Ознакомление стороны защиты с материалами уголовного дела: как гарантировать реализацию права и пресечь злоупотребления?

(Игнатьев А. Н.) («Адвокатская практика», 2012, N 5) Текст документа

ОЗНАКОМЛЕНИЕ СТОРОНЫ ЗАЩИТЫ С МАТЕРИАЛАМИ УГОЛОВНОГО ДЕЛА: КАК ГАРАНТИРОВАТЬ РЕАЛИЗАЦИЮ ПРАВА И ПРЕСЕЧЬ ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯ? <*>

А. Н. ИГНАТЬЕВ

——————————— <*> Ignatiev A. N. Study of the materials of a criminal case by the defense: how to guarantee the implementation of the rights and prevent abuses?

Игнатьев Алексей Николаевич, старший следователь по особо важным делам СЧ СУ МВД по Удмуртской Республике.

Статья А. Н. Игнатьева «Ознакомление стороны защиты с материалами уголовного дела: как гарантировать реализацию права и пресечь злоупотребления?» посвящена одной из актуальных проблем российского уголовного процесса — проблеме затягивания процесса ознакомления с материалами уголовного дела стороной защиты на стадии предварительного расследования. Автор описывает данную проблему и предлагает вариант ее решения.

Ключевые слова: злоупотребления, материалы уголовного дела, уголовный процесс, сторона защиты, предварительное расследование.

The article by A. N. Ignatiev «Getting the defense with the materials of the criminal case: how to guarantee implementation of rights and prevent abuse?» is devoted to one of the actual problems in the Russian criminal procedure — the problem of dragging out the process of learning the criminal case materials at the stage of preliminary investigation by the defending party. The author reveals the problem and suggests his way of solution.

Key words: abuses, criminal case materials, criminal procedure, defending party, preliminary investigation.

Одной из новелл, введенных Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации 2001 г. (далее — УПК), а именно п. 47 ст. 5, является то, что следователь отнесен к стороне обвинения. Какую бы критику, и зачастую справедливую, данное положение ни вызывало <1>, факт остается фактом: отныне с точки зрения закона следователь и сторона защиты (и прежде всего адвокат-защитник как юрист-профессионал) — процессуальные оппоненты. Ни один современный российский следователь не сомневается в важности института профессиональной защиты по уголовным делам как формы реализации конституционного права на защиту, закрепленного в ч. 2 ст. 48 Конституции РФ, как значимого публичного института <2>. Не вызывает сомнения среди следователей и необходимость такой важной гарантии реализации права на защиту, как права на ознакомление с материалами уголовного дела в порядке ст. 217 УПК. ——————————— <1> См., напр.: Головко Л. В. Новый УПК Российской Федерации в контексте сравнительного уголовно-процессуального права // Государство и право. 2002. N 5. С. 51 — 55. <2> Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства: В 2 т. СПб.: Альфа, 1996. Т. 1. С. 468.

Следует констатировать, что зачастую вместо надлежащего использования права на ознакомление с материалами уголовного дела в порядке ст. 217 УПК, т. е. вместо добросовестной реализации данного права, сторона защиты злоупотребляет им, без какого-либо уважительного повода затягивая время ознакомления с материалами уголовного дела. Данное злоупотребление — обычная теневая сторона урегулированного законом процессуального конфликта, где наряду с допущенными и упорядоченными законом формами процессуального противоборства и состязательности сторон существуют и нарушения закона, и злоупотребления как со стороны обвинения, так и со стороны защиты <3>. ——————————— <3> Подробнее об этом см.: Белоковыльский М. С., Игнатьев А. Н. За гранью процессуального конфликта: к вопросу о незаконном противодействии сторон в уголовном процессе // Адвокат. 2009. N 8. С. 35 — 41.

Ненадлежащее поведение адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве выражается, как правило, не в нарушении закона, а в злоупотреблении предоставленными ему правами. Выявить же злоупотребления закона, в т. ч. и уголовно-процессуального, объективно значительно сложнее, нежели нарушения. Достоверных данных о том, насколько адвокаты втянуты в совершение таких незаконных действий, на данный момент автору обнаружить не удалось <4>. Причины этого видятся следующие: 1) трудность доказывания факта злоупотребления; 2) пассивность ряда следователей, предпочитающих игнорировать данные нарушения или, хуже того, идти на компромисс с адвокатами, требующими в обмен на прекращение злоупотребления определенных (заметим, незаконных и необоснованных) преференций для своих подзащитных (изменения меры пресечения на более мягкую, переквалификации преступления в сторону смягчения и т. п.); 3) опасение «давления» на следствие со стороны «связей» адвоката-правонарушителя; 4) отсутствие уверенности в способности следствия обеспечить делу «судебную перспективу» <5>; 5) адвокатский иммунитет <6>. ——————————— <4> К сожалению, какая-либо статистика по данному поводу отсутствует. <5> Твердова Е. В. Незаконное противодействие расследованию со стороны отдельных адвокатов // Российский следователь. 2007. N 9. С. 35. <6> См.: раздел XVII УПК.

В основном о злоупотреблении адвокатов-защитников своими процессуальными правами, в частности правом на ознакомление с материалами уголовного дела, известно лишь по высказываниям следователей, отношение которых к действиям адвокатов, как правило, несет отчетливую печать профессиональной установки, следовательно, субъективно и не отражает сложившуюся ситуацию во всей ее полноте. Следователь может иногда лишь предполагать, что адвокат злоупотребляет правом, это, однако, вовсе не исключает, что в данном конкретном случае может иметь место и заблуждение, основанное на предвзятом отношении к адвокату-защитнику. В связи с этим для уяснения масштабов такого явления, как незаконное противодействие адвокатов-защитников следователю, необходимо учитывать не только результаты социологических опросов следователей, но и данные аналогичных опросов их профессиональных процессуальных оппонентов, т. е. адвокатов. Как показал анализ проведенного автором анкетирования (опрошено и проанкетировано 90 следователей и 50 адвокатов), 84,4% от общего числа опрошенных следователей считают, что нарушения со стороны адвокатов и противодействие расследованию являются актуальной проблемой современного уголовно-процессуального закона; 11,11% следователей в самом противодействии проблемы не видят и полагают, что действия адвоката осуществляются строго в соответствии с нормами УПК. Интересно, что на аналогичный вопрос, заданный адвокатам, мнения разделились поровну: 36% — придерживаются позиции большинства следователей; 38% — считают, что никакого противодействия и никаких нарушений со стороны адвоката не существует, все это выдумки стороны обвинения, действия адвокатов осуществляются строго в соответствии с нормами УПК в целях защиты прав и законных интересов своего клиента. Данные цифры позволяют сделать вывод, что значительное число следователей и адвокатов (36%) солидарны в вопросе наличия фактов незаконного противодействия следователям со стороны адвокатов. А поскольку, как правило, респонденты исходили в своих ответах из личного профессионального опыта, указанную цифру нарушений следует рассматривать как достаточно объективно отражающую реальное положение дел. Поэтому такой вид злоупотреблений, как недобросовестное затягивание стороной защиты процесса ознакомления с материалами уголовного дела, приобрел наибольшую актуальность. Полностью поддерживая мнение Ю. П. Гармаева <7>, считаем, что уклонение, отказ от ознакомления с материалами уголовного дела, умышленное затягивание времени ознакомления в настоящее время стали бедствием как для представителей стороны обвинения, так и для суда <8>. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Статья Ю. П. Гармаева «Противодействие недобросовестному затягиванию процесса ознакомления с материалами уголовного дела: комментарий к некоторым положениям ст. ст. 215 — 218 УПК РФ» включена в информационный банк. —————————————————————— <7> Гармаев Ю. П. Противодействие недобросовестному затягиванию процесса ознакомления с материалами уголовного дела // Уголовный процесс. 2006. N 2. С. 15. <8> В ходе проведенного автором анализа 150 уголовных дел выявлено, что в 18% случаев (27 уголовных дел) ознакомление с материалами уголовного дела продолжалось свыше 1 месяца.

Справедливости ради необходимо все же отметить, что зачастую претензии следователей к адвокатам по поводу затягивания ими процесса ознакомления с материалами уголовного дела необоснованны. Нередко следователи, будучи «разбалованы» практикой участия в деле адвокатов по назначению, многие из которых вместо тщательного ознакомления с материалами уголовного дела в лучшем случае ограничиваются поверхностным, отводят стороне защиты для ознакомления один или два дня, приходящиеся на окончание срока следствия. Ознакомление обвиняемого и его защитника со всеми материалами уголовного дела является одним из важных процессуальных действий на заключительном этапе досудебного производства. Именно на этом этапе обвиняемый и его защитник впервые получают полную информацию обо всех доказательствах, имеющихся в материалах уголовного дела. Если для следователя объявление обвиняемому об окончании предварительного следствия и предъявление для ознакомления всех материалов уголовного дела является процессуальной обязанностью, то для обвиняемого и его защитника ознакомление с материалами уголовного дела — это право, а для адвоката-защитника — еще и процессуальная обязанность, от выполнения которой он не может уклоняться <9>. ——————————— <9> Там же. Ч. 7 ст. 49.

Весьма нередки случаи, когда ознакомление с материалами уголовного дела (даже небольшого по объему) длится многие месяцы, в некоторых случаях — годы. Представители защиты пытаются тем самым «дотянуть» до истечения сроков давности привлечения к уголовной ответственности, вынудить следователя изменить или отменить меру пресечения в виде содержания под стражей, пытаются заставить сторону обвинения пойти на уступки: необоснованно исключить из объема обвинения указание на какой-либо эпизод преступной деятельности (статью). Имеют место и иные мотивы злоупотреблений: просто «отомстить», «повредничать» должностным лицам за действия, входящие в их служебные полномочия, за принципиальную, бескомпромиссную позицию по делу, дезорганизовать их работу, создать видимость «активной защиты» в глазах доверителя и т. п. Опрос следователей следственных подразделений Удмуртской Республики выявил, что затягивание процесса ознакомления с материалами уголовного дела является одним из самых распространенных и опасных нарушений уголовно-процессуального законодательства <10>. ——————————— <10> Автором проведен опрос 90 следователей из различных следственных подразделений г. Ижевска Удмуртской Республики.

Отсутствие опубликованной судебной практики, недостаточность методических рекомендаций по данному вопросу, а также недостаточная конкретизированность данного положения в нормах УПК обусловливают возникновение негативных тенденций. Единственным предусмотренным законом средством реагирования следователя на подобное недобросовестное поведение обвиняемого и защитника остается обращение в суд. Как известно, законодатель дважды вносил изменения в ч. 3 ст. 217 УПК с целью выработать механизм противодействия злоупотреблению стороной защиты правом на ознакомление с материалами уголовного дела. Так, ч. 3 ст. 217 УПК, в редакции Федерального закона от 6 декабря 2007 г. N 335-ФЗ, конкретно указывала: если содержащийся под стражей обвиняемый и его защитник явно затягивают время ознакомления с материалами уголовного дела, то на основании судебного решения, принимаемого в порядке, установленном ст. 125 УПК, устанавливается определенный срок для ознакомления с материалами уголовного дела. Учитывая сложившуюся судебную практику, судебные органы по ходатайству следователя все же выносили судебные решения на установление срока при данных обстоятельствах, но в случаях, когда к обвиняемому применена иная мера пресечение (мера принуждения), не связанная с заключением под стражей, процесс приобретал долго длящийся характер и никто ограничить такого обвиняемого и его защитника не мог. Внесенное изменение в ч. 3 ст. 217 УПК, в редакции Федерального закона от 28 апреля 2009 г. N 65-ФЗ <11>, позволившее следователю обращаться в суд с ходатайством об ограничении стороны защиты в ознакомлении с материалами уголовного дела и в том случае, если обвиняемый не содержится под стражей, к сожалению, также не явилось эффективным средством предотвращения злоупотребления — районные и приравненные к ним суды в отсутствие официально сформулированной позиции Верховного Суда РФ, на наш взгляд, проявляют чрезмерную осторожность в принятии решений об ограничении времени ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела <12>. ——————————— <11> Если обвиняемый и его защитник, приступившие к ознакомлению с материалами уголовного дела, явно затягивают время ознакомления с указанными материалами, то на основании судебного решения, принимаемого в порядке ст. 125 УПК, устанавливается определенный срок для ознакомления с материалами уголовного дела. <12> Из исследованных автором 150 уголовных дел в 18% случаев (27 уголовных дел) ознакомление с материалами уголовного дела продолжалось свыше 1 месяца, в 37% случаев (10 уголовных дел) следователи обращались в суд с ходатайством об ограничении обвиняемого и его защитника на ознакомление с материалами уголовного дела. Из них лишь по двум (20% от рассмотренных судом ходатайств) принято положительное решение. Примечательно, что в указанных 27 уголовных делах защиту обвиняемых осуществляли адвокаты по соглашению.

В настоящее время никаких критериев оценки достаточного времени ознакомления ни в законе, ни в опубликованной судебной практике не дано. Не выработаны и соответствующие методические рекомендации. Употребленное законодателем понятие «явное затягивание ознакомления с материалами уголовного дела» — категория оценочная; соответственно, вывод о наличии или отсутствии данного злоупотребления в значительной степени зависит от субъекта оценки и от данной конкретной ситуации. В связи с этим, на наш взгляд, необходимо выработать как определение «явное затягивание времени ознакомления с материалами уголовного дела», так и критерии, с помощью которых возможно установить факт такого затягивания. В связи с этим предлагается дополнить ст. 217 УПК РФ частью 3.1 следующего содержания: «Под явным затягиванием времени ознакомления с материалами уголовного дела следует понимать не вызванное какими-либо уважительными причинами очевидное превышение обвиняемым и (или) его защитником времени, достаточного для ознакомления с материалами уголовного дела с момента его начала, выраженное в следующих действиях (бездействии): 1) в необоснованном, без уважительной причины уклонении от ознакомления более двух раз; 2) в ограниченном кратком прочтении или осуществлении копирования и фотографирования менее одного тома уголовного дела в день; 3) в непродолжительном, менее одного часа в день, времени ознакомления, при условии прочтения или копирования, фотографирования менее установленного объема уголовного дела в день; 4) в обращении повторно к любому из ранее копированных и фотографированных в полном объеме томов уголовного дела более трех раз» <13>. ——————————— <13> Представляется, что в данном вопросе необходимо проявлять гибкость, учитывая наиболее распространенные ситуации, когда стороне защиты объективно требуется больше времени для ознакомления с материалами уголовного дела: болезнь защитника или обвиняемого, наличие в материалах дела большого числа цифровой информации, заключений экспертов, наличие аудио — и видеозаписей, в том случае, если сторона защиты изъявила желание с ними ознакомиться. Автор надеется, что со временем практика вкупе с усилиями законодателя позволит выработать гибкую формулу для определения времени, учитывающего, помимо количества томов, ряд наиболее типичных переменных, часть из которых упомянута выше, факторов, достаточного для того, чтобы сторона защиты имела возможность надлежащим образом ознакомиться с материалами уголовного дела.

В настоящий момент в УПК существует скрытая презумпция добросовестности стороны защиты при ознакомлении с материалами уголовного дела, самостоятельно определяющей время, необходимое ей для ознакомления. Данная презумпция может быть опровергнута согласно ч. 3 ст. 217 УПК лишь посредством обращения следователя в суд с ходатайством об ограничении. Таким образом, бремя опровержения данной презумпции возложено на следователя. Сам факт затягивания времени ознакомления, подтвержденный судебными решениями, может свидетельствовать, что адвокат-защитник в нарушение требований закона и норм адвокатской этики ненадлежащим образом исполняет свои профессиональные обязанности, порочит звание адвоката и умаляет авторитет адвокатуры <14>. ——————————— <14> Оправданием затягивания процесса не могут служить даже интересы доверителя (клиента). Автор солидарен с видным российским адвокатом М. А. Барщевским, полагающим в любом случае недопустимым сознательное затягивание процесса со стороны адвоката: «…адвокат не вправе, даже действуя в интересах клиента, сознательно затягивать процесс. В этом случае, находясь в коллизии между интересом клиента и интересами правосудия (быстрое и правильное рассмотрение дела), он должен предпочесть интересы правосудия, поскольку в конечном итоге адвокат — судебный «работник». См.: Барщевский М. Ю. Адвокатская этика. 2-е изд., испр. М.: Профобразование, 2000. С. 96. Несмотря на то что М. А. Барщевский рассматривает данную коллизию применительно к судебному разбирательству, полагаем, что она справедлива и в более широком контексте: применительно к участию адвоката-защитника на всех стадиях уголовного судопроизводства.

Как правило, большинство процессуалистов, как теоретиков, так и практиков, в т. ч. и следователей, трактует ознакомление с материалами уголовного дела преимущественно как право обвиняемого и его защитника, право, в свою очередь, обеспечивающее реализацию права на защиту. Соответственно, и следователи в своем большинстве стараются содействовать ознакомлению, не предпринимая без крайней необходимости мер к ограничению в реализации данного права, даже в случае явного злоупотребления им. Отметим, что данная позиция, несмотря на похвальное стремление обеспечить осуществление стороной защиты своих прав, страдает односторонностью, поскольку игнорирует конституционные права другого участника уголовного процесса — потерпевшего. Согласно ч. 3 ст. 17 и ст. 52 Конституции РФ осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать прав и свобод других граждан, включая право потерпевшего на судебную защиту и доступ к правосудию. Необходимо отметить, что назначением уголовного судопроизводства является прежде всего защита прав и законных интересов потерпевших от преступления <15>. Действительно, при анализе норм Конституции РФ и УПК, явно проглядывается факт противоречия ч. 3 ст. 217 УПК главному и основному закону страны — Конституции Российской Федерации. ——————————— <15> См.: п. 1 ч. 1 ст. 6 УПК.

Исходя из смысла указанных норм, потерпевший на стадии ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела в случаях явного затягивания времени ознакомления с делом вправе защищать свои права от «недобросовестных» действий обвиняемого и его защитника путем подачи жалобы на действия указанных лиц в органы прокуратуры и (или) в суд, либо путем обращения к следователю с ходатайством об ограничении времени ознакомления, а также выступать на судебном заседании в целях защиты своих прав при рассмотрении вопроса об ограничении срока ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами дела. К сожалению, на практике потерпевшие от преступления либо не знают своих прав, либо не решаются обращаться с такими «просьбами», либо относятся к этому с безразличием. Однако и в ситуации, когда по уголовному делу нет потерпевших (например, по делу о незаконном предпринимательстве, даче или получении взятки и т. п.), следователь не должен самоустраняться от возникшей необходимости реагировать на злоупотребление стороной защиты правом на ознакомление с материалами уголовного дела, по своей инициативе обращаясь в суд с ходатайством об установлении срока для ознакомления обвиняемого и защитника с делом в порядке ч. 3 ст. 217 УПК. Исходя из содержания ч. 2 ст. 162 УПК РФ, срок предварительного следствия составляет время со дня возбуждения уголовного дела и до дня его направления прокурору с обвинительным заключением, т. е. включается время ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела, и затягивание процесса ознакомления приводит к последующему продлению сроков предварительного следствия. Нередко в целях дальнейшего ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела следователю приходится продлевать срок предварительного следствия свыше 6 — 12 месяцев <16>, а в случае нахождения обвиняемого под стражей — и сам срок содержания обвиняемого под стражей. ——————————— <16> Например, в ходе расследования уголовного дела по факту продолжаемого хищения товарной нефти из нефтепроводов ОАО «Удмуртнефть» и ОАО «Северо-западный магистральный нефтепровод» на территории Удмуртской Республики в отношении организованной преступной группы в составе 8 (восьми) человек, каждому из которых юридическую помощь оказывал адвокат-защитник, срок предварительного следствия составлял 33 месяца 00 суток и продлевался лишь на основании неполного ознакомления обвиняемыми и их защитниками с материалами уголовного дела, содержащимися в 19 томах. Или, например, уголовное дело по факту организации «финансовой пирамиды» в г. Ижевске и хищения денежных средств вкладчиков, расследуемое в отношении организованной группы в составе 3 (трех) человек, где объем материалов уголовного дела составлял более 250 томов (не включая документы, изъятые в ходе обысков и выемок), срок предварительного следствия составлял 20 месяцев 00 суток.

Статистические данные анкетирования показывают, что поднятый вопрос заслуживает внимания не только правоприменителя, но и законодателя. К сожалению, ограниченный объем статьи позволяет лишь обозначить существующую проблему и предложить некоторые варианты ее разрешения, в связи с чем автор рассматривает ее не только как форму выражения своей позиции, но и как приглашение к дискуссии.

Литература

Законодательные акты

1. Конституция Российской Федерации: принята 12 декабря 1993 г. всенародным голосованием // Российская газета. 1993. 25 декабря. 2. Уголовно-процессуальный кодекс РФ: принят Государственной Думой 22 ноября 2001 г. Одобрен Советом Федерации 5 декабря 2001 г. Подписан Президентом РФ 18 декабря 2001 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. N 52. Ст. 4921. 3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (с изм. и доп. на 10 апреля 2010 г.). М.: Эксмо, 2010. 224 с. 4. Федеральный закон от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 23. Ст. 2102. 5. Федеральный закон от 28 апреля 2009 г. N 65-ФЗ «О внесении изменений в статьи 215 и 217 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2009. N 18 (ч. I). Ст. 2145.

Научные статьи и публикации

6. Барщевский М. Ю. Адвокатская этика. 2-е изд., испр. М.: Профобразование, 2000. С. 96. 7. Белоковыльский М. С., Игнатьев А. Н. За гранью процессуального конфликта: к вопросу о незаконном противодействии сторон в уголовном процессе // Адвокат. 2009. N 8. С. 35 — 41. —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Статья Ю. П. Гармаева «Противодействие недобросовестному затягиванию процесса ознакомления с материалами уголовного дела: комментарий к некоторым положениям ст. ст. 215 — 218 УПК РФ» включена в информационный банк. —————————————————————— 8. Гармаев Ю. П. Противодействие недобросовестному затягиванию процесса ознакомления с материалами уголовного дела // Уголовный процесс. 2006. N 2. С. 15 — 22. 9. Головко Л. В. Новый УПК Российской Федерации в контексте сравнительного уголовно-процессуального права // Государство и право. 2002. N 5. С. 51 — 55. 10. Твердова Е. В. Незаконное противодействие расследованию со стороны отдельных адвокатов // Российский следователь. 2007. N 9. С. 35 — 36. 11. Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства: В 2 т. СПб.: Альфа, 1996. Т. 1. С. 468.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *