Снял видео — готовься к увольнению

(Егоров В.)

(«ЭЖ-Юрист», 2013, N 1)

Текст документа

СНЯЛ ВИДЕО — ГОТОВЬСЯ К УВОЛЬНЕНИЮ

В. ЕГОРОВ

Вадим Егоров, юрист, г. Москва.

Видеокамеры, являясь неотъемлемым атрибутом технического прогресса, очень часто приходят на помощь суду, поскольку фиксируют факты, которые оказываются необходимыми для разрешения споров. Но стороне, использующей видеосъемку, ее содержание не всегда может принести пользу. Рассмотрим на примере трудовых отношений, какое влияние на разрешение споров оказывает использование видеокамер работодателем, работником и сотрудниками проверяющих органов.

Допустимое доказательство или компромат?

Федеральная миграционная служба в ходе своих рейдов по организациям использует видеокамеры. Особенно убедительными являются кадры с иностранными гражданами, одетыми в форменную одежду с логотипом работодателя. ФАС ПО в Постановлении от 29.02.2012 N А55-13757/2011 решил, что наряду с прочими доказательствами видеосъемка свидетельствует о допуске организацией к работе иностранных граждан. При этом вопрос о законности такой съемки в суде даже не поднимался.

Видеокамера стала хорошим подспорьем для работодателя в выстраивании отношений с работниками. Так, на одной видеозаписи было видно, как работник отключает аварийную звуковую сигнализацию в газовой котельной. Работодатель пришел к выводу, что действия этого работника могли повлечь взрыв в котельной, и тот был уволен по подп. «д» п. 6 ст. 81 ТК РФ за однократное грубое нарушение трудовых обязанностей. Пришлось, правда, в суде предъявить заключение технической экспертизы видеозаписи, выезжать на место съемки с экспертом, доказывать соблюдение процедуры увольнения. Тем не менее в результате Томский областной суд вынес Определение от 02.10.2012 N 33-2681/2012, в котором указал, что применение к работнику дисциплинарного взыскания в виде увольнения соответствует допущенному нарушению.

В другом случае работника на основании записи с видеокамер уволили за прогул. Работник обжаловал увольнение в суде, заявив, что ни трудовым договором, ни иными нормативными актами компании не предусмотрено проведение хронометража рабочего времени при помощи видеонаблюдения. Данная система устанавливается в целях безопасности и предотвращения хищений на объекте. Кроме того, видеозапись нельзя признать допустимым доказательством, поскольку видеосъемка на рабочем месте без согласия работника нарушает его конституционные права и противоречит принципам и нормам международного права. Однако Псковский областной суд в Апелляционном определении от 03.05.2012 N 33-6802 признал видеозапись допустимым доказательством и обратил внимание на то, что прогул подтвержден также докладными записками начальника участка (с подписями 3 работников) и начальника службы охраны.

Еще один работодатель воспользовался видеосъемкой, которая проводилась на АЗС. В результате он обнаружил, что в течение всего месяца его водители заливали бензин в канистры и перевозили данные канистры в салоне автомобиля, что прямо запрещено Инструкцией по охране труда для водителей по перевозке трудящихся автомобильным транспортом. На этом основании водители были лишены месячной премии и надбавки за классность. Попытки обжаловать это решение в суде закончились неудачей (Апелляционное определение Кемеровского областного суда от 26.04.2012 N 33-4123).

Лишилась надбавки к окладу и сотрудница банка, опоздание на работу которой работодатель подтвердил в суде распечаткой видеосъемки ее прохода через турникет (Апелляционное определение Московского городского суда от 28.05.2012 N 11-7958/2012).

Еще один пример. Руководство в течение 2 месяцев 5 раз издавало приказы о наказании охранника, а потом уволило его по дискредитирующей статье. Ему было вменено в вину, что он не досмотрел багажник автомобиля при пропуске этого автомобиля через КПП. На КПП были установлены видеокамеры, которые и зафиксировали нарушение. В судебном заседании охранник не оспаривал, что он не осматривал багажник автомобиля, ссылаясь на то, что производить или нет осмотр транспортного средства — это его право и решение о досмотре он принимает по своему усмотрению в каждой конкретной ситуации. Однако в должностной инструкции предусмотрена обязанность осматривать проезжающие через КПП транспортные средства, а также детально оговорен порядок их осмотра. Указанным локальным актом не предусмотрено право по своему усмотрению решать, производить или нет осмотр транспортных средств. На этом основании суд признал увольнение обоснованным (решение Кемеровского областного суда от 01.08.2012 N 2-972/2012).

Возможны жертвы

Случается, что на рабочем месте производит съемку работник. Работодатель, узнав об этом, порой отрицательно относится к этому.

Так, руководству психоневрологического интерната стало известно, что палатная медсестра производила видеосъемку пациентов интерната. На этом основании она была уволена по подп. «в» п. 6, п. 14 ст. 81 ТК РФ за разглашение охраняемой законом тайны, ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей. Работница обжаловала увольнение, однако суд установил, что в соответствии со ст. 9 Закона РФ от 02.07.1992 N 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» сведения о наличии у гражданина психического расстройства, фактах обращения за психиатрической помощью и лечении в учреждении, оказывающем такую помощь, а также иные сведения о состоянии психического здоровья являются врачебной тайной, охраняемой законом. Московский областной суд признал увольнение медсестры законным (Апелляционное определение от 18.09.2012 N 33-18326/2012).

В другом случае в Интернет был помещен видеоролик с изображением председателя профсоюза, который адресовал свое обращение работникам ООО. Руководство ООО решило, что поскольку видеосъемка была произведена непосредственно на производственной площадке втайне от руководства предприятия, то это является грубым нарушением Правил внутреннего трудового распорядка ООО. Работнику, снявшему этот материал, был объявлен выговор, а также он был лишен ежемесячной премии в размере 6700 руб. и единовременной премии в размере 13100 руб. Самарский областной суд в Определении от 04.07.2011 N 33-6735 указал, что действия работодателя являются правомерными.

Еще один пример видеосъемки работником. Сотрудника МВД отправили на Северный Кавказ охранять особо важный объект. А он во время командировки стрелял из автомата по чайнику и банке. Это стало известно из видеосъемок, сделанных его сослуживцем. На официальном языке такая стрельба называется неправомерным использованием оружия, которое ведет к возникновению угрозы жизни и здоровью людей, утрате бдительности, ослаблению постоянного наблюдения, отклонению от выполнения непосредственных задач при проведении разведывательно-поисковых мероприятий. Совершение такого проступка несовместимо с требованиями, предъявляемыми к сотруднику ОВД.

Именно за это сотрудник и был уволен из полиции. Хабаровский краевой суд учел наличие боевых наград у уволенного сотрудника, но единственное, чем смог помочь незадачливому стрелку суд, — это то, что изменил формулировку увольнения на «увольнение по собственному желанию» (Определение от 23.11.2011 N 33-8401/2011).

Психолог центра социальной защиты населения также была уволена за видеосъемку на работе. Дело в том, что Департамент социальной защиты населения г. Москвы издал Приказ от 09.12.2009 N 1499 «О принятии дополнительных мер по предотвращению террористических актов в учреждениях социальной защиты населения города Москвы». Согласно п. 1.4 данного Приказа «фото — и видеосъемку территории, зданий и помещений учреждений разрешать только после согласования с Департаментом социальной защиты населения. О несанкционированных фото — и видеосъемках немедленно информировать органы ФСБ и внутренних дел».

Поскольку работница трижды произвела несанкционированную видеосъемку для дальнейшего размещения материалов в социальных сетях Интернета, она была уволена в соответствии с п. 5 ст. 81 ТК РФ за неоднократное неисполнение должностных (трудовых) обязанностей.

Московский городской суд решил, что запрет на фото — и видеосъемку не нарушает трудовых прав работницы, поэтому признал увольнение обоснованным (Апелляционное определение от 28.05.2012 N 33-12252).

Требуется согласие

Бывают случаи, когда работник несет видеокамеру на работу не для праздного развлечения, а специально — с целью обезопасить себя или записать определенные действия работодателя.

Так, водитель ООО пришел на заседание комиссии по аттестации с видеорегистратором. Но члены комиссии единогласно выразили несогласие на проведение съемки. На неоднократные предложения и просьбы членов комиссии прекратить видеосъемку и приступить к сдаче зачета водитель отвечал категорическим отказом, ссылаясь на то, что зачет будет сдавать только с видеофиксацией в целях самозащиты от предполагаемых нарушений его прав со стороны комиссии. Получив отказ, члены комиссии вынуждены были принять решение не допускать водителя к сдаче экзамена. Аналогичные события имели место при проведении повторной проверки знаний водителя о правилах охраны труда.

Приказом директора ООО водитель на основании ст. 76 ТК РФ был отстранен от работы до прохождения проверки знаний в области охраны труда.

Считая приказ об отстранении от работы незаконным, водитель обратился в суд.

Новгородский областной суд в Апелляционном определении от 16.05.2012 N 2-1108-33-704 решил, что при отсутствии согласия (разрешения) членов комиссии на видеофиксацию внешнего облика каждого из членов комиссии истец не имел права производить видеосъемку. Отсутствие согласия со стороны членов комиссии на видеосъемку свидетельствует о незаконности сбора и получения истцом информации путем производства видеосъемки.

Само по себе отсутствие в законодательстве запрета производить видеофиксацию хода проведения аттестации не свидетельствует о том, что такая видеосъемка может осуществляться без согласия (разрешения) членов аттестационной комиссии. Независимо от цели (правомерной или нет) допустимость видеосъемки человека (его внешнего облика) вопреки его воле должна быть предусмотрена законом. Поэтому любые действия по видеосъемке человека, в данном случае членов комиссии, должны отвечать определенным условиям и процедурам, предусмотренным законодательством. При отсутствии такого законодательства видеосъемка может производиться только с согласия человека (членов комиссии). В противном случае такая видеосъемка является неправомерной.

Что касается видеосъемки в целях самозащиты своих трудовых прав, то каких-либо достоверных и допустимых доказательств, подтверждающих факт реального нарушения трудовых прав истца при проведении проверки знаний в области охраны труда, истцом суду не было представлено, а судом не установлено.

На этом основании действия работодателя были признаны законными.

Тайно можно, а явно нет?

В одном из дел видеосъемка скрытой камерой, наоборот, работнику в суде помогла.

На видео был запечатлен разговор с работодателем, который, увольняя его как не выдержавшего испытательного срока, заявил, что на самом деле ему не хочется предоставлять работнику оплачиваемые учебные отпуска.

На этом основании суд обязал работодателя восстановить работника на работе спустя 110 дней, после чего уволить его по собственному желанию и за этот период выплатить компенсацию за неиспользованный отпуск и средний заработок.

При этом суд учел, что положения Федерального закона от 12.08.1995 N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» неприменимы к рассматриваемым правоотношениям, поскольку оперативно-розыскные мероприятия, проводимые уполномоченными на то органами, направлены на выполнение иных задач, чем те задачи, которые ставит перед собой работник, представляя в качестве доказательств произведенные им видеозаписи и реализуя предоставленное ему ст. 3 ТК РФ право на обращение в суд в целях восстановления своих нарушенных трудовых прав (Определение Санкт-Петербургского городского суда от 10.07.2012 N 33-8799/2012).

Странно как-то получается: тайно снимать можно, а явно нет.

——————————————————————

Название документа