных актов

(положений законодательных актов)

Российской Федерации»

103265, г. Москва, Охотный ряд, 1

Жалоба

О нарушении конституционных прав гражданки Российской Федерации Цымбаренко Аллы Геннадьевны, нотариуса Московского городского нотариального округа, абзацем шестым пункта 1 статьи 8 в части, касающейся распространения предоставления льгот по уплате государственной пошлины за совершение нотариальных действий на занимающегося частной практикой нотариуса, во взаимосвязи его с абзацем девятым статьи 22 Федерального закона от 2 ноября 2004 г. N 127-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации, а также о признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации».

В соответствии со статьями 2, 15, 17, 18, 33, 35, 45, 46, 125 Конституции Российской Федерации и статьями 3, 96, 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» прошу принять к рассмотрению данную жалобу на нарушение моих конституционных прав абзацем шестым пункта 1 статьи 8 в части, касающейся распространения предоставления льгот по уплате государственной пошлины за совершение нотариальных действий на занимающегося частной практикой нотариуса, во взаимосвязи его с абзацем девятым статьи 22 Федерального закона от 2 ноября 2004 г. N 127-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации, а также о признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации».

20 октября 2004 года Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации был принят Федеральный закон «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации, а также о признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации».

Указанный Федеральный закон был одобрен Советом Федерации Федерального Собрания Российской Федерации 27 октября 2004 года, подписан Президентом Российской Федерации 2 ноября 2004 года и опубликован в «Российской газете» 5 ноября 2004 года.

Вышеперечисленные положения обжалуемого Федерального закона вступили в силу с 1 января 2005 года.

Названный Федеральный закон, дополнив Налоговый кодекс Российской Федерации главой 25.3 «Государственная пошлина», изменив редакцию статьи 22 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате и признав утратившим силу подпункт «а» пункта 3 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 11 февраля 1993 г. N 4463-1 «О порядке введения в действие Основ законодательства Российской Федерации о нотариате», возложил на частнопрактикующего нотариуса императивную обязанность по оказанию в установленных случаях нотариальной помощи физическим и юридическим лицам на бесплатной или льготной основе и не только не предусмотрел за это какого-либо возмещения нотариусу, а, напротив, исключил ранее действовавшее регулирование, позволявшее относить к расходам нотариуса его затраты по предоставлению нотариальной помощи лицам, имеющим льготы по уплате нотариального тарифа, что хотя бы частично позволяло уменьшать налогооблагаемую базу нотариуса.

Федеральным конституционным законом «О Конституционном Суде Российской Федерации» (статья 96) предусмотрена возможность обращения граждан в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой на нарушение их конституционных прав и свобод законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле.

Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 19 июня 2002 г. N 11-П по делу о проверке конституционности ряда положений Закона Российской Федерации от 18 июня 1992 года «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» (в редакциях от 24 ноября 1995 года и от 12 февраля 2001 года), Федеральных законов от 12 февраля 2001 года «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», от 19 июня 2000 года «О минимальном размере оплаты труда» и от 7 августа 2000 года «О порядке установления размеров стипендий и социальных выплат в Российской Федерации» в связи с запросами Верховного Суда Российской Федерации и Октябрьского районного суда города Краснодара, жалобами граждан и общественных организаций чернобыльцев (абзац третий пункта 7 мотивировочной части) указал, что граждане, обращаясь в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой на нарушение своих конституционных прав и свобод законом, примененным или подлежащим применению в их деле, рассмотрение которого завершено или начато в суде или ином органе, применяющем закон, должны представить копию официального документа, подтверждающего применение или возможность применения оспариваемого закона в этом деле.

30 марта 2005 года гражданкой Галчиновой Галиной Геннадьевной подана в Нагатинский районный суд г. Москвы жалоба на отказ нотариуса города Москвы Цымбаренко Аллы Геннадьевны совершить нотариальное действие — бесплатно выдать свидетельство о праве на наследство по завещанию на 2/3 доли квартиры как наследнице, совместно проживавшей с наследодателем. Нагатинским районным судом г. Москвы жалоба принята к производству федеральным судьей Быковой О. В., слушания назначались на 17 марта, 4 апреля, 19 мая, 16 июня, 4 июля 2005 года.

Признавая конституционное право каждого на получение в определенных законом случаях квалифицированной юридической помощи бесплатно или на льготных условиях, полагаю, что обжалуемый Федеральный закон не соответствует статьям 2, 6, 18, 19, 35, 37, 48, 53, 57, 132 Конституции Российской Федерации и нарушает мои конституционные права.

1. Обжалуемый Федеральный закон противоречит статье 132 (часть 2) Конституции Российской Федерации.

Как отмечалось в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 19 мая 1998 г. N 15-П по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 2, 12, 17, 24 и 34 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате (абзац второй пункта 3 мотивировочной части), Конституция Российской Федерации не запрещает государству передавать отдельные полномочия исполнительных органов власти негосударственным организациям, участвующим в выполнении функций публичной власти. По смыслу ее статей 78 (части 2 и 3) и 132 (часть 2) такая передача возможна при условии, что это не противоречит Конституции Российской Федерации и федеральным законам.

В соответствии со статьей 1 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате нотариат в Российской Федерации призван обеспечивать защиту прав и законных интересов граждан и юридических лиц путем совершения нотариусами, работающими в государственных нотариальных конторах или занимающихся частной практикой, предусмотренных законодательными актами нотариальных действий от имени Российской Федерации.

Осуществление нотариальных функций от имени государства предопределяет публично-правовой статус нотариусов. Такой вывод содержится в абзаце втором пункта 2 мотивировочной части указанного Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 19 мая 1998 г. N 15-П и абзаце первом пункта 4 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 23 декабря 1999 г. N 18-П по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 1, 2, 4 и 6 Федерального закона от 4 января 1999 года «О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1999 год» и статьи 1 Федерального закона от 30 марта 1999 года «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1998 год».

Публично-правовой статус нотариуса обязывает его оказывать физическим и юридическим лицам в установленных законом случаях нотариальную помощь на льготной или бесплатной основе. Но, как указано в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 23 декабря 1999 г. N 18-П (абзац третий пункта 4 мотивировочной части), выполнение этих публично значимых для общества и государства задач обусловливает необходимость предоставления соответствующих гарантий со стороны государства.

Абзац шестой пункта 1 статьи 8 и абзац девятый статьи 22 обжалуемого Федерального закона, возложив на меня обязанность предоставлять физическим и юридическим лицам льготы по уплате нотариального тарифа за совершение нотариальных действий, для которых законодательством Российской Федерации предусмотрена обязательная нотариальная форма, и признав утратившим силу подпункт «а» пункта 3 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 11 февраля 1993 г. N 4463-1 «О порядке введения в действие Основ законодательства Российской Федерации о нотариате», регулировавший вопрос о возмещении нотариусам, занимающимся частной практикой, затрат по обслуживанию имеющих право на льготы граждан и юридических лиц, нарушает статью 132 (часть 2) Конституции Российской Федерации, согласно которой наделение законом отдельными государственными полномочиями допускается только с передачей необходимых для их осуществления материальных и финансовых средств.

Данное конституционное положение закреплено в отношении органов местного самоуправления, которые не входят в систему органов государственной власти, но являются органами публичной власти. Тем более недопустимо нарушение этого положения в отношении частнопрактикующего нотариуса, который не только выполняет возложенные на него публично-правовые функции, но и отвечает своей собственностью за их правомерность и законность.

Ранее, до признания утратившими силу подпункта «а» пункта 3 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 11 февраля 1993 г. N 4463-1 «О порядке введения в действие Основ законодательства Российской Федерации о нотариате», мои затраты по обслуживанию граждан и юридических лиц, имеющих льготы по уплате нотариального тарифа, засчитывались в расходы моей нотариальной деятельности, исходя из ставок государственной пошлины за аналогичные действия в государственной нотариальной конторе. Правомерность применения указанной нормы Постановления Верховного Совета Российской Федерации была подтверждена Определением Конституционного Суда Российской Федерации от 4 марта 1999 г. N 36-О по запросу Калининского федерального районного суда города Санкт-Петербурга о проверке конституционности части четвертой статьи 22 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, абзацем четвертым пункта 4 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда от 23 декабря 1999 г. N 18-П и пунктом 23 Обзора законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации по гражданским делам за второй квартал 2004 года, утвержденного Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 6 октября 2004 года.

На основании произведенных мной записей в Реестре для регистрации нотариальных действий, форма которого утверждена Приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 10 апреля 2002 г. N 99, названные затраты включались в состав моих профессиональных вычетов и уменьшали размер налогооблагаемой базы при уплате налога на доходы физических лиц. Таким образом мне возмещалось хотя бы 13% понесенных мною убытков.

Например, только в 2004 году мной была оказана бесплатная юридическая помощь в форме совершения нотариальных действий 294 гражданам. При этом с них не был взыскан нотариальный тариф на общую сумму 299 761 (двести девяносто девять тысяч семьсот шестьдесят один) рубль, на которую мной увеличен состав расходов при определении налогооблагаемой базы нотариуса. Указанные сведения подтверждаются записями в реестрах для регистрации нотариальных действий за 2004 год. За 2004 год мной было выдано 444 свидетельства о праве на наследство, из которых 264 — бесплатно.

Однако в связи с отменой обжалуемым Федеральным законом подпункта «а» пункта 3 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 11 февраля 1993 г. N 4463-1 «О порядке введения в действие Основ законодательства Российской Федерации о нотариате» я лишена возможности включить указанную сумму в состав своих расходов, связанных с профессиональной деятельностью, что подтверждается содержащимся в письме Минфина России от 18 марта 2005 г. N 03-05-01-03/21 указанием в адрес налоговых органов о недопустимости при исчислении налога на доходы частнопрактикующего нотариуса увеличения после 1 января 2005 года расходов нотариуса на общую сумму тарифов за совершение нотариальных действий, составление проектов документов, выдачу копий (дубликатов), выполнение технической работы в отношении лиц, имеющих льготы по уплате нотариального тарифа.

При этом обжалуемым Федеральным законом не предложено какого-либо подхода, способа по урегулированию вопроса об обеспечении предоставления нотариусом нотариальной помощи гражданам и юридическим лицам, имеющим право на льготы по уплате нотариального тарифа.

Напротив, по сравнению с ранее существовавшим положением с 1 января 2005 года законодателем уменьшен также объем иных гарантий со стороны государства, направленных на обеспечение осуществления нотариальной деятельности частнопрактикующим нотариусом, при оставлении в полном объеме материальной ответственности нотариуса за совершение неправомерных нотариальных действий.

Так, исключена обязательная в силу закона нотариальная форма договора об ипотеке (Федеральный закон от 30 декабря 2004 г. N 213-ФЗ), что привело к практическому прекращению обращения граждан и юридических лиц к нотариусу за удостоверением такого договора. Размеры нотариального тарифа за удостоверение сделок снижены на 50 — 70 процентов в зависимости от вида договора. Размер нотариального тарифа за совершение исполнительной надписи снижен на 50%. За удостоверение договора ренты, нотариальная форма которого на настоящий момент является обязательной в силу закона, размер нотариального тарифа не только снижен почти на 70%, но и ограничен максимальной предельной суммой в 20 000 рублей независимо от стоимости предмета договора. Размер нотариального тарифа за принятие на депозит денежных сумм или ценных бумаг и за совершение протеста векселя в неплатеже также ограничен максимальной суммой в 20 000 рублей. Исключена возможность установления размера нотариального тарифа за отдельные виды нотариальных действий по согласованию между нотариусом и обращающимся к нему лицом. Несмотря на существующий и законодательно определенный уровень инфляции, на постоянно повышающиеся цены за различные виды услуг (связь, электричество, охрана, коммунальные услуги и др.), законодатель не предусмотрел возможности индексации установленных законом размеров нотариальных тарифов (статьи 22, 22.1 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, статья 333.24 Налогового кодекса Российской Федерации). Отменено взимание государственной пошлины (нотариального тарифа) за составление нотариусом проектов нотариальных актов, за выполнение им технической работы при совершении нотариальных действий.

Не предоставлено законодателем и иных каких-либо гарантий по обеспечению выполнения нотариусом возложенных на него публично-правовых функций по предоставлению бесплатной или льготной нотариальной помощи.

2. Обжалуемый Федеральный закон противоречит статье 48 (часть 1) и статье 53 Конституции Российской Федерации.

Конституцией Российской Федерации (часть 1 статьи 48) гарантировано каждому право на получение в установленных законом случаях бесплатной квалифицированной юридической помощи. При этом обязанность по соблюдению и обеспечению этого права, равно как и других конституционных прав и свобод человека и гражданина, в силу статьи 2 Конституции Российской Федерации лежит на государстве.

Обжалуемый Федеральный закон предусмотрел 16 категорий лиц, подлежащих освобождению от уплаты нотариального тарифа полностью или частично, из которых 3 категории лиц являются органами государственной власти, местного самоуправления и воинскими частями различных войск.

Лишив нотариуса возможности финансового обеспечения осуществления бесплатных (льготных) нотариальных действий и не предусмотрев каких-либо иных гарантий по обеспечению выполнения нотариусом льготных или бесплатных нотариальных действий, обжалуемый Федеральный закон, по сути, сложил с государства обязанности по обеспечению конституционных прав граждан и возложил их на нотариуса.

Одновременно обжалуемый Федеральный закон не только переложил обязанность государства по обеспечению конституционных прав граждан на нотариуса, но еще и возложил на частнопрактикующего нотариуса бремя по частичному обеспечению деятельности государственных органов, органов местного самоуправления и воинских частей.

Кроме того, не отменив полную материальную ответственность, которую в силу части первой статьи 17 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате частнопрактикующий нотариус несет за вред, причиненный вследствие совершения бесплатных (льготных) действий, законодатель создал угрозу и для нарушения прав других граждан и юридических лиц, обращающихся за совершением нотариальных действий, которым никаких льгот по оплате нотариального тарифа государством не предоставлено. Фактически они лишены реальной возможности на возмещение причиненного нотариусом ущерба, поскольку полученные от совершения таких нотариальных действий средства будут направлены нотариусом и на возмещение ущерба, возникшего вследствие совершения бесплатных (льготных) нотариальных действий. Тем самым обжалуемый Федеральный закон нарушил статью 53 Конституции Российской Федерации, согласно которой каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

3. В соответствии с частью 2 статьи 6 Конституции Российской Федерации каждый гражданин Российской Федерации обладает на ее территории всеми правами и свободами и несет равные обязанности, предусмотренные Конституцией Российской Федерации. Указанная конституционная норма корреспондирует части 2 статьи 19 Конституции Российской Федерации, которая гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина, в частности, независимо от имущественного и должностного положения.

Полагаю, что вышеназванные положения обжалуемого Федерального закона нарушили указанные нормы Конституции Российской Федерации, исходя из следующего.

Как уже ранее отмечалось, выполнение публично значимых для общества и государства задач обусловливает необходимость предоставления соответствующих гарантий со стороны государства.

Я, как частнопрактикующий нотариус, обязана в случаях, предусмотренных законом, оказывать льготную или бесплатную юридическую помощь гражданам и юридическим лицам.

Однако обжалуемый Федеральный закон (абзац девятый статьи 22), отменив существовавший способ возмещения частнопрактикующему нотариусу затрат по обслуживанию граждан и юридических лиц, имеющих льготы по уплате нотариального тарифа, и не предусмотрев иных каких-либо гарантий по обеспечению выполнения нотариусом возложенных на него публично-правовых функций по предоставлению бесплатной или льготной нотариальной помощи, поставил меня в неравное положение по сравнению с другими частнопрактикующими нотариусами, не занимающимися оформлением наследственных дел, и иными лицами, на которых государством возложено осуществление публично-правовых задач.

Основная масса нотариальных действий, по которым предусмотрено освобождение от уплаты нотариального тарифа, приходится на наследственные дела (подпункт 11 пункта 1 статьи 333.35, пункты 1, 2, 4, 5, 6, 7, 13 статьи 333.38 Налогового кодекса Российской Федерации), которые в соответствии с частью третьей Гражданского кодекса Российской Федерации подлежат обязательному нотариальному оформлению. Данная категория нотариальных действий не только является одним из самых многочисленных действий, но и самой сложной и трудозатратной.

Вместе с тем ведение наследственных дел с последующей выдачей свидетельства о праве на наследство возложено не на всех частнопрактикующих нотариусов, поскольку согласно части первой статьи 36 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате при отсутствии в нотариальном округе государственной нотариальной конторы выдача свидетельства о праве на наследство и принятие мер по охране наследственного имущества поручается одному из нотариусов, занимающихся частной практикой.

Таким образом, обжалуемый Федеральный закон нарушает мои права даже по сравнению с другими частнопрактикующими нотариусами, не занимающимися ведением наследственных дел, возлагая на меня большие по объему обязанности по предоставлению льготной (бесплатной) нотариальной помощи.

Нарушены мои права и по сравнению с иными лицами, на которых государством возложено осуществление публично-правовых задач. Так, в соответствии с пунктом 8 статьи 25 Федерального закона от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» труд адвокатов, деятельность которых также носит публично-правовой характер, по обеспечению в предусмотренных законом случаях льготного или бесплатного юридического обслуживания оплачивается за счет средств федерального бюджета в порядке и размерах, устанавливаемых Правительством Российской Федерации. При этом законодателем для адвокатов предусмотрены также иные гарантии по обеспечению ими бесплатного юридического обслуживания в виде возможности компенсации понесенных при этом затрат путем установления оплаты услуг адвоката по договоренности с обращающимся к нему лицом в рамках гражданско-правового договора, а также путем предоставления адвокату возможности оказания юридических услуг на всей территории Российской Федерации без ограничения каким-либо округом (пункт 1 статьи 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»). Что касается недопустимости различного подхода при определении налогооблагаемой базы к различным категориям лиц, исполняющих публично-правовые обязанности, в частности к частнопрактикующим нотариусам и адвокатам, то позиция Конституционного Суда Российской Федерации по этому вопросу была высказана в Постановлении от 23 декабря 1999 г. N 18-П (абзац пятый пункта 4 мотивировочной части).

4. Обжалуемый Федеральный закон противоречит статьям 2, 18, 35 (части 1 и 3), 37 (части 2, 3) и статье 57 Конституции Российской Федерации.

В соответствии со статьей 2 Конституции Российской Федерации человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства. В развитие этого положения статья 18 Конституции Российской Федерации регламентирует, что права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими и определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти.

Согласно статье 37 (часть 3) Конституции Российской Федерации каждый имеет право на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации и не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда.

Деятельность занимающихся частной практикой нотариусов является особой юридической деятельностью, осуществляемой от имени государства, что предопределяет специальный публично-правовой статус нотариусов. Данная правовая позиция была изложена в абзаце первом пункта 4 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 23 декабря 1999 г. N 18-П по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 1, 2, 4 и 6 Федерального закона от 4 января 1999 года «О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1999 год» и статьи 1 Федерального закона от 30 марта 1999 года «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1998 год».

Основами законодательства Российской Федерации о нотариате (статьи 1, 3, 8, 13) закреплено, что нотариальная деятельность не является предпринимательством, не преследует цели извлечения прибыли, а частнопрактикующий нотариус и его нотариальная контора не являются юридическим лицом (организацией). При этом нотариус как самозанятый гражданин платит за счет доходов от нотариальной деятельности все установленные законом налоги, включая и единый социальный налог.

Доходы частнопрактикующего нотариуса от нотариальной деятельности складываются только из суммы взыскиваемых за совершение нотариальных действий нотариальных тарифов, размеры которых определены исключительно федеральным законом и не подлежат индексации (статьи 22, 22.1, часть вторая статьи 23 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, статья 333.24 Налогового кодекса Российской Федерации).

Законодатель, возлагая на меня льготное предоставление нотариальной помощи в случаях, когда для нотариального действия законодательством Российской Федерации предусмотрена обязательная нотариальная форма, без какой-либо компенсации связанных с этим моих потерь в доходе, при одновременном уменьшении со стороны государства объема гарантий по обеспечению осуществления нотариальной деятельности частнопрактикующего нотариуса, по сути, заставляет меня оказывать бесплатную нотариальную помощь исключительно за счет личных моих средств, тем самым незаконно лишая меня моей собственности и принуждая меня заниматься благотворительной деятельностью, осуществление которой возможно лишь на добровольной основе (статья 1 Федерального закона от 11 августа 1995 г. N 135-ФЗ «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях»). По существу законодатель обязывает меня к принудительному труду, что запрещено Конституцией Российской Федерации (части 1 и 3 статьи 35 и часть 2 статьи 37).

Тем самым обжалуемый Федеральный закон ограничивает мое право на вознаграждение за труд и, по существу, лишает меня заработанной на законном основании частной собственности, что гарантировано мне Конституцией Российской Федерации (часть 3 статьи 37).

С учетом вышеизложенного

прошу:

1. В соответствии с частью 6 статьи 125 Конституции Российской Федерации и подпунктом вторым части 1 статьи 100 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» признать абзац шестой пункта 1 статьи 8 в части, касающейся распространения предоставления льгот по уплате государственной пошлины за совершение нотариальных действий на занимающегося частной практикой нотариуса, во взаимосвязи его с абзацем девятым статьи 22 Федерального закона от 2 ноября 2004 г. N 127-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации, а также о признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» не соответствующим Конституции Российской Федерации.

2. Поскольку сведения, ставшие известными нотариусу при совершении нотариального действия, являются согласно статьям 5 и 16 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате нотариальной тайной, прошу в соответствии со статьей 49 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» и с частью четвертой статьи 5 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате истребовать у меня выписки из моих реестров для регистрации нотариальных действий за 2004 год.

К настоящей жалобе прилагаются:

1. Текст Федерального закона от 2 ноября 2004 г. N 127-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации, а также о признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации».

2. Копия документа об уплате государственной пошлины.

3. Копия настоящей жалобы.

4. Копия жалобы гр. Галчиновой Г. Г. в Нагатинский районный суд г. Москвы на отказ в совершении нотариального действия нотариусом Цымбаренко А. Г.

5. Копии повесток в Нагатинский районный суд г. Москвы.

6. Копии Приказов Главного управления Министерства юстиции Российской Федерации по г. Москве от 01.08.2003 N 594-н и от 04.08.2004 N 602-н о ведении наследственных дел нотариусом Цымбаренко А. Г.

7. Копия приказа о назначении Цымбаренко А. Г. частнопрактикующим нотариусом.

8. Извлечение из Основ законодательства Российской Федерации о нотариате.

9. Извлечение из Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 19 мая 1998 г. N 15-П.

10. Извлечение из Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 23 декабря 1999 г. N 18-П.

11. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 4 марта 1999 г. N 36-О.

12. Извлечение из Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 19 июня 2002 г. N 11-П.

13. Копия письма Министерства финансов Российской Федерации от 18 марта 2005 г. N 03-05-01-03/21.

14. Извлечение из Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

15. Извлечение из Постановления Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 6 октября 2004 года «Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второй квартал 2004 года».

16. Извлечение из Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 11 февраля 1993 г. N 4463-1 «О порядке введения в действие Основ законодательства Российской Федерации о нотариате» (в предыдущей редакции).

17. Извлечение из Федерального закона от 11 августа 1995 г. N 135-ФЗ «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях».

Нотариус

А. Г.Цымбаренко

Письмо Секретариата Конституционного Суда

Российской Федерации от 14 июня 2005 г. N 5212

Конституционный Суд

Российской Федерации

Секретариат

N 5212, 14 июня 2005 г.

115682, г. Москва, Задонский проезд,

д. 32, корпус 2, кв. 137

А. Г. Цымбаренко

Уважаемая Алла Геннадьевна!

Ваша жалоба на нарушение конституционных прав положениями абзаца седьмого статьи 8 и абзаца девятого статьи 22 Федерального закона от 2 ноября 2004 года N 127-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации, а также о признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» рассмотрена в предварительном порядке Секретариатом Конституционного Суда Российской Федерации в соответствии со статьями 40 и 111 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».

По результатам рассмотрения сообщаем, что, осуществляя необходимое правовое регулирование, законодатель предусмотрел, что всякое заинтересованное лицо вправе в соответствии с Конституцией Российской Федерации и Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации» обратиться в надлежащий суд за защитой нарушенного или оспариваемого права или охраняемого законом интереса в порядке, установленном законом, соблюдая в том числе требования, предъявляемые к оформлению соответствующего обращения в судебные органы, включая Конституционный Суд Российской Федерации. Такого рода требования применительно к обращениям, направляемым в Конституционный Суд Российской Федерации, закреплены в статье 96 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», согласно которой правом на обращение в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой на нарушение конституционных прав обладают граждане, чьи права и свободы нарушаются законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле. При этом к жалобе должна быть приложена копия официального документа, подтверждающего применение либо возможность применения обжалуемого закона в конкретном деле. Как видно из содержания Вашей жалобы, производство в Нагатинском районном суде города Москвы по делу об обжаловании Ваших действий продолжается, поэтому в настоящее время нельзя считать, что оспариваемые законоположения применены или подлежат применению в указанном деле, и, следовательно, соблюдены требования статьи 96 названного выше Закона о Конституционном Суде.

Кроме того, согласно Федеральному конституционному закону «О Конституционном Суде Российской Федерации» в жалобе требование, обращенное к Конституционному Суду Российской Федерации, должно быть четко изложено (статья 37), поскольку Конституционный Суд Российской Федерации принимает решение только по предмету, указанному в обращении, и лишь в отношении той части акта, конституционность которой подвергается сомнению (статья 74). Вы просите признать неконституционным абзац седьмой статьи 8 Федерального закона от 2 ноября 2004 года N 127-ФЗ. Между тем статья 8 данного Закона состоит из двух пунктов и не содержит абзацев. Следовательно, требование к Конституционному Суду Российской Федерации остается неясным, поскольку не сформулировано надлежащим образом.

По содержанию же жалобы хотелось бы обратить Ваше внимание на следующее. Вы указываете в жалобе на недопустимость такого регулирования, при котором затраты от предоставляемых государством льгот по уплате государственной пошлины за нотариальные действия перелагаются на нотариусов; подобные расходы должны, по Вашему мнению, в любом случае быть компенсированы государством. Однако с данным доводом нельзя согласиться. Напротив, установление государственных гарантий и льгот само по себе не означает, что бремя по их обеспечению должно нести исключительно государство. Например, Конституция Российской Федерации (часть 3, статья 37) гарантирует, что каждый имеет право на вознаграждение за труд не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда. В соответствии с Федеральным законом от 19 июня 2000 года «О минимальном размере оплаты труда» минимальный размер оплаты труда вводится организациями, финансируемыми из бюджетных источников, — за счет средств соответствующих бюджетов; другими организациями — за счет собственных средств. Согласно статье 39 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания и в иных случаях, установленных законом. В целях обеспечения данной конституционной гарантии и реализации права граждан на государственное пенсионное и социальное страхование и медицинскую помощь глава 24 Налогового кодекса Российской Федерации устанавливает единый социальный налог, плательщиками которого являются работодатели (за исключением самозанятых граждан). Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 24 февраля 1998 года N 7-П, страховые взносы работодателей являются обязательной составной частью расходов по найму рабочей силы.

Возложение на частных нотариусов бремени по обеспечению льгот по государственной пошлине за нотариальные действия обусловлено их статусными характеристиками. Занимающиеся частной практикой нотариусы не относятся к органам публичной власти, хотя на них и возложены определенные публичные функции. Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно отмечал, что частные нотариусы осуществляют свободно избранную ими деятельность на основе частной собственности и на свой страх и риск (см., например, Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 7 февраля 2003 г. N 65-О об отказе в принятии жалобы гражданки Гуртовенко Татьяны Евгеньевны, Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2003. N 4). В этой связи не случайно, что в целях налогообложения частные нотариусы отнесены к категории индивидуальных предпринимателей (статья 11 Налогового кодекса Российской Федерации), хотя и не являются таковыми в гражданско-правовом смысле.

По Вашему мнению, оспариваемые нормы нарушают принцип равенства, поскольку ставят частных нотариусов в неодинаковое положение по сравнению с адвокатами, расходы которых по льготному и бесплатному юридическому обслуживанию граждан компенсируются за счет средств бюджета. Данный довод представляется необоснованным. Во-первых, определенная схожесть статусных публично-правовых характеристик нотариусов и адвокатов не исключает возможности применения законодателем социально оправданной дифференциации в правовом регулировании налоговых отношений применительно к этим категориям самозанятых граждан (см. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 6 июня 2002 г. N 116-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Г. Ю. Притулы, Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 29). Во-вторых, на всех нотариусов в равной мере распространяется оспариваемое регулирование, которое не свидетельствует о нарушении принципа равенства всех перед законом, поскольку данный принцип гарантирует равные права и обязанности для субъектов, относящихся к одной категории, и не исключает возможность установления различных норм в отношении лиц, принадлежащих по условиям и роду деятельности к другим категориям налогоплательщиков (см. Определение от 25 марта 2004 года N 96-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Котесовой Людмилы Степановны, Справочно-поисковая система «КонсультантПлюс»).

Приведенные в жалобе доводы фактически сводятся к требованию восстановить норму, регулировавшую вопрос о возмещении нотариусам, занимающимся частной практикой, затрат по обслуживанию имеющих право на льготы граждан и юридических лиц. Однако разрешить этот вопрос можно только путем внесения соответствующих изменений и дополнений в действующее законодательство, что является прерогативой законодателя и не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, определенную статьей 125 Конституции Российской Федерации.

Уведомляя об изложенном, возвращаем один экземпляр жалобы (остальные хранятся в архиве Суда), а также квитанцию об уплате госпошлины и справку о возврате госпошлины. Одновременно уведомляем, что в 2005 году изменен порядок возврата госпошлины (письмо Минфина РФ от 24 марта 2005 года N 02-05-03/539). По вопросу возврата госпошлины Вам следует обратиться с заявлением в инспекцию Федеральной налоговой службы (ИФНС) Российской Федерации N 10 г. Москвы по адресу: 125047, г. Москва, ул. Чаянова, д. 8. В заявлении следует указать свои паспортные данные, номер лицевого счета, на который будет осуществлен возврат госпошлины, наименование отделения Сбербанка. К заявлению следует приложить справку Конституционного Суда о возврате госпошлины и подлинник квитанции (платежного поручения) о ее оплате.

Приложение: 47 л.

Начальник Управления конституционных

основ административного права

А. С.Деденева

Жалоба на нарушение конституционных прав

гражданки Цымбаренко А. Г. от 8 июля 2005 г.

Конституционный Суд

Российской Федерации

103132, г. Москва, ул. Ильинка, 21

Заявитель: Цымбаренко Алла Геннадьевна,

нотариус г. Москвы, зарегистрированная

постоянно по месту жительства

по адресу: 115682, г. Москва, Задонский

проезд, дом 32, корпус 2, квартира 137,

осуществляющая нотариальную

деятельность по адресу (адрес для

почтовой корреспонденции и для

повесток в суд): 115522, город Москва,

Пролетарский проспект, дом 21,

корпус 2, нотариальная контора,

кабинет 5

Орган, издавший закон, подлежащий

проверке: Государственная Дума

Федерального Собрания Российской

Федерации — Федеральный закон

от 2 ноября 2004 года N 127-ФЗ

«О внесении изменений в части первую

и вторую Налогового кодекса Российской

Федерации и некоторые другие

законодательные акты Российской

Федерации, а также о признании

утратившими силу отдельных

законодательных актов (положений

законодательных актов)

Российской Федерации»

103265, г. Москва, Охотный ряд, 1

Жалоба

О нарушении конституционных прав гражданки Российской Федерации Цымбаренко Аллы Геннадьевны, нотариуса Московского городского нотариального округа, абзацем седьмым статьи 8 в части, касающейся распространения предоставления льгот по уплате государственной пошлины за совершение нотариальных действий на занимающегося частной практикой нотариуса, и абзацем девятым части первой статьи 22 Федерального закона от 2 ноября 2004 г. N 127-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации, а также о признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации».

В соответствии со статьями 2, 15, 17, 18, 33, 35, 45, 46, 125 Конституции Российской Федерации и статьями 3, 96, 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» прошу принять к рассмотрению данную жалобу на нарушение моих конституционных прав абзацем седьмым статьи 8 в части, касающейся распространения предоставления льгот по уплате государственной пошлины за совершение нотариальных действий на занимающегося частной практикой нотариуса, во взаимосвязи его с абзацем девятым статьи 22 Федерального закона от 2 ноября 2004 г. N 127-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации, а также о признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации».

20 октября 2004 года Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации был принят Федеральный закон «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации, а также о признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации».

Указанный Федеральный закон был одобрен Советом Федерации Федерального Собрания Российской Федерации 27 октября 2004 года, подписан Президентом Российской Федерации 2 ноября 2004 года и опубликован в «Российской газете» 5 ноября 2004 года.

Вышеперечисленные положения обжалуемого Федерального закона вступили в силу с 1 января 2005 года.

Названный Федеральный закон, дополнив Налоговый кодекс Российской Федерации главой 25.3 «Государственная пошлина», изменив редакцию статьи 22 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате и признав утратившим силу подпункт «а» пункта 3 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 11 февраля 1993 г. N 4463-1 «О порядке введения в действие Основ законодательства Российской Федерации о нотариате», возложил на частнопрактикующего нотариуса императивную обязанность по оказанию в установленных случаях нотариальной помощи физическим и юридическим лицам на бесплатной или льготной основе и не только не предусмотрел за это какого-либо возмещения нотариусу, а, напротив, исключил ранее действовавшее регулирование, позволявшее относить к расходам нотариуса его затраты по предоставлению нотариальной помощи лицам, имеющим льготы по уплате нотариального тарифа, что хотя бы частично позволяло уменьшать налогооблагаемую базу нотариуса.

30 марта 2005 года гр. Галчинова Галина Геннадьевна подала жалобу на отказ совершать нотариальное действие нотариуса города Москвы Цымбаренко А. Г., а именно — бесплатно выдать свидетельство о праве на наследство по завещанию на 2/3 доли квартиры как совместно проживающей наследнице. Нагатинским районным судом жалоба принята к производству федеральным судьей Быковой О. В., слушание назначено на 17 марта 2005 года.

Признавая конституционное право каждого на получение в определенных законом случаях квалифицированной юридической помощи бесплатно, полагаю, что обжалуемый Федеральный закон не соответствует статьям 2, 6, 18, 19, 35, 37, 48, 53, 55, 132 Конституции Российской Федерации и нарушает мои конституционные права.

1. Обжалуемый Федеральный закон противоречит статьям 2, 18, 35 (части 1 и 3) и 37 (части 2, 3) Конституции Российской Федерации.

В соответствии со статьей 2 Конституции Российской Федерации человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства. В развитие этого положения статья 18 Конституции Российской Федерации регламентирует, что права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими и определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти.

Статья 35 (части 1 и 3) Конституции Российской Федерации гарантирует, что право частной собственности охраняется законом и никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда, а принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения.

Основы законодательства Российской Федерации о нотариате (часть вторая статьи 23) предусматривают, что денежные средства, полученные нотариусом, занимающимся частной практикой, после уплаты налогов и других обязательных платежей поступают в собственность нотариуса.

Согласно статье 37 (часть 3) Конституции Российской Федерации каждый имеет право на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации и не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда.

Однако обжалуемый Федеральный закон не предусматривает какого-либо размера оплаты моего труда за выполнение возложенной этим Федеральным законом на меня как на частнопрактикующего нотариуса обязанности по предоставлению физическим и юридическим лицам льгот по уплате нотариального тарифа за совершение нотариальных действий, для которых законодательством Российской Федерации предусмотрена обязательная нотариальная форма. По сути, это означает, что, заставляя меня освобождать физических и юридических лиц от уплаты нотариального тарифа, федеральный закон предусматривает оказание бесплатной нотариальной помощи не за счет средств государства, а за счет личных моих средств и обязывает меня к принудительному труду, что запрещено Конституцией Российской Федерации (часть 2 статьи 37). Тем самым обжалуемый Федеральный закон ограничивает мое право на вознаграждение за труд и, по существу, лишает меня заработанной на законном основании частной собственности, что гарантировано мне Конституцией Российской Федерации (часть 3 статьи 37).

2. Обжалуемый Федеральный закон противоречит статье 48 (часть 1) и статье 53 Конституции Российской Федерации.

Конституция Российской Федерации (часть 1 статьи 48) гарантирует каждому право на получение в установленных законом случаях бесплатной квалифицированной юридической помощи. При этом обязанность по соблюдению и обеспечению этого права, равно как и других конституционных прав и свобод человека и гражданина, в силу статьи 2 Конституции Российской Федерации лежит на государстве.

Однако обжалуемый Федеральный закон, лишив нотариуса возможности финансового обеспечения осуществления бесплатных (льготных) нотариальных действий и предусмотрев их выполнение исключительно только за счет собственных средств нотариуса, по сути, сложил с государства обязанности по обеспечению конституционных прав граждан и возложил их на нотариуса.

Одновременно обжалуемый Федеральный закон не только переложил обязанность государства по обеспечению конституционных прав граждан на нотариуса, но и возложил материальную ответственность за вред, причиненный вследствие совершения бесплатных (льготных) действий, исключительно на нотариуса, который несет такую ответственность согласно части первой статьи 17 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате. Таким образом, законодатель не только нарушил права нотариуса, но и создал угрозу для нарушения прав других граждан и юридических лиц, обращающихся за совершением нотариальных действий, по оплате которых никаких льгот государством не предусмотрено. Фактически они лишены реальной возможности на возмещение причиненного нотариусом ущерба, поскольку полученные от совершения таких нотариальных действий средства будут направлены нотариусом на возмещение ущерба, возникшего вследствие совершения бесплатных нотариальных действий. Тем самым обжалуемый Федеральный закон нарушил статью 53 Конституции Российской Федерации, согласно которой каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

3. Обжалуемый Федеральный закон противоречит статье 132 (часть 2) Конституции Российской Федерации.

Как отмечалось в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 19 мая 1998 г. N 15-П по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 2, 12, 17, 24 и 34 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате (абзац второй пункта 3 мотивировочной части), Конституция Российской Федерации не запрещает государству передавать отдельные полномочия исполнительных органов власти негосударственным организациям, участвующим в выполнении функций публичной власти. По смыслу ее статей 78 (части 2 и 3) и 132 (часть 2) такая передача возможна при условии, что это не противоречит Конституции Российской Федерации и федеральным законам.

В соответствии со статьей 1 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате нотариат в Российской Федерации призван обеспечивать защиту прав и законных интересов граждан и юридических лиц путем совершения нотариусами, работающими в государственных нотариальных конторах или занимающихся частной практикой, предусмотренных законодательными актами нотариальных действий от имени Российской Федерации.

Осуществление нотариальных функций от имени государства предопределяет публично-правовой статус нотариусов. Такой вывод содержится в абзаце втором пункта 2 мотивировочной части указанного Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 19 мая 1998 г. N 15-П.

Публично-правовой статус нотариуса обязывает его оказывать физическим и юридическим лицам в установленных законом случаях нотариальную помощь на льготной или бесплатной основе. Но, как указано в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 23 декабря 1999 г. N 18-П по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 1, 2, 4 и 6 Федерального закона от 4 января 1999 года «О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1999 год» и статьи 1 Федерального закона от 30 марта 1999 года «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1998 год» (абзац третий пункта 4 мотивировочной части), выполнение этих публично значимых для общества и государства задач обусловливает необходимость предоставления соответствующих гарантий со стороны государства.

Абзац седьмой статьи 8 и абзац девятый статьи 22 обжалуемого Федерального закона, возложив на меня обязанность предоставлять физическим и юридическим лицам льготы по уплате нотариального тарифа за совершение нотариальных действий, для которых законодательством Российской Федерации предусмотрена обязательная нотариальная форма, и признав утратившим силу подпункт «а» пункта 3 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 11 февраля 1993 г. N 4463-1 «О порядке введения в действие Основ законодательства Российской Федерации о нотариате», регулировавший вопрос о возмещении нотариусам, занимающимся частной практикой, затрат по обслуживанию имеющих право на льготы граждан и юридических лиц, нарушает статью 132 (часть 2) Конституции Российской Федерации, согласно которой наделение законом отдельными государственными полномочиями допускается только с передачей необходимых для их осуществления материальных и финансовых средств.

Данное конституционное положение закреплено в отношении органов местного самоуправления, которые не входят в систему органов государственной власти, но являются органами публичной власти. Тем более недопустимо нарушение этого положения в отношении частнопрактикующего нотариуса, который не только выполняет возложенные на него публично-правовые функции, но и отвечает своей собственностью за их правомерность и законность.

Ранее, до признания утратившим силу подпункта «а» пункта 3 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 11 февраля 1993 г. N 4463-1 «О порядке введения в действие Основ законодательства Российской Федерации о нотариате», мои затраты по обслуживанию граждан и юридических лиц, имеющих льготы по уплате нотариального тарифа, засчитывались в расходы моей нотариальной деятельности, исходя из ставок государственной пошлины за аналогичные действия в государственной нотариальной конторе. Правомерность применения указанной нормы Постановления Верховного Совета Российской Федерации была подтверждена Определением Конституционного Суда Российской Федерации от 4 марта 1999 г. N 36-О по запросу Калининского федерального районного суда города Санкт-Петербурга о проверке конституционности части четвертой статьи 22 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате и абзацем четвертым пункта 4 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда от 23 декабря 1999 г. N 18-П.

Названные затраты на основании реестра нотариальных действий, совершенных по льготному тарифу, включались в состав моих профессиональных вычетов и уменьшали размер налогооблагаемой базы при уплате налога на доходы физических лиц. Таким образом мне возмещалось хотя бы 13% понесенных мной убытков.

Например, только в 2004 году мной была оказана бесплатная юридическая помощь в форме совершения нотариальных действий 294 гражданам. При этом с них не был взыскан нотариальный тариф на общую сумму 299 761 руб. 32 копейки (двести девяносто девять тысяч семьсот шестьдесят один рубль 32 копейки), на которую мной увеличен состав расходов при определении налогооблагаемой базы нотариуса. Указанные сведения подтверждаются записями в реестрах для регистрации нотариальных действий за 2004 год и приложением к Налоговой декларации за 2004 год, причем впервые начиная с 1996 года эта сумма будет мне списана в расходную часть без обращения в суд. За 2004 год мной было выдано 444 свидетельства о праве на наследство, из них 264 — бесплатно.

Однако в связи с отменой обжалуемым Федеральным законом подпункта «а» пункта 3 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 11 февраля 1993 г. N 4463-1 «О порядке введения в действие Основ законодательства Российской Федерации о нотариате» я буду лишена возможности включить указанную сумму в состав своих расходов, связанных с профессиональной деятельностью, за 2005 год.

При этом обжалуемым Федеральным законом не предложено какого-либо подхода, способа по урегулированию вопроса о возмещении нотариусам, занимающимся частной практикой, затрат по оказанию нотариальной помощи гражданам и юридическим лицам, имеющим право на льготы по уплате нотариального тарифа. Не содержится решения данного вопроса и в каком-либо другом федеральном законе или в ином нормативном правовом акте, по существу, нотариусу предлагается бескорыстно и безвозмездно или на льготных условиях выполнять работу (статьи 1 — 2 Федерального закона «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях»).

4. В соответствии с частью 2 статьи 6 Конституции Российской Федерации каждый гражданин Российской Федерации обладает на ее территории всеми правами и свободами и несет равные обязанности, предусмотренные Конституцией Российской Федерации. Указанная конституционная норма корреспондирует части 2 статьи 19 Конституции Российской Федерации, которая гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина, в частности, независимо от имущественного и должностного положения.

Полагаю, что вышеназванные положения обжалуемого Федерального закона нарушили указанные нормы Конституции Российской Федерации, исходя из следующего.

Как уже ранее отмечалось, выполнение публично значимых для общества и государства задач обусловливает необходимость предоставления соответствующих гарантий со стороны государства.

Я, как частнопрактикующий нотариус, обязана в случаях, предусмотренных законом, оказывать льготную или бесплатную юридическую помощь гражданам и юридическим лицам.

Однако обжалуемый Федеральный закон (абзац девятый статьи 22), отменив существовавший способ возмещения частнопрактикующему нотариусу затрат по обслуживанию граждан и юридических лиц, имеющих льготы по уплате нотариального тарифа, и не предусмотрев никаких иных способов возмещения таких затрат, поставил меня в неравное положение по сравнению с другими лицами, на которых государством возложено осуществление публично-правовых задач. Например, в соответствии с пунктом 8 статьи 25 Федерального закона от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» труд адвокатов, деятельность которых также носит публично-правовой характер, по обеспечению в предусмотренных законом случаях льготного или бесплатного юридического обслуживания оплачивается за счет средств федерального бюджета в порядке и размерах, устанавливаемых Правительством Российской Федерации.

5. Часть 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации предусматривает возможность ограничения прав и свобод человека и гражданина федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Лишая меня права на вознаграждение за труд, связанный с выполнением государственной обязанности по предоставлению каждому конституционной гарантии получения квалифицированной юридической помощи, законодатель не преследовал цели решения задач, указанных в части 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации, в связи с чем нарушил мои конституционные права и в этом.

С учетом вышеизложенного

прошу:

1. В соответствии с частью 6 статьи 125 Конституции Российской Федерации и подпунктом вторым части 1 статьи 100 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» признать абзац седьмой статьи 8 в части, касающейся распространения предоставления льгот по уплате государственной пошлины за совершение нотариальных действий на занимающегося частной практикой нотариуса, и абзац девятый статьи 22 Федерального закона от 2 ноября 2004 г. N 127-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации, а также о признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» не соответствующими Конституции Российской Федерации.

2. Поскольку сведения, ставшие известными нотариусу при совершении нотариального действия, являются согласно статьям 5 и 16 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате нотариальной тайной, прошу в соответствии со статьей 49 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» и с частью четвертой статьи 5 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате истребовать у меня выписки из моих реестров для регистрации нотариальных действий за январь — декабрь 2004 года.

К настоящей жалобе прилагаются:

1. Текст Федерального закона от 2 ноября 2004 г. N 127-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации, а также о признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации».

2. Документ об уплате государственной пошлины.

3. Извлечение из Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, в том числе Постановление Верховного Совета РФ «О порядке введения в действие Основ законодательства Российской Федерации о нотариате».

4. Извлечение из Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 19 мая 1998 г. N 15-П.

5. Извлечение из Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 23 декабря 1999 г. N 18-П.

6. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 4 марта 1999 г. N 36-О.

7. Копия настоящей жалобы.

8. Копия приказа о назначении частнопрактикующим нотариусом.

9. Извлечение из Федерального закона от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

10. Извлечение из Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 11 февраля 1993 г. N 4463-1 «О порядке введения в действие Основ законодательства Российской Федерации о нотариате».

11. Копия Приказа Главного управления Министерства юстиции РФ по г. Москве от 01.08.2003 N 594-н «О ведении наследственных дел нотариусами Андреевой Л. М., Тюхменевой Н. В., Цымбаренко А. Г.».

12. Копия Приказа ГУ МЮ РФ по г. Москве от 4 апреля 2003 г. «О внесении изменений в Приказ N 594-н от 01.08.2003 года».

13. Копия приложения к Приказу ГУ МЮ РФ по г. Москве N 594-н от 1 августа 2003 года.

14. Копия жалобы гр. Галчиновой Галины Геннадьевны на действия нотариуса г. Москвы Цымбаренко А. Г.

15. Постановление об отказе в совершении нотариального действия по льготному нотариальному тарифу нотариуса г. Москвы Цымбаренко А. Г. от 25 марта 2005 года.

16. Копии повесток в Нагатинский районный суд г. Москвы по жалобе гр. Галчиновой Г. Г. на 11 апреля 2005 года и 17 мая 2005 года.

17. Письмо Верховного Суда РФ от 29 сентября 2004 года.

18. Извлечение из Федерального закона «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях», Федеральный закон от 21 марта 2002 г. N 31-ФЗ, с изм. от 25 июля 2002 года N 112-ФЗ.

Нотариус города Москвы

А. Г.Цымбаренко

Письмо Секретариата Конституционного Суда

Российской Федерации от 27 июля 2005 г. N 7812

Конституционный Суд

Российской Федерации

Секретариат

N 7812, 27 июля 2005 г.

115522, Москва, Пролетарский пр-т,

д. 21, корп. 2, нотариальная контора,

каб. 5

А. Г. Цымбаренко

Уважаемая Алла Геннадьевна!

Ваша жалоба на нарушение конституционных прав и свобод абзацем шестым пункта 1 статьи 8 во взаимосвязи с абзацем девятым статьи 22 Федерального закона от 2 ноября 2004 года N 127-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации, а также о признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» рассмотрена Секретариатом Конституционного Суда Российской Федерации в предварительном порядке на основании статей 40 и 111 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 года «О Конституционном Суде Российской Федерации».

В соответствии со статьей 96 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» правом на обращение в Конституционный Суд Российской Федерации с индивидуальной или коллективной жалобой на нарушение конституционных прав и свобод обладают граждане, чьи права и свободы нарушаются законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле. При этом к жалобе прилагается копия официального документа, подтверждающего применение либо возможность применения обжалуемого закона при разрешении конкретного дела. Выдача заявителю копии такого документа производится по его требованию должностным лицом или органом, рассматривающим дело. Поскольку в представленных Вами в Конституционный Суд Российской Федерации материалах отсутствует правоприменительный документ, подтверждающий применение при разрешении Вашего дела оспариваемых положений, Ваша жалоба не отвечает критерию допустимости, что является основанием для отказа в принятии ее к рассмотрению Конституционным Судом Российской Федерации. Приложенные же к жалобе копии судебных повесток Нагатинского районного суда города Москвы о вызове Вас в судебное заседание в качестве ответчика не являются правоприменительными документами, поскольку не доказывают факт применения судом оспариваемых положений при разрешении Вашего дела. Кроме того, прилагаемые к жалобе копии документов должны быть разборчивыми.

Более того, Ваши итоговые требования сформулированы нечетко, поскольку в силу статьи 37 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» изложение итоговых требований в виде просьбы проверить конституционность одних положений закона во взаимосвязи с другими положениями этого закона не позволяет выявить конкретный предмет Вашей жалобы. Кроме того, в итоговых требованиях Вы не указали конкретные статьи Конституции Российской Федерации, которым, по Вашему мнению, не соответствуют оспариваемые положения.

Что касается оспариваемого абзаца девятого статьи 22 Федерального закона от 2 ноября 2004 года N 127-ФЗ, то им признается утратившим силу подпункт «а» пункта 3 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 11 февраля 1993 года N 4463-1 «О порядке введения в действие Основ законодательства Российской Федерации о нотариате». Согласно статье 105 (часть 1) Конституции Российской Федерации в ведении федерального законодателя находится принятие федеральных законов, которыми другие федеральные законы и иные приравненные к ним нормативные акты могут признаваться утратившими силу. В связи с этим признание федеральным законом утратившими силу отдельных положений нормативных актов не может рассматриваться как нарушение конституционных прав и свобод. Не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права и свободы и оспариваемые положения абзаца шестого пункта 1 статьи 8 названного Закона, поскольку они направлены на обеспечение дополнительных гарантий социальной защиты в виде освобождения от уплаты государственной пошлины отдельных категорий граждан, обращающихся за совершением нотариальных действий как в государственную нотариальную контору, так и к частнопрактикующему нотариусу. Кроме того, следует помнить, что согласно статье 1 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 года N 4462-1 нотариальная деятельность не является предпринимательской, направленной на извлечение дохода.

Фактически Ваши требования к Конституционному Суду Российской Федерации сводятся либо к восстановлению ранее действовавшего порядка отнесения к расходам, принимаемым к вычету при исчислении налога на доходы физических лиц, нотариальных тарифов при совершении нотариальных действий в пользу лиц, освобожденных от уплаты государственной пошлины, либо к установлению иного порядка возмещения частнопрактикующим нотариусам этих расходов. Между тем это напрямую связано с созданием новых норм, что входит в компетенцию законодателя и не относится к полномочиям Конституционного Суда Российской Федерации, установленным статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».

На основании статьи 40 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» уведомляем, что Ваша жалоба не соответствует требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации». Возвращаем один экземпляр жалобы (остальные экземпляры остаются на хранение в архиве Конституционного Суда Российской Федерации), квитанцию от 23 апреля 2005 года об уплате государственной пошлины и выдаем справку о возврате уплаченной государственной пошлины из бюджета. Уведомляем, что с 2005 года изменен порядок возврата государственной пошлины (письмо Министерства финансов Российской Федерации от 24 марта 2005 года N 02-05-03/539). По вопросам возврата государственной пошлины Вам следует обращаться с заявлением в инспекцию Федеральной налоговой службы Российской Федерации N 10 города Москвы по адресу: 125047, Москва, ул. Чаянова, д. 8. В заявлении необходимо указать свой адрес, паспортные данные, ИНН, а также реквизиты Вашего банковского счета, на который будет возвращена государственная пошлина. К заявлению следует приложить справку Конституционного Суда о возврате государственной пошлины и подлинник квитанции.

Советник Управления конституционных

основ административного права

М. Ю.Березин

Письмо Управления Федеральной налоговой службы

по г. Москве от 1 июня 2005 г. N 28-08/39922

ФНС России

Управление Федеральной налоговой службы

по г. Москве

Заместитель руководителя Управления

ул. Б. Тульская, 15, г. Москва, 115191

Справки по документам: (095) 958-25-40

Дежурный телефон: (095) 957-64-10

Факс: (095) 958-25-58

E-mail: [email protected] ru

Internet: http://www. mosnalog. ru

01.06.2005 N 28-08/39922

Нотариусам г. Москвы

Н. В. Тюхменевой

А. Г. Цымбаренко

Л. М. Андреевой

115522, г. Москва

Пролетарский пр-т, д. 21, корп. 2,

нотариальная контора

Инспекция ФНС РФ N 42 по г. Москве

Инспекция ФНС РФ N 26 по г. Москве

О государственной пошлине

Управление Федеральной налоговой службы по г. Москве в дополнение к письму от 21 февраля 2005 г. N 21-12/3/11011, руководствуясь разъяснением Федеральной налоговой службы, сообщает следующее.

В соответствии со статьей 22 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 г. N 4462-1 (в редакции Федерального закона от 2 ноября 2004 г. N 127-ФЗ) нотариус, занимающийся частной практикой, взимает нотариальный тариф в размере, соответствующем размеру государственной пошлины, предусмотренной за совершение аналогичных действий в государственной нотариальной конторе, и с учетом особенностей, установленных законодательством Российской Федерации о налогах и сборах.

Согласно статье 333.25 «Особенности уплаты государственной пошлины при обращении за совершением нотариальных действий» части второй Налогового кодекса Российской Федерации (далее — Кодекса) оценка стоимости наследственного имущества производится исходя из стоимости наследуемого имущества (курса Центрального банка Российской Федерации — в отношении валюты и ценных бумаг в иностранной валюте) на день открытия наследства.

В пунктах 7 — 10 указанной статьи Кодекса приведен перечень органов и организаций, которые вправе производить оценку имущества и документы которых могут использоваться нотариусом, работающим в государственной нотариальной конторе, и нотариусом, занимающимся частной практикой, при исчислении размера государственной пошлины (нотариального тарифа) за выдачу свидетельства о праве на наследство.

В частности, стоимость транспортных средств может определяться как организациями, получившими в установленном порядке лицензию на осуществление оценки транспортных средств, так и судебно-экспертными учреждениями органа юстиции. Стоимость недвижимого имущества, за исключением земельных участков, может определяться как организациями, получившими в установленном порядке лицензию на оценку недвижимости, так и организациями (органами) по учету объектов недвижимого имущества по месту его нахождения.

Стоимость земельных участков может определяться как организациями, получившими в установленном порядке лицензию на оценку земельных участков, так и федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным в области кадастра объектов недвижимости и его территориальными подразделениями.

В соответствии с пунктом 5 статьи 65 Земельного кодекса Российской Федерации от 25 октября 2001 г. N 136-ФЗ для целей налогообложения земельных участков и в иных случаях, предусмотренных данным Кодексом, федеральными законами устанавливается кадастровая стоимость земельного участка.

Для целей исчисления государственной пошлины стоимость имущества, не предусмотренного подпунктами 7 — 9 пункта 1 статьи 333.25 Кодекса, определяется специалистами-оценщиками (экспертами), получившими в установленном порядке лицензию на осуществление оценочной деятельности.

Таким образом, при исчислении государственной пошлины за выдачу свидетельства о праве на наследство нотариус, работающий в государственной нотариальной конторе, вправе использовать документы об оценке наследуемого имущества любых органов или организаций, уполномоченных проводить оценку имущества и получивших в установленном порядке лицензии на осуществление оценочной деятельности.

В указанном в вашем письме случае государственная пошлина (нотариальный тариф) за выдачу свидетельства о праве на наследство 64 обыкновенных акций рыночной стоимостью менее одного рубля составит 0 рублей.

Действительный государственный

советник налоговой службы

Российской Федерации II ранга

С. Х.Аминев

Решение Басманного районного суда г. Москвы

от 9 июня 2005 г.

Именем Российской Федерации

9 июня 2005 г. Басманный районный суд города Москвы в составе: председательствующего федерального судьи Вознесенского С. Ф., при секретаре Трошиной Д. А., рассмотрев в открытом судебном заседании в зале суда гражданское дело N 2-1529/05 по заявлению Шуваловой Валентины Александровны, Сафроновой Екатерины Львовны на действия нотариуса,

установил:

Заявители обратились с указанным заявлением, ссылаясь на то, что они являются наследниками по закону и обратились в установленном законом порядке за получением свидетельств на право на наследство по закону, представив справки о стоимости имущества из БТИ, причем в справках БТИ была определена инвентаризационная стоимость имущества. Нотариус отказала им в выдаче таких свидетельств, ссылаясь на то, что ценность имущества должна определяться исходя из рыночной стоимости, при этом нотариусом было вынесено соответствующее постановление. Заявители полагают, что закон позволяет им использовать альтернативную оценку стоимости имущества (рыночную или инвентаризационную), в связи с чем, по их мнению, действия нотариуса незаконны. Заявители просят суд признать вынесенные нотариусом постановления незаконными и обязать нотариуса выдать свидетельства о праве на наследство по закону, исходя из инвентаризационной оценки органов технической инвентаризации.

В судебном заседании заявители свои требования поддержали в полном объеме.

Нотариус в судебном заседании требования не признала, полагает их не основанными на законе, поскольку, по ее мнению, закон в данном случае позволяет учитывать только рыночную оценку стоимости переходящего в порядке наследования имущества.

Выслушав явившихся лиц, исследовав письменные материалы дела, суд полагает заявление подлежащим отклонению.

В судебном заседании установлено, что 28 марта 2005 г. и. о. нотариуса города Москвы Колодезевой Т. А. Колодезева Н. С. отказала Шуваловой В. А. в выдаче свидетельства о праве на наследство по закону, ссылаясь на то, что Шуваловой В. А. как наследницей к имуществу умершего 2 августа 2004 г. Шувалова А. А. была представлена инвентаризационная, а не рыночная оценка имущества, переходящего в порядке наследования (л. д. 5).

31 марта 2005 г. и. о. нотариуса города Москвы Колодезевой Т. А. Колодезева Н. С. отказала Сафроновой Е. Л. в выдаче свидетельства о праве на наследство по закону, ссылаясь на то, что Сафроновой Е. Л. как наследницей к имуществу умершего 30 июля 2005 г. Галицкого А. Д. была представлена инвентаризационная, а не рыночная оценка имущества, переходящего в порядке наследования (л. д. 21).

Таким образом, между сторонами возникла неопределенность, каким образом определять стоимость имущества, переходящего в порядке наследования, поскольку от этого зависит размер государственной пошлины, уплачиваемой за совершение нотариального действия.

В соответствии с п. 8 ст. 333.25 НК РФ, действующим с 1 января 2005 г., стоимость недвижимого имущества, за исключением земельных участков, может определяться как организациями, получившими в установленном порядке лицензию на оценку недвижимости, так и организациями (органами) по учету объектов недвижимого имущества по месту его нахождения.

Заявители полагают, что, таким образом, закон устанавливает альтернативную оценку имущества: рыночную — организациями, получившими в установленном порядке лицензию на оценку недвижимости, и инвентаризационную — организациями (органами) по учету недвижимого имущества по месту его нахождения.

В любом случае для определения стоимости имущества (как рыночной, так и инвентаризационной) необходимо проведение оценки данного имущества.

В соответствии со ст. 17 Федерального закона «О лицензировании отдельных видов деятельности» оценочная деятельность в Российской Федерации подлежит обязательному лицензированию.

Указанный Закон не исключает из числа организаций, которым надо получать лицензию на проведение оценочной деятельности, организации (органы) по учету недвижимого имущества, равно как не исключает из числа лицензируемой в обязательном порядке и деятельность, осуществляемую указанными организациями.

На основании ст. 5 Федерального закона «О лицензировании отдельных видов деятельности» правила лицензирования разрабатывает и утверждает Правительство Российской Федерации.

Правительством Российской Федерации принято Постановление от 7 июня 2002 г. N 395 «О лицензировании оценочной деятельности».

Для органов (организаций) по учету недвижимого имущества в данном Постановлении также не сделано каких-либо исключений в области получения лицензии.

Как установлено ст. 4 Федерального закона «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» субъектами оценочной деятельности признаются, с одной стороны, юридические лица и физические лица (индивидуальные предприниматели), деятельность которых регулируется настоящим Федеральным законом (оценщики), а с другой — потребители их услуг (заказчики).

Следовательно, деятельность органов (организаций) по учету недвижимого имущества регулируется общими нормами и правилами в области оценочной деятельности.

Таким образом, закон предоставляет не право на применение альтернативной оценки, а право на выбор организации, которая может произвести эту оценку: орган (организация) по учету объектов недвижимого имущества либо же любая организация, имеющая соответствующую лицензию.

Характер оценки же определен ст. 7 Федерального закона «Об оценочной деятельности в Российской Федерации», в соответствии с которой в случае, если в нормативном правовом акте, содержащем требование обязательного проведения оценки какого-либо объекта оценки, либо в договоре об оценке объекта оценки (далее — договор) не определен конкретный вид стоимости объекта оценки, установлению подлежит рыночная стоимость данного объекта.

Характер оценки имущества, переходящего в порядке наследования в целях уплаты государственной пошлины за совершение нотариальных действий, не установлен каким-либо актом, в связи с чем суд полагает, что оценка должна быть произведена, исходя из рыночной стоимости.

Ссылка заявителей на письмо Министерства финансов Российской Федерации от 6 апреля 2005 г. N 03-06-03-04/36 в адрес Московской городской нотариальной палаты (л. д. 12 — 14) судом во внимание принята быть не может по следующим основаниям.

Данное письмо является мнением, а не нормативным актом, устанавливающим правила уплаты государственной пошлины за совершение нотариальных действий.

В данном письме имеется ссылка на Закон Российской Федерации «О государственной пошлине», действующей на момент открытия наследства у каждого из заявителей.

Однако данный Закон также не устанавливает вид оценки, а лишь устанавливает, что оценка производится органами технической инвентаризации на момент открытия наследства согласно Федеральному закону «О лицензировании отдельных видов деятельности», кроме того, суд отмечает, что на момент открытия наследства уже действовал Федеральный закон «Об оценочной деятельности в Российской Федерации», который определял для данных случаев именно рыночную оценку.

При таких обстоятельствах суд полагает требования заявителей подлежащими отклонению.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 193 — 199 ГПК РФ, суд

решил:

В удовлетворении заявления Шуваловой Валентины Александровны, Сафроновой Екатерины Львовны на действия нотариуса отказать.

Решение может быть обжаловано в Московский городской суд в течение 10 дней путем подачи кассационной жалобы через Басманный районный суд города Москвы.

Подольская городская прокуратура Московской области

27 мая 2005 г. N 353 ж-05

Нотариусу г. Москвы Цымбаренко А. Г.

г. Москва, Пролетарский пр-т,

д. 21, корп. 2

Прокуратура Российской Федерации

Подольская городская прокуратура

Московской обл.

142104, г. Подольск, ул. Чистова,

д. 11/8

Тел.: (27) 54-27-22, 69-94-13

27.05.2005 N 353 ж-05

На N _____ от ______

Настоящим сообщаю, что Ваше обращение по вопросу выдачи справки об оценке имущества не соответствующей действующему законодательству Подольским филиалом ГУП МО «МОБТИ» рассмотрено.

В ходе рассмотрения обращения было установлено, что директором Подольского городского филиала ГУП МО «МОБТИ» было выдано извлечение из технического паспорта на квартиру, где указывалась инвентаризационная действительная стоимость квартиры.

Федеральным законом от 2 ноября 2004 г. N 127-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации, а также о признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» внесены изменения в Налоговый кодекс Российской Федерации.

Согласно пп. 7, 8, 9 ст. 333.25 НК РФ стоимость транспортных средств, недвижимого имущества, за исключением земельных участков, может определяться как организациями, получившими в установленном порядке лицензию на оценку недвижимости, так и организациями (органами) по учету объектов недвижимого имущества по месту его нахождения. Стоимость земельных участков может оцениваться как независимыми оценщиками, так и федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным в области кадастра недвижимости, и его территориальными подразделениями.

Анализируя данные нормы, можно сделать вывод, что налоговое законодательство не предусматривает такого понятия, как инвентаризационная стоимость. Следовательно, органы, имеющие лицензию на оценку недвижимости, обязаны указывать стоимость недвижимого имущества, как предусматривает это действующее законодательство.

Однако извлечение из технического паспорта с указанием инвентаризационной действительной стоимости выдается на основании Инструкции «О проведении учета жилищного фонда в РФ». Текст указанной Инструкции официально опубликован не был, и согласно Постановлению Правительства РФ «Об утверждении Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации» акты, не прошедшие государственную регистрацию, а также не опубликованные в установленном порядке, не влекут за собой правовых последствий и применяться не могут как не вступившие в законную силу.

В связи с этим Подольская городская прокуратура направила в ГУП МО «МОБТИ» письмо с предложением решить вопрос о выдаче справки об оценке имущества применительно к действующему налоговому законодательству, а также дать разъяснения филиалам ГУП МО «МОБТИ» по данному вопросу.

Кроме этого, указано на недостатки при оформлении извлечения из технического паспорта на квартиру в части подписания должностным лицом с расшифровкой фамилии.

И. о. прокурора советник юстиции

С. И.Колчанов

Письмо Управления Федеральной налоговой службы

по г. Москве от 8 сентября 2005 г. N 28-08/63690

Вопрос: 1. Будут ли суммы тарифов, не полученных нотариусом в связи с предоставлением льгот при совершении нотариальных действий, включены в состав расходов нотариуса или каким-либо иным образом компенсированы нотариусу?

2. Ведение наследственных дел в системе централизованного учета в соответствии с Приказом Главного управления Федеральной регистрационной службы по г. Москве от 1 июля 2005 г. N 187-н «О ведении наследственных дел нотариусами г. Москвы в системе централизованного учета» обязывает нотариусов оплачивать установку и использование Интернета и обслуживание программы «Наследство без границ». Будут ли вышеуказанные затраты включаться в состав расходов частного нотариуса?

Ответ:

УПРАВЛЕНИЕ ФЕДЕРАЛЬНОЙ НАЛОГОВОЙ СЛУЖБЫ ПО Г. МОСКВЕ

ПИСЬМО

от 8 сентября 2005 г. N 28-08/63690

1. Федеральным законом от 2 ноября 2004 г. N 127-ФЗ отменено действие подпункта «а» пункта 3 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 11 февраля 1993 г. N 4463-1 «О порядке введения в действие Основ законодательства Российской Федерации о нотариате».

В соответствии с действующим законодательством о нотариате за совершение нотариальных действий, для которых предусмотрена обязательная нотариальная форма, нотариус, занимающийся частной практикой, взимает нотариальный тариф по ставкам, установленным в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах.

В части нотариальных действий, для которых не предусмотрена обязательная нотариальная форма, размеры нотариального тарифа установлены в Основах законодательства Российской Федерации о нотариате.

Сборы за совершение нотариальных действий устанавливаются в рамках публично-правовых отношений, предусматривающих, в частности, государственное регулирование ценообразования в нотариальной сфере. Размер тарифов, обеспечивающих финансирование деятельности нотариата, в том числе возмещение расходов частнопрактикующих нотариусов, уплата ими налогов и других обязательных платежей, устанавливается, исходя из принципа, в соответствии с которым нотариальные действия, с низкой стоимостью либо полностью освобожденные государством от уплаты тарифов, «субсидируются» за счет иных нотариальных действий с высокой стоимостью.

То, что для определенной категории налогоплательщиков нотариальные действия совершаются на льготных условиях, учитывалось государством при определении размеров нотариальных тарифов. То есть предусмотренные законодательством льготы по уплате нотариальных тарифов компенсируются государством при установлении размеров этих тарифов, взимаемых с остальной части плательщиков, или за иные нотариальные действия.

Таким образом, получение нотариусом вознаграждения за совершение нотариальных действий в отношении льготных категорий плательщиков обеспечивается за счет тарифов, взимаемых с остальной части плательщиков или за иные нотариальные действия.

Кроме того, при определении налоговой базы частнопрактикующих нотариусов в составе их профессиональных налоговых вычетов наряду с расходами, связанными с совершением нотариальных действий, за которые нотариусами получено вознаграждение, полностью принимаются к вычету те расходы, которые фактически произведены ими в процессе совершения нотариальных действий в отношении лиц, имеющих льготы по уплате государственной пошлины (нотариального тарифа).

Таким образом, дополнительная компенсация неполученных доходов от совершения нотариальных действий в отношении льготных категорий налогоплательщиков, в том числе их включение в состав профессиональных налоговых вычетов, не предусмотренное Налоговым кодексом, необоснованна.

2. Согласно подпункту 25 пункта 1 статьи 264 Налогового кодекса расходы на почтовые услуги, на оплату электронной почты, а также информационных систем (СВИФТ, Интернет и иные аналогичные системы) относятся к прочим расходам, связанным с осуществлением деятельности налогоплательщика-нотариуса.

Сеть Интернет может оказать содействие в получении информационно-консультационных услуг. Передача информации (данных) и других видов документальных сообщений, включая обмен информацией между ЭВМ, в соответствии с Общероссийским классификатором видов экономической деятельности, продукции и услуг относится к группе «Услуги электрической связи». Услуги сети Интернет как услуги по доставке письменного текста, изображений по проводной электромагнитной системе полностью отвечают критериям, установленным Федеральным законом от 16 февраля 1995 г. N 15-ФЗ «О связи».

Поэтому затраты по оплате услуг Интернета в качестве оплаты услуг связи включаются в состав расходов частного нотариуса при наличии документов, подтверждающих необходимость его использования и произведенные расходы (предоставить от провайдера статистику работы на сайте «Наследство без границ»).

Заместитель руководителя

Управления Федеральной

налоговой службы по г. Москве

С. Х.Аминев

Кассационное определение Судебной коллегии по гражданским

делам Суда Ханты-Мансийского автономного округа

г. Ханты-Мансийск от 31 мая 2005 г.

Дело N 33/1013

судья Балашова Е. В.

Судебная коллегия по гражданским делам Суда Ханты-Мансийского автономного округа в составе:

председательствующего Мальковой Н. Б.,

судей Дружининой Н. В.,

Ивановой И. Е.

рассмотрела в судебном заседании дело по жалобе Департамента государственной собственности на отказ в совершении нотариального действия по кассационной жалобе заявителя на решение Ханты-Мансийского районного суда от 11 апреля 2005 года, которым постановлено:

Жалобу Департамента государственной собственности на отказ в совершении нотариального действия оставить без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Ивановой И. Е., представителя заинтересованного лица Поникарову Е. Н., представившую отзыв на жалобу, подделавшую доводы отзыва, судебная коллегия

установила:

Департамент государственной собственности ХМАО обратился к нотариусу Пак О. И. Ханты-Мансийского нотариального округа за удостоверением доверенности в порядке передоверия. Оплату нотариального тарифа не произвел, ссылаясь на наличие льготы по правилам законодательства, освобождающей от несения таких расходов органы государственной власти.

Нотариус отказал в совершении нотариального действия, о чем вынес 11 марта 2005 г. Постановление со ссылкой на то, что порядок предоставления льготы не урегулирован законодательством, нотариус не получает соответствующего возмещения понесенных в таких случаях затрат, оказывать услуги бесплатно за свой счет не обязан по правилам Конституции РФ, исходя из того, что занимается частной нотариальной деятельностью.

Полагая, что Постановление является незаконным, нарушает права и интересы государственного учреждения, Департамент госсобственности ХМАО обратился в суд с жалобой на действия нотариуса, ссылаясь на вышеуказанные обстоятельства и правила законодательства, регулирующие правоотношения по уплате государственной пошлины.

В судебном заседании представитель заявителя поддержал доводы жалобы, просил в принудительном порядке обязать нотариуса, занимающегося частной практикой, оформить доверенность и применить льготу по нотариальному тарифу, освободив Департамент от уплаты такового в соответствии со ст. 333.38 НК РФ.

Нотариус Пак О. И. требования не признала, ссылаясь на доводы, изложенные в оспариваемом Постановлении от 11 марта 2005 г. Указала, что правила ст. 333.38 НК РФ регулируют правоотношения по уплате государственной пошлины, а не нотариального тарифа, взыскиваемого за совершение нотариальных действий частнопрактикующими нотариусами. Правила действующего налогового законодательства не предусматривают освобождение от уплаты нотариального тарифа.

Размер тарифа действительно в силу ст. 22 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате устанавливается в таких же размерах, как и госпошлина, но это правило касается только размера, а льготы должны предоставляться в порядке, предусмотренном законодательством, который не отрегулирован в установленном законом порядке для частнопрактикующих нотариусов.

Исходя из того что льготы законодательством установлены только в отношении уплаты государственной пошлины, оплату которой нотариус не использует, применять аналогию права, исходя из смысла ч. 2 ст. 37 Конституции РФ, оснований не имеется, просил в удовлетворении требований отказать.

Суду пояснила, что по ранее действовавшим правилам законодательства затраты нотариуса по совершению таких действий регулировались правилами налогового законодательства, однако в связи с введением изменений с января 2005 г. возможности ставить на затраты суммы фактически оказанных услуг не допускается, поэтому нотариусы, занимающиеся частной практикой, поставлены в условия, когда обязаны предоставлять услуги различным лицам бесплатно и без соответствующего возмещения, что свидетельствует о возложении на них принудительного труда и противоречит ст. 35, 37, 2, 6, 18, 19, 48, 53, 55, 132 Конституции РФ, имеющей высшую юридическую силу, что явилось поводом для вынесения оспариваемого Постановления.

С учетом указанного полагает, что действовала в соответствии со своими правами, предусмотренными Конституцией РФ и Основами о нотариате, прав и интересов заявителя не нарушала. Самозащита законных прав и интересов частнопрактикующего нотариуса не вышла за рамки действующего законодательства, поэтому просила в удовлетворении требований отказать.

Представитель Нотариальной палаты ХМАО — Югры с жалобой не согласилась по этим же основаниям.

Полагала, что правила налогового законодательства, действовавшие на момент вынесения обжалуемого Постановления нотариуса Пак О. И., не предусматривали норм, позволяющих освободить от уплаты нотариального тарифа заявителя, государственная пошлина частнопрактикующими нотариусами не принимается. Льготного порядка оплаты нотариального тарифа не имеется. Порядок уплаты тарифа отрегулирован правилами ст. 22 Основ о нотариате лишь в части размера, что следует из буквального толкования названной нормы закона. Поэтому положения и правила ст. 333.38 НК РФ, регулирующие порядок уплаты государственной пошлины государственным нотариусам, не могут распространяться на иные правоотношения без соответствующего возмещения лицу, оказавшему услугу и совершившему конкретную работу по ее предоставлению.

Поскольку оплата должна быть произведена до совершения нотариального действия либо с предоставлением гарантий оплаты, полагает, что нотариус на законных основаниях предложил произвести оплату услуг. Прав и интересов заявителя не нарушил.

Представитель Управления Налоговой службы РФ по ХМАО суду пояснил, что в налоговом законодательстве отсутствуют нормы, позволяющие включить в состав расходов частнопрактикующим нотариусам сумм тарифов за совершение нотариальных действий в отношении лиц, подпадающих под действие ст. 333.38 НК РФ.

Правила ст. 221 и 264 НК РФ в таких случаях неприменимы.

Считает, что до урегулирования спорных вопросов на законодательном уровне разрешение ситуации невозможно, т. к. возмещение нотариусу затрат не производится.

Представитель Регистрационной службы о дате рассмотрения дела был извещен, в суд не явился.

Судом постановлено вышеуказанное решение, с которым не согласен заявитель и в кассационной жалобе ставит вопрос об отмене, полагая, что обстоятельствам спора дана неверная оценка. В обоснование ссылается на доводы, изложенные в судебном заседании представителем. Просит вынести новое решение, удовлетворить требования.

Полагает, что суд неверно применил нормы материального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, возражений, судебная коллегия находит, что решение суда соответствует фактическим обстоятельствам дела и требованиям закона.

Из материала дела следует, что спор возник о законности вынесенного частнопрактикующим нотариусом Пак О. И. Постановления от 11 марта 2005 г., которым государственному учреждению отказано в совершении нотариального действия по удостоверению доверенности в порядке передоверия, предложено произвести оплату нотариального тарифа.

Суд, исследовав представленные сторонами доводы и доказательства, пришел к выводу, что отказ нотариуса вызван тем, что не произведена оплата нотариального тарифа, это не противоречит правилам, регулирующим порядок совершения нотариальных действий, установленный законодательством.

Довод о необходимости применять к возникшим правоотношениям нормы, регулирующие льготы по уплате государственной пошлины государственными учреждениями и организациями, суд проверил и пришел к выводу, что он неприменим, т. к. не отрегулирован на законодательном уровне после внесения изменений в Налоговый кодекс РФ с 1 января 2005 г. для частнопрактикующих нотариусов.

С учетом конституционных прав и интересов сторон, принципов, регламентированных в ст. 14, 35, 37 Конституции РФ, о том, что допустима самозащита прав и недопустим принудительный труд, любое лицо вправе требовать оплаты своего труда, суд пришел к выводу, что действия частнопрактикующего нотариуса законных прав и интересов заявителя не нарушили, нотариус действовал в целях самозащиты и не превысил допустимых пределов, предложив произвести оплату, не получив которой отказал в совершении действия по этим основаниям.

При этом суд пришел к выводу, что действия нотариуса не противоречат правилам ст. 333.38 НК РФ, ст. 22 Основ о нотариате, выводам Постановления Конституционного Суда РФ от 19 мая 1998 г. N 15-П.

С учетом указанного в удовлетворении требований отказал.

Судебная коллегия считает, что решение суда не противоречит собранным по делу доказательствам и требованиям закона, а кассационная жалоба заявителя не содержит доводов, опровергающих выводы суда.

Доводы, изложенные в жалобе, полно и всесторонне исследовались судом, оценены в совокупности с другими представленными суду доказательствами и доводами, им даны мотивированные и правильные анализ и оценка.

Исходя из буквального толкования ст. 333.38, 333.16, 333.17, 333.24 НК РФ, освобождены от уплаты государственной пошлины за совершение нотариальных действий, совершаемых нотариусами государственных нотариальных контор и должностными лицами органов исполнительной власти, органов местного самоуправления, уполномоченными в соответствии с правилами федерального и субъектов Федерации законодательства на совершение нотариальных действий, государственные органы, к каковым относится заявитель.

Однако частнопрактикующие нотариусы не относятся к лицам, перечисленным в названных нормах закона.

Их деятельность регламентирована Основами законодательства РФ о нотариате, в соответствии с ч. 2 ст. 22 которых они вправе использовать нотариальный тариф в размерах ставок по государственной пошлине и с учетом особенностей, установленных законодательством РФ о налогах и сборах.

Однако спор возник не о размере ставки нотариального тарифа.

Заявитель в обоснование своих доводов ссылался на правила ч. 4 ст. 22 Основ о том, что льготы по уплате госпошлины распространяются на физических и юридических лиц при совершении нотариальных действий как нотариусами, работающими в государственной нотариальной конторе, так и нотариусом, занимающимся частной практикой.

Однако нотариусом Пак О. И. отказано не в связи с правоотношениями по уплате госпошлины, а в связи с правоотношениями по уплате нотариального тарифа, целевое значение которых различно, исходя из того, в какие бюджеты они поступают.

Льготного порядка оплаты нотариального тарифа вышеуказанные нормы Налогового кодекса РФ не содержат, как и норм, компенсирующих частнопрактикующим нотариусам затраты за совершение действий по освобождению от оплаты нотариального тарифа в пропорциональных размерах.

Принудительное распространение норм, регулирующих правоотношения по уплате госпошлины в части предоставления льгот в государственных учреждениях и организациях, на правоотношения с частными лицами недопустимо.

Исходя из анализа норм и правил действующего законодательства, регулирующего такие правоотношения, это допустимо в случаях, прямо предусматривающих возможность применения таких отношений. Поэтому с учетом толкования норм налогового законодательства и нотариальной деятельности в их неразрывной связи и совокупности суд обоснованно пришел к выводу о том, что действия нотариуса Пак О. И. не нарушили законных прав и интересов заявителя, поэтому отсутствуют основания для удовлетворения его жалобы.

По смыслу ст. 2, 6, 18, 19, 35, 37, 48, 53, 55, 132 Конституции РФ выполнение обязанностей для государственных нужд допустимо при условии предварительного и равноценного возмещения, недопустим принудительный труд без оплаты и компенсации. Поэтому суд обоснованно исходил при анализе правоотношений из субъектного состава, гарантий их прав и интересов и того, что имеется пробел в законодательстве, однако применить аналогию правоотношений нельзя, т. к. имеют место имущественные правоотношения, и нотариус действовал в допустимых пределах самозащиты своих прав физического лица.

Доводы жалобы о том, что суд не применил Постановление Конституционного Суда от 4 марта 1999 г., поводом для отмены не являются, т. к. правоотношения сторон рассматривались судом с учетом изменений законодательства, произошедших после 1 января 2005 г., каковые не были предметом оценки указанного Постановления.

Доводы жалобы о том, что суд превысил полномочия, применив нормы Конституции РФ, несостоятельны, исходя из того, что Конституция РФ является основным законом государства и разрешение споров в соответствии с ней допустимо по правилам ст. 11 ГПК РФ.

Довод жалобы о том, что отказано в ознакомлении с протоколом судебного заседания, материалами дела не подтверждается. Поводом для отмены судебного решения не является.

Обстоятельства дела исследованы судом надлежаще, выводы мотивированы, нормы материального права применены судом правильно, в связи с чем оснований для отмены судебного решения судебной коллегией не установлено.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Ханты-Мансийского районного суда от 11 апреля 2005 года оставить без изменения, кассационную жалобу заявителя — без удовлетворения.

Председательствующий

Н. Б.Малькова

Судьи

Н. В.Дружинина

И. Е.Иванова

Решение Басманного суда г. Москвы по жалобам Шуваловой В. А.

и Сафроновой Е. Л. на действия и. о. нотариуса г. Москвы

Колодезевой Т. А. Колодезевой Н. С. от 9 июня 2005 г.

9 июня 2005 г. Басманный суд г. Москвы в составе: председательствующего федерального судьи Вознесенского С. Ф., при секретаре Трошиной Д. А., рассмотрев в открытом судебном заседании в зале суда гражданское дело N 2-1529/05 по заявлению Шуваловой Валентины Александровны, Сафроновой Екатерины Львовны на действия нотариуса,

установил:

Заявители обратились с указанным заявлением, ссылаясь на то, что они являются наследниками по закону и обратились в установленном законом порядке за получением свидетельства на право на наследство по закону, представив справки о стоимости имущества из БТИ, причем в справках БТИ была определена инвентаризационная стоимость имущества. Нотариус отказала им в выдаче таких свидетельств, ссылаясь на то, что ценность имущества должна определяться, исходя из рыночной стоимости, при этом нотариусом было вынесено соответствующее постановление. Заявители полагают, что закон позволяет им использовать альтернативную оценку стоимости имущества (рыночную или инвентаризационную), в связи с чем, по их мнению, действия нотариуса незаконны. Заявители просят суд признать вынесенные нотариусом постановления незаконными и обязать нотариуса выдать свидетельства о праве на наследство по закону, исходя из инвентаризационной оценки органов технической инвентаризации.

В судебном заседании заявители свои требования поддержали в полном объеме.

Нотариус в судебном заседании требования не признала, полагает их не основанными на законе, поскольку, по ее мнению, закон в данном случае позволяет учитывать только рыночную оценку стоимости переходящего в порядке наследования имущества.

Выслушав явившихся лиц, исследовав письменные материалы дела, суд полагает заявление подлежащим отклонению.

В судебном заседании установлено, что 28 марта 2005 г. и. о. нотариуса города Москвы Колодезевой Т. А. Колодезева Н. С. отказала Шуваловой В. А. в выдаче свидетельства о праве на наследство по закону, ссылаясь на то, что Шуваловой В. А. как наследницей к имуществу умершего 2 августа 2004 г. Шувалова А. А. была представлена инвентаризационная, а не рыночная оценка имущества, переходящего в порядке наследования (л. д. 5).

31 марта 2005 г. и. о. нотариуса города Москвы Колодезевой Т. А. Колодезева Н. С. отказала Сафроновой Е. Л. в выдаче свидетельства о праве на наследство по закону, ссылаясь на то, что Сафроновой Е. Л. как наследницей к имуществу умершего 30 июля 2004 г. Галицкого А. Д. была представлена инвентаризационная, а не рыночная оценка имущества, переходящего в порядке наследования (л. д. 21).

Таким образом, между сторонами возникла неопределенность, каким образом определять стоимость имущества, переходящего в порядке наследования, поскольку от этого зависит размер государственной пошлины, уплачиваемой за совершение нотариального действия.

В соответствии с п. 8 ст. 333.25 НК РФ, действующего с 1 января 2005 г., стоимость недвижимого имущества, за исключением земельных участков, может определяться как организациями, получившими в установленном порядке лицензию на оценку недвижимости, так и организациями (органами) по учету объектов недвижимого имущества по месту его нахождения.

В любом случае для определения стоимости имущества (как рыночной, так и инвентаризационной) необходимо проведение оценки данного имущества.

В соответствии со ст. 17 Федерального закона «О лицензировании отдельных видов деятельности» оценочная деятельность в Российской Федерации подлежит обязательному лицензированию.

Указанный Закон не исключает из числа организаций, которым надо получать лицензию на проведение оценочной деятельности, организации (органы) по учету недвижимого имущества, равно как не исключает из числа лицензируемой в обязательном порядке и деятельность, осуществляемую указанными организациями.

На основании ст. 5 Федерального закона «О лицензировании отдельных видов деятельности» правила лицензирования разрабатывает и утверждает Правительство Российской Федерации.

Правительством Российской Федерации принято Постановление от 7 июня 2002 г. N 395 «О лицензировании оценочной деятельности».

Для органов (организаций) по учету недвижимого имущества в данном Постановлении также не сделано каких-либо исключений в области получения лицензии.

Как установлено ст. 4 Федерального закона «Об оценочной деятельности в Российской Федерации», субъектами оценочной деятельности признаются, с одной стороны, юридические лица и физические лица (индивидуальные предприниматели), деятельность которых регулируется настоящим Федеральным законом (оценщики), а с другой — потребители услуг (заказчики).

Следовательно, деятельность органов (организаций) по учету недвижимого имущества регулируется общими нормами и правилами в области оценочной деятельности.

Таким образом, закон предоставляет не право на применение альтернативной оценки, а право на выбор организации, которая может произвести эту оценку: орган (организация) по учету объектов недвижимого имущества либо же любая организация, имеющая соответствующую лицензию.

Характер оценки определен ст. 7 Федерального закона «Об оценочной деятельности в Российской Федерации», в соответствии с которой в случае, если в нормативном правовом акте, содержащем требование обязательного проведения оценки какого-либо объекта оценки, либо в договоре об оценке объекта оценки (далее — договор) не определен конкретный вид стоимости объекта оценки, установлению подлежит рыночная стоимость данного объекта.

Характер оценки имущества, переходящего в порядке наследования в целях уплаты государственной пошлины за совершение нотариальных действий, не установлен каким-либо актом, в связи с чем суд полагает, что оценка должна быть произведена, исходя из рыночной стоимости.

Ссылка заявителей на письмо Министерства финансов Российской Федерации от 6 апреля 2005 г. N 03-06-03-04/36 в адрес Московской городской нотариальной палаты (л. д. 12 — 14) судом во внимание принята быть не может по следующим основаниям.

Данное письмо является мнением, а не нормативным актом, устанавливающим правила уплаты государственной пошлины за совершение нотариальных действий.

В данном письме имеется ссылка на Закон Российской Федерации «О государственной пошлине», действующий на момент открытия наследства у каждого из заявителей.

Однако данный Закон также не устанавливает вид оценки, а лишь устанавливает, что оценка производится органами технической инвентаризации, которые на момент открытия наследства действовали согласно Федеральному закону «О лицензировании отдельных видов деятельности», кроме того, суд отмечает, что на момент открытия наследства уже действовал Федеральный закон «Об оценочной деятельности в Российской Федерации», который определял для данных случаев именно рыночную оценку.

При таких обстоятельствах суд полагает требования заявителей подлежащими отклонению. На основании изложенного и руководствуясь ст. 193 — 199 ГПК РФ, суд

решил:

В удовлетворении заявления Шуваловой Валентины Александровны, Сафроновой Екатерины Львовны на действия нотариуса отказать. Решение может быть обжаловано в Московский городской суд в течение 10 дней путем подачи кассационной жалобы через Басманный районный суд города Москвы.

Определение Нагатинского районного суда

от 15 ноября 2005 г.

15 ноября 2005 г. Нагатинский районный суд ЮАО г. Москвы в составе: председательствующего федерального судьи Быковой О. В., при секретаре Кузнецовой Е. А., рассмотрев в открытом судебном заседании заявление Цымбаренко Аллы Геннадьевны о пересмотре заочного решения,

установил:

25 июля 2005 г. состоялось заочное решение Нагатинского районного суда ЮАО г. Москвы. 6 сентября 2005 г. ответчик подал через экспедицию Нагатинского суда заявление о пересмотре заочного решения, указав, что он не явился в судебное заседание по причине нахождения в очередном отпуске за пределами России.

Просит отменить заочное решение Нагатинского районного суда г. Москвы и передать дело на новое рассмотрение.

Суд, обсудив доводы заявителя, исследовав материалы дела, находит заявление обоснованным и подлежащим удовлетворению, т. к. согласно представленным документам ответчик действительно не мог явиться на судебное заседание по указанной выше причине.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 241 — 243 ГПК РФ, суд

определил:

Отменить заочное решение Нагатинского районного суда ЮАО г. Москвы от 25 июля 2005 г. и возобновить рассмотрение дела по существу в том же составе.

Назначить дело к разбирательству в судебном заседании на 6 декабря 2005 г. в 15 ч. 00 м. в 415-м зале суда, о чем известить стороны.

Определение обжалованию не подлежит.

Федеральный судья

Копия выдана 26 декабря 2005 г.

Решение Нагатинского районного суда

от 6 декабря 2005 года

Именем Российской Федерации

6 декабря 2005 года Нагатинский районный суд г. Москвы в составе: председательствующего федерального судьи Быковой О. В., при секретаре Кузнецовой Е. А., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело N 2-5715/05 по жалобе Галчиновой Галины Геннадьевны на отказ в совершении нотариального действия,

установил:

Галчинова Г. Г. обратилась в суд с жалобой на отказ нотариуса г. Москвы Цымбаренко А. Г. в выдаче свидетельства о праве на наследство по закону. В обосновании жалобы указала, что она является наследницей по завещанию после смерти бабушки Веретенниковой Татьяны Семеновны, умершей 21 июля 2004 г. Наследственное имущество представляет собой 2/3 доли квартиры по адресу: г. Москва, ул. Бакинская, д. 23, кв. 55. Поскольку заявительница проживала совместно с наследодателем, она по действующему законодательству освобождена от уплаты государственной пошлины за выдачу свидетельства о праве на наследство по закону. Однако нотариус посчитала, что выдача свидетельства без уплаты государственной пошлины означает лишение ее вознаграждения за труд и имущества без решения суда, и отказала в выдаче свидетельства о праве на наследство.

Галчинова Г. Г. просит обязать нотариуса г. Москвы Цымбаренко А. Г. выдать ей свидетельство о праве на наследство по завещанию на 2/3 доли квартиры по адресу: г. Москва, ул. Бакинская, д. 23, кв. 55, без уплаты государственной пошлины за выдачу свидетельства о праве на наследство.

Допрошенная в судебном заседании заявительница жалобу поддержала.

Представитель нотариуса г. Москвы Цымбаренко А. Г. в судебное заседание явился, указал, что статья 333.25 НК РФ говорит о целой квартире, жилом доме, о долях или доле квартиры в этой статьей ничего не сказано, поэтому они не считают возможным предоставить указанную льготу, поскольку ее нет в НК РФ… Жалоба гр. Галчиновой Г. Г. нарушает конституционные права нотариуса абзацем седьмым ст. 8 в части, касающейся распространения предоставления льгот по уплате государственной пошлины за совершение нотариальных действий на занимающегося частной практикой нотариуса, во взаимосвязи его с абзацем девятым статьи 22 Федерального закона от 2 ноября 2004 г. N 127-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации, а также о признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации». Считает, что есть несоответствия Конституции Российской Федерации названного Федерального закона, просит в удовлетворении жалобы Галчиновой Г. Г. отказать. Выслушав стороны, исследовав материалы дела, суд находит жалобу Галчиновой Г. Г. на отказ в совершении нотариального действия подлежащей удовлетворению.

Согласно части 1 ст. 310 ГПК РФ заинтересованное лицо, считающее неправомерным совершенное нотариальное действие или отказ в совершении нотариального действия, вправе подать заявление об этом в суд по месту нахождения нотариуса или по месту нахождения должностного лица, уполномоченного на совершение нотариальных действий.

Как установлено в судебном заседании, Галчинова Г. Г. является наследницей по завещанию после смерти бабушки Веретенниковой Татьяны Семеновны, умершей 21 июля 2004 г. (свидетельство о смерти — л. д. 7).

Наследственное имущество представляет собой 2/3 доли квартиры по адресу: г. Москва, ул. Бакинская, д. 23, кв. 55. По указанному адресу наследница проживала совместно с наследодателем (справка ОВД «Царицыно» — л. д. 6).

Постановлением нотариуса г. Москвы Цымбаренко А. Г. от 25 марта 2005 г. Галчиновой Г. Г. было отказано в выдаче свидетельства о праве на наследство по завещанию на 2/3 доли квартиры. В Постановлении нотариус указала, что Федеральный закон от 2 ноября 2004 г. N 127-ФЗ, признав утратившим силу подпункт «а» пункта 3 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 11 февраля 1993 г. N 4463-1 «О порядке введения в действие Основ законодательства Российской Федерации о нотариате», не урегулировал, как было ранее предписано Определением Конституционного Суда Российской Федерации от 4 марта 1999 г. N 36-О, вопрос о возмещении нотариусам, занимающимся частной практикой, затрат по обслуживанию граждан, имеющих право на льготы (л. д. 5).

Федеральным законом от 2 ноября 2004 г. N 127-ФЗ раздел VIII части второй Налогового кодекса Российской Федерации дополнен главой 25.3 «Государственная пошлина», вступившей в силу с 1 января 2005 г.

В силу пункта 5 ст. 333.38 НК РФ от уплаты государственной пошлины за совершение нотариальных действий освобождаются физические лица — за выдачу свидетельств о праве на наследство при наследовании жилого дома, а также земельного участка, на котором расположен жилой дом, квартиры, комнаты, если эти лица проживали совместно с наследодателем на день смерти наследодателя и продолжают проживать в этом доме (этой квартире, комнате) после его смерти.

Указанная льгота распространяется на Галчинову Г. Г.

Довод нотариуса о том, что льгота предоставлена только лицам, наследующим целую квартиру или жилой дом, а не долю в квартире, является несостоятельным.

В соответствии с пунктом 1 ст. 16 ЖК РФ от 29 декабря 2004 г. N 188-ФЗ к жилым помещениям относятся: жилой дом, часть жилого дома; квартира, часть квартиры; комната.

При этом согласно положениям ст. 16 ЖК РФ квартирой признается структурно обособленное помещение в многоквартирном доме, обеспечивающее возможность прямого доступа к помещениям общего пользования в таком доме и состоящее из одной или нескольких комнат, а также помещений вспомогательного использования, предназначенных для удовлетворения гражданами бытовых и иных нужд, связанных с их проживанием в таком обособленном помещении, а комнатой признается часть жилого дома или квартиры, предназначенная для использования в качестве места непосредственного проживания граждан в жилом доме или квартире.

В соответствии с пунктом 2 ст. 244 ГК РФ имущество может находиться в общей собственности с определением доли каждого из собственников в праве собственности (долевая собственность) или без определения таких долей (совместная собственность).

Кроме того, пунктом 2 ст. 246 ГК РФ предусмотрено, что участник долевой собственности вправе по своему усмотрению продать, подарить, завещать, отдать в залог свою долю либо распорядиться ею иным образом с соблюдением при ее возмездном отчуждении правил, предусмотренных ст. 250 ГК РФ.

Таким образом, жилое помещение (жилой дом, квартира, часть квартиры, комната) могут находиться как в долевой собственности, так и в совместной собственности.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в подпункте «ж» пункта 14 Постановления от 23 апреля 1991 г. N 2 «О некоторых вопросах, возникающих у судов по делам о наследовании», приобретение несколькими нанимателями жилой площади в собственность квартиры в силу Закона Российской Федерации от 4 июля 1991 г. «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» порождает право собственности на квартиру каждого из них и в случае смерти одного из собственников наследники вправе наследовать его долю. Это положение действует независимо от того, приобретена ли квартира в общую собственность или с определением долей.

Таким образом, наличие у наследников доли в наследуемой квартире, доме основанием для взыскания пошлины законом не предусмотрено. Лица, проживавшие совместно с наследодателем на день смерти наследодателя и продолжающие проживать в этом доме (этой квартире, этой комнате) после его смерти, должны освобождаться от уплаты государственной пошлины при выдаче свидетельства о праве на наследство при наследовании жилого дома, части жилого дома, квартиры, части квартиры, комнаты.

Кроме того, нотариусом заявлено о несоответствии Конституции Российской Федерации Федерального закона от 2 ноября 2004 г. N 127-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации, а также о признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации».

Часть 1 ст. 15 Конституции Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации.

Согласно разъяснению, содержащемуся в пункте 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия», суд, разрешая дело, принимает непосредственно Конституцию, в частности:

а) когда закрепленные нормой Конституции положения, исходя из ее смысла, не требуют дополнительной регламентации и не содержат указания на возможность ее применения при условии принятия федерального закона, регулирующего права, свободы, обязанности человека и гражданина и другие положения;

б) когда суд придет к выводу, что федеральный закон, действующий на территории Российской Федерации до вступления в силу Конституции Российской Федерации, противоречит ей;

в) когда суд придет к убеждению, что федеральный закон, принятый после вступления в силу Конституции Российской Федерации, находится в противоречии с соответствующими положениями Конституции;

г) когда закон либо иной нормативный правовой акт, принятый субъектом Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, противоречит Конституции Российской Федерации, а федеральный закон, который должен регулировать рассматриваемые судом правоотношения, отсутствует.

Поэтому довод нотариуса г. Москвы Цымбаренко А. Г. о несоответствии Конституции Российской Федерации Федерального закона от 2 ноября 2004 г. N 127-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации, а также о признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» подлежит рассмотрению.

Вместе с тем указанный довод подтверждения в судебном заседании не нашел.

Цымбаренко А. Г. подала жалобу в Конституционный Суд Российской Федерации «О нарушении конституционных прав гражданки Российской Федерации Цымбаренко Аллы Геннадьевны, нотариуса Московского городского нотариального округа, абзацем шестым пункта 1 ст. 8 в части, касающейся распространения предоставления льгот по уплате государственной пошлины за совершение нотариальных действий на занимающегося частной практикой нотариуса, во взаимосвязи его с абзацем девятым ст. 22 Федерального закона от 2 ноября 2004 г. N 127-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации, а также о признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации».

Указанная жалоба была рассмотрена в предварительном порядке Секретариатом Конституционного Суда Федерации в соответствии со ст. 40, 111 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».

Как указано в ответе Секретариата Конституционного Суда Российской Федерации от 14 июня 2005 г. N 5212, установление государственных гарантий и льгот само по себе не означает, что бремя по их обеспечению должно нести исключительно государство. Например, Конституция Российской Федерации (часть 3, ст. 37) гарантирует, что каждый имеет право на вознаграждение за труд не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда. В соответствии с Федеральным законом от 19 июня 2000 г. «О минимальном размере оплаты труда» минимальный размер оплаты труда вводится организациями, финансируемыми из бюджетных источников, — за счет средств соответствующих бюджетов; другими организациями — за счет собственных средств. Согласно ст. 39 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания и в иных случаях, установленных законом. В целях обеспечения данной конституционной гарантии и реализации права граждан на государственное пенсионное и социальное страхование и медицинскую помощь глава 24 Налогового кодекса Российской Федерации устанавливает единый социальный налог, плательщиками которого являются работодатели (за исключением самозанятых граждан). Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 24 февраля 1998 г. N 7-П, страховые взносы работодателей являются обязательной составной частью расходов по найму рабочей силы.

Возложение на частных нотариусов бремени по обеспечению льгот по государственной пошлине за нотариальные действия обусловлено их статусными характеристиками. Занимающиеся частной практикой нотариусы не относятся к органам публичной власти, хотя на них и возложены определенные публичные функции. Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно отмечал, что частные нотариусы осуществляют свободно избранную ими деятельность на основе частной собственности и на свой страх и риск (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 7 февраля 2003 г. N 65-О об отказе в принятии жалобы гражданки Гуртовенко Татьяны Евгеньевны). В этой связи не случайно, что в целях налогообложения частные нотариусы отнесены к категории индивидуальных предпринимателей (ст. 11 Налогового кодекса Российской Федерации), хотя и не являются таковыми в гражданском правовом смысле.

Довод нотариуса о том, что оспариваемые нормы нарушают принцип равенства, поскольку ставят частных нотариусов в неодинаковое положение по сравнению с адвокатами, расходы которых по льготному и бесплатному юридическому обслуживанию граждан компенсируются за счет средств бюджета, являются необоснованным. Во-первых, определенная схожесть статусных публично-правовых характеристик нотариусов и адвокатов не исключает возможности применения законодателем социально оправданной дифференциации в правовом регулировании налоговых отношений применительно к этим категориям самозанятых граждан (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 6 июня 2002 г. N 116-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Г. Ю. Притулы). Во-вторых, на всех нотариусов в равной мере распространяется оспариваемое регулирование, которое не свидетельствует о нарушении принципа равенства всех перед законом, поскольку данный принцип гарантирует равные права и обязанности для субъектов, относящихся к одной категории, и не исключает возможность установления различных норм в отношении лиц, принадлежащих по условиям и роду деятельности к другим категориям налогоплательщиков (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 25 марта 2004 г. N 96-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Котесовой Людмилы Степановны). Приведенные в жалобе доводы фактически сводятся к требованию восстановить норму, регулировавшую вопрос о возмещении нотариусам, занимающимся частной практикой, затрат по обслуживанию имеющих право на льготы граждан и юридических лиц. Однако разрешить этот вопрос можно только путем внесения соответствующих изменений и дополнений в действующее законодательство, что является прерогативой законодателя и не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, определенную статьей 125 Конституции Российской Федерации.

Суд соглашается с доводами, приведенными в ответе Секретариата Конституционного Суда Российской Федерации от 14 июня 2005 г. N 5212.

Поэтому оснований для неприменения положений статьи 333.38 НК РФ, установившего налоговую льготу для наследников доли жилого помещения, проживавших совместно с наследодателем на день смерти наследодателя и продолжающих проживать в этом доме (этой квартире, комнате) после его смерти, по мотивам якобы имеющегося несоответствия данной нормы Конституции Российской Федерации у суда не имеется. Не имелось таких оснований и у нотариуса г. Москвы Цымбаренко А. Г., незаконно отказавшей Галчиновой Г. Г. в выдаче свидетельства о праве на наследство по завещанию без уплаты государственной пошлины за выдачу свидетельств о праве на наследство.

В соответствии со статьей 312 ГПК РФ решение суда, которым удовлетворено заявление о совершении нотариального действия или об отказе в его совершении, отменяет совершенное нотариальное действие или обязывает совершать такое действие.

Суд возлагает на нотариуса г. Москвы Цымбаренко А. Г. обязанность выдать Галчиновой Г. Г. свидетельство о праве на наследство по завещанию на имущество умершей 21 июля 2004 г. Веретенниковой Татьяны Семеновны, проживавшей по адресу: г. Москва, ул. Бакинская, д. 23, кв. 55, в виде 2/3 (двух третей) доли квартиры по указанному адресу, без уплаты государственной пошлины за выдачу свидетельства о праве на наследство.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 333.38 НК РФ, ст. 194 — 198, 235, 263, 312 ГПК РФ, суд

решил:

Заявление Галчиновой Галины Геннадьевны на отказ нотариуса г. Москвы Цымбаренко А. Г. в совершении нотариального действия удовлетворить.

Обязать нотариуса г. Москвы Цымбаренко А. Г. выдать Галчиновой Галине Геннадьевне, проживающей по адресу: г. Москва, ул. Бакинская, д. 23, кв. 55, свидетельство о праве на наследство по завещанию на имущество умершей 21 июня 2004 г. Веретенниковой Татьяны Семеновны, проживавшей по адресу: г. Москва, ул. Бакинская, д. 23, кв. 55, в виде 2/3 (двух третей) доли квартиры по адресу: г. Москва, ул. Бакинская, д. 23, кв. 55, без уплаты государственной пошлины за выдачу свидетельства о праве на наследство.

Решение может быть обжаловано в Мосгорсуд в течение 10 дней.

Федеральный судья

О. В.Быкова

Копия выдана 26 декабря 2005 г.

Жалоба на нарушение конституционных прав

гражданки Цымбаренко А. Г. от 29 декабря 2005 г.

Конституционный Суд

Российской Федерации

103132, г. Москва, ул. Ильинка, 21

Заявитель: Цымбаренко Алла Геннадьевна,

гражданка Российской Федерации,

нотариус Московского городского

нотариального округа

115522, г. Москва, Пролетарский пр-т,

д. 21, корп. 2, нотариальная контора,

кабинет 5

Орган, издавший закон, подлежащий

проверке: Государственная Дума

Федерального Собрания Российской

Федерации — Основы законодательства

Российской Федерации о нотариате

в редакции Федерального закона

от 2 ноября 2004 г. N 127-ФЗ

«О внесении изменений в части первую

и вторую Налогового кодекса Российской

Федерации и некоторые другие

законодательные акты Российской

Федерации, а также о признании

утратившими силу отдельных

законодательных актов (положений

законодательных актов)

Российской Федерации»

103265, г. Москва, Охотный ряд, 1

Жалоба

О нарушении конституционных прав гражданки Российской Федерации Цымбаренко Аллы Геннадьевны, нотариуса Московского городского нотариального округа, частью четвертой статьи 22 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате в редакции Федерального закона от 2 ноября 2004 г. N 127-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации, а также о признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» (абзац шестой пункта 1 статьи 8) в части, касающейся распространения предоставления льгот по уплате государственной пошлины за совершение нотариальных действий на занимающегося частной практикой нотариуса.

В соответствии со статьями 2, 15, 17, 18, 33, 35, 45, 46, 125 Конституции Российской Федерации и статьями 3, 96, 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» прошу принять к рассмотрению данную жалобу на нарушение моих конституционных прав частью четвертой статьи 22 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате в редакции Федерального закона от 2 ноября 2004 г. N 127-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации, а также о признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» (абзац шестой пункта 1 статьи 8) в части, касающейся распространения предоставления льгот по уплате государственной пошлины за совершение нотариальных действий на занимающегося частной практикой нотариуса, во взаимосвязи ее с абзацем девятым статьи 22 Федерального закона от 2 ноября 2004 г. N 127-ФЗ.

Статья 22 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате была изложена в новой редакции Федеральным законом от 2 ноября 2004 г. N 127-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации, а также о признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации», который был принят Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации 20 октября 2004 года, одобрен Советом Федерации Федерального Собрания Российской Федерации 27 октября 2004 года, подписан Президентом Российской Федерации 2 ноября 2004 года и опубликован в «Российской газете» 5 ноября 2004 года.

Новая редакция статьи 22 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате вступила в силу с 1 января 2005 года, т. е. с момента введения в действие Федерального закона от 2 ноября 2004 г. N 127-ФЗ.

В соответствии с новой редакцией статьи 22 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате на частнопрактикующего нотариуса возлагается обязанность оказывать в установленных случаях нотариальную помощь физическим и юридическим лицам на бесплатной или льготной основе, но при этом не предусматривается никакого источника финансирования нотариусу его затрат по льготному обслуживанию указанных в законе лиц.

Более того, Федеральным законом от 2 ноября 2004 г. N 127-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации, а также о признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» не только была изменена редакция статьи 22 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, но и с 1 января 2005 года был признан утратившим силу подпункт «а» пункта 3 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 11 февраля 1993 г. N 4463-1 «О порядке введения в действие Основ законодательства Российской Федерации о нотариате», которым регулировался порядок финансирования государством затрат частнопрактикующего нотариуса по льготному обслуживанию некоторых категорий физических и юридических лиц. То есть Федеральным законом от 2 ноября 2004 г. N 127-ФЗ (абзац девятый статьи 22) было исключено ранее действовавшее законодательное регулирование, позволявшее относить к расходам нотариуса его затраты по предоставлению нотариальной помощи лицам, имеющим льготы по уплате нотариального тарифа, что хотя бы частично позволяло компенсировать нотариусу указанные затраты.

Федеральным конституционным законом «О Конституционном Суде Российской Федерации» (статья 96) предусмотрена возможность обращения граждан в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой на нарушение их конституционных прав и свобод законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле.

Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 19 июня 2002 г. N 11-П по делу о проверке конституционности ряда положений Закона Российской Федерации от 18 июня 1992 года «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» (в редакциях от 24 ноября 1995 года и от 12 февраля 2001 года), Федеральных законов от 12 февраля 2001 года «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», от 19 июня 2000 года «О минимальном размере оплаты труда» и от 7 августа 2000 года «О порядке установления размеров стипендий и социальных выплат в Российской Федерации» в связи с запросами Верховного Суда Российской Федерации и Октябрьского районного суда города Краснодара, жалобами граждан и общественных организаций чернобыльцев (абзац третий пункта 7 мотивировочной части) указал, что граждане, обращаясь в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой на нарушение своих конституционных прав и свобод законом, примененным или подлежащим применению в их деле, рассмотрение которого завершено или начато в суде или ином органе, применяющем закон, должны представить копию официального документа, подтверждающего применение или возможность применения оспариваемого закона в этом деле.

25 июля 2005 года Нагатинский районный суд г. Москвы вынес заочное решение, которым обязал меня, как нотариуса города Москвы, совершить бесплатное нотариальное действие путем выдачи гражданке Галчиновой Г. Г. свидетельства о праве на наследство по завещанию на 2/3 доли квартиры как наследнице, совместно проживавшей с наследодателем, освободить наследницу от оплаты государственной пошлины.

15 октября 2005 года данное заочное решение было отменено по моей жалобе.

Решением Нагатинского районного суда от 6 декабря 2005 года при повторном рассмотрении жалобы на действия нотариуса суд обязал нотариуса города Москвы Цымбаренко А. Г. выдать свидетельство о праве на наследство по завещанию без уплаты государственной пошлины.

Признавая гарантированное государством конституционное право каждого на получение в определенных законом случаях квалифицированной юридической помощи бесплатно или на льготных условиях, полагаю, что обжалуемый Федеральный закон не соответствует статьям 2, 6, 18, 19, 35, 37, 48, 53, 57, 132 Конституции Российской Федерации и нарушает мои конституционные права.

1. Обжалуемая часть четвертая статьи 22 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате во взаимосвязи ее с абзацем девятым статьи 22 Федерального закона от 2 ноября 2004 г. N 127-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации, а также о признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» противоречит статье 132 (часть 2) Конституции Российской Федерации.

Как отмечалось в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 19 мая 1998 г. N 15-П по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 2, 12, 17, 24 и 34 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате (абзац второй пункта 3 мотивировочной части), Конституция Российской Федерации не запрещает государству передавать отдельные полномочия исполнительных органов власти негосударственным организациям, участвующим в выполнении функций публичной власти. По смыслу ее статей 78 (части 2 и 3) и 132 (часть 2) такая передача возможна при условии, что это не противоречит Конституции Российской Федерации и федеральным законам.

Одним из условий, допускающих передачу отдельных государственных полномочий негосударственным организациям, Конституция Российской Федерации (часть 2 статьи 132) называет передачу таким организациям необходимых для осуществления указанных полномочий материальных и финансовых средств.

Данное конституционное положение закреплено в отношении органов местного самоуправления, которые не входят в систему органов государственной власти, но являются органами публичной власти. Это же положение применяется в указанных случаях и в отношениях между Российской Федерации и субъектами Российской Федерации. Например, Российской Федерации обеспечивает софинансирование предоставляемых в соответствии с законами субъектов Российской Федерации мер социальной поддержки реабилитированным гражданам и гражданам, пострадавшим от политических репрессий, путем предоставления бюджетам субъектов Российской Федерации субсидий из федерального бюджета (статья 16 Закона Российской Федерации от 18 октября 1991 г. N 1761-1 «О реабилитации жертв политических репрессий»).

Тем более недопустимо нарушение этого положения в отношении частнопрактикующего нотариуса, который не только выполняет возложенные на него публично-правовые функции, но и отвечает своей собственностью за их правомерность и законность.

В соответствии со статьей 1 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате нотариат в Российской Федерации призван обеспечивать защиту прав и законных интересов граждан и юридических лиц путем совершения нотариусами, работающими в государственных нотариальных конторах или занимающимися частной практикой, предусмотренных законодательными актами нотариальных действий от имени Российской Федерации.

Осуществление нотариальных функций от имени государства предопределяет публично-правовой статус нотариусов. Такой вывод содержится в абзаце втором пункта 2 мотивировочной части указанного Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 19 мая 1998 г. N 15-П и в абзаце первом пункта 4 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 23 декабря 1999 г. N 18-П по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 1, 2, 4 и 6 Федерального закона от 4 января 1999 года «О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1999 год» и статьи 1 Федерального закона от 30 марта 1999 года «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1998 год».

Публично-правовой статус нотариуса обязывает его оказывать физическим и юридическим лицам в установленных законом случаях нотариальную помощь на льготной или бесплатной основе. Но, как указано в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 23 декабря 1999 г. N 18-П (абзац третий пункта 4 мотивировочной части), выполнение этих публично значимых для общества и государства задач обусловливает необходимость предоставления соответствующих гарантий со стороны государства.

Частью четвертой статьи 22 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате на меня, как частнопрактикующего нотариуса, возложена обязанность по предоставлению физическим и юридическим лицам льгот по уплате нотариального тарифа за совершение нотариальных действий, для которых законодательством Российской Федерации предусмотрена обязательная нотариальная форма. Кроме того, я не только должна оказывать бесплатно нотариальную помощь, но и нести полную материальную ответственность по этим бесплатным действиям в случаях, установленных Основами законодательства Российской Федерации о нотариате (статья 17).

Одновременно с возложением на меня обязанности предоставлять физическим и юридическим лицам льготы по уплате нотариального тарифа за совершение нотариальных действий абзацем девятым статьи 22 Федерального закона от 2 ноября 2004 г. N 127-ФЗ путем признания утратившим силу подпункта «а» пункта 3 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 11 февраля 1993 г. N 4463-1 «О порядке введения в действие Основ законодательства Российской Федерации о нотариате» отменен существовавший источник финансирования деятельности частнопрактикующих нотариусов по предоставлению бесплатной нотариальной помощи.

Ранее механизм финансирования нотариусу его затрат по льготному обслуживанию указанных в законе лиц регулировался подпунктом «а» пункта 3 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 11 февраля 1993 г. N 4463-1 «О порядке введения в действие Основ законодательства Российской Федерации о нотариате», в соответствии с которым мои затраты по обслуживанию граждан и юридических лиц, имеющих льготы по уплате нотариального тарифа, засчитывались в расходы моей нотариальной деятельности, исходя из ставок государственной пошлины за аналогичные действия в государственной нотариальной конторе. Правомерность применения указанного положения была подтверждена Определением Конституционного Суда Российской Федерации от 4 марта 1999 г. N 36-О по запросу Калининского федерального районного суда города Санкт-Петербурга о проверке конституционности части четвертой статьи 22 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, абзацем четвертым пункта 4 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда от 23 декабря 1999 г. N 18-П и пунктом 23 Обзора законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации по гражданским делам за второй квартал 2004 года, утвержденного Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 6 октября 2004 года.

На основании произведенных мной записей в Реестре для регистрации нотариальных действий, форма которого утверждена Приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 10 апреля 2002 г. N 99, названные затраты включались в состав моих профессиональных вычетов и уменьшали размер налогооблагаемой базы при уплате налога на доходы физических лиц. Таким образом, мне возмещалось хотя бы 13% понесенных мной убытков.

Например, только в 2004 году мной была оказана бесплатная юридическая помощь в форме совершения нотариальных действий 294 гражданам. При этом с них не был взыскан нотариальный тариф на общую сумму 252 070 (двести пятьдесят две тысячи семьдесят) рублей 74 коп., на которую при подаче декларации о доходах за 2004 год мной увеличен состав расходов при определении налогооблагаемой базы нотариуса. Указанные сведения подтверждаются записями в реестрах для регистрации нотариальных действий за 2004 год. За 2004 год мной было выдано 444 свидетельства о праве на наследство, из которых 264 — бесплатно.

Однако в связи с отменой Федеральным законом от 2 ноября 2004 г. N 127-ФЗ (абзац девятый статьи 22) подпункта «а» пункта 3 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 11 февраля 1993 г. N 4463-1 «О порядке введения в действие Основ законодательства Российской Федерации о нотариате» я лишена возможности включить указанную сумму в состав своих расходов, связанных с профессиональной деятельностью, что подтверждается содержащимся в письме Минфина России от 18 марта 2005 г. N 03-05-01-03/21 указанием в адрес налоговых органов о недопустимости при исчислении налога на доходы частнопрактикующего нотариуса увеличения после 1 января 2005 года расходов нотариуса на общую сумму тарифов за совершение нотариальных действий, составление проектов документов, выдачу копий (дубликатов), выполнение технической работы в отношении лиц, имеющих льготы по уплате нотариального тарифа.

При этом никакого иного источника финансирования деятельности нотариуса по льготному обслуживанию лиц ни в Основах законодательства Российской Федерации о нотариате, ни в Федеральном законе от 2 ноября 2004 г. N 127-ФЗ, ни в другом федеральном законе не предусмотрено. Равно как не предложено какого-либо подхода, способа по урегулированию вопроса о финансовом обеспечении предоставления нотариусом в определенных законом случаях бесплатной нотариальной помощи гражданам и юридическим лицам, хотя в силу закона нотариальная деятельность не является предпринимательской и не направлена на извлечение прибыли (статья 1 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате), а размеры нотариального тарифа за совершение всех нотариальных действий определены законом.

Напротив, по сравнению с ранее существовавшим положением с 1 января 2005 года законодателем уменьшен объем иных гарантий со стороны государства, направленных на обеспечение осуществления нотариальной деятельности частнопрактикующим нотариусом, при оставлении в полном объеме материальной ответственности нотариуса за совершение неправомерных нотариальных действий.

Так, исключена обязательная в силу закона нотариальная форма договора об ипотеке (Федеральный закон от 30 декабря 2004 г. N 213-ФЗ), что привело к практическому прекращению обращения граждан и юридических лиц к нотариусу за удостоверением такого договора, который ранее для многих нотариусов являлся основным источником финансирования нотариальной деятельности. Размеры нотариального тарифа за удостоверение сделок снижены на 50 — 70 процентов в зависимости от вида договора. Размер нотариального тарифа за совершение исполнительной надписи снижен на 50%. За удостоверение договора ренты, нотариальная форма которого на настоящий момент является обязательной в силу закона, размер нотариального тарифа не только снижен почти на 70%, но и ограничен максимальной предельной суммой в 20 000 рублей независимо от стоимости предмета договора. Размер нотариального тарифа за принятие на депозит денежных сумм или ценных бумаг и за совершение протеста векселя в неплатеже также ограничен максимальной суммой в 20 000 рублей. Исключена возможность установления размера нотариального тарифа за отдельные виды нотариальных действий по согласованию между нотариусом и обращающимся к нему лицом. Отменено взимание государственной пошлины (нотариального тарифа) за составление нотариусом проектов нотариальных актов, за выполнение им технической работы при совершении нотариальных действий.

Кроме того, несмотря на существующий и законодательно определенный уровень инфляции, на постоянно повышающиеся цены за различные виды товаров и услуг (канцелярские принадлежности, связь, электричество, охрана, коммунальные услуги и др.), законодатель не предусмотрел возможности индексации установленных законом в твердой сумме размеров нотариальных тарифов (статьи 22, 22.1 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, статья 333.24 Налогового кодекса Российской Федерации).

Не предоставлено законодателем и иных каких-либо гарантий по обеспечению выполнения нотариусом возложенных на него публично-правовых функций по предоставлению бесплатной или льготной нотариальной помощи.

Таким образом, часть четвертая статьи 22 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате во взаимосвязи ее с абзацем девятым статьи 22 Федерального закона от 2 ноября 2004 г. N 127-ФЗ нарушает статью 132 (часть 2) Конституции Российской Федерации, согласно которой наделение законом отдельными государственными полномочиями допускается только с передачей необходимых для их осуществления материальных и финансовых средств.

2. Обжалуемая часть четвертая статьи 22 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате противоречит статье 48 (часть 1) и статье 53 Конституции Российской Федерации.

Конституцией Российской Федерации (часть 1 статьи 48) гарантировано каждому право на получение в установленных законом случаях бесплатной квалифицированной юридической помощи. Федеральный закон от 2 ноября 2004 г. N 127-ФЗ предусмотрел 16 категорий лиц, в отношении которых нотариальные действия совершаются на льготных условиях. При этом 3 категории этих лиц являются органами государственной власти, местного самоуправления и воинскими частями различных войск.

Обязанность по соблюдению и обеспечению указанного права, равно как и других конституционных прав и свобод человека и гражданина, в силу статьи 2 Конституции Российской Федерации лежит на государстве.

Так, например, реализация Федерального закона от 22 августа 2004 года N 122-ФЗ (статьи 2, 3, 6, 11), в соответствии с которым предоставляемые льготы гражданам в натуральной форме заменялись на денежные компенсации, осуществляется в большей степени за счет бюджетных средств Российской Федерации (статьи 40 и 78 Федерального закона от 23 декабря 2004 года N 173-ФЗ «О федеральном бюджете на 2005 год», приложение 9 к этому Закону).

Однако законодатель, возложив на нотариуса обязанность по оказанию бесплатной нотариальной помощи, но лишив его источника финансового обеспечения осуществления бесплатных (льготных) нотариальных действий и не предусмотрев каких-либо гарантий по обеспечению выполнения нотариусом льготных или бесплатных нотариальных действий, по сути, сложил с государства обязанности по обеспечению конституционных прав граждан и возложил их на нотариуса. Одновременно законодатель не только переложил обязанность государства по обеспечению конституционных прав граждан на нотариуса, но еще и возложил на частнопрактикующего нотариуса бремя по частичному обеспечению деятельности государственных органов, органов местного самоуправления и воинских частей.

Кроме того, не отменив полную материальную ответственность, которую в силу части первой статьи 17 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате частнопрактикующий нотариус несет за вред, причиненный вследствие совершения бесплатных (льготных) действий, законодатель создал угрозу и для нарушения прав других граждан и юридических лиц, обращающихся за совершением нотариальных действий, которым никаких льгот по оплате нотариального тарифа государством не предоставлено. Фактически они лишены реальной возможности на возмещение причиненного нотариусом ущерба, поскольку полученные от совершения таких нотариальных действий средства будут направлены нотариусом и на возмещение ущерба, возникшего вследствие совершения бесплатных (льготных) нотариальных действий. Тем самым обжалуемой частью четвертой статьи 22 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате во взаимосвязи с абзацем девятым статьи 22 Федерального закона от 2 ноября 2004 г. N 127-ФЗ нарушена статья 53 Конституции Российской Федерации, согласно которой каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

3. В соответствии с частью 2 статьи 6 Конституции Российской Федерации каждый гражданин Российской Федерации обладает на ее территории всеми правами и свободами и несет равные обязанности, предусмотренные Конституцией Российской Федерации. Указанная конституционная норма корреспондирует часть 2 статьи 19 Конституции Российской Федерации, которая гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина, в частности, независимо от имущественного и должностного положения.

Полагаю, что вышеназванное обжалуемое положение Основ законодательства Российской Федерации о нотариате нарушило указанные нормы Конституции Российской Федерации, исходя из следующего.

Как уже ранее отмечалось, выполнение публично значимых для общества и государства задач обусловливает необходимость предоставления соответствующих гарантий со стороны государства.

Я, как частнопрактикующий нотариус, обязана в силу обжалуемой части четвертой статьи 22 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате оказывать льготную или бесплатную юридическую помощь гражданам и юридическим лицам.

Однако исполнение указанной нормы Основ законодательства Российской Федерации о нотариате во взаимосвязи ее с абзацем девятым статьи 22 Федерального закона от 2 ноября 2004 г. N 127-ФЗ, которым был отменен существовавший способ возмещения частнопрактикующему нотариусу затрат по обслуживанию граждан и юридических лиц, имеющих льготы по уплате нотариального тарифа, при отсутствии иных каких-либо гарантий по обеспечению выполнения нотариусом возложенных на него публично-правовых функций по предоставлению бесплатной или льготной нотариальной помощи, поставило меня в неравное положение по сравнению с нотариусами, работающими в государственных нотариальных конторах, с другими частнопрактикующими нотариусами, не занимающимися оформлением наследственных дел, и иными лицами, на которых государством возложено осуществление публично-правовых задач.

Так, нотариус, работающий в государственной нотариальной конторе, также должен оказывать в случаях, предусмотренных законом, бесплатную нотариальную помощь. Но эта помощь оказывается не за счет личных средств нотариуса, работающего в государственной нотариальной конторе. Кроме того, нотариус, работающий в государственной нотариальной конторе, не несет расходов по содержанию нотариальной конторы и полной материальной ответственности за законность совершенных им нотариальных действий. Заработная плата нотариуса, работающего в государственной нотариальной конторе, подлежит периодическому повышению.

Основная масса нотариальных действий, по которым предусмотрено освобождение от уплаты нотариального тарифа, приходится на наследственные дела (подпункт 11 пункта 1 статьи 333.35, пункты 1, 2, 4, 5, 6, 7, 13 статьи 333.38 Налогового кодекса Российской Федерации), которые в соответствии с частью третьей Гражданского кодекса Российской Федерации подлежат обязательному нотариальному оформлению. Данная категория нотариальных действий не только является одной из самых многочисленных действий, но и самой сложной и трудозатратной.

Вместе с тем ведение наследственных дел с последующей выдачей свидетельства о праве на наследство возложено не на всех частнопрактикующих нотариусов, поскольку согласно части первой статьи 36 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате при отсутствии в нотариальном округе государственной нотариальной конторы выдача свидетельства о праве на наследство и принятие мер по охране наследственного имущества поручаются одному из нотариусов, занимающихся частной практикой. Я являюсь частнопрактикующим нотариусом, на которого возложено ведение наследственных дел.

Таким образом, обжалуемая норма Основ законодательства Российской Федерации о нотариате во взаимосвязи ее с абзацем девятым статьи 22 Федерального закона от 2 ноября 2004 г. N 127-ФЗ нарушает мои права даже по сравнению с нотариусами, работающими в государственных нотариальных конторах, и с другими частнопрактикующими нотариусами, не занимающимися ведением наследственных дел, возлагая на меня большие по объему обязанности по предоставлению льготной (бесплатной) нотариальной помощи.

Нарушены мои права и по сравнению с иными лицами, на которых государством возложено осуществление публично-правовых задач. Так, в соответствии с пунктом 8 статьи 25 Федерального закона от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» труд адвокатов, деятельность которых также носит публично-правовой характер, по обеспечению в предусмотренных законом случаях льготного или бесплатного юридического обслуживания оплачивается за счет средств федерального бюджета в порядке и размерах, устанавливаемых Правительством Российской Федерации. При этом законодателем для адвокатов предусмотрены также иные гарантии по обеспечению ими бесплатного юридического обслуживания в виде возможности компенсации понесенных при этом затрат путем установления оплаты услуг адвоката по договоренности с обращающимся к нему лицом в рамках гражданско-правового договора, а также путем предоставления адвокату возможности оказания юридических услуг на всей территории Российской Федерации без ограничения каким-либо округом (пункт 1 статьи 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»). Что касается недопустимости различного подхода при определении налогооблагаемой базы к различным категориям лиц, исполняющих публично-правовые обязанности, в частности к частнопрактикующим нотариусам и адвокатам, то позиция Конституционного Суда Российской Федерации по этому вопросу была высказана в Постановлении от 23 декабря 1999 г. N 18-П (абзац пятый пункта 4 мотивировочной части).

4. Обжалуемая часть четвертая статьи 22 Основ законодательства Российской Федерации противоречит статьям 2, 18, 35 (части 1 и 3), 37 (части 2, 3) и статье 57 Конституции Российской Федерации.

В соответствии со статьей 2 Конституции Российской Федерации человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства. В развитие этого положения статья 18 Конституции Российской Федерации регламентирует, что права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими и определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти.

Согласно статье 37 (часть 3) Конституции Российской Федерации каждый имеет право на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации и не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда.

Деятельность занимающихся частной практикой нотариусов является особой юридической деятельностью, осуществляемой от имени государства, что предопределяет специальный публично-правовой статус нотариусов. Данная правовая позиция была изложена в абзаце первом пункта 4 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 23 декабря 1999 г. N 18-П по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 1, 2, 4 и 6 Федерального закона от 4 января 1999 года «О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1999 год» и статьи 1 Федерального закона от 30 марта 1999 года «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1998 год».

Основами законодательства Российской Федерации о нотариате (статьи 1, 3, 8, 13) закреплено, что нотариальная деятельность не является предпринимательством, не преследует цели извлечения прибыли, а частнопрактикующий нотариус и его нотариальная контора не являются юридическим лицом (организацией). При этом нотариус, как самозанятый гражданин, платит за счет доходов от нотариальной деятельности все установленные законом налоги.

Доходы частнопрактикующего нотариуса от нотариальной деятельности складываются только из суммы взыскиваемых за совершение нотариальных действий нотариальных тарифов, размеры которых определены исключительно федеральным законом и не подлежат индексации (статьи 22, 22.1, часть вторая статьи 23 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, статья 333.24 Налогового кодекса Российской Федерации).

Законодатель, возлагая на меня льготное предоставление нотариальной помощи в случаях, когда для нотариального действия законодательством Российской Федерации предусмотрена обязательная нотариальная форма, без какой-либо компенсации связанных с этим моих потерь в доходе, при одновременном уменьшении со стороны государства объема гарантий по обеспечению осуществления нотариальной деятельности частнопрактикующего нотариуса, по сути, заставляет меня оказывать бесплатную нотариальную помощь исключительно за счет личных моих средств, тем самым незаконно лишая меня моей собственности и принуждая меня заниматься благотворительной деятельностью, осуществление которой возможно лишь на добровольной основе (статья 1 Федерального закона от 11 августа 1995 г. N 135-ФЗ «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях»). По существу, законодатель обязывает меня к принудительному труду, что запрещено Конституцией Российской Федерации (части 1 и 3 статьи 35 и часть 2 статьи 37).

Тем самым обжалуемая норма Основ законодательства Российской Федерации о нотариате ограничивает мое право на вознаграждение за труд и, по существу, лишает меня заработанной на законном основании частной собственности, что гарантировано мне Конституцией Российской Федерации (часть 3 статьи 37).

С учетом вышеизложенного

прошу:

В соответствии с частью 6 статьи 125 Конституции Российской Федерации и подпунктом вторым части 1 статьи 100 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» признать часть четвертую статьи 22 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате во взаимосвязи ее с абзацем девятым статьи 22 Федерального закона от 2 ноября 2004 г. N 127-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации, а также о признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» в части, касающейся распространения предоставления льгот по уплате государственной пошлины за совершение нотариальных действий на занимающегося частной практикой нотариуса, не соответствующей статьям 2, 6, 18, 19, 35, 37, 48, 53, 57, 132 Конституции Российской Федерации.

К настоящей жалобе прилагаются:

1. Текст Основ законодательства Российской Федерации о нотариате в редакции Федерального закона от 2 ноября 2004 г. N 127-ФЗ.

2. Извлечение из Федерального закона от 2 ноября 2004 г. N 127-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации, а также о признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации».

3. Копия документа об уплате государственной пошлины.

4. Копия настоящей жалобы.

5. Копия заочного решения Нагатинского районного суда г. Москвы от 25 июля 2005 года.

6. Копия решения Нагатинского районного суда г. Москвы от 6 декабря 2005 года.

7. Копия приказа о назначении Цымбаренко А. Г. частнопрактикующим нотариусом.

8. Копии Приказов Главного управления Министерства юстиции Российской Федерации по г. Москве от 1 августа 2003 г. N 594-н и от 4 августа 2004 г. N 602-н о ведении наследственных дел нотариусом Цымбаренко А. Г.

9. Извлечение из Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 19 мая 1998 г. N 15-П.

10. Извлечение из Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 23 декабря 1999 г. N 18-П.

11. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 4 марта 1999 г. N 36-О.

12. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 19 июня 2002 г. N 11-П.

13. Копия письма Министерства финансов Российской Федерации от 18 марта 2005 г. N 03-05-01-03/21.

14. Извлечение из Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

15. Извлечение из Постановления Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 6 октября 2004 года «Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второй квартал 2004 года».

16. Извлечение из Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 11 февраля 1993 г. N 4463-1 «О порядке введения в действие Основ законодательства Российской Федерации о нотариате» (в предыдущей редакции).

17. Извлечение из Федерального закона от 11 августа 1995 г. N 135-ФЗ «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях».

Нотариус

А. Г.Цымбаренко

«__» _______ 200___

——————————————————————