Расчет вознаграждения защитнику, назначенному органом предварительного расследования, судом

(Рыжаков А. П.) (Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2012) Текст документа

Подготовлен для системы КонсультантПлюс

РАСЧЕТ ВОЗНАГРАЖДЕНИЯ ЗАЩИТНИКУ, НАЗНАЧЕННОМУ ОРГАНОМ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ, СУДОМ

Материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 7 октября 2012 года

А. П. РЫЖАКОВ

Сведения об авторе:

Рыжаков Александр Петрович, кандидат юридических наук, профессор, заслуженный работник высшей школы РФ, ветеран труда, профессор кафедры уголовно-правовых дисциплин Тульского филиала НОУ ВПО «Международный юридический институт», а по совместительству профессор кафедры правовых дисциплин Тульского государственного педагогического университета им. Л. Н. Толстого, член редакционных коллегий научно-практических журналов «Правовой аспект» и «Юрисконсульт в строительстве», член дистанционного организационного комитета международных научных и научно-практических конференций, член Международной ассоциации содействия правосудию, автор более 1465 публикаций, в том числе 162 книги на бумажном носителе и 16 CD-rom дисков по уголовному, гражданскому и арбитражному процессу, он же автор учебников по дисциплинам «Правоохранительные органы» для высших, а по уголовному процессу для высших и средних юридических учебных заведений, постатейных комментариев к старым и новым УПК РФ (РСФСР), АПК РФ и ГПК РФ (РСФСР). Общий объем публикаций превысил 8670 авторских листов.

Совместным Приказом Министра юстиции РФ N 174 и Министра финансов РФ N 122н от 5 сентября 2012 года утвержден Порядок расчета вознаграждения адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, в зависимости от сложности уголовного дела [35]. В нем закреплены вполне конкретные рамки определения границ размера вознаграждения адвоката. Причем эти правила применяются ко всем без исключения адвокатам, выступающим в уголовном процессе в качестве защитников по назначению — с учетом времени занятости и сложности уголовных дел [32]. Рассматриваемые положения привязаны к определенным субъектам, категории дел, порядку уголовно-процессуального производства и т. п., о которых у лиц, соприкасающихся с данным правовым явлением, должно быть четкое и, главное, одинаковое представление. В этой связи важно разъяснить значение тех процессуальных терминов и категорий, которые использованы авторами Порядка расчета при его формулировании. А начать, думается, следует с определения, кто может быть подзащитным у адвоката, на которого распространяются правила исследуемого Порядка расчета. В анализируемом нормативном акте такие подзащитные именуются «подозреваемыми, обвиняемыми (подсудимыми) лицами» (подп. 2 п. 4, подп. 2 п. 5 Порядка расчета) и «подозреваемыми, обвиняемыми (подсудимыми)» (подп. 3 п. 4, подп. 3 п. 5, п. 6 Порядка расчета). Более того, в подп. 3 п. 4, подп. 3 п. 5, п. 6 Порядка расчета в нарушение логических правил деления речь идет о таких подзащитных, как «несовершеннолетние», без конкретизации процессуального статуса последних. В п. 6 Порядка расчета к тому же упоминается об отдельных категориях граждан, защиту которых может осуществлять адвокат. Вновь разработчики рассматриваемого нормативного акта умалчивают в этой его части о процессуальном статусе подзащитного. Итак, кто же может быть подзащитным у адвоката, и прежде всего у того адвоката, который выступает в уголовном процессе защитником по назначению? Бесспорно, что таковыми могут быть подозреваемый и обвиняемый. Согласно ч. 1 ст. 46 УПК РФ статусом подозреваемого наделено лицо: 1) либо в отношении которого возбуждено уголовное дело по основаниям и в порядке, которые установлены главой 20 УПК РФ; 2) либо которое задержано в соответствии со ст. ст. 91 и 92 УПК РФ; 3) либо к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения в соответствии со ст. 100 УПК РФ; 4) либо которое уведомлено о подозрении в совершении преступления в порядке, установленном ст. 223.1 УПК РФ. В этой связи может вызвать лишь удивление определение понятию «подозреваемый», которое дано в одном из комментариев к УПК РФ. Здесь написано следующее. «Подозреваемый — это участник уголовного процесса, появляется на стадии предварительного расследования после возбуждения уголовного дела» [20. С. 167]. Как будто есть стадия предварительного расследования до возбуждения уголовного дела, а подозреваемый может быть не только на этой стадии. Переходим к характеристике понятия «обвиняемый». В Порядке расчета под обвиняемым понимается лицо, в отношении которого вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого или же обвинительный акт (ч. 1 ст. 47 УПК РФ). Обвиняемым становится также лицо, в отношении которого подана жалоба по делам частного обвинения, когда по заявлению не проводилось досудебного производства, с момента констатации наличия в распоряжении мирового судьи оснований для назначения судебного заседания или же после соединения встречного заявления с первоначальным. Об этом третьем случае появления в уголовном процессе обвиняемого большинство процессуалистов просто умалчивают [3. С. 77 — 80; 4. С. 136; 48. С. 160; 65. С. 99 — 100, 104; и др.]. Но и такому обвиняемому судом может быть назначен защитник. И соответственно, и на адвоката, осуществляющего защиту данного обвиняемого, полностью распространяются положения, составляющие содержание комментируемого Порядка расчета. Исходя из содержания ч. 2 ст. 47 УПК РФ обвиняемый, по уголовному делу которого назначено судебное разбирательство, именуется подсудимым. Таким образом, подсудимый — это тоже обвиняемый. Более того, тот обвиняемый, о наличии которого по делам частного обвинения мы вели речь выше, всегда одновременно является и подсудимым. Более о подсудимом мы здесь вести речь не будем, так как это всего-навсего разновидность обвиняемого, а у любого обвиняемого может быть защитник «по назначению». И на такого адвоката полностью распространимы требования настоящего Порядка расчета, даже в том случае, когда его подзащитный является уже осужденным, то есть обвиняемым, в отношении которого вынесен обвинительный приговор. И такому обвиняемому на последующих после судебного разбирательства стадиях уголовного процесса при наличии к тому оснований суд может назначить адвоката для участия в деле в качестве его защитника. На данное обстоятельство прямо обращал внимание Конституционный Суд РФ [30]. С подозреваемыми и обвиняемыми все ясно. Однако исходя из редакции ч. 3 ст. 49 и ст. 438 УПК РФ не только подозреваемые и обвиняемые наделены правом пользоваться помощью защитника, в том числе и по назначению. Это право имеется у любого потенциального подзащитного <1>, то есть лица, которое обладает правом пользоваться помощью защитника <2>. Может быть, именно поэтому разработчики Порядка расчета в подп. 2 п. 4, подп. 2 п. 5 данного документа речь ведут не о подозреваемых и обвиняемых, а о «подозреваемых, обвиняемых (подсудимых) лицах»? ——————————— <1> Термин «подзащитный» употреблен законодателем в ч. 2 ст. 53 УПК РФ. <2> В дальнейшем для краткости всех указанных лиц будем именовать подзащитными или же подозреваемыми (обвиняемыми и др.).

Ведь подзащитными могут быть и не являющиеся подозреваемыми или же обвиняемыми лица, совершившие запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости. Более того, пока факт совершения общественно опасного деяния невменяемым не установлен, защитник может защищать также лицо, в отношении которого вынесено постановление о назначении судебно-психиатрической экспертизы (ст. 438 УПК РФ) и собраны доказательства, которые в обычном порядке (если бы не существовали сомнения в его вменяемости) позволили бы вынести постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого. И это еще не все виды подзащитных. Конституционный Суд РФ поясняет: поскольку конституционное право на помощь адвоката (защитника) не может быть ограничено федеральным законом, то применительно к его обеспечению понятие «обвиняемый» должно толковаться в его конституционно-правовом, а не в придаваемом ему УПК РФ более узком смысле. В целях реализации названного конституционного права необходимо учитывать не только формальное процессуальное, но и фактическое положение лица, в отношении которого осуществляется публичное уголовное преследование. При этом факт уголовного преследования и, следовательно, направленная против конкретного лица обвинительная деятельность могут подтверждаться проведением в отношении его следственных действий (обыска, опознания, допроса и др.) и иными мерами, предпринимаемыми в целях его изобличения или свидетельствующими о наличии подозрений против него (в частности, разъяснением в соответствии с ч. 1 ст. 51 Конституции РФ права не давать показаний против себя самого). Поскольку такие действия направлены на выявление уличающих лицо, в отношении которого ведется уголовное преследование, фактов и обстоятельств, ему должна быть безотлагательно предоставлена возможность обратиться за помощью к адвокату (защитнику) [49]. Иначе говоря, адвокат может осуществлять защиту не только подозреваемых, обвиняемых и (или) лиц, совершивших запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости, но и любого вовлеченного в сферу уголовного процесса лица независимо от его формального процессуального статуса, в том числе от признания подозреваемым, если управомоченными органами власти в отношении этого лица предприняты меры, которыми реально ограничиваются свобода и личная неприкосновенность, включая свободу передвижения, — удержание официальными властями, принудительный привод или доставление в органы предварительного расследования, содержание в изоляции без каких-либо контактов, а также какие-либо иные действия, существенно ограничивающие свободу и (или) личную неприкосновенность. Законодатель указанную категорию лиц именует «лица, подозреваемые в совершении преступления». Этот термин употреблен законодателем в п. п. 3 — 5 ч. 3 ст. 49 и в ряде других статей УПК РФ. Ученые данного субъекта уголовного процесса иногда именуют заподозренным [25]. Думается, именно подразумевая возможность участия по назначению органа предварительного расследования адвоката в качестве защитника такого лица, разработчики комментируемого документа и употребляли в нем термин «подозреваемое лицо» наряду с использованием и более привычного понятия — «подозреваемый». Итак, субъектами, которым орган предварительного расследования (суд) может назначить адвоката для участия в уголовном судопроизводстве в качестве их защитника, могут быть: — подозреваемые; — обвиняемые; — не являющиеся подозреваемыми или же обвиняемыми «лица, подозреваемые в совершении преступления» («подозреваемые лица»); — не являющиеся ни подозреваемыми, ни обвиняемыми лица, совершившие запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости. Таким образом, нами полностью определен круг возможных подзащитных адвоката, участвующего в уголовном процессе в качестве защитника по назначению. Но в подп. 2 п. 4 (подп. 2 п. 5) Порядка расчета речь идет не о подзащитных, а об уголовном деле, сложность которого обусловлена большим количеством «подозреваемых, обвиняемых (подсудимых) лиц». Такие подозреваемые, обвиняемые (подсудимые) лица могут и не быть подзащитными. Они могут даже не знать о возбуждении уголовного дела, тем не менее исходя из материалов уголовного дела существовать. О них подробнее будем вести речь при комментировании текста подп. 2 п. 4 (подп. 2 п. 5) Порядка расчета.

Комментарий к пункту 1

Но возвратимся собственно к тексту Порядка расчета. Согласно п. 1 данного документа он разработан в соответствии с пунктом 6 Постановления Правительства РФ от 4 июля 2003 года N 400 «О размере вознаграждения адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда» [62]. В этой части разработчики Порядка расчета несколько слукавили. Согласно указанному пункту «порядок расчета оплаты труда адвоката в зависимости от сложности уголовного дела» должен был быть утвержден до 1 января 2004 года, то есть более 8 лет назад. Данное требование выполнено утверждением 6 октября 2003 года Порядка расчета оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда, в зависимости от сложности уголовного дела [37]. Через 4 года его заменил новый нормативный акт [36], который утратил силу в связи с утверждением настоящего Порядка расчетов. Так что Порядок расчета, утвержденный 5 сентября 2012 года, разработан в связи с необходимостью замены устаревшего по содержанию аналогичного нормативного акта. Такая замена п. 6 Постановления Правительства РФ от 4 июля 2003 года N 400 не предусматривалась. Она была порождена практикой применения предыдущих соответствующего рода законодательных актов. Они так же, впрочем, как и комментируемый Порядок расчетов, были подготовлены «для того, чтобы» [38. С. 758] определить (рассчитать) «размер вознаграждения адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда (далее — адвокат), в зависимости от сложности уголовного дела». Раньше речь шла об «оплате труда адвоката». Сейчас о «вознаграждении адвоката». Что изменилось? Скорее ничего. Ведь «вознаграждение» есть «плата за труд» [38. С. 80]. Не зря в абз. 1 ч. 8 ст. 25 Федерального закона от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» [60] законодатель ведет речь об оплате именно «труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда», а в следующем абзаце уже о «вознаграждении адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению». Думается, законодатель не противопоставляет данные понятия, а использует как равнозначные. Хотя может быть, разработчики попытались таким образом устранить возможность спора по поводу того, трудился ли (осуществлял ли деятельность, связанную с созданием чего-нибудь [23. С. 200]) адвокат, участвуя в процессе в качестве защитника по назначению. Настоящий Порядок расчетов утверждает ставки «вознаграждения адвоката» вне зависимости от мнения подзащитного, следователя (дознавателя и др. <3>), суда (судьи) и т. п. по поводу того, трудился адвокат, выполняя соответствующее поручение, или же нет. Как следует из п. 3 настоящего Порядка расчетов, главное, чтобы он был фактически занят выполнением поручения по соответствующему уголовному делу вне зависимости от длительности работы в течение дня по нему. Получается, в любом случае адвоката следует «достойно наградить за» [38. С. 80] то, что он потратил свое время, выступая в уголовном процессе в качестве защитника по назначению. ——————————— <3> Здесь и далее термином «следователь (дознаватель и др.)», если иное специально не оговорено, подменяется целая группа субъектов уголовного процесса, состоящая из начальника подразделения дознания, дознавателя, следователя, руководителя следственного органа, руководителя следственной группы (группы дознавателей), в производстве которого находится уголовное дело.

Комментируемый Порядок расчета распространяется только на адвоката. Под адвокатом здесь понимается лицо, получившее в установленном законом порядке статус адвоката и право осуществлять адвокатскую деятельность. Такое лицо не вправе заниматься другой оплачиваемой деятельностью, за исключением научной, преподавательской и иной творческой. Адвокаты иностранных государств, осуществляющие адвокатскую деятельность на территории Российской Федерации, должны быть зарегистрированы федеральным органом исполнительной власти в области юстиции в специальном реестре. Без такой регистрации осуществление адвокатской деятельности адвокатами иностранных государств на территории Российской Федерации запрещается. И соответственно, с позиций УПК РФ до соответствующей регистрации такие лица адвокатами не являются. Если же регистрация состоялась, то в уголовно-процессуальном смысле слова адвокатами они станут. Однако назначить такого адвоката защитником у следователя (дознавателя и др.), суда (судьи), думается, права нет. Соответственно, правила настоящего Порядка расчетов не распространяются на указанную категорию адвокатов. Адвокатом может стать гражданин, имеющий высшее юридическое образование, полученное в аккредитированном государством образовательном учреждении или ученую степень по юридической специальности, и стаж работы по юридической специальности не менее двух лет либо прошедший стажировку в адвокатском образовании, сдавший квалификационный экзамен, по результатам которого квалификационная комиссия приняла решение о присвоении ему статуса адвоката. Не могут быть адвокатами лица, признанные недееспособными (ограниченно дееспособными) или имеющие непогашенную (неснятую) судимость за умышленное преступление. В литературе встречаются и несколько иные определения понятия «адвокат». Так, Г. Н. Козырев пишет, что адвокат — это субъект, занимающийся «защитой граждан на предварительном следствии и суде профессионально, т. е. за отдельную плату» [18. С. 196]. Такое определение небезупречно. Во-первых, защищает в уголовном процессе не адвокат, а защитник. Именно он является субъектом, занимающимся защитой подозреваемых (обвиняемых и др.) на стадии предварительного расследования и (или) на судебных стадиях. Во-вторых, защищают в уголовном процессе не граждан, а конкретных субъектов уголовного процесса — подозреваемых (обвиняемых и др.). Защита может иметь место не только «на предварительном следствии», но и при производстве дознания. И наконец, самое удивительное — представление Г. Н. Козырева о профессионализме адвоката. «Профессионально», по его мнению, означает «за отдельную плату». С такой характеристикой профессионализма вряд ли позволительно согласиться. Ведь и за плату можно оказать юридическую помощь непрофессионально. И бесплатно, напротив, профессионально. Получение денег за осуществленную защиту едва ли может быть критерием профессионализма адвоката. Хотя, несомненно, в Порядке расчета речь идет об адвокате, который оказывает юридическую помощь за отдельную плату, которая ему поступает не от подзащитного, а из средств федерального бюджета. Адвокаты, на которых законом возложена обязанность обеспечивать защиту прав и свобод человека и гражданина по назначению органов дознания, следствия или суда, осуществляют деятельность, имеющую публично-правовой характер, реализуя тем самым гарантии права каждого на получение квалифицированной юридической помощи, как это вытекает из ч. 1 ст. 45 и ч. 1 ст. 48 Конституции РФ [30]. Такой адвокат участвует «в качестве защитника в уголовном судопроизводстве». По просьбе подозреваемого (обвиняемого и др.) обеспечивается «участие» защитника. Термин «участие» и «участвующий» девятнадцать раз встречаются в комментируемом Порядке расчета. В семнадцати случаях речь идет об участии «защитника», а в двух — присяжных заседателей (подп. 1 п. 4 и подп. 1 п. 5 Порядка расчета). Между тем во всех случаях под участием понимается реализация предоставленных УПК РФ полномочий и самого назначения соответственно, когда говорится о защитнике, то защитника, когда о присяжных заседателях, то названных участников уголовного процесса. Следует также иметь в виду, что по общему правилу участие защитника в уголовном процессе не всегда предполагает участие его в проводимых в данное конкретное время следователем (дознавателем и др.), судом (судьей) процессуальных действиях. Защитник может не осуществлять никаких действий и не участвовать в проведении таковых кем-либо другим, между тем участвовать в уголовном процессе. После допуска в уголовный процесс защитник уже в нем участвует. Соответственно, одной из форм участия защитника в уголовном процессе является также реальная возможность реализации имеющегося у него процессуального статуса. Между тем в комментируемом документе термин «участие» использован в более узком значении. Здесь под участием защитника, каждый день которого оплачивается в соответствии с нормами, определенными Порядком расчета, обычно подразумевается его участие (присутствие) в конкретном процессуальном действии (судебном заседании). Верховный Суд РФ прямо указывает на то, что «оплата труда адвоката по назначению является компенсационной, выплачивается за выполненные адвокатом процессуальные действия» [29]. Однако, думается, не стоит забывать и то обстоятельство, что адвокат затрачивает свое время («фактически занят выполнением поручения») не только непосредственно присутствуя при производстве процессуального действия (в судебном заседании). Существенную часть своего рабочего времени он расходует на подготовку (изучает судебную практику, нормативно-правовую базу и т. п.) к судебному заседанию, допросу, очной ставке, иному следственному (процессуальному) действию, в котором он должен будет принять участие. Выполняя поручение, он составляет ходатайства, жалобы, запросы, реализует иные предоставленные ему права, в целях претворения в жизнь своего назначения. Как верно заметил Конституционный Суд РФ, адвокаты самостоятельно организуют работу по выполнению взятых на себя обязательств и несут ответственность за их надлежащее исполнение, сами регламентируют продолжительность своего рабочего времени и степень нагрузки [33]. Соответственно, вполне последовательным представляется удовлетворение ходатайства защитника об отнесении следователем (дознавателем и др.), судом к числу дней участия адвоката в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению и тех суток, когда он в целях защиты прав, свобод и законных интересов подозреваемого (обвиняемого и др.) готовился к участию в процессуальных действиях (судебных заседаниях), собирал доказательства в порядке ч. 3 ст. 86 УПК РФ, готовил жалобу, ходатайство и др., фактически реализовывал свои права, предусмотренные ч. 3 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». В это время «адвокат был фактически занят выполнением поручения по соответствующему уголовному делу». Буквально получается, согласно п. 3 Порядка расчета, день, когда было осуществлено соответствующее действие (подготовлен документ), является тем «днем участия» (днем участия адвоката в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению), за который адвокату предусмотрено вознаграждение. Причем он таковым является «вне зависимости от длительности работы в течение дня по данному уголовному делу, в том числе в течение нерабочего праздничного дня или выходного дня, ночного времени». Порядок расчета определяет размер вознаграждения не просто адвоката, а адвоката, участвующего «в качестве защитника». «В качестве» кого-нибудь означает «являясь» кем-нибудь [23. С. 75]. «Качество» — это «наличие существенных признаков, свойств, особенностей, отличающих» одно явление от другого [38. С. 233]. Защитника от других субъектов уголовного процесса отличает его статус (права, обязанности и др.). Развивая эту мысль, можно сказать, что употребленное в Порядке расчетов выражение «в качестве защитника» имеет смысловое значение, аналогичное фразе «обладая статусом защитника». Защитник в уголовном процессе — это физическое лицо, осуществляющее в установленном УПК РФ и иным законодательством порядке защиту прав и (или) законных интересов подозреваемых, обвиняемых, а также не являющихся таковыми лиц, подозреваемых в совершении преступления, и (или) совершивших запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости, путем оказания им юридической помощи в уголовном процессе. В качестве защитников в уголовном процессе могут выступать: — адвокаты; — не являющиеся адвокатами лица (о данной разновидности защитников некоторые авторы забывают [1. С. 118 — 119; 2. С. 100; 5. С. 117 — 118; 6. С. 117 — 118; 7. С. 174; 8. С. 51 — 52; 13. С. 116 — 117; 14. С. 116 — 117; 17. С. 138 — 140; 19. С. 99 — 100; 27. С. 133; 58. С. 167 — 170; 59. С. 166 — 169; 66. С. 131 — 132; и др.]). Адвокат защитником становится после предъявления своего удостоверения адвоката и выписанного на него соответствующим адвокатским образованием ордера (ч. 4 ст. 49 УПК РФ). Не являющееся адвокатом лицо защитником может стать только после вынесения судом определения (постановления) о допуске его к участию в уголовном процессе в качестве защитника (ч. 2 ст. 49 УПК РФ). Однако по назначению у подозреваемого (обвиняемого и др.) может быть защитником только адвокат. Причем адвокат той адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, на территории обслуживания которого расположен орган предварительного расследования и (или) суд. Но что значит «по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда»? Согласно ч. ч. 3 и 4 ст. 50 УПК РФ в случае неявки приглашенного защитника в течение 5 суток со дня заявления ходатайства о приглашении защитника следователь (дознаватель и др.) или суд вправе предложить подозреваемому (обвиняемому и др.) пригласить другого защитника, а в случае его отказа принять меры по назначению защитника. Такие же меры следователь (дознаватель и др.) принимает, если в течение 24 часов с момента задержания подозреваемого или заключения подозреваемого (обвиняемого и др.) под стражу явка защитника, приглашенного им, невозможна. Именно здесь законодатель использовал термин «по назначению». Однако только ли в этом случае защитник органом предварительного расследования, судом назначается? По нашему глубокому убеждению, Порядок расчета полностью распространяется и на определение размера вознаграждения адвоката, участие которого в уголовном процессе обеспечено по правилам ч. 2 ст. 50 УПК РФ. Хотя законодатель в указанном месте ст. 50 УПК РФ не употребляет термина «по назначению», предусмотренный ч. 2 ст. 50 УПК РФ механизм обеспечения участия защитника в уголовном процессе ничем не отличается от процедуры назначения такового в порядке ч. ч. 3 или 4 той же статьи закона. Именно поэтому и Конституционный Суд РФ [30; 31], и Верховный Суд РФ [43; 52; и др.] рассматривают его как разновидность назначения защитника подозреваемому (обвиняемому и др.). Согласно п. п. 1, 4 — 6 Порядка расчета назначает защитника орган дознания, орган предварительного следствия или суд. Для того чтобы понять, безупречен ли данный перечень субъектов уголовного процесса, наделенных полномочием назначать защитника подозреваемому (обвиняемому и др.), необходимо сначала определиться со значением указанных понятий. Начнем с органа дознания. Орган дознания — это учреждение либо должностное лицо, на которое законом возложена обязанность (предоставлено право) производить направленную на обеспечение расследования уголовно-процессуальную и иную деятельность в связи с наличием у него информации о возможном совершении преступления. Под иной деятельностью здесь понимается не уголовно-процессуальная деятельность, обусловленная оперативно-розыскными или другими административно-властными полномочиями учреждения (должностного лица), наделенного статусом органа дознания. Виды органов дознания и пределы их подведомственности определены ст. ст. 40, 157 УПК РФ. Закон наделил полномочиями органа дознания в одном случае учреждение (органы внутренних дел, органы исполнительной власти, наделенные в соответствии с федеральным законом полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности, органы государственного пожарного надзора федеральной противопожарной службы), а в другом случае руководителя учреждения — должностное лицо (командира воинской части, соединения, начальника военного учреждения или гарнизона и др.). Полный перечень органов дознания — учреждений следующий: 1) органы внутренних дел Российской Федерации и входящие в их состав территориальные, в том числе линейные, управления (отделы, отделения) полиции; 2) органы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, в том числе территориальные и входящие в их структуру межрайонные, городские (районные) органы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ; 3) органы федеральной службы безопасности; 4) федеральные органы государственной охраны; 5) органы Федеральной службы судебных приставов; 6) таможенные органы Российской Федерации; 7) органы Службы внешней разведки Российской Федерации; 8) органы Федеральной службы исполнения наказаний; 9) органы государственного пожарного надзора федеральной противопожарной службы; 10) органы внешней разведки Министерства обороны РФ. Кроме того, органами дознания признаны должностные лица (а не возглавляемые ими учреждения): 1) командиры воинских частей, соединений; 2) начальники военных учреждений или гарнизонов; 3) капитаны морских судов; 4) руководители геологоразведочных партий и зимовок; 5) главы дипломатических представительств и консульских учреждений Российской Федерации. Основная часть уголовно-процессуальной деятельности органов дознания осуществляется органами внутренних дел и, в частности, сотрудниками полиции. Дознавателями органов внутренних дел Российской Федерации производится дознание в полном объеме по всем делам, по которым предварительное следствие необязательно, за исключением тех, дознание по которым вправе производить другие органы дознания (дознаватели). Каждому органу дознания подведомственна собственная категория уголовных дел. Однако от имени органа дознания процессом обеспечения участия в досудебном производстве адвоката в качестве защитника занимается конкретное должностное лицо, в производстве которого находится уголовное дело. Когда оно и является органом дознания, все понятно. Только оно и имеет право реализовывать данную функцию органа предварительного расследования. В системе же органов дознания — учреждений назначением адвоката в качестве защитника занимаются дознаватели, начальники подразделения дознания, руководители групп дознавателей, в производстве которых находится уголовное дело, по которому возникла необходимость осуществления искомых действий (принятия решений). Следующий субъект, в соответствии с Порядком расчета уполномоченный назначать адвоката в качестве защитника, — «орган предварительного следствия». Орган предварительного следствия — это должностное лицо (группа должностных лиц), уполномоченное на осуществление деятельности, направленной на досудебное установление всех обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу (ст. ст. 73, 421, 434 УПК РФ), впитавшей в себя максимум предусмотренных законом гарантий соблюдения прав и законных интересов личности на досудебных стадиях уголовного процесса. Органу предварительного следствия подследственны уголовные дела, по которым обязательно производство предварительного следствия. По общему правилу предварительное следствие прои зводится следователями, которые обладают процессуальной самостоятельностью. Между тем предварительное следствие может осуществляться и группой следователей, расследующих одно уголовное дело (следственной группой). Правом производства предварительного следствия также обладают руководители следственных органов. Соответственно, следователи и группа следователей, расследующих одно уголовное дело, являются, а руководитель следственного органа может быть органом предварительного следствия. Следственные подразделения в настоящее время имеются в Следственном комитете РФ, а также в органах внутренних дел, органах федеральной службы безопасности и органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ. Последним в Порядке расчета субъектом, имеющим возможность назначить защитника, назван суд. Под понятием «суд» как в уголовном процессе, так и Порядке расчета понимается рассматривающий уголовное дело состав верховного Суда РФ, Верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, автономной области, автономного округа, районного суда, военного (специализированного) суда, а также судья (мировой судья), рассматривающий дело единолично. Иначе говоря, принимать решение и организовывать участие адвоката в уголовном судопроизводстве по назначению вправе дознаватель, начальник подразделения дознания, руководителя группы дознавателей, следователь, руководитель следственного органа, руководитель следственной группы, суд, в том числе и судья, в производстве которого находится уголовное дело. Причем под уголовным судопроизводством в Порядке расчета понимается весь уголовный процесс начиная с возбуждения уголовного дела. Он состоит из стадии предварительного расследования и всех последующих судебных стадий. Защитник не может быть назначен только на стадии возбуждения уголовного дела. Соответственно, и юридическая помощь адвоката, оказанная подзащитному в ходе рассмотрения и разрешения заявления (сообщения) о преступлении, может быть оплачена в соответствии с положениями, закрепленными в комментируемом Порядке расчета, лишь по аналогии. Буквально же правоотношения стадии возбуждения уголовного дела не входят в круг тех, что урегулированы Порядком расчета. Размер вознаграждения адвоката зависит от «сложности уголовного дела». А при определении сложности уголовного дела учитываются подсудность, число и степень тяжесть вменяемых преступлений, количество подозреваемых (обвиняемых и др.), объем материалов дела, необходимость выезда адвоката в процессе ведения дела в другой населенный пункт и другие обстоятельства [32], где под уголовным делом подразумеваются прежде всего сами факты (группа обстоятельств), исследование которых осуществляется вначале на стадии предварительного расследования, а затем и на судебных стадиях. Совокупность процессуальных документов и не являющихся документами доказательств, собранных (подшитых, пронумерованных, упакованных и т. п.) после принятия решения о наличии в распоряжении следователя (дознавателя и др.) достаточных данных, указывающих на признаки объективной стороны состава преступления, и предусмотренного ст. 140 УПК РФ повода для возбуждения уголовного дела, вместе с материалами предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении именуется в п. п. 4 — 6 Порядка расчета материалами уголовного дела.

Комментарий к пункту 2

В п. 2 Порядка расчета установлены общие границы возможного вознаграждения, если так можно сказать, по простым уголовным делам в течение рабочего дня. Или, как здесь указано, за день участия, «являющийся нерабочим праздничным днем или выходным днем, а также в ночное время». С нерабочими праздничными днями все понятно. Согласно действующей редакции ст. 112 Трудового кодекса РФ (ТК РФ) нерабочими праздничными днями в Российской Федерации являются: 1, 2, 3, 4, 5, 6 и 8 января — Новогодние каникулы; 7 января — Рождество Христово; 23 февраля — День защитника Отечества; 8 марта — Международный женский день; 1 мая — Праздник Весны и Труда; 9 мая — День Победы; 12 июня — День России; 4 ноября — День народного единства. На первый взгляд нет сложности и с уяснением понятия «ночное время». Согласно п. 21 ст. 5 УПК РФ ночное время — это промежуток времени с 22 до 6 часов по местному времени. Этот же промежуток времени именуется ночным временем и в трудовом праве (ч. 1 ст. 96 ТК РФ). Между тем, иногда пользуясь правом, предоставленным п. 10 ч. 3 ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», Совет Адвокатской палаты субъекта Российской Федерации определяет иные границы ночного времени. К примеру, Совет Адвокатской палаты Воронежской области решением от 9 ноября 2007 года установил, что рабочим временем для адвокатов Адвокатской палаты Воронежской области является период с 9.00 до 18.00. Период за пределами рабочего времени является ночным временем [63]. Соответственно, в этом случае вполне возможно, что вознаграждение за день участия адвоката в качестве защитника по назначению и в период с 6.00 до 9.00 и (или) с 18.00 до 22.00 час. будет рассчитано как причитающееся за оказание юридической помощи в ночное время. С определением значения употребленного в Порядке расчета словосочетания «выходные дни» дела обстоят несколько сложнее. В ст. 111 ТК РФ закреплено правило, исходя из которого выходным днем у работника может быть любой день недели. Ведь у работодателей, приостановка работы у которых в выходные дни невозможна по производственно-техническим и организационным условиям, выходные дни предоставляются в различные дни недели поочередно каждой группе работников согласно правилам внутреннего трудового распорядка. Более того, и число выходных дней у разных людей может быть неодинаковым. При пятидневной рабочей неделе работникам предоставляются два выходных дня в неделю, при шестидневной рабочей неделе — один выходной день. Общим выходным днем является воскресенье. Второй выходной день при пятидневной рабочей неделе устанавливается коллективным договором или правилами внутреннего трудового распорядка. Таким образом, прямого указания закона на то, что выходными днями в нашем случае являются суббота и воскресенье, мы не нашли. Анализ же судебной практики указывает на то, что именно эти два дня (а не только одно воскресенье) именуются в судебных актах «общепринятыми выходными днями» [12] или просто «выходными днями» [11]. Именно поэтому мы бы рекомендовали и применительно к тексту Порядка расчета под выходными днями понимать воскресенье и субботу. К аналогичному выводу приходят и специалисты Федеральной палаты адвокатов РФ. Они к тому же рекомендуют советам адвокатских палат субъектов Российской Федерации специальным своим решением устанавливать для адвокатов пятидневную рабочую неделю с выходными днями: субботой и воскресеньем [63]. В этом случае ни у кого не возникнет сомнений по поводу того, является ли суббота для адвоката выходным днем.

Комментарий к пункту 3

Очень важно иметь четкое представление об основных критериях (правилах), определяющих суть закрепленного в п. 3 комментируемого Порядка расчета требования. Без уяснения смысла и значения таковых невозможно установить, что такое оплачиваемый адвокату вознаграждением «день участия», в какой мере адвокату оплачивается время, затраченное им на защиту прав, свобод и законных интересов подзащитного. Речь идет о следующих правилах: 1) оплате подлежат «дни участия» (а не часы, минуты и т. п.) или, иначе, время занятости адвоката в уголовном процессе в качестве защитника по назначению исчисляется в днях; 2) «днем участия» является тот день, в течение которого «адвокат был фактически занят выполнением поручения по соответствующему уголовному делу»; 3) «день участия» оплачивается вне зависимости от длительности работы адвоката в качестве защитника по назначению в течение этого дня; 4) вышеперечисленные критерии полностью распространяются и на исчисление вознаграждения за участие в качестве защитника по назначению в нерабочие праздничные дни и (или) выходные дни, а равно в ночное время. На существование первого правила обращал в свое время внимание и Конституционный Суд РФ. В этой связи он замечал, что использование такого метода усредненной оплаты труда адвокатов по назначению, основанного на объективных критериях (исходя в том числе из финансовых возможностей государства) и связывающего размер оплаты их труда именно с количеством дней, затраченных на оказание юридической помощи, не нарушает требований ч. 3 ст. 37 Конституции РФ о вознаграждении за труд без какой бы то ни было дискриминации [32]. Переходим к анализу второго критерия. Как уже было отмечено при разъяснении положений, закрепленных в п. 1 Порядка расчета, очень важно установить общий подход к интерпретации выражения «фактически занят выполнением поручения по соответствующему уголовному делу». Под поручением в п. 3 Порядка расчета подразумевается содержащееся в постановлении следователя (дознавателя и др.), постановлении (определении) суда предписание адвокату вступить в уголовный процесс в качестве защитника определенного подозреваемого (обвиняемого и др.). Такое постановление (определение) выносится и, соответственно, поручение дается по строго определенному уголовному делу. Если в отношении одного и того же человека расследуется (рассматривается) несколько уголовных дел и по всем этим делам защитником по назначению является один и тот же адвокат, пока уголовные дела не объединены в одно производство, он «фактически занят» выполнением нескольких (по количеству уголовных дел) поручений. По каждому уголовному делу (поручению) ему должно быть выплачено вознаграждение за дни, в течение которых им осуществлялась защита подозреваемого (обвиняемого и др.) по этому конкретному делу. «Занятой» — «такой, который в данное время занимается» чем-нибудь, «не имеет свободного времени» [23. С. 63]. «Заниматься» значит «делать, начинать делать» что-нибудь [23. С. 63]. «Делать», в свою очередь, означает «создавать в процессе работы; изготовлять, производить» [23. С. 47]. «Фактический» — это «отражающий действительное состояние» чего-нибудь, «соответствующий фактам». Иначе говоря, буквально «фактически занят» есть действительно в реальности имевшее место создание адвокатом в процессе работы (производство) чего-либо в целях, в нашем случае, защиты прав, свобод и законных интересов подзащитного. Этимологически получается, это не только участие адвоката в качестве защитника по назначению в производстве процессуальных действий (судебных заседаниях), но и производство иных, обусловленных его статусом действий (опросов, собирания предметов, привлечение специалиста и т. п.), а равно подготовка документов (ходатайств, жалоб, запросов и т. п.) в этих же целях и в связи с тем, что он был назначен защитником конкретного подозреваемого (обвиняемого и др.) по данному уголовному делу. Оплата адвокату осуществляется за день участия в качестве защитника по назначению по каждому уголовному делу. Размер вознаграждения адвоката зависит от сложности конкретного уголовного дела, а не уголовных дел в целом, по которым осуществлял защиту адвокат в течение дня. Ни Постановление Правительства РФ от 4 июля 2003 года N 400, ни Приказ Минюста России N 174, Минфина России N 122н от 5 сентября 2012 года не содержат запрета на оплату труда адвоката за каждое уголовное дело, в случае оказания адвокатом по назначению в один день юридической помощи разным лицам по разным уголовным делам [53]. И это правило действует во всех без исключения случаях. Оно порождает злоупотребления (участие адвоката за один день в десяти процессах), на которые уже обращали внимание правоведы [26]. Пока разработчики Порядка расчета не смогли сформулировать его так, чтобы предотвратить безответственное отношение некоторых адвокатов к реализации своей функции защитника по назначению. Третье правило (критерий) расчета вознаграждения адвокату — день его участия в уголовном процессе в качестве защитника по назначению оплачивается вне зависимости от длительности его работы в искомом качестве в течение этого дня. Под днем здесь подразумеваются определенные сутки [38. С. 137]. «В течение» чего — «во время» чего-нибудь, «в то время как» что-нибудь «продолжается, длится» [38. С. 692]. Иначе говоря, «день участия» адвокату следует оплатить, если он в определенные сутки что-то делал в целях защиты подозреваемого (обвиняемого и др.), которому он был назначен защитником. Размер затраченного им на это время не играет никакой роли. Адвокату засчитывается один «день участия» и в случае, когда он работал все 24 часа, и когда он потратил всего несколько минут своего времени.

Комментарий к пунктам 4 и 5

Понятия и термины, определяющие сложность различных уголовно-процессуальных производств, позволяющие установить специальные рамки расчета вознаграждения адвокату, который принял участие в качестве защитника по назначению в таковых, одинаковы в п. 4 и п. 5 Порядка расчета. Эти пункты отличаются лишь временем действия. Правила, закрепленные в п. 4 Порядка расчета, применяются следователями (дознавателями и др.) при вынесении постановлений, а судами постановлений (определений) о вознаграждении адвоката в период с 1 июля по 31 декабря 2012 года. Критерии же, установленные п. 5 Порядка расчета, — начиная с 1 января 2013 года. Поэтому, разъясняя выражения, использованные разработчиками комментируемого нормативного акта при формулировании п. 4 Порядка расчета, мы тем самым объясняем значение терминов, употребленных в п. 5 того же документа. Иначе говоря, сейчас мы будем разъяснять смысл и содержание сразу двух пунктов Порядка расчета одновременно. В подп. 1 п. 4 (подп. 1 п. 5) Порядка расчета речь идет о трех разновидностях уголовных дел, у которых рамки расчета вознаграждения, причитающегося адвокату, участвующему в таковых в качестве защитника по назначению, одинаковы. Первым видом уголовных дел названы дела, «рассматриваемые Верховным Судом РФ». Заметьте, здесь речь идет не о подсудности, а о рассмотрении дел. Иначе говоря, в размере, указанном в подп. 1 п. 4 (подп. 1 п. 5) Порядка расчета, адвокату выплачивается вознаграждение, когда он в качестве защитника по назначению принял участие в рассмотрении Верховным Судом РФ уголовного дела: — по первой инстанции; — в кассационной инстанции; — в надзорной инстанции; — ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств. А исходя из правил, закрепленных в подп. 1 п. 5 Порядка расчета, определяется также размер вознаграждения адвоката, принявшего участие в качестве защитника по назначению в судебном заседании Верховного Суда РФ, рассматривающего уголовное дело в апелляционной инстанции. Данный вид деятельности Верховный Суд РФ будет осуществлять с 1 января 2013 года. Вторая разновидность дел, за день участия в которых в качестве защитника по назначению адвокат получает вознаграждение в пределах, указанных в подп. 1 п. 4 (подп. 1 п. 5) Порядка расчета, — уголовные дела, рассматриваемые «судом с участием присяжных заседателей». В настоящее время таким судом может быть только верховный суд республики, краевой, областной суд, суд города федерального значения, суд автономной области, суд автономного округа и окружной (флотский) военный суд. Между тем третьей разновидностью дел названы уголовные дела, отнесенные к подсудности именно этих судов. Поэтому по меньшей мере в настоящее время упоминание в подп. 1 п. 4 (подп. 1 п. 5) Порядка расчета о судах, рассматривающих уголовные дела с участием присяжных заседателей, представляется излишним. Это не отдельная разновидность дел, это подвид дел, отнесенных к подсудности верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа и окружного (флотского) военного суда. Согласно же ч. 3 ст. 31 УПК РФ верховному суду республики, краевому или областному суду, суду города федерального значения, суду автономной области, суду автономного округа, окружному (флотскому) военному суду подсудны: 1) уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 126, ч. ч. 3 и 4 ст. 131, ч. ч. 3 и 4 ст. 132, ст. ст. 205 — 205.2, ч. ч. 2 — 4 ст. 206, ч. 1 ст. 208, ст. ст. 209 — 211, ч. 1 ст. 212, ст. 227, ч. 3 ст. 228.1, ч. 4 ст. 229.1, ст. ст. 275 — 279, 281, 295, 317, 353 — 358, ч. ч. 1 и 2 ст. 359 и ст. 360 УК РФ; 2) уголовные дела в отношении члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы, судьи федерального суда, мирового судьи по их ходатайству, заявленному до начала судебного разбирательства; 3) уголовные дела, в материалах которых содержатся сведения, составляющие государственную тайну. Помимо того, верховному суду республики, краевому или областному суду, суду города федерального значения, суду автономной области, суду автономного округа, окружному (флотскому) военному суду подсудны уголовные дела о запрещенных уголовным законом деяниях невменяемого (лица, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение), подпадающих под признаки ему подсудного преступления [28]. По правилам подп. 1 п. 4 (подп. 1 п. 5) Порядка расчета определяется также размер причитающегося адвокату вознаграждения и в случае его участия в судебном заседании верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа и окружного (флотского) военного суда, рассматривающего возвращенное суду уголовное дело на новое судебное разбирательство. Причем следует иметь в виду, что в этом случае верховным судом республики, краевым, областным судом, судом города федерального значения, судом автономной области, судом автономного округа или окружным (флотским) военным судом может быть рассмотрено дело в отношении преступлений, по общему правилу неподсудных этому суду. Речь идет о следующей ситуации. Если обвинительный приговор, постановленный судом с участием присяжных заседателей в отношении нескольких лиц, отменен вышестоящей судебной инстанцией с направлением дела на новое судебное разбирательство лишь в отношении одного или нескольких лиц, обвиняемых в совершении преступлений, не указанных в ч. 3 ст. 31 УПК РФ и, таким образом, не имеющих права на рассмотрение дела с участием присяжных заседателей, дело в отношении такого обвиняемого (таких обвиняемых) должно быть принято к производству и рассмотрено верховным судом республики, краевым, областным судом, судом города федерального значения, судом автономной области, судом автономного округа или окружным (флотским) военным судом — единолично судьей федерального суда либо коллегией из трех судей федерального суда (при наличии ходатайства лица, обвиняемого в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления). Дело в отношении такого лица (таких лиц) не может быть направлено в нижестоящий суд, так как подсудность была определена ранее на основании ч. 1 ст. 33 УПК РФ [46]. И соответственно, день участия адвоката в качестве защитника по назначению в таком судебном заседании также следует оплачивать по правилам, предусмотренным подп. 1 п. 4 (подп. 1 п. 5) Порядка расчета. В подп. 2 п. 4 (подп. 2 п. 5) Порядка расчета перечислены еще три разновидности дел. По ним день участия оплачивается одинаково. Первым видом уголовных дел названы дела «в отношении трех или более подозреваемых, обвиняемых (подсудимых) лиц». Сразу обратим внимание на несколько важных моментов. Во-первых, речь здесь идет об уголовном деле, а не о количестве подзащитных. Соответственно, к исследуемой категории уголовных дел относятся все и каждое уголовное дело, где имеется три и более подозреваемых (обвиняемых и др.). Во-вторых, в подп. 2 п. 4 (подп. 2 п. 5) Порядка расчета речь идет о «подозреваемых, обвиняемых (подсудимых) лицах», а не о подозреваемых и обвиняемых, как в остальных разделах (подп. 3 п. 4, подп. 3 п. 5, п. 6) того же документа. Поэтому, по нашему мнению, к данной категории уголовных дел должны быть отнесены все те дела, из материалов которых следует, что расследуемое (рассматриваемое) преступление было совершено тремя и (или) более лицами. Если один из соучастников умер, скрылся от следствия или даже является не установленным следствием (органом дознания) лицом, все равно, если по делу «подозреваемых, обвиняемых (подсудимых) лиц» больше двух, оплата адвоката, участвующего в уголовном процессе в качестве защитника по назначению, за один день его участия должна исчисляться по правилам подп. 2 п. 4 (подп. 2 п. 5) Порядка расчета. И наконец, в-третьих. Не обязательно, чтобы у адвоката, участвующего в уголовном процессе в качестве защитника по назначению, было несколько подзащитных по такому уголовному делу. Категория уголовного дела остается той же и в том случае, когда у адвоката всего один подзащитный, и когда их несколько. В зависимости от количества подзащитных различия в оплате труда адвоката возможны. Но вознаграждение не может выходить за пределы рамок, установленных подп. 2 п. 4 (подп. 2 п. 5) Порядка расчета, если, конечно, нет оснований применения расчета, предусмотренного подп. 1 п. 4 (подп. 1 п. 5) комментируемого Порядка расчета. «Подозреваемых, обвиняемых (подсудимых) лиц» должно быть по меньшей мере трое. Возрастание количества подозреваемых (обвиняемых и др.) по уголовному делу также может увеличивать размер вознаграждения адвоката лишь по правилам, установленным п. 6 Порядка. В случае предъявления обвинения по трем или более инкриминируемым преступлениям расчет вознаграждения за день участия адвоката в качестве защитника по назначению осуществляется также по подп. 2 п. 4 (подп. 2 п. 5) Порядка расчета. И вновь мы имеем дело с фразой «по уголовным делам, в случае предъявления обвинения по трем или более инкриминируемым преступлениям», а не со словосочетанием «в случае предъявления подзащитному обвинения по трем или более инкриминируемым преступлениям». Получается, если по уголовному делу, к примеру, два подозреваемых (обвиняемых и др.) и одному из них предъявлено обвинение в совершении трех и более преступлений (преступных эпизодов), по правилам подп. 2 п. 4 (подп. 2 п. 5) Порядка расчета будет определяться размер вознаграждения и тому адвокату, который осуществляет защиту по назначению другого подозреваемого (обвиняемого и др.), совершившего менее трех преступлений. В исследуемом абзаце подп. 2 п. 4 (подп. 2 п. 5) Порядка расчета речь идет о предъявлении обвинения. «Предъявлением» обвинения в нашем случае следует считать прежде всего объявление обвиняемому (его защитнику) постановления о привлечении его в качестве обвиняемого. Объявить постановление о привлечении в качестве обвиняемого означает зачитать или дать прочесть вслух обвиняемому (защитнику) текст данного процессуального документа. Предъявление обвинения сопровождается разъяснением обвиняемому существа предъявленного обвинения и прав обвиняемого. Однако следует иметь в виду, что таковые являются самостоятельными видами процессуальной деятельности, собственно, не являющимися составной частью предъявления обвинения. Однако следует признать, что некоторые процессуалисты и эти виды деятельности включают в содержание «предъявления» обвинения [22. С. 188]. И еще одно замечание. При производстве дознания предъявления обвинения в вышеуказанной форме может не быть. В этом случае, думается, предъявлением обвинения будет предусмотренное ч. 2 ст. 225 УПК РФ ознакомление обвиняемого с обвинительным актом. Хотя законодатель это действие предъявлением обвинения не именует. Между тем при таком ознакомлении обвиняемый впервые узнает о том, какие преступления ему инкриминированы. Под обвинением, соответственно, здесь подразумевается то, в чем лицо, а вернее сказать, обвиняемый, обвиняется. Согласно п. 22 ст. 5 УПК РФ обвинением именуется утверждение о совершении определенным физическим лицом деяния, запрещенного уголовным законом, выдвинутое (предъявленное) в порядке, установленном УПК РФ. «Обвинение», о котором упоминается в подп. 2 п. 4 (подп. 2 п. 5) Порядка расчета, впервые формулируется в описательной и резолютивной частях постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого или обвинительного акта. В уголовном деле могут содержаться сведения о совершении лицом и иных преступлений. Однако пока эти сведения не стали частью указанного постановления, они не будут являться элементом содержания обвинения. Не могут засчитываться за те преступления, которые в подп. 2 п. 4 (подп. 2 п. 5) Порядка расчета именуются «инкриминируемыми». Предъявление обвинения осуществляется после вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого (обвинительного акта). Когда же искомые документы вынесены, в уголовном деле порой уже есть обвиняемый, которому инкриминировано совершение трех и (или) более преступлений. Однако, пока ему не будет предъявлено обвинение, вознаграждение за день участия адвоката в качестве его защитника по назначению не может быть исчислено по правилам подп. 2 п. 4 (подп. 2 п. 5) Порядка расчета. Дни до предъявления обвинения оплачиваются по общим правилам, и лишь начиная со дня предъявления обвинения (включительно) размер вознаграждения определяется по правилам, установленным подп. 2 п. 4 (подп. 2 п. 5) Порядка расчета. Осталось разобраться с понятием «преступление». Не вдаваясь в уголовно-правовую его характеристику, заметим лишь то, что обычно это отличающиеся прежде всего по времени совершения от других эпизодов преступной деятельности общественно опасные деяния. Иногда одно общественно опасное деяние квалифицируется по совокупности статей (частей, пунктов) Особенной части УК РФ. Думается, в этом случае мы также имеем дело с совокупностью преступлений. Соответственно, если таковых в вину обвиняемому будет вменено три и (или) более, один день участия адвоката в качестве его защитника по назначению должен будет оплачиваться по правилам, предусмотренным подп. 2 п. 4 (подп. 2 п. 5) Порядка расчета. Бывает и прямо противоположная ситуация, когда серия, к примеру, краж квалифицируется по одному пункту, части и статье УК РФ. Между тем каждый эпизод такой совокупности является отдельным преступлением. И, несмотря на то что совершение их предусмотрено одним и тем же пунктом, частью и статьей УК РФ, имеет место вменение лицу в вину (соответственно, затем — предъявление) обвинения по нескольким преступлениям. Если таковых три и более, после предъявления обвинения за один день участия адвоката в качестве защитника по назначению по такому уголовному делу он получает вознаграждение, порядок расчета которого установлен подп. 2 п. 4 (подп. 2 п. 5) комментируемого нормативного акта. Исключение составляют лишь длящиеся и продолжаемые преступления, которые могут состоять из нескольких деяний, иметь место продолжительное время, но являться одним преступлением. С третьей разновидностью уголовных дел на первый взгляд все ясно. Но и здесь могут возникнуть вопросы. Например, сколько листов как минимум должно быть подшито в один том. Относятся ли к материалам уголовного дела изъятые и подшитые в виде отдельных томов бухгалтерские документы? Ответим на поставленные вопросы. Второй том уголовного дела может быть начат, если материалы уголовного дела превышают примерно 300 листов. То же самое можно сказать и о третьем томе. Соответственно, если уголовное дело состоит из, к примеру, 700 листов, оно вполне может следователем (дознавателем и др.) быть оформлено в виде трех томов. Но орган предварительного расследования может подшить материалы такого дела и в два тома. В этом случае на первое место выдвигается формальный признак. День участия адвоката в качестве защитника по назначению по равным исходя из количества страниц, но неодинаковым из-за оформления таковых в два и, соответственно, в три тома уголовным делам будет оплачиваться неодинаково. Несмотря на то что общее количество листов дела одинаково, только то уголовное дело, что состоит из трех томов, будет подпадать под признаки, указанные в подп. 2 п. 4 (подп. 2 п. 5) Порядка расчета. А теперь по поводу учета отдельных томов бухгалтерских документов. Если эти документы изъяты в ходе производства следственных действий по данному уголовному делу (представлены, истребованы и т. п.) и не возвращены их владельцам (не уничтожены и т. п.), они являются доказательствами (процессуальными документами) по уголовному делу или, иначе, материалами уголовного дела. И то обстоятельство, что ранее они были бухгалтерскими документами, не умаляет их настоящего статуса. Соответственно, при подсчете количества томов уголовного дела в расчет обязательно должны браться все составляющие его документы, а значит, и те тома этого дела, которые состоят лишь из актов, оформленных вне уголовного процесса. В подп. 3 п. 4 (подп. 3 п. 5) Порядка расчета речь идет о пяти разновидностях уголовных дел: 1) об уголовных делах, рассматриваемых в закрытых судебных заседаниях; 2) об уголовных делах, рассматриваемых в выездных судебных заседаниях; 3) об уголовных делах в отношении несовершеннолетних; 4) об уголовных делах в отношении подозреваемых (обвиняемых и др.), не владеющих языком, на котором ведется судопроизводство; 5) об уголовных делах в отношении подозреваемых (обвиняемых и др.), которые в силу физических или психических недостатков не могут самостоятельно осуществлять свое право на защиту. Согласно ст. 123 Конституции РФ разбирательство дел во всех судах и при любом порядке осуществления правосудия открытое. Любое лицо, достигшее шестнадцати лет, а с разрешения председательствующего и меньшего возраста, может присутствовать в судебном заседании. Слушание дела в закрытом заседании допускается в случаях, предусмотренных федеральным законом. В ст. 241 УПК РФ уточнено, что исключением из этого правила является всего один случай — когда вынесено мотивированное определение суда или постановление судьи о проведении закрытого судебного заседания (в отношении всего заседания или его части). Такие определения или постановления суда (судьи) могут быть вынесены: а) если разбирательство уголовного дела в суде может привести к разглашению государственной или иной охраняемой федеральным законом тайны; б) по делам о преступлениях лиц, не достигших шестнадцатилетнего возраста; в) по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности и других преступлениях, когда их рассмотрение может привести к разглашению сведений об интимных сторонах жизни участников уголовного судопроизводства либо сведений, унижающих их честь и достоинство; г) когда этого требуют интересы обеспечения безопасности участников судебного разбирательства, их близких родственников, родственников или близких лиц; д) если оглашается переписка, запись телефонных и иных переговоров, телеграфные, почтовые и иные сообщения (исследуются материалы фотографирования, аудио — и (или) видеозаписей, киносъемки, носящие личный характер), лиц, которые согласие на производство этого действия не давали (ст. 241 УПК РФ). После вынесения определения (постановления) о проведении закрытого судебного заседания день участия адвоката в качестве защитника по назначению исчисляется по правилам подп. 3 п. 4 (подп. 3 п. 5) Порядка расчета, если, конечно, отсутствуют критерии, позволяющие рассчитать его вознаграждение по более высокой ставке. Причем следует иметь в виду, что в соответствии со ст. 21.1 Закона РФ «О государственной тайне» адвокаты, участвующие в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по делам, связанным со сведениями, составляющими государственную тайну, допускаются к сведениям, составляющим государственную тайну, без проведения каких-либо проверочных мероприятий. Указанные лица предупреждаются о неразглашении государственной тайны, ставшей им известной в связи с исполнением ими своих полномочий, и о привлечении их к ответственности в случае ее разглашения, о чем у них отбирается соответствующая расписка. Слушание дел в закрытом судебном заседании осуществляется с соблюдением всех правил уголовного судопроизводства. Приговоры судов или его вводная и резолютивная части во всех случаях провозглашаются в открытом судебном заседании (публично). Следующая разновидность уголовных дел, день участия в которых адвоката в качестве защитника по назначению оплачивается исходя из норм, закрепленных в подп. 3 п. 4 (подп. 3 п. 5) Порядка расчета, — это уголовные дела, рассматриваемые в выездных судебных заседаниях. Выражение «выездное судебное заседание» в УПК РФ отсутствует. Здесь ни в каких формах не употребляется даже прилагательное «выездной» («выездное»). Тем не менее такие судебные заседания судами проводятся. На это указывает упоминание о возможности проведения выездных судебных заседаний не только в комментируемом Порядке расчета, но и в п. 7.4 Инструкции по судебному делопроизводству в районном суде [34], п. 6.11 Инструкции по делопроизводству в Верховном Суде РФ [10], а равно анализ судебной практики [41; 42; и др.]. Выездным именуется любое судебное заседание, проводимое за пределами помещения суда. Обычно таковые проводятся по месту совершения преступления, проживания, работы (учебы) подсудимого либо потерпевшего. А теперь приступим к характеристике уголовных дел «в отношении несовершеннолетних». В Порядке расчета при употреблении выражения «в отношении несовершеннолетних» подразумевается оказание адвокатом юридической помощи в качестве защитника по назначению лицу, которое совершило преступление в несовершеннолетнем возрасте. Именно так толкуется понятие «несовершеннолетний» в УПК РФ применительно к предусмотренному главой 50 УПК РФ особому уголовно-процессуальному производству — «производству по уголовным делам в отношении несовершеннолетних». В ч. 1 ст. 420 УПК РФ прямо указано на то, что требования главы 50 УПК РФ применяются по уголовным делам в отношении лиц, не достигших к моменту совершения преступления возраста восемнадцати лет. Почему мы здесь ведем речь об осуществлении защиты подозреваемого (обвиняемого и др.), совершившего преступление в несовершеннолетнем возрасте, а не об уголовном деле, где одним из подозреваемых (обвиняемых и др.) является такое лицо? Ведь разъясняя предыдущий подпункт Порядка расчета, мы указывали, что уголовное дело в отношении трех и более подозреваемых (обвиняемых и др.) есть и тогда, когда у адвоката имеется всего один подзащитный. По нашему мнению, подход к толкованию данных разновидностей уголовных дел не меняется. Он одинаков. И в общем виде может быть озвучен так — сложность дела определяется не его наименованием, а необходимостью осуществления адвокатом дополнительной работы. Когда в уголовном деле несколько подозреваемых (обвиняемых и др.), адвокат каждого затрачивает больше времени на осуществление защиты, чем в случае, когда в деле всего один (два) подозреваемых (обвиняемых и др.). А вот защита взрослого подозреваемого (обвиняемого и др.), если не вспоминать о количестве преступлений и соучастников, не осложняется требованиями главы 50 УПК РФ. Закрепленные здесь дополнительные гарантии соблюдения прав, свобод и законных интересов подзащитного касаются лишь тех подозреваемых (обвиняемых и др.), которые преступление совершили в несовершеннолетнем возрасте. Поэтому осуществление их защиты по назначению и оплачивается иначе, чем оплата защиты взрослого подозреваемого (обвиняемого и др.). То же самое можно сказать и об уголовных делах в отношении подозреваемых (обвиняемых и др.), не владеющих языком, на котором ведется судопроизводство, а равно в отношении подозреваемых (обвиняемых и др.), которые в силу физических или психических недостатков не могут самостоятельно осуществлять свое право на защиту. Итак, несовершеннолетним является лицо, не достигшее восемнадцатилетнего возраста. Данное утверждение зиждется прежде всего на положениях, закрепленных в ч. 1 ст. 21 ГК РФ. Соответственно, несовершеннолетним лицо, подозреваемое в совершении преступления (обвиняемый и др.), перестанет быть лишь на следующий день после дня его рождения, в который ему исполнилось восемнадцать лет. До этого дня рождения и в день рождения он будет оставаться несовершеннолетним. Но на следующий день несовершеннолетним он уже не является. Между тем, если само преступление (хотя бы одно из вменяемых ему в вину) он совершил в несовершеннолетнем возрасте, в отношении его будет осуществлено производство, предусмотренное главой 50 УПК РФ, и соответственно, тем самым осуществление его защиты усложнится. Адвокат будет реализовывать защиту подозреваемого (обвиняемого и др.) по более сложному уголовному делу, в связи с чем и расчет вознаграждения адвоката следует производить в соответствии с правилами, закрепленными в подп. 3 п. 4 или подп. 3 п. 5 Порядка расчета. Иногда возраст подозреваемого (обвиняемого и др.) устанавливается путем проведения судебной экспертизы. В этом случае днем рождения подозреваемого (обвиняемого и др.) считается последний день того года, который назван экспертами, а при определении возраста минимальным и максимальным числом лет следователю (дознавателю и др.) и суду (судье) следует исходить из предлагаемого экспертами минимального возраста такого лица [47]. Гражданскому законодательству известен институт эмансипации. Несовершеннолетний, достигший шестнадцатилетнего возраста, может быть объявлен полностью дееспособным, если он работает по трудовому договору, в том числе по контракту, или с согласия родителей, усыновителей или попечителя занимается предпринимательской деятельностью (ч. 1 ст. 27 ГК РФ). Однако и такое лицо все же является несовершеннолетним, и, соответственно, если он совершил преступление до достижения восемнадцатилетнего возраста, вознаграждение за осуществление его защиты по назначению будет исчисляться как по уголовному делу «в отношении несовершеннолетнего». Следующая категория дел, на которые распространяются правила определения размера вознаграждения, предусмотренные подп. 3 п. 4 и, соответственно, подп. 3 п. 5 Порядка расчета, — это дела в отношении подозреваемых (обвиняемых и др.), не владеющих языком. Понятие «владеть языком» в настоящем Порядке расчета употреблено в значении «знать язык, твердо помнить, как на этом языке следует говорить». В русском языке глагол «владеть» толкуется как «уметь, иметь возможность пользоваться» чем-нибудь, «действовать при помощи» чего-нибудь [23. С. 26; 38. С. 74]. Соответственно, «не владеть языком» означает не знать (не помнить), как говорить на языке. В этой связи возникает вопрос, следует ли относить к разряду лиц, не владеющих языком, на котором ведется уголовное судопроизводство, лиц, которые свободно говорят на этом языке, однако являются неграмотными? Неграмотных лиц, подозреваемых в совершении преступления (обвиняемых и др.), мы бы рекомендовали также относить к числу тех, на кого распространяются правила подп. 3 п. 4 и подп. 3 п. 5 Порядка расчета. Такое толкование рассматриваемого выражения обусловлено основной идеей, заложенной законодателем в подп. 3 п. 4 и подп. 3 п. 5 Порядка расчета. Эта идея звучит так: защита лица, которое по объективным причинам не может самостоятельно осуществлять свое право на защиту, сложнее, чем защита лица, которое не лишено такой возможности. Неграмотность лица, препятствующая самостоятельному ознакомлению с процессуальными документами, с которыми оно вправе знакомиться, существенно ограничивает возможности реализации им права на защиту. Уже одно только указанное обстоятельство наглядно демонстрирует большую сложность осуществления его защиты. Думается, аналогичным образом рассуждают те правоведы, которые к физическим недостаткам, которые не позволяют подозреваемому (обвиняемому) самостоятельно осуществлять свое право на защиту, относят «неспособность к письму из-за неврологических отклонений (так называемый писчий спазм) или по причине ампутации нескольких пальцев» [64. С. 246]. Противники такого толкования словосочетания «не владеет языком» («владеть языком») вполне могут заявить, что один и тот же термин должен иметь одно и то же значение как в комментируемом Порядке расчета, так и в УПК РФ. Между тем даже в самом УПК РФ термин «владеть языком» употреблен в разных значениях. Обвиняемый, к примеру, вправе давать показания на том языке, на котором он может говорить, но не умеет писать. С общей идеей необходимости употребления в отдельно взятом нормативно-правовом акте одного и того же слова (словосочетания) в одном и только одном значении мы, несомненно, согласны. Но законодатель не следует этой установке. Он постоянно, и не только в рамках УПК РФ, но и в пределах отдельно взятой статьи закона употребляет одно и то же слово в разных значениях. Мы не раз в своих публикациях тому приводили примеры [55]. Точно так же происходит со словосочетанием «владеть языком». Вряд ли кто-нибудь возразит против утверждения, что нельзя ставить знак равенства между «владением языком» при даче показаний (подп. 3 п. 4 и подп. 3 п. 5 Порядка расчета, п. 6 ч. 4 ст. 46, п. 6 ч. 4 ст. 47, п. 5 ч. 2 ст. 54, п. 2 ч. 4 ст. 56 УПК РФ) и «владением языком» при осуществлении перевода (ч. 1 ст. 59 УПК РФ). Итак, «владеть языком» с позиций подп. 3 п. 4 и подп. 3 п. 5 Порядка расчета — это прежде всего уметь говорить на этом языке. Но в содержание данного понятия последовательно также включить умение читать на том же языке. На такое понимание рассматриваемого словосочетания нацеливает его теоретический анализ. Практика же высшего органа правосудия нашего государства указывает на то, что п. 4 ч. 1 ст. 51 УПК РФ, а соответственно, и подп. 3 п. 4 и подп. 3 п. 5 Порядка расчета не распространяется на таких, к примеру, подозреваемых (обвиняемых и др.), которые длительное время (десять лет) проживали на территории России, владеют русским языком и не заявляли во время предварительного расследования ходатайства об обеспечении их переводчиком [45]. И наоборот, если, к примеру, подозреваемый (обвиняемый и др.) по национальности является узбеком, основную часть своей сознательной жизни проживал в Узбекистане, окончил восемь классов узбекской школы, собственноручно написал объяснение, которое со всей очевидностью свидетельствует о том, что он не владеет языком, на котором ведется уголовное судопроизводство, участие защитника в таком уголовном процессе обязательно с любого первым наступившего момента, указанного в ч. 3 ст. 49 УПК РФ [44]. День участия в качестве защитника такого подозреваемого (обвиняемого и др.) адвокату должен оплачиваться по правилам подп. 3 п. 4 и подп. 3 п. 5 Порядка расчета. И еще одно уточнение. Если лицо, подозреваемое в совершении преступления (обвиняемый и др.) нуждается в помощи переводчика, у него обязательно должен быть защитник (на данное обстоятельство обращают внимание и другие ученые [64. С. 247]). Но и отсутствие необходимости приглашения переводчика в ряде случаев не является безусловным подтверждением того, что на его правовой статус не распространяются правила, предусмотренные п. 4 ч. 1 ст. 51 УПК РФ, и, соответственно, что определение размера причитающегося адвокату вознаграждения не должно быть осуществлено согласно подп. 3 п. 4 и подп. 3 п. 5 Порядка расчета. Мы анализировали словосочетание «владеть языком». Но его характеристика не будет полной, пока мы не скажем, что же такое «язык», которым владеет или не владеет подозреваемый (обвиняемый и др.). Под понятием «язык» в нашем случае подразумевается членораздельная речь, совокупность слов и форм, с помощью которых лицо, подозреваемое в совершении преступления (обвиняемый), выражает свои мысли <4>. Или то же самое, но другими словами: язык — это «система звуковых, словарных и грамматических средств, объективирующая работу мышления и являющаяся орудием общения, обмена мыслями и взаимного понимания людей в обществе» [38. С. 794]. ——————————— <4> Данное определение сформулировано с использованием информации, изложенной на сайте [67].

Термин «ведется производство по уголовному делу», использованный в подп. 3 п. 4 и подп. 3 п. 5 Порядка расчета, означает, что все процессуальные документы следователем (дознавателем и др.), судом составляются на определенном языке. На каком бы языке ни делались заявления, ни давались объяснения и показания, ни заявлялись ходатайства и ни приносились жалобы, все они заносятся в процессуальные документы также на этом же языке. В соответствии с правилами ч. 1 ст. 18 УПК РФ уголовное судопроизводство в Российской Федерации ведется на русском языке, а также на государственных языках входящих в Российскую Федерацию республик. О возможности осуществления уголовного судопроизводства на государственном языке входящих в Российскую Федерацию республик часть ученых забывают [9. С. 149; 54. С. 148]. Последней, специально предусмотренной Порядком расчета разновидностью уголовных дел являются дела в отношении подозреваемых (обвиняемых и др.), которые в силу физических или психических недостатков не могут самостоятельно осуществлять свое право на защиту. По такого рода уголовным делам согласно п. 3 ч. 1 ст. 51 УПК РФ участие защитника обязательно. Оплата труда такого адвоката, участвующего в деле в качестве защитника по назначению, осуществляется по правилам, предусмотренным подп. 3 п. 4 и подп. 3 п. 5 Порядка расчета. Но что это за уголовные дела? Как уже было отмечено выше, термин «подозреваемый» в данном случае подлежит расширительному толкованию. К таковым следует относить любое лицо, подозреваемое в совершении преступления. Значение понятия «обвиняемый» и «подсудимый» нами также уже было разъяснено. Рассматриваемое, закрепленное в подп. 3 п. 4 и подп. 3 п. 5 Порядка расчета процессуальное положение касается не любых лиц, подозреваемых в совершении преступления (обвиняемых), а только имеющих (в некоторых работах употребляют словосочетание «владеющие физическими и психическими недостатками» [15. С. 118; 16. С. 118]) физические и (или) психические недостатки, наличие которых является определенным препятствием на пути самостоятельной реализации их собственного права на защиту. Именно в этом смысле здесь употреблено словосочетание «в силу физических или психических недостатков не может самостоятельно осуществлять свое право на защиту». По ранее действующему УПК РСФСР соответствующая категория уголовных дел именовалась несколько иначе. В пункте 3 ч. 1 ст. 49 УПК РСФСР 1960 года речь шла о «немых, глухих, слепых и других лицах, которые в силу своих физических или психических недостатков не могут сами осуществлять свое право на защиту». Сейчас упоминание о немых, глухих и слепых лицах нет ни в п. 3 ч. 1 ст. 51 УПК РФ, ни, соответственно, в подп. 3 п. 4 и подп. 3 п. 5 Порядка расчета. Однако по традиции к уголовным делам, на которые распространяются правила подп. 3 п. 4 и подп. 3 п. 5 Порядка расчета, относятся дела в отношении подозреваемых (обвиняемых и др.), физический недостаток которых позволяет отнести их к категории немых, глухих и (или) слепых лиц. Причем в отличие от большинства остальных лиц, имеющих физические и (или) психические недостатки, те, кто является немым, глухим и (или) слепым, одновременно считается лицом, которое не может самостоятельно осуществлять свое право на защиту. Наличие же иных физических и (или) психических недостатков не обязательно имеет следствием возникновение у лица определенных сложностей с самостоятельным осуществлением своего права на защиту. Иначе говоря, всех лиц, которые имеют физические и (или) психические недостатки, последовательно разделить на две разновидности: — на тех, для кого их физические и (или) психические недостатки не являются каким-либо препятствием на пути самостоятельного осуществления ими своего права на защиту; — на тех, кому имеющиеся у него физические и (или) психические недостатки мешают самостоятельно осуществить свое право на защиту. Правила подп. 3 п. 4 и подп. 3 п. 5 Порядка расчета распространяются лишь на уголовные дела в отношении последней из названных разновидностей лиц, обладающих тем или иным физическим и (или) психическим недостатком. Приведенная здесь классификация позволяет критически посмотреть на сформулированную Н. Подольным характеристику физических недостатков, о которых шла речь в ст. 49 УПК РСФСР (а значит и в подп. 3 п. 4 и подп. 3 п. 5 Порядка расчета). Н. Подольный пишет, что «в целях последовательного соблюдения принципа уголовного процесса — права обвиняемого на защиту, необходимо понятие «физические недостатки», даваемое ст. 49 УПК РСФСР, рассматривать не только как наличие у обвиняемого физических увечий, препятствующих правильному и адекватному восприятию хода расследования, но и как наличие у него острого или тяжелого хронического заболевания, в силу которого обвиняемый не может правильно воспринимать ход расследования, адекватно на него реагировать и потому не в состоянии самостоятельно реализовать предоставленное ему законом право на защиту. Наличие у обвиняемого острого или тяжелого хронического заболевания во время расследования по делу является безусловным основанием для обязательного участия защитника с момента предъявления лицу обвинения» [51]. И соответственно, по такому уголовному делу день участия адвоката в качестве защитника по назначению должен будет оплачиваться по ставке, указанной в подп. 3 п. 4 и подп. 3 п. 5 Порядка расчета. Свою позицию автор обосновывает с помощью примера. Им сообщается, что «Верховным судом Мордовской ССР 21 июня 1993 г. в судебном заседании было выявлено существенное нарушение закона, допущенное на предварительном следствии. Оно проявилось в том, что следователь предъявил гражданину обвинение с участием защитника. Однако в последующем, в ходе расследования по делу, отказывал защитнику принимать участие в следственных действиях. В ходе одного из допросов у обвиняемого произошло желудочное кровоизлияние, сопровождающееся сильными болевыми ощущениями. Не принимая этого во внимание, следователь отказывал настойчивым требованиям обвиняемого предоставить ему защитника при проведении допросов. Такие действия следователя Верховный суд Мордовской ССР признал существенным нарушением закона, выразившимся в нарушении права на защиту, указав при этом, что, находясь в болезненном состоянии, обвиняемый не мог правильно воспринимать ход расследования и потому не был в состоянии самостоятельно защищать свои права и законные интересы» [51]. Если бы Н. Подольный говорил не о «понятии «физические недостатки», даваемом ст. 49 УПК РСФСР», а о «понятии «физические недостатки, не позволяющие самостоятельно осуществлять свое право на защиту», употребленном законодателем в ст. 49 УПК РСФСР» <5>, то мы бы целиком и полностью согласились с теми выводами, в наличии которых он нас пытался убедить. Однако ученый, во-первых, вел речь вообще о «физических недостатках» (такую ошибку допускают и другие ученые [57. С. 142]), а, как мы уже продемонстрировали, таковые могут мешать, а могут и не являться каким-либо препятствием для самостоятельной реализации лицом своего права на защиту. Во-вторых, Н. Подольный указывал на не соответствующий действительности факт того, что понятие «физические недостатки» было сформулировано в ст. 49 УПК РФ. Такого определения п. 3 ч. 1 ст. 49 УПК РСФСР 1960 года не содержал. Его нет в уголовно-процессуальном законе и по сей день. ——————————— <5> Если вести речь о действующем законе, то сейчас слова «ст. 49 УПК РСФСР» позволительно заменить на «п. 3 ч. 1 ст. 51 УПК РФ».

Использованная автором формулировка небезупречна. Но верна сама идея. Если внести небольшую правку в текст рассуждений Н. Подольного, настроить их на современный лад, то в результате мы получим совершенно правильную мысль: понятие «физические недостатки, не позволяющие лицу самостоятельно осуществлять свое право на защиту», употребленное законодателем в подп. 3 п. 4 и подп. 3 п. 5 Порядка расчета, следует рассматривать не только как присутствие у лица, подозреваемого в совершении преступления (обвиняемого), физических увечий, препятствующих правильному и адекватному восприятию хода уголовного судопроизводства, но и не в меньшей мере как наличие у него острого или тяжелого хронического заболевания (на данное обстоятельство обращают внимание и другие ученые [57. С. 143]). Содержащиеся в материалах уголовного дела доказательства того, что лицо, подозреваемое в совершении преступления (обвиняемый), страдает острым или тяжелым хроническим заболеванием, должны признаваться безусловным подтверждением того, что оно не в состоянии самостоятельно осуществлять свое право на защиту. А значит, такое лицо должно быть обеспечено помощью защитника, день участия которого в уголовном деле по назначению оплачивается по правилам подп. 3 п. 4 и подп. 3 п. 5 Порядка расчета. Полный перечень физических недостатков, которые, безусловно, являются препятствием на пути реализации лицом, подозреваемым в совершении преступления (обвиняемым), принадлежащего ему права на защиту, сформулировать сложно. Обычно вопрос, может ли лицо самостоятельно осуществлять свое право на защиту, следователь (дознаватель и др.), суд (судья) решает лично. Главное правило, которым ему в этом случае следует руководствоваться, звучит так: если доказано, что лицо страдает физическим недостатком и есть хоть малейшая вероятность того, что наличие этого недостатка мешает ему в полной мере воспользоваться всеми теми возможностями, что предоставляет лицу, подозреваемому в совершении преступления (обвиняемому), имеющееся у него право на защиту, то, во-первых, у данного лица обязательно должен быть защитник. Во-вторых, вознаграждение защитнику по назначению должно исчисляться с учетом правил, закрепленных в подп. 3 п. 4 и подп. 3 п. 5 Порядка расчета. Этимологически понятие «физические» означает «относящиеся к деятельности мышц, мускулов у живых существ; телесные» [38. С. 740; 56. С. 540], «относящиеся к организму человека, связанные с его строением, работой» [23. С. 208]. «Психические» — относящиеся к психике [56. С. 418]. «Психика» же, в свою очередь, — это «функция мозга, сущность которой заключается в отражении действительности в виде ощущений, восприятий, представлений, мыслей, чувств, воли и пр.; определяет качественное своеобразие поведения животных и человека. Высшая форма психики — «человеческое сознание» [56. С. 418]. «Психические болезни» — это «болезни расстройства мозговых центров, нервной системы» [38. С. 547]. «Недостаток» — «изъян, несовершенство, неправильность» в ком-нибудь или в чем-нибудь [38. С. 345]. Соответственно, «физический недостаток», о котором упоминается в подп. 3 п. 4 и подп. 3 п. 5 Порядка расчета, — это телесный изъян (несовершенство), результат повреждения (недостаток) организма человека, связанный с его строением. «Психическим же недостатком» следует именовать нарушение функционирования мозговых центров (нервной системы) человека, имеющее следствием ухудшение способности человеческого сознания отражать действительность в виде ощущений, восприятий, представлений, мыслей, чувств, воли и т. п. Физические и психические недостатки — это самостоятельные разновидности изъянов, которые могут быть у человека. Хотя в некоторых работах к физическим недостаткам почему-то относят «отклонения в психике» [20. С. 104]. Подпункт 3 п. 4 (подп. 3 п. 5) Порядка расчета указывает на то, что закрепленный в нем размер вознаграждения выплачивается защитнику по назначению за день участия в деле при наличии у его подзащитного физических «или» психических недостатков, препятствующих самостоятельному осуществлению права лица, подозреваемого в совершении преступления (обвиняемого), на защиту. Действительно, для наступления указанных правовых последствий достаточно одного подобного рода физического или же одного психического недостатка. Но ведь одно и то же лицо вполне может обладать одновременно как физическими, так и психическими недостатками. И нельзя отрицать возможности существования ситуации, когда отдельно взятый физический недостаток без учета психического недостатка лица не позволит говорить о том, что субъект не способен самостоятельно осуществлять свое право на защиту. В такой ситуации следователь (дознаватель и др.) будет обязан обеспечить лицо, подозреваемое в совершении преступления (обвиняемого), защитником в связи с одновременным наличием у него как физического, так и психического недостатка. Таким образом, в этот раз он будет действовать в соответствии с духом, но с не буквой анализируемого нормативного акта. Буквальное толкование подп. 3 п. 4 (подп. 3 п. 5) Порядка расчета позволяет в указанных здесь границах исчислять размер причитающегося адвокату вознаграждения за день его участия в уголовном процессе в качестве защитника по назначению, только когда физические «или» психические недостатки не позволяют его подзащитному самостоятельно осуществлять свое право на защиту. Не «физические и психические недостатки» и не «физические и (или) психические недостатки», а именно «физические или психические недостатки». Нам же представляется, в данном контексте между рассматриваемыми двумя прилагательными более последовательно было бы разместить не один союз «или», а сразу два — «и (или)». В этом случае и заложенная в подп. 3 п. 4 (подп. 3 п. 5) Порядка расчета идея и буквальное толкование формулировки, в которой она выражена, не отличались бы друг от друга по своему значению. Определения физическим и психическим недостаткам, о которых идет речь в подп. 3 п. 4 (подп. 3 п. 5) Порядка расчета, мы дали. С учетом их содержания, а равно тех условий, без которых эти недостатки не будут иметь указанных в подп. 3 п. 4 (подп. 3 п. 5) Порядка расчета последствий, можно сделать следующий вывод. Помимо слепоты, немоты, глухоты, острых или тяжелых хронических заболеваний к числу физических (психических) недостатков, которые указывают на необходимость исчисления размера вознаграждения адвокату за день его участия в деле в качестве защитника такого лица по назначению по правилам подп. 3 п. 4 (подп. 3 п. 5) Порядка расчета, следует относить также: 1) затяжные психические расстройства с тяжелыми стойкими или часто обостряющимися болезненными проявлениями; 2) эпилепсию; 3) алкоголизм, наркоманию, токсикоманию; 4) остроту зрения с коррекцией ниже 0,5 на одном глазу и ниже 0,2 на другом или 0,7 на одном глазу при отсутствии зрения на другом. Этот перечень можно было бы продолжить, но сделать его исчерпывающим вряд ли возможно. Однако хотелось бы отметить, что к лицам, которые в силу своих психических недостатков не могут сами осуществлять свое право на защиту, не следует относить всех граждан, имеющих какое-либо отклонение психики. Так, к примеру, к этой категории людей Верховный Суд РФ не относит тех, кто страдает олигофренией в степени легкой дебильности с психопатизацией по неустойчивому типу [39; 40; и др.]. Степень физических и (или) психических недостатков может быть разной. Оплачивается же труд адвоката, участвующего в уголовном процессе в качестве защитника по назначению с учетом норм, закрепленных в подп. 3 п. 4 (подп. 3 п. 5), лишь тогда, когда существовала вероятность того, что лицо, подозреваемое в совершении преступления (обвиняемый), «не может» в связи с состоянием его здоровья (иными физическими, психическими изъянами) сам осуществлять свое право на защиту. Но что означает термин «не может самостоятельно осуществлять свое право на защиту»? Словосочетание «не может» в данном контексте указывает на то, что у лица, подозреваемого в совершении преступления (обвиняемого), нет возможности, он не в состоянии <6> самостоятельно и в полной мере осуществить свое право на защиту. ——————————— <6> Исходя из толкования слова «мочь» [23. С. 97; 38. С. 312].

«Самостоятельно осуществлять» — это значит «осуществлять собственными силами, без посторонних влияний, без чужой помощи» <7>. Чтобы решить вопрос, может ли лицо само осуществлять свое право на защиту, нужно выяснить его образование, специальность, должность, как он характеризуется по месту жительства и работы. Если, допустим, такой подозреваемый (обвиняемый и др.) имеет восемь классов образования, окончил курсы шоферов и работал водителем III класса, по месту жительства и на работе каких-либо странностей в его поведении замечено не было, — все это также свидетельствует о том, что он в состоянии сам осуществлять собственное право на защиту [50]. ——————————— <7> Исходя из этимологического значения слова «самостоятельный» [23. С. 171; 38. С. 604].

«Осуществить» значит «привести в исполнение, воплотить в действительность» [38. С. 399]. Осуществлять — приводить в исполнение, воплощать в действительность, «делать реальным, выполнять то, что было решено сделать» [23. С. 120]. Иначе говоря, термин «осуществлять свое право на защиту» равнообъемен понятию «защищать» себя. Под понятием «право» здесь имеется в виду закрепленная в законе и обеспеченная государственным принуждением возможность. Право на защиту — это возможность осуществлять эту защиту самостоятельно и с помощью лица (лиц), наделенного уголовно-процессуальным статусом защитника. Но что же такое «защита»? Этимологически «защита», о которой идет речь в подп. 3 п. 4 (подп. 3 п. 5) Порядка расчета, — это то, что позволяет оградить объект защиты от нападения, враждебных действий, от опасности таковых [38. С. 196]. Несмотря на то что защита — это и определенного рода деятельность, а иногда и само состояние защищенности, в нашем случае разработчики рассматриваемого нормативного акта ведут речь именно о деятельности лица, подозреваемого в совершении преступления (обвиняемого), которая именуется защитой и осуществляется в уголовном, а ни в каком-либо ином процессе. Соответственно право на защиту — это право на осуществление активных действий, направленных на доказывание собственной невиновности или меньшей вины в содеянном, или же на установление обстоятельств, смягчающих наказание. В подп. 4 п. 4 (подп. 4 п. 5) Порядка расчета установлены размеры вознаграждения адвоката, участвующего в уголовном процессе в качестве защитника по назначению, по делам, не подпадающим под те, что предусмотрены остальными подпунктами п. 4 (п. 5) Порядка расчета. Это минимальная ставка вознаграждения. Она может быть увеличена по правилам, предусмотренным п. 6 Порядка расчета.

Комментарий к пункту 6

Последний пункт комментируемого Порядка расчета посвящен возможности повышения выше установленных нормативов размера вознаграждения за день участия адвоката в уголовном судопроизводстве в качестве защитника по назначению. Величина вознаграждения адвоката по любому уголовному делу может быть увеличена. Но она не может превышать 1200 руб. за обычный день участия и 2400 руб. за один день участия, являющийся нерабочим праздничным днем или выходным днем, а также в ночное время. Именно поэтому это положение является основной идеей п. 2 Порядка расчета. И из-за него же в п. 6 Порядка расчета упоминается лишь о подп. 2 — 4 п. 4 (подп. 2 — 4 п. 5) настоящего Порядка расчета. В п. 6 Порядка расчета закреплены не обязательные нормы увеличения вознаграждения, а максимальные размеры, на которые возможно увеличение ставки, установленной подп. 2 — 4 п. 4 (подп. 2 — 4 п. 5) настоящего Порядка расчета. В зависимости от степени тяжести вменяемого подзащитному преступления, количества подозреваемых (обвиняемых и др.), объема материалов уголовного дела, необходимости выезда адвоката в процессе ведения дела в другой населенный пункт и т. п. величина причитающегося адвокату вознаграждения может быть увеличена и на меньшую, чем указано в п. 6 Порядка расчета сумму. Увеличение размера вознаграждения адвоката, причитающегося за день участия в качестве защитника по назначению, возможно лишь на основании мотивированного постановления следователя (дознавателя и др.) либо постановления (определения) суда. Думается, что необязательно в этом случае выносить два постановления (определения): постановление (определение) о вознаграждении адвоката и постановление (определение) об увеличении размера вознаграждения адвоката. Мотивы принятия следователем (дознавателем и др.), судом решения об увеличении суммы причитающегося адвокату вознаграждения вполне могут быть мотивированы в постановлении (определении) о вознаграждении адвоката. Причем мотивировка решения об увеличении размера вознаграждения адвоката как раз и состоит из указания на те обстоятельства, с учетом которых оно согласно п. 6 Порядка расчета и должно быть принято. Первое, что требуется учитывать, — это «степень тяжести вменяемого преступления». Несмотря на то что здесь речь идет о вменяемом преступлении, то есть о том, в котором лицо обвиняется [38. С. 75], мы бы рекомендовали толковать этот термин расширительно. Увеличение размера вознаграждения адвоката возможно и в случае осуществления им защиты по назначению лица, обвиняемым не являющегося. И в этом случае учету подлежит степень тяжести преступления, в совершении которого он подозревается, а если речь идет об общественно опасном деянии невменяемого, то степень тяжести преступления, признаки которого содержатся в поведении невменяемого. Как известно, в зависимости от характера и степени общественной опасности все преступления подразделяются на преступления небольшой тяжести, преступления средней тяжести, тяжкие преступления и особо тяжкие преступления. Преступлениями небольшой тяжести признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК РФ, не превышает трех лет лишения свободы. Преступлениями средней тяжести признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК РФ, превышает три, но не превышает пяти лет лишения свободы, и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК РФ, превышает три года лишения свободы. Тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК РФ, больше пяти лет, однако не превышает десяти лет лишения свободы. Особо тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых УК РФ предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет или более строгое наказание (ст. 15 УК РФ). Но не только эта градация должна быть учтена при принятии решения об увеличении (отказе в увеличении) размера причитающегося адвокату вознаграждения. Степень тяжести преступлений неодинакова и внутри конкретного вида таковых. Деяния, содержащие признаки одного и того же преступления, исходя из способа его совершения, состояния подозреваемого (обвиняемого и др.), наличия смягчающих либо отягчающих наказание обстоятельств и т. п. по степени тяжести могут быть неодинаковы. Вторым основанием увеличения размера вознаграждения адвоката за день его участия в уголовном процессе в качестве защитника по назначению названо количество подозреваемых (обвиняемых и др.). Как и в случае с подп. 2 п. 4 (подп. 2 п. 5) Порядка расчета, здесь имеется в виду как количество подозреваемых (обвиняемых и др.) в одном уголовном деле, так и, несомненно, количество подзащитных по данному уголовному делу у одного адвоката. И то, и другое обстоятельство влияет на результаты оценки сложности осуществления защиты по данному конкретному уголовному делу и поэтому должно быть, во-первых, учтено при принятии искомого решения. Во-вторых, использовано при изложении материала в мотивировочной части постановления (определения), в котором формулируется решение об увеличении размера вознаграждения адвоката. Под объемом материалов дела, который также подлежит учету при принятии решения об увеличении (отказе в таковом) размера вознаграждения адвоката, участвующего в уголовном процессе в качестве защитника по назначению, подразумевается не только количество томов, из которых оно состоит, но и их, если так можно сказать качество. Это и размер (количество листов) самих томов. Это и то, из каких документов они состоят. Одно дело, к примеру, 5 томов протоколов следственных действий, другое — те же 5 томов бухгалтерских документов, подтверждающих перемещение товароматериальных средств из одного места в другое. Ознакомление с протоколами следственных действий и использование таковых в процессе осуществляемой защиты по назначению гораздо сложнее. Очередное обстоятельство, которое может играть определенную роль при обосновании решения об увеличении причитающегося адвокату вознаграждения, — «необходимость выезда адвоката в процессе ведения дела в другой населенный пункт». Следователь (дознаватель и др.), суд не имеет возможности назначить подозреваемому (обвиняемому и др.) защитника из адвокатской палаты другого субъекта Российской Федерации. Соответственно, здесь не идет речи о выезде адвоката в связи с назначением его защитником по уголовному делу, расследуемому (рассматриваемому) в другом субъекте Российской Федерации. Ни такого назначения защитником, ни такого выезда быть не может. Защитником назначается адвокат той адвокатской палаты, на территории обслуживания которой расследуется (рассматривается судом) уголовное дело. Но может ли адвокат проживать за пределами территории обслуживания той адвокатской палаты, членом которой он является? А почему нет? Купил дом на берегу моря и живет там. Можно ли в случае назначения такого адвоката защитником подозреваемого (обвиняемого и др.) мотивировать увеличение причитающегося ему вознаграждения тем обстоятельством, что ему пришлось выехать с места проживания к месту предварительного расследования (рассмотрения) уголовного дела? Нет конечно. В данном случае, где бы ни проживал адвокат, назначенный защитником по делу на территории обслуживания адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, членом которой он является, он должен приступить к защите. Увеличения вознаграждения за то, что ему пришлось покинуть место, где он на этот момент находился, он ожидать не вправе. Здесь речь идет прежде всего о ситуации, когда адвокату приходится выезжать в другой населенный пункт в связи с участием в рассмотрении уголовного дела, по которому он выступает в качестве защитника по назначению, вышестоящей инстанцией. В принципе вполне возможно представить ситуацию, когда для реализации своих полномочий по собиранию доказательств адвокат вынужден был выехать в другой населенный пункт. Буквально и такой выезд может быть расценен как обоснование сложности уголовного дела и, как следствие, увеличения размера причитающегося адвокату вознаграждения. Другое дело, будет ли он следователем (дознавателем и др.), судом правильно оценен? Последней прямо предусмотренной разновидностью оснований, позволяющих увеличить размер вознаграждения адвоката по уголовным делам, указанным в подп. 2 — 4 п. 4 (подп. 2 — 4 п. 5) Порядка расчета, является «совершение преступления отдельными категориями граждан». Под отдельными категориями граждан здесь прежде всего понимаются те, перечень которых приведен в ст. 447 УПК РФ. Это: 1) члены Совета Федерации и депутаты Государственной Думы; 2) депутаты законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов Российской Федерации; 3) депутаты, члены выборных органов местного самоуправления; 4) выборные должностные лица органов местного самоуправления; 5) судьи Конституционного Суда РФ, судьи федеральных судов общей юрисдикции и федеральных арбитражных судов, мировые судьи и судьи конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации, присяжные и арбитражные заседатели в период осуществления ими правосудия; 6) Председатель Счетной палаты РФ, его заместители и аудиторы Счетной палаты РФ; 7) Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации; 8) Президент РФ, прекративший исполнение своих полномочий, а также кандидат в Президенты РФ; 9) прокуроры; 10) Председатель Следственного комитета РФ; 11) руководители следственных органов; 12) следователи; 13) адвокаты; 14) члены избирательных комиссий, комиссий референдума с правом решающего голоса; 15) зарегистрированные кандидаты в депутаты Государственной Думы, зарегистрированные кандидаты в депутаты законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов Российской Федерации. Данный список составлен исходя из содержания ст. 447 УПК РФ. Однако уголовно-процессуальные гарантии неприкосновенности имеются не только у этих категорий граждан. Так, согласно ч. 4 ст. 41 Федерального закона от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» [61] решения о возбуждении уголовного дела в отношении зарегистрированного кандидата, то есть лица, которое зарегистрировано соответствующей избирательной комиссией в качестве кандидата (претендента на замещаемую посредством прямых выборов должность или на членство в органе (палате органа) государственной власти или органе местного самоуправления), привлечении его в качестве обвиняемого по уголовному делу могут быть приняты с согласия Председателя Следственного комитета РФ, руководителя следственного органа Следственного комитета РФ (соответственно уровню выборов). Ходатайство перед судом об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу в отношении зарегистрированного кандидата может быть возбуждено с согласия Председателя Следственного комитета РФ, руководителя следственного органа Следственного комитета РФ (соответственно уровню выборов). Исходя же из содержания ч. 3 ст. 29 Федерального закона «О Счетной палате Российской Федерации» инспектор Счетной палаты при выполнении им служебных обязанностей не может быть привлечен к уголовной ответственности без согласия Коллегии Счетной палаты. Приведенные нормы права позволяют нам заключить, что и осуществление защиты по назначению такой категории граждан, как зарегистрированные кандидаты в депутаты, а равно инспектора Счетной палаты при выполнении ими служебных обязанностей, может служить основанием увеличения размера причитающегося адвокату вознаграждения.

Список использованной литературы

1. Уголовный процесс России: Учебник / А. С. Александров, Н. Н. Ковтун, М. П. Поляков, С. П. Сереброва; научн. ред. В. Т. Томин. М.: Юрайт-Издат, 2003. С. 103 — 129. —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (отв. ред. И. Л. Петрухин) включен в информационный банк согласно публикации — Велби, Проспект, 2008 (6-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— 2. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. И. Л. Петрухина. М.: ТК Велби, 2002. С. 88 — 109. —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации Б. Т. Безлепкина включен в информационный банк согласно публикации — КНОРУС, 2010 (9-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— 3. Уголовный процесс России: Учеб. пособие / Б. Т. Безлепкин. 2-е изд., перераб. и доп. М.: ТК Велби; Проспект, 2004. 480 с. 4. Уголовный процесс: Учебник для студентов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруденция» / Под ред. В. П. Божьева. 3-е изд., испр. и доп. М.: Спарк, 2002. С. 117 — 151. 5. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В. М. Лебедева; научн. ред. В. П. Божьев. М.: Спарк, 2002. С. 100 — 128. 6. Уголовный процесс: Курс лекций / В. В. Вандышев. СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. 997 с. 7. Уголовный процесс: Учебник для вузов / Отв. ред. А. В. Гриненко. М.: Норма, 2004. С. 78 — 89. 8. Уголовный процесс: Пособие для подготовки к экзаменам / Н. А. Громов, С. Ю. Макридин. М.: Приор-издат, 2003. 240 с. —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Учебник «Уголовный процесс» (под ред. В. И. Радченко) включен в информационный банк согласно публикации — Юстицинформ, 2006 (2-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— 9. Уголовный процесс: Учебник для юридических высших учебных заведений / Под общ. ред. В. И. Радченко. М.: Юстицинформ, 2003. С. 138 — 157. 10. Инструкция по делопроизводству в Верховном Суде Российской Федерации. Утверждена Приказом Верховного Суда РФ от 29 декабря 2010 года N 17-П // СПС «КонсультантПлюс». 11. Кассационное определение Верховного Суда РФ от 27 февраля 2004 года по делу N 48-004-5 // СПС «КонсультантПлюс». 12. Кассационное определение Верховного Суда РФ от 2 сентября 2010 года N 32-О10-29сп // СПС «КонсультантПлюс». 13. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Новая редакция. М.: ЭКМОС, 2002. С. 116 — 117. 14. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Постатейный / Под ред. Н. А. Петухова, Г. И. Загорского. М.: ЭКМОС, 2002. С. 116 — 117. 15. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Новая редакция. М.: ЭКМОС, 2002. С. 118 — 119. 16. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Постатейный / Под ред. Н. А. Петухова, Г. И. Загорского. М.: ЭКМОС, 2002. С. 118 — 119. 17. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. П. А. Лупинская. М.: Юристъ, 2003. С. 138 — 144. —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) (под ред. В. И. Радченко, В. Т. Томина, М. П. Полякова) включен в информационный банк согласно публикации — Юрайт-Издат, 2006 (2-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— 18. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В. И. Радченко; научн. ред. В. Т. Томин, М. П. Поляков. М.: Юрайт-Издат, 2004. С. 196 — 201. 19. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (официальный текст с изм. и доп. на 1 октября 2002 г.). Постатейный научно-практический комментарий коллектива ученых-правоведов под руководством В. И. Радченко, В. П. Кашепова, А. С. Михлина. М.: Библиотечка «Российской газеты», 2002. С. 88 — 107. 20. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: Эксмо, 2003. 1264 с. 21. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. и научн. ред. А. Я. Сухарева. Издание второе, перераб. М.: Норма, 2004 // СПС «КонсультантПлюс». 22. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации в ред. Федерального закона от 29 мая 2002 года / Под общ. и научн. ред. А. Я. Сухарева. М.: НОРМА (НОРМА-ИНФРА-М), 2002. С. 185 — 209. 23. Краткий толковый словарь русского языка / Сост. И. Л. Городецкая, Т. Н. Поповцева, М. Н. Судоплатова, Т. А. Фоменко; под ред. В. В. Розановой. 4-е изд., стереотип. М.: Рус. яз., 1985. 245 с. 24. Уголовный процесс: Учебник для студентов юрид. вузов и факультетов / Под ред. К. Ф. Гуценко. Изд. 5-е, перераб. и доп. М.: Зерцало, 2004. С. 171. 25. Мельников В. Ю. Процессуальное оформление задержания заподозренного лица и его допрос // Российский следователь. 2003. N 9; СПС «КонсультантПлюс». 26. Мельниченко Р. Кормушка для назначенцев. Размышления по поводу законопроекта о бесплатной юридической помощи // ЭЖ-Юрист. 2011. N 38; СПС «КонсультантПлюс». 27. Уголовно-процессуальное право: Учебник для юридических вузов / Под общ. ред. В. И. Рохлина. СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. С. 101 — 155. 28. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за II квартал 1996 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. N 3; СПС «КонсультантПлюс». 29. Определение Верховного Суда РФ от 21 июня 2011 года N КАС11-296 «Об оставлении без изменения решения Верховного Суда РФ от 28.03.2011 N ГКПИ11-194, которым оставлено без удовлетворения заявление о признании недействующими некоторых положений нормативных правовых актов, касающихся оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве» // СПС «КонсультантПлюс». 30. Определение Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2011 года N 1712-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Демидова Сергея Анатольевича на нарушение его конституционных прав положениями статей 50, 131 и 132 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, пунктов 1, 3 и 5 Постановления Правительства Российской Федерации «О размере оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда» и пунктов 2 — 4 Порядка расчета оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, в зависимости от сложности уголовного дела» // СПС «КонсультантПлюс». 31. Определение Конституционного Суда РФ от 29 сентября 2011 года N 1194-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Магденко Александра Михайловича на нарушение его конституционных прав частью четвертой статьи 49, частью второй статьи 50, частями первой и второй статьи 132 и частью второй статьи 248 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс». 32. Определение Конституционного Суда РФ от 15 января 2009 года N 462-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Камшекиной Ирины Николаевны на нарушение ее конституционных прав абзацем вторым пункта 8 статьи 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и абзацем первым пункта 1 Постановления Правительства Российской Федерации «О размере оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда» // СПС «КонсультантПлюс. 33. Определение Конституционного Суда РФ от 12 апреля 2011 года N 550-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Хорхординой Людмилы Валентиновны на нарушение ее конституционных прав положениями пункта 1 статьи 30, пункта 1 статьи 33 и пункта 1 статьи 34 Закона Российской Федерации «О занятости населения в Российской Федерации» // Вестник Конституционного Суда РФ. 2011. N 6; СПС «КонсультантПлюс». 34. Приказ Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 29 апреля 2003 года N 36 «Об утверждении Инструкции по судебному делопроизводству в районном суде» // Рос. газета. 2004. 5 ноября; СПС «КонсультантПлюс». 35. Приказ Минюста России N 174, Минфина России N 122н от 5 сентября 2012 года «Об утверждении порядка расчета вознаграждения адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, в зависимости от сложности уголовного дела» // Рос. газета. 2012. 21 сентября. 36. Приказ Минюста России N 199, Минфина России N 87н от 15 октября 2007 года «Об утверждении Порядка расчета оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, в зависимости от сложности уголовного дела» // Рос. газета. 2007. 27 октября. 37. Приказ Минюста России N 257, Минфина России N 89н от 6 октября 2003 года «Об утверждении порядка расчета оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда, в зависимости от сложности уголовного дела» // Рос. газета. 2003. 21 октября. 38. Ожегов С. И. Словарь русского языка: 57000 слов / Под ред. Н. Ю. Шведовой. 18-е изд., стереотип. М.: Рус. яз., 1986. 797 с. 39. Определение Белгородского областного суда от 1 декабря 1995 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. N 12. 40. Определение Верховного Суда РФ от 12 августа 1997 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. N 3; СПС «КонсультантПлюс». 41. Определение Верховного Суда РФ от 7 декабря 2006 года по делу N 43-006-27 // СПС «КонсультантПлюс». 42. Определение Верховного Суда РФ от 9 марта 2011 года N 86-О11-4 // СПС «КонсультантПлюс». 43. Определение Верховного Суда РФ от 18 октября 2011 года N 70-Д11-6 // СПС «КонсультантПлюс». 44. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 апреля 1992 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1993. N 4; СПС «КонсультантПлюс». 45. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 февраля 1995 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. N 8; СПС «КонсультантПлюс». 46. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22 ноября 2005 года N 23 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих судопроизводство с участием присяжных заседателей» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2006. N 1; СПС «КонсультантПлюс». 47. Постановление Пленум Верховного Суда РФ от 1 февраля 2011 г. N 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» // Рос. газета. 2011. 11 февраля. 48. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. Д. Н. Козак, Е. Б. Мизулина. М.: Юристъ, 2002. С. 155 — 177. 49. Постановление Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000 года N 11-П «По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В. И. Маслова» // Собр. законодательства РФ. 2000. N 27. Ст. 2882. 50. Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 19 мая 1993 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. N 1; СПС «КонсультантПлюс». 51. Подольный Н. Что считать физическим недостатком обвиняемого / Н. Подольный // Рос. юстиция. 1997. N 3; СПС «КонсультантПлюс». 52. Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 14 марта 2012 года N 350-П11пр // СПС «КонсультантПлюс». 53. Постановление Федерального Арбитражного Суда Дальневосточного округа от 22 августа 2012 года N Ф03-3467/2012 по делу N А04-8478/2011 // СПС «КонсультантПлюс». 54. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В. В. Мозякова. М.: Экзамен XXI, 2002. С. 144 — 146. 55. Рыжаков А. П. Обвиняемый: понятие, права и обязанности. Научно-практическое руководство. Ростов н/Д: Феникс, 2006. 192 с. 56. Словарь иностранных слов. 18-е изд., стереотип. М.: Рус. яз., 1989. 624 с. 57. Уголовный процесс: Учебник для вузов / А. В. Смирнов, К. Б. Калиновский; под общ. ред. А. В. Смирнова. СПб.: Питер, 2004. С. 99 — 164. 58. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А. В. Смирнова. СПб.: Питер, 2003. С. 157 — 183. 59. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Постатейный / А. В. Смирнов, К. Б. Калиновский; под общ. ред. А. В. Смирнова. 2-е изд., доп. и перераб. СПб.: Питер, 2004. С. 154 — 181. 60. Собр. законодательства РФ. 2002. N 23. Ст. 2102. 61. Собр. законодательства РФ. 2002. N 24. Ст. 2253. 62. Собр. законодательства РФ. 2003. N 28. Ст. 2925. 63. Соколов Н. Н. Делу — время // Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ. 2008. N 4; СПС «КонсультантПлюс». 64. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (научно-практическое издание) / Под общ. ред. В. В. Мозякова, Г. В. Мальцева, И. Н. Барцица. М.: Книга-Сервис, 2003. С. 245 — 249. 65. Уголовно-процессуальное право (Уголовный процесс): Учебник для вузов / Под ред. Г. П. Химичевой, О. В. Химичевой. 3-е изд., перераб. и доп. М.: ЮНИТИ-ДАНА; Закон и право, 2004. С. 74 — 112. 66. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В. И. Радченко. М.: Юстицинформ, 2003. С. 120 — 140. 67. http:// encycl. yandex. ru/ yandsearch? rpt= encyc&text;= %FF%E7%FB%EA.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *