Еще раз о вере и лесных братьях

(Гриб В. Г., Ростокинский А. В.) ("Российский следователь", 2013, N 5) Текст документа

ЕЩЕ РАЗ О ВЕРЕ И ЛЕСНЫХ БРАТЬЯХ <*>

В. Г. ГРИБ, А. В. РОСТОКИНСКИЙ

-------------------------------- <*> Grib V. G., Rostokinskij A. V. Faith and forest brotherhood revisited.

Гриб Владимир Григорьевич, заведующий кафедрой уголовного права и процесса ВПО "Московский финансово-промышленный университет "Синергия", доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации.

Ростокинский Александр Владимирович, зав. кафедрой уголовно-правовых дисциплин ГБОУ ВПО "Московский городской педагогический университет", доктор юридических наук, доцент.

Статья посвящена актуальной теме - растущей криминальной активности в Северо-Кавказском федеральном округе, маскирующейся под религиозные движения. В работе анализируются факторы, детерминирующие проявления такой активности и делаются критические выводы о применяемых мерах по противодействию распространению криминала на Северном Кавказе.

Ключевые слова: международный терроризм, причины российского терроризма, религиозная мотивации преступников, салафизм, ваххабизм, спецслужбы, боевики.

The article concerns the topical theme - the growing criminal activity in the Northern Caucasus Federal Region masquerading in religious movements. The work analyses the factors determining the manifestation of such activity and makes critical conclusions with regard to the applied measures on counteraction of spread of criminality in Northern Caucasus.

Key words: international terrorism, causes for Russian terrorism, religious motivations of criminals, salafism, wahhabism militant.

Сегодня терроризм в любых формах своего проявления превратился в одну из опаснейших по своим масштабам, непредсказуемости и последствиям общественно-политических и моральных проблем, с которыми человечество вошло в XXI столетие. Совершающиеся акции террористической направленности все больше угрожают безопасности многих стран и их граждан, влекут за собой огромные политические, экономические и моральные потери, оказывают сильное психологическое давление на большие массы людей, чем дальше, тем больше уносят жизней ни в чем не повинных людей. Терроризм уже приобрел международный, глобальный характер. Его отличительными особенностями являются формирование международных и региональных руководящих органов для решения вопросов планирования террористической деятельности, подготовки и проведения конкретных операций, организации взаимодействия между отдельными группами и исполнителями, привлекаемыми к той или иной акции; возбуждение антиправительственных настроений в обществе в целях успешной борьбы за влияние и власть; проникновение в общественные и государственные политические, экономические и силовые структуры; создание разветвленной сети центров и баз по подготовке боевиков и обеспечению операций в различных регионах мира. Для борьбы с этой всеобщей угрозой необходимо объединение усилий всех государственных и общественных структур, ветвей власти, средств массовой информации. Необходимо знать источники и детерминанты террористических проявлений, к их числу, как показывает практика по борьбе с терроризмом, могут быть отнесены: падение жизненного уровня населения, снижение степени социальной защиты, правовой нигилизм в обществе, обострение политической борьбы, рост национализма и сепаратизма, несовершенство законодательства, падение авторитета власти и принятие ее представителями непродуманных решений. Питательной почвой терроризма является и политический экстремизм, произрастающий, в свою очередь, из взрывоопасной в нашем раздираемом противоречиями обществе социальной напряженности. Даже в обстановке относительной политической стабильности исключить эксцессы терроризма весьма непросто. Объясняется это как живучестью террористической психологии отдельных социальных слоев, не нашедших своего места в социальной структуре общества, так и умением террористических лидеров реагировать и использовать в своих интересах неудовлетворенность простых людей сложившейся социально-экономической обстановкой. Изживание терроризма - длительный процесс, предполагающий создание необходимых объективных и субъективных условий для достижения этой цели. Для вытеснения терроризма из жизни необходима выработка высокой политической и правовой культуры в обществе, четкое установление правовых санкций за террористические действия. К тому же, как известно, и понятие "терроризм" зачастую трактуется по-разному. Сегодня на постсоветском пространстве особой активностью отличаются террористические структуры, в идеологии которых сильно влияние практики исламского экстремизма. И именно на эту особенность нам необходимо обратить особое внимание. В многочисленных дискуссиях о природе и причинах современного российского терроризма практически всегда поднимается вопрос о так называемой "религиозной" составляющей в мотивации преступников. При этом - так сложилось исторически, с учетом особенностей отечественной системы регистрации преступлений, - что все теракты в России за последние 15 лет совершили лица, называвшиеся последователями салафизма (по имени основателя, Аль Ваххаба - ваххабизма). Ее появление в исламском мире хронологически предшествовало распаду прежних империй и образованию на их месте национальных государств, в чем легко отыскать параллели и с европейской Реформацией, и с постсоветским "парадом суверенитетов". Крах советской идентичности, наверно, нигде не был таким полным и очевидным, как на Кавказе. Естественно, и в трудностях, переживаемых населением, многие готовы обвинить федеральный центр, "метрополию". Оснований для таких обвинений, к сожалению, хватает. "...Идеология ваххабизма выглядит для иных кавказцев выигрышной, - пишет Д. Ковалев, - являясь по сути сплавом большевизма с национал-социализмом на религиозной закваске. Падкой на радикализм молодежи проповедуется равенство всех перед законом шариата, борьба с богатыми (именно они, согласно ваххабитским выкладкам, поддерживают ненавистную Москву). Не следует забывать, что в условиях сохраняющейся клановости, когда малолетний террорист и республиканский министр считают друг друга не просто однофамильцами, а дальними родственниками, любое социальное неравенство и несправедливость очень лезут в глаза" <1>. -------------------------------- <1> Ковалев Д. Танцы с волками. Почему Россия и дальше будет "кормить Кавказ". URL: http://lenta. ru/articles/ 2012/11/18/dancewithme.

"В эпоху Твиттера и Фейсбука молодому человеку нужны яркие и доступные тезисы. Идеологическая глыба ...радикалов в молодежной среде сегодня держится как раз на таких простых и емких трех китах: 1) "силовики убивают нас только за то, что мы уверовали"; 2) "все чиновники - воры, жулики и взяточники"; 3) "светское государство - харам, с ним надо воевать, а жить - по шариату" <2>. В последнем ваххабиты охотно подменяют проблематику межобщинного диалога конструктом религиозной войны. То есть декларируется, что человек - сначала мусульманин, часть мировой уммы, а затем уже кавказец и лишь в последнюю очередь аварец или кабардинец. Вместе с "неверными" (оккупантами, кафирами) проклинаются и "мунафики" (исповедующие нерадикальный ислам, "пособники оккупантов"). К последней категории можно при желании отнести кого угодно, например, всю интеллигенцию и отдельных конкурентов по бизнесу, сотрудников силовых структур и имама мечети, представителей власти и журналиста, работников бани-сауны и правозащитника, военных и университетского профессора. Со всеми надлежит вести "религиозную войну" (джихад), в любых местах, где живут мусульмане. Как вариант, указанных лиц следует облагать данью (аналог средневекового налога на иноверцев). Впрочем, соответствующие поборы признаются допустимыми и в отношении правоверных (налог на джихад и т. п.). -------------------------------- <2> Коц А., Стешин Д. Кто превращает Дагестан в форпост вахабизма? URL: http://www. kp. ru/daily/ 25984/2916244.

Более того, джихад и особенно мученическая смерть некоторым образом очищают душу участника (муджахеддина, моджахеда) не только от прежних грехов, но и оправдывают неблаговидные поступки, совершенные в ходе борьбы, например, террористические приемы, ложь, отказ от семейных обязательств и т. п. К исламу все это не имеет никакого отношения, кроме издевательского цинизма <3>. -------------------------------- <3> Версегов Н. Ваххабиты лезут вглубь России // КП. 2011. 3 мая. С. 6.

Тогда как декларируемое перерождение лица, вступающего в "религиозную войну", позволяет существенно повысить в собственных глазах статус любого человека, не реализовавшего себя в легальной деятельности, или же достигшего, по собственным ощущениям, некоторого социального потолка, преодолеть который в рамках легальных норм, процедур и институтов не представляется возможным. Было бы весьма странно, когда б такая во всех отношениях "мобильная" система моральных оценок и социальных деклараций не оказалась взятой на вооружение организованными преступными группами, успешно не интегрировалась как с доисламскими адатами (законами гор), так и с блатными "понятиями", которые никуда не исчезли с прошлого века. Только теперь уже не просто братва - а моджахеддины, не бригадиры - а амиры, не территории смотрящих - а джамааты и вилайяты, да еще вместо блатной "правилки" - шариатский суд, а вместо оброка "крыше" - закят - с новыми техническими приемами вымогательства. Например, повсеместное распространение получила практика подбрасывания жертвам флеш-карт с записями угрожающего содержания и инструкциями по передаче денег: "На фоне черного знамени исламских радикалов глава "шамхальского сектора" Юсуп Муртузалиев, поигрывая автоматом, обращается к другу детства. - Ты меня давно знаешь, я пришел к исламу и встал на путь убивать или быть убитым. Ты не в исламе, поэтому я должен изъять у тебя 2 миллиона рублей. Твое имущество - халяль (благо, благодеяние. - Авт.) для мусульман. Не обращайся к кяфирам-полицейским, я вышел, чтобы их убивать. Если ты им скажешь, я буду вынужден тебя... Убить, короче. Или на другом видео четверо в масках с автоматами требуют 10 миллионов от некоего Тофика - в качестве "революционного налога". Мотивируют свои требования тем, что Тофик ведет разгульный образ жизни, занимается нелегальным бизнесом, а его жена работает в ненавистном министерстве юстиции: "За любой твой косяк по отношению к джамаату ты расплатишься своей жизнью" <4>. В итоге в леса уходят все новые и новые рекруты, кто за "святой идеей", кто ради мести за свои обиды, кто - за родных и друзей, а кто - и за длинным рублем. -------------------------------- <4> Цат. по: URL: http://www. kp. ru/daily/ 25985.4/2916801.

При этом, с одной стороны, власти сами подчас лепят образ "революционеров" и "мучеников за дело справедливости" из иных представителей так называемой несистемной оппозиции. С другой стороны, соответствующие нормативные системы и принципы деятельности уже повсеместно "освоены" представителями легальных органов власти, выстраивающие с населением точно такими же способами точно такие же отношения личного вассалитета, подданства, коммерциализации исполнения общественных функций и явочной приватизации соответствующих органов и учреждений. Подполье - это изнанка "официоза", его ничем не замутненное отражение. Впрочем, факты сбора денег, вербовки, родства "воюющих" "антиподов" можно найти и не выезжая далеко за МКАД. Проповедники традиционного ислама пытаются убеждать оппонентов в том, что "путь джихада" - тупиковый. Однако их слова мало что значат в среде ваххабитов. А легальные, умеренные салафиты, которых могла бы послушать молодежь, дистанцируются от обсуждения и осуждения терроризма в своих проповедях. Да и перед физическим устранением конкурентов (любых) часто не останавливаются. Так, 30 октября 2012 г. в Дербенте были расстреляны имам одной из городских мечетей Калимулла Ибрагимов, а также его отец и брат. В марте 2012 г. при взрыве самодельной бомбы погибли имам центральной мечети Буйнакска Гитиномагомед Абдулгапуров и охранявший его полицейский. В июне в селении Карамахи Буйнакского района неизвестные в масках ворвались в сельскую мечеть и расстреляли имама Магомедкамиля Гамзатова и прихожанина мечети. В конце августа в селе Чиркей террористка-смертница взорвала влиятельного исламского религиозного деятеля Саида Афанди Чиркейского и пять прихожан. 14 октября в селении Учкент Кумторкалинского района преступники застрелили имама местной мечети Исмаила Гаджиева <5>. -------------------------------- <5> URL: http://www. gazeta. ru/social/ news/2012/10/30/n_2594033.shtml.

Конечно, убийствами, как и при отъеме обычного бизнеса, дела заканчиваются редко. Чаще ваххабиты "отжимают" исламские храмы по другой технологии. В квартальную мечеть одного из районов города начинают приходить люди из другого квартала. Когда их критическая масса превосходит "коренных" прихожан, они начинают требовать смены имама. Естественно, на своего, ваххабитского. Кроме того, борцы за "чистоту веры" широко используют высокие технологии. Так, в Дагестане популярны сайты всевозможных вилайятов и джамаатов. На них можно не только узнать о последних успехах моджахедов, но и прослушать религиозную лекцию от "уважаемого амира" с инструкциями, с чего лучше начать свой путь джихада. Официальным властям противопоставить этому практически нечего. Кто-то пытается играть на идеологическом поле по личной инициативе и нестандартно, но сразу получает по шапке от начальства - за новаторство. Как, например, начальник полиции Кизил-юрта Асхабали Заирбеков. В эфире местного телеканала он решил рассказать зрителям об одном из главарей местной бандгруппы: "Тимирбек Тимирбеков ранее судим за кражу и разбой. Когда он сидел, он относился к масти "обиженных", слушай. Ты руководствуешься законами преступного мира, слушай. Ты обращаешься к гражданам - "братья, сестры"... Тебя никто братом не считает, кто захочет быть братом или сестрой "обиженного". С тобой на одном гектаре земли... находиться рядом стыдно людям". Тимирбеков вскоре был уничтожен в ходе спецоперации. А полицейский Заирбеков сейчас, пожалуй, самый уважаемый житель района. Однако большому начальству его инициатива показалась вульгарной. Хотя такой формат прямого общения власти с народом - именно то, чего сейчас не хватает в Дагестане. В основном власти или уповают на силовые приемы подавления, или пытаются действовать уговорами. Пару лет назад была создана комиссия по адаптации бывших боевиков... Однако за два года через этот орган, состоящий из представителей силовых ведомств и общественности, прошли "из леса" всего 46 человек <6>. Сколько человек за то же время "ушли в лес", можно только догадываться. Например, на одном из недавно прошедших совещаний руководитель федерального правоохранительного ведомства доложил: "За последние несколько месяцев были уничтожены 313 террористов, в т. ч. 43 главаря, и задержаны еще 479 боевиков... Спецслужбы стали действовать гораздо эффективнее, силовиков призывают и впредь работать максимально слаженно и решительно" <7>. Почти 800 "штыков" - это пехотный полк, но в нашем случае вовсе не агентов Аль-Каиды. -------------------------------- <6> Коц А., Стешин Д. Указ. соч. URL: http://www. kp. ru/ daily/25984/2916244. <7> URL: http://www. kremlin. ru/ news/16658.

Таким образом, вовсе не ваххабитская идеология составляет основу криминальной войны на Северном Кавказе, а приукрашенная этой идеологией организованная преступная деятельность. Ее хорошо заметную вершину составляют различные проявления терроризма, вооруженная "борьба" с которыми не может существенно повлиять на криминальную ситуацию.

Литература

1. Версегов Н. Ваххабиты лезут вглубь России // КП. 2011. 3 мая. С. 6. 2. Ковалев Д. Танцы с волками. Почему Россия и дальше будет "кормить Кавказ". URL: http://lenta. ru/articles/ 2012/11/18/dancewithme. 3. Коц А., Стешин Д. Кто превращает Дагестан в форпост ваххабизма? URL: http://www. kp. ru/daily/ 25984/2916244. 4. URL: http://www. kp. ru/daily/25985.4/2916801. 5. URL: http://www. gazeta. ru/social/ news/2012/10/30/n_2594033.shtml. 6. URL: http://www. kremlin. ru/ news/16658.

------------------------------------------------------------------

Название документа