Адвокатура Предуралья в конце 30 - начале 50-х годов XX века

(Кодинцев А. Я.) ("Адвокат", 2012, N 8) Текст документа

АДВОКАТУРА ПРЕДУРАЛЬЯ В КОНЦЕ 30 - НАЧАЛЕ 50-Х ГОДОВ XX ВЕКА

А. Я. КОДИНЦЕВ

Кодинцев Александр Яковлевич, доктор юридических наук, профессор кафедры теории и истории государства и права Сургутского государственного университета.

Статья А. Я. Кодинцева посвящена истории органов советской адвокатуры Предуралья в 1939 - 1953 гг. Рассматриваются основные проблемы органов адвокатского самоуправления, административное вмешательство и состав адвокатских коллегий.

Ключевые слова: управление наркомата юстиции; сектор адвокатуры; дисциплинарные дела; бесплатные консультации; чистка; аттестация.

Advocacy of the Cis-Ural region at the end of 30-th - beginning of 50-th years of the XX century A. Ya. Kodintsev

The article of the Doctor of Law, professor of the chair of theory and history of state and law of Surgut State University A. Ya. Kodintsev (e-mail: Balsakl@yandex. ru) deals with the history of institutions of the Soviet advocacy of the Cis-Ural region in 1939 - 1953 years. The main problems of the lawyer's self-government institutions, administrative interference and the membership of bars are considered.

Key words: management of the People's Commissariat of Justice; the sector of advocacy; disciplinary cases; free of charge consultations; purges; performance appraisal.

Публикация продолжает серию статей, посвященных региональным адвокатским органам в самые драматичные периоды его истории (30 - 50-е гг. XX в.). История защитников Предуралья учеными почти не рассматривалась. Данная статья отчасти восполняет этот пробел. При подготовке работы автор использовал материалы Государственного архива РФ (фонды Министерства юстиции РСФСР и Министерства юстиции СССР). Территорию Предуралья можно условно ограничить пределами современной Башкирии, Удмуртии, Пермской и Оренбургской областей. В начале 30-х гг. XX в. территории современных Пермской, Свердловской, Челябинской, Курганской, Тюменской и Омской областей входили в состав Уральской области. Все адвокатские органы Урала в той или иной мере подчинялись Уральскому областному суду. Адвокатура Удмуртской и Башкирской АССР подчинялась Наркоматам юстиции (далее - НКЮ) республик. В 1934 г. Уральская область была разукрупнена и возникла Свердловская область. Башкирская АССР была сформирована в марте 1919 г. В декабре 1934 г. образована Оренбургская область (с декабря 1938 г. - Чкаловская область), в которую вошла бывшая северо-восточная часть Средне-Волжской области. В декабре 1938 г. создана Пермская (Молотовская) область. Башкирская коллегия действовала с 1922 г., Удмуртская - с конца 20-х гг. XX в., Чкаловская - с 1935 г., Молотовская - с 1939 г. Окончание территориальных преобразований на Урале совпало по времени с переходом от коллегий защитников к коллегиям адвокатов. С созданием территориальных управлений юстиции (УНКЮ) в их составе появляются сектора адвокатуры, которые должны были осуществлять непосредственный административный контроль над органами адвокатского самоуправления. С 1920-х гг. действовали Наркоматы юстиции БашАССР и УдмАССР, в которых секторы адвокатуры уже активно работали. 16 августа 1939 г. было принято Положение об адвокатуре СССР, определившее общие принципы советской защиты на многие годы. Введено новое название советской защиты - адвокатура. Вместо съездов защитников вводилось общее собрание членов коллегии адвокатов (далее - КА), которое собиралось два раза в год. Коллективы преобразовывались в юридические консультации. Основные функции сохранялись за прежними адвокатскими органами. Но при этом были усилены полномочия органов управления. Президиум получил право организации и руководства деятельностью юридических консультаций, право утверждать их сметы и штаты (ст. 16). Заведующий консультацией также назначался президиумом и нес ответственность за работу консультации. То есть произошла централизация управления КА, что отметил в свое время Ю. Хаски. Корпоративность бывших коллективов всячески осуждалась. Заниматься частной практикой фактически стало невозможно, только по специальному разрешению НКЮ СССР. Более четко были определены права членов коллегий адвокатов (далее - ЧКА). Ими могли становиться лица с высшим или средним юридическим образованием или те, кто имел стаж юридической работы не менее трех лет. Заявление о приеме должно было рассматриваться в месячный срок. Такие правила систематизировали порядок приема в адвокатуру. Президиум мог налагать дисциплинарные взыскания. Появился новый вид взыскания - отстранение от работы на срок до 6 месяцев (ст. 27) (он появился, чтобы прекратить практику бесконечных исключений-включений в КА, которая была распространена в 1930-х гг.). Статья 10 определила основания для исключения из КА - совершение преступления, проступков, порочащих звание советского адвоката, нарушение ПВТР. Наконец Положение определило полутеневую, но важную роль НКЮ СССР. Общее руководство возлагалось на наркоматы юстиции. Все основные НПА разрабатывал НКЮ СССР. Согласно ст. 11 решение президиума КА об отказе в приеме или об исключении из коллегии можно было обжаловать в НКЮ союзной республики. Решение наркома можно было, в свою очередь, обжаловать в НКЮ СССР. Согласно ст. 12 все наркомы имели право отвода ЧКА. Наложенное дисциплинарное взыскание также можно было обжаловать в НКЮ союзной республики (ст. 28) <1>. -------------------------------- <1> Адвокатура в СССР. М., 1971. С. 31; Барщевский М. Ю. Организация и деятельность адвокатуры в России. М., 1997. С. 21; Круглов Т. Новый этап в деятельности советской адвокатуры // Советская Юстиция. 1939. N 15, 16. С. 38 - 43; Хаски Ю. Российская адвокатура и советское государство: происхождение и развитие советской адвокатуры 1917 - 1939 / Пер. с англ. Т. Морщаковой. М.: Институт государства и права РАН, 1993. С. 166.

Работники НКЮ СССР и НКЮ республик осуществляли повседневный контроль над адвокатскими коллегиями. Например, в 1940 г. при ревизии Башкирской коллегии ревизор И. Я. Агранович проверял работу президиума, дислокацию консультаций, условия работы, делопроизводство, состав КА, организацию работы, участие в общественно-политической работе, работу со стажерами, качество работы, партийность, финансовый учет, дисциплинарную практику, выполнение инструкций. Работники Наркомата юстиции СССР тщательно подошли к дисциплинарной практике коллегий. 11 апреля 1940 г. вышла инструкция НКЮ СССР "О порядке рассмотрения дисциплинарных дел членов КА". Инструкция обязывала по всем дисциплинарным делам проводить обязательное расследование. Требовалось письменное объяснение адвоката. Рассмотрение дела происходило на заседании президиума в присутствии ЧКА, привлекаемого к ответственности. Отстранение до вынесения решения было возможно лишь в случае привлечения адвоката к уголовной ответственности или когда в ходе расследования "установлены факты, требующие немедленного отстранения от работы" (какие факты?). Дисциплинарное дело можно было возбуждать в течение одного года и рассматривать в течение месяца. Дисциплинарные взыскания можно было снять через месяц. В конце 1940 г. развернулась новая антиадвокатская кампания. Одной из причин были высокие заработки адвокатов. Доходы коллегий в предвоенные годы быстро увеличивались. Например, валовый доход БашРКА в 1939 г. составил 1152000 руб., а в 1940 г. - 1575000 руб. Проходили чистки коллегий, удалялись строптивые адвокаты. Возбуждалось много дисциплинарных дел. Например, 27 февраля 1941 г. вышел приказ наркома юстиции РСФСР по коллегии адвокатов Башкирии. Согласно приказу президиум не занимался проверкой качества работы. Адвокаты работали недобросовестно, грубо нарушали инструкции о таксе. Из адвокатуры были отведены адвокаты Супонина (Уфа) и Рыскулов. В 1940 г. было возбуждено 40 дисциплинарных дел на адвокатов Молотовской области, отведено 8 человек. Кампания быстро пошла на спад и, например, в Башкирии во второй половине 1941 г. не было заведено ни одного дисциплинарного дела <2>. -------------------------------- <2> Советская адвокатура. Тамбов, 1941. С. 25 - 28; Советская адвокатура. М., 1944. С. 20 - 24; ГАРФ, ф. Р-9492, оп. 1, д. 1008, л. 19, 22; д. 1019, л. 30; ф. А-353, оп. 13, д. 34, л. 75; оп. 14, д. 645, л. 3 - 23.

Основные функции по управлению должны были осуществлять президиумы коллегий. 26 октября 1939 г. нарком юстиции СССР Н. М. Рычков издал приказ, отменявший инструкцию 1937 г. о выборах президиума КА. Теперь председатель президиума, его заместители, секретарь, председатель и секретарь ревизионной комиссии избирались на заседаниях этих органов открытым голосованием из числа членов президиума и комиссии, избранных общим собранием КА. Этот приказ уничтожил остатки демократических процедур советской адвокатуры. Сами выборы президиума превратились в формальность, и адвокаты их избегали. Кроме общих собраний президиум проводил производственные совещания, фактически расширенный президиум. Например, Башкирская РКА провела в первом полугодии 1940 г. 7 производственных и 3 кустовых совещания. В качестве примера можно привести работу Башкирской РКА в первом полугодии 1940 г. За полгода президиум провел 35 заседаний, на которых рассмотрел 401 вопрос, в том числе 92 организационно-финансовых, 26 дисциплинарных дел, 22 вопроса о соцсоревновании, 89 дел о приеме в коллегию и т. д. Дисциплинарные дела составляли значительную часть работы президиума. Президиумы обследовали консультации. Обследованные заведующие и адвокаты отчитывались перед президиумом <3>. -------------------------------- <3> Советская адвокатура. Тамбов, 1941. С. 10; ГАРФ, ф. А-353, оп. 13, д. 645, л. 4 - 23; ф. Р-9492, оп. 1, д. 1019, л. 105 - 107, 172 - 177.

Накануне войны уральские коллегии в основном состояли из выходцев из рабочих и крестьян. В Башкирии в конце 1940 г. работало 112 адвокатов (35 члены партии). 23 адвоката имели высшее юридическое образование (20,5%), 47 среднее юридическое образование (41%). Средний стаж работы защитников составлял 2 года, средний возраст 35 лет. Коллегия состояла на 20,5% из башкир, на 30,4% из татар, на 34,8% из русских. В президиум входило 9 человек, в том числе 5 членов партии. На 1 июля 1941 г. в Молотовской областной коллегии работало 85 адвокатов (в начале 1939 г. 27), 22 члена партии, 74 русских, 11 евреев. Высшее образование имели 15 человек, среднее 21. 75 мужчин. В президиуме работало 7 членов <4>. -------------------------------- <4> ГАРФ, ф. А-353, оп. 14, д. 645, л. 3 - 23; ф. Р-9492, оп. 1, д. 1039, л. 102 - 107.

Война оказала огромное и в целом негативное влияние на развитие советской адвокатуры. Молодые адвокаты призывались в армию, пожилые эвакуировались на восток. Число адвокатов в РСФСР к июню 1943 г. упало на 55%. Значительная часть адвокатов оказалась на Урале и в Поволжье, то есть относительно недалеко от прифронтовой зоны. Известные адвокаты заняли важное положение в местных президиумах. Уменьшилось количество юридических консультаций. С начала войны в Молотовскую коллегию было принято 76 защитников, выбыло 93. На 1 августа 1942 г. оставалось 76 адвокатов (37 эвакуированных) и 11 стажеров. По приказу НКЮ РСФСР N 16 от 5 апреля 1943 г. установлен лимит состава коллегии: 56 консультаций, 86 адвокатов. Летом 1944 г. в Молотовской ОКА оставалось 78 адвокатов, 9 стажеров и 56 консультаций (в 46 консультациях по 1 адвокату, в Молотове было 5 консультаций). В 7 районах адвокатов не было. Из 78 адвокатов 9 - члены президиума, 5 состояли в партии, работали русские (41), евреи (33). Высшее образование имели 34 защитника, среднее 16. Больше половины защитников составляли мужчины (51). В Чкаловской области во втором полугодии 1941 г. число консультаций уменьшилось с 54 до 53. На 1 июля 1943 г в области без адвокатов 6 районов. По приказу НКЮ РСФСР N 16 от 5 апреля 1943 г. установлен лимит состава Башкирской коллегии: 48 консультаций, 123 адвоката. Но коллегия не была укомплектована. На 1 июля 1943 г. в области не было адвокатов в двух районах <5>. -------------------------------- <5> ГАРФ, ф. А-353, оп. 13, д. 48, л. 83; д. 54, л. 50; оп. 16, д. 47, л. 77; Р-9492, оп. 1, д. 1019, л. 27; д. 1039, л. 102 - 107.

С началом войны число дел, рассматриваемых с участием адвокатов, снижалось, изменился характер дел. Все больше дел относились к проблемам военнослужащих и членов их семей. В то же время увеличилось количество бесплатных дел. В крупных городах были образованы бесплатные консультации. Росло количество дел по статье 55 УПК РСФСР. Например, адвокаты Бузулукской консультации Чкаловской области за лето 1941 г. провели в суде 101 дело в порядке статьи 55 УПК РСФСР (т. е. бесплатно) и только 59 дел по соглашению с клиентами. В Соль-Илецком районе той же области в 3 квартале 1941 г. адвокаты провели 17 платных дел и 35 дел в порядке статьи 55. За первые три месяца войны по всей области адвокаты выступали по требованию судов по 493 делам и лишь 425 дел они провели по соглашению с клиентами. Адвокаты дежурили в госпиталях, вокзалах, районных советах, военкоматах. Адвокаты коллегии стремились уклониться от работы на призывных пунктах. Успешные адвокаты, несмотря на бдительный контроль президиумов, управлений НКЮ, парткомов и судей зарабатывали хорошие суммы. Средний заработок молотовского адвоката составлял в начале 1944 г. 1800 руб., башкирского адвоката - 1760 руб. Средняя зарплата судьи областного суда не превышала 1000 руб. К примеру, средний заработок свердловских адвокатов в 1944 г. составлял 2500 руб. в месяц, московских - 2100 руб. в месяц <6>. -------------------------------- <6> Круглов Т. Советская адвокатура в условиях отечественной войны // Социалистическая законность. 1942. N 2. С. 11 - 14; Смирнов В. Н., Усманов Р. П. История адвокатуры Среднего Урала. Екатеринбург, 1999. С. 176 - 181; ГАРФ, ф. Р-9492, д. 1019, л. 14 - 20; д. 1039, л. 51.

В годы войны наркоматы юстиции принимали НПА по деятельности адвокатуры, но осуществить реальный контроль над адвокатскими органами не могли. Часто должности ревизоров по адвокатуре в УНКЮ не были замещены. В Молотовской области работники УНКЮ смогли провести ревизии двух консультаций из 53. Наркомюст РСФСР обследовал коллегию два раза, в апреле 1943 г. и летом 1944 г. Во втором полугодии 1941 г. в Удмуртии было обревизовано 3 консультации из 27 и возбуждено всего 3 дисциплинарных дела. В годы войны в Молотове были размещены отдельные государственные учреждения. В свою очередь, областная коллегия лишилась ряда помещений. Дом МОКА был занят горздравотделом. Было принято судебное решение в пользу коллегии, но начальник УНКЮ Русанова приостановила его исполнение <7>. -------------------------------- <7> ГАРФ, ф. Р-9492, оп. 1, д. 1019, л. 30; д. 1039, л. 102 - 107.

Работа президиума по-прежнему вращалась вокруг общих организационных вопросов: дисциплина, качество работы, результаты обследования, хозяйственные дела и т. д. Во главе Молотовской коллегии по-прежнему стоял старейший адвокат области Г. И. Рябов. В 30-е гг. он руководил Пермским коллективом защитников и возглавлял коллегию с момента ее создания. Среди лучших адвокатов можно выделить: С. И. Шелихова, И. С. Москвина, М. И. Река, М. С. Ландау, З. Г. Бомштейн. Некоторые из них входили в состав президиума МОКА. В 1943 г. президиум обследовал 14 консультаций, в 1944 г. - 6. Коллегии либерально подходили к своим членам. Например, в 1944 г. в Чкаловской области из 80 адвокатов никто не получил дисциплинарного взыскания <8>. -------------------------------- <8> ГАКО, ф. Р-903, оп. 1, д. 100, л. 19 - 20; ГАРФ, ф. Р-9492, оп. 1, д. 1039, л. 102 - 107.

В конце войны придирки со стороны НКЮ становятся все более частыми. 8 сентября 1944 г. вышло письмо НКЮ РСФСР, обвинившее президиумы в нарушении инструкций и приказов. Так, по мнению отдела адвокатуры, президиумы заочно рассматривали дисциплинарные дела, не требовали письменных объяснений от адвокатов, материалы предварительно не рассматривали или рассматривали долго. Вновь посыпались обвинения в нарушении гонорарной практики. В ноябре 1944 г. выходит Примерная программа ревизии юридической консультации. В ходе ревизии предполагалось, что члены президиума должны лично познакомиться с адвокатами (и с их личными делами), рассмотреть статистические данные по работе консультации. Качество работы адвокатов проверялось путем просмотра журнала регистрации устных советов и личного присутствия ревизора при приеме клиентов. Ревизор должен был заслушивать адвоката в суде. Просматривались адвокатские жалобы, проверялись регистрационные карточки, квитанционные книжки. В случае выявления нарушений адвокат должен был писать объяснение. Итоги ревизии докладывались на президиуме, в райкоме, райисполкоме и на производственном совещании в УНКЮ. Акты (докладные записки) утверждал начальник УНКЮ, и он же давал по ним указания, минуя президиум! Такой порядок ревизии очень походил на организацию ревизии в судебной системе. Органы юстиции сами себя проверяли, а чиновник из НКЮ отдавал распоряжения. Программа ревизии означала дальнейшее усиление контроля со стороны УНКЮ. Можно сказать, адвокатура теперь была полностью беззащитна <9>. -------------------------------- <9> ГАКО, ф. Р-903, оп. 1, д. 44, л. 4, 5 - 6; д. 100, л. 11 - 14.

В конце войны и в первые послевоенные годы кадровый состав адвокатуры ухудшился. Связано это было как с гибелью многих адвокатов, так и с призывом в адвокатуру множества молодых малограмотных защитников. Реэвакуация высококвалифицированных адвокатов на запад привела к размыванию кадрового состава на востоке СССР. В 1948 г. в Удмуртии 58% адвокатов не имели юридического образования. Всего дипломом о высшем образовании обладали 12% защитников, о среднем - 30%. Приказ министра юстиции РСФСР N 53 от 24 октября 1950 г. по Удмуртской коллегии адвокатов оценивал работу коллегии крайне негативно. Коллегия якобы разложилась. Процветало мошенничество, пьянство, хулиганство, присвоение гонораров, проводились плохие ревизии. Председателем президиума был бывший народный судья Г. Н. Бурдин. Он использовал подложные документы об образовании, затягивал расследование материалов о присвоении адвокатами гонораров, нарушал инструкции и т. д. Бурдин был снят с поста <10>. -------------------------------- <10> ГАРФ, ф. А-353, оп. 13, д. 123, л. 57 - 59; ф. Р-9492, оп. 1, д. 1128, л. 129 - 131.

24 июня 1950 г. вышел Приказ министра юстиции РСФСР N 31 о работе Молотовской областной коллегии. Работа МОКА была признана неудовлетворительной. Работа проходила самотеком, без планов, в коллегию принимали "скомпрометированных" лиц. Ревизии проводились формально. В 6 районах не было адвокатов. Адвокаты не были принципиальны и не отстаивали интересы клиентов. Царила семейственность. За 1949 г. было обследовано 30% консультаций (всего было 50 консультаций). Многие не проверялись с 1946 г. Ревизии проходили формально. Адвокат Пластунов был уличен в получении 650 руб. с клиента помимо гонорара. Ряд адвокатов были привлечены к дисциплинарной ответственности за применение "чуждых" методов защиты. Дисциплинарные дела рассматривались с нарушением сроков. Начальник Управления Минюста (УМЮ) по Молотовской области Гилев от управления коллегией устранился. Ревизор по адвокатуре Ячменева ревизии не проводила, президиум не проверяла. Приказ предписал немедленно провести общее собрание коллегии. Состав президиума был переизбран <11>. -------------------------------- <11> ГАРФ, ф. А-353, оп. 13, д. 122, л. 133.

Ревизор Минюста РСФСР обнаружил, что в Башкирии чрезвычайно медленно рассматриваются дисциплинарные дела. Так, дело адвоката Сербеной по вине председателя Атнакаева не рассматривалось свыше года. Дело адвоката Галкина рассматривалось 4 месяца. 15 июля 1950 г. вышел Приказ МЮ РСФСР N 34 по Башкирской РКА. Констатировалось присвоение денег, получение денег от клиентов. За аморальные поступки и недисциплинированность было исключено 34 адвоката (10 отдано под суд и 8 осуждено). Из 69 консультаций только 3 имели счета в банке, а остальные брали деньги себе. Черная касса за 1,5 года составила 1831285 руб. <12>! -------------------------------- <12> ГАРФ, ф. А-353, оп. 13, д. 122, л. 149 - 152; ф. Р-9492, оп. 1а, д. 544, л. 271.

Массовые ревизии 1950 г. оказались прелюдией для новой масштабной чистки адвокатуры. Мотивы данной чистки заключались как в стандартном широком применении части 2 ст. 10 Инструкции 1939 г. (назначение повышенного гонорара), так и в общей потребности сократить число адвокатов в связи с сокращением числа судебных дел. Аттестации 1951 г. предшествовала ревизия и проверка консультаций с обсуждением на коллегиях. Директивное письмо МЮ СССР от 7 апреля 1951 г. определило порядок проведения аттестации адвокатов. Рекомендовалось не принимать в коллегию лиц, ранее исключенных из адвокатуры за порочащие поступки. Заведующие консультациями с числом адвокатов свыше 5 назначались президиумами коллегий по согласованию с заместителем министра юстиции или зам. начальника УМЮ по кадрам. Аттестации (по директиве от 27 апреля 1951 г.) подлежали все без исключения КА. Аттестация не должна была превратиться в чистку. Образовывались аттестационные комиссии в составе начальников УМЮ, заместителей министров юстиции республики, заместителя начальника УМЮ по кадрам (или ревизора по кадрам), председателя верховного/областного суда, председателя президиума КА, представителя профсоюза работников государственных учреждений. Президиум КА готовил для комиссии необходимые материалы. Комиссия знакомилась с материалами, запрашивала характеристику на адвоката, беседовала с адвокатом, принимала решение об аттестации адвоката. Если комиссия признавала адвоката не пригодным к работе, она ставила вопрос о его отводе. Чистку, прежде всего, проводили республиканские министерства. Во многих регионах аттестация прошла формально. Чистка продолжалась в 1952 г. По указу МЮ СССР результаты аттестации обсуждались на заседаниях коллегий МЮ республик и оперативных совещаниях УМЮ с участием представителей президиумов КА. Предлагалось принять меры по устранению недостатков. Министерство предлагало укомплектовать районы, усилить работу по идейно-политическому воспитанию адвокатов, устранить нарушения с оплатой труда, распространять положительный опыт, подготовить сборники и пособия <13>. -------------------------------- <13> В Министерстве юстиции СССР // Социалистическая законность. 1952. N 5. С. 76 - 77; ГАРФ, ф. А-353, оп. 15, д. 6, л. 54; ф. Р-9492, оп. 1, д. 1005, л. 103, 166 - 172.

В предвоенные и послевоенные годы адвокатские коллегии Предуралья пережили неоднократные чистки, аттестации и репрессии. Партийные органы и органы юстиции стремились построить социально однородную адвокатуру. Предполагалось создать коллегии адвокатов, состоящие из рабочих и крестьян, членов партии. В полной мере осуществить эти замыслы не получалось, и чистки не помогли. Адвокатам удалось обойти жесткие правила, навязываемые Наркоматом юстиции СССР.

Библиография

Адвокатура в СССР. М., 1971. Барщевский М. Ю. Организация и деятельность адвокатуры в России. М., 1997. В Министерстве юстиции СССР // Социалистическая законность. 1952. N 5. Круглов Т. Новый этап в деятельности советской адвокатуры // Советская юстиция. 1939. N 15, 16. Круглов Т. Советская адвокатура в условиях отечественной войны // Социалистическая законность. 1942. N 2. Смирнов В. Н., Усманов Р. П. История адвокатуры Среднего Урала. Екатеринбург, 1999. Советская адвокатура. Тамбов, 1941. Советская адвокатура. М., 1944. Хаски Ю. Российская адвокатура и советское государство: происхождение и развитие советской адвокатуры 1917 - 1939 / Пер. с англ. Т. Морщакова. М.: Институт государства и права РАН, 1993.

------------------------------------------------------------------

Название документа