История российской дореволюционной адвокатуры: зарождение, развитие, периодизация

(Осадчук Е. И.) ("Адвокатская практика", 2013, N 3) Текст документа

ИСТОРИЯ РОССИЙСКОЙ ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ АДВОКАТУРЫ: ЗАРОЖДЕНИЕ, РАЗВИТИЕ, ПЕРИОДИЗАЦИЯ <*>

Е. И. ОСАДЧУК

-------------------------------- <*> Osadchuk E. I. History of russian prerevolutionary advocature: origin, development, periodization.

Осадчук Екатерина Игоревна, аспирантка кафедры отечественной истории, политологии и социологии Государственного университета морского и речного флота им. адмирала С. О. Макарова.

Официальное создание и законодательное закрепление института адвокатуры в ходе Великих реформ явилось одним из самых спорных моментов в отечественной истории права. Данная статья посвящена реформе адвокатуры 1864 г. в российской дореволюционной истории. Актуальность данной статьи обусловлена тем, что история становления института адвокатуры в России до сих пор до конца не изучена российскими учеными и правоведами.

Ключевые слова: адвокатура, российская дореволюционная адвокатура, становление института адвокатуры, Великие реформы, присяжные поверенные.

Formal establishment and legal securing of the advocacy institute in the course of the Great reforms was one of the most controversial moments in the national historiography. This article is devoted to the reform of the legal profession 1864 in the Russian pre-revolutionary historiography. The relevance of this article is caused by the fact that the establishment of the advocacy Institute in Russia is still up to the end is not studied by Russian scientists and jurists.

Key words: advocacy, the Russian pre-revolutionary advocacy, establishment of the institute of the bar, the Great reforms, the jury attorneys.

"Одним из главных предметов совершившейся Судебной реформы является установление совершенно для нас еще нового института присяжных поверенных. Едва ли есть необходимость говорить о пользе и значении этого имеющего образоваться сословия. Она для всякого очевидна и не требует доказательств. Но польза эта столь неоспорима сама по себе, значительно обусловливается теми постановлениями, которыми обставлен институт присяжных. Постановления эти играют важную роль и от них, главным образом, зависит, чтобы институт присяжных достиг своей цели и удовлетворил потребности общества. На это обстоятельство наша юридическая литература обратила должное внимание. Тотчас, вслед за обнародованием Основных положений почти во всех журналах и газетах появились статьи, обсуждающие начертанные ими начала и имеющие в виду помочь законодательству установить у нас институт присяжных поверенных на прочных основаниях", - так еще в 1865 г. отзывался "Русский вестник" о законодательном закреплении в стране института адвокатуры [1]. И действительно, невозможно было не отметить это важнейшее событие в правовой жизни российской империи, т. к. каждому образованному человеку того времени было понятно, каким "длинным и кровавым путем возвратилось человечество к состязательному процессу" [4]. Ведь отношения адвокатуры и государства в нашей стране не всегда складывались удачным образом. Развитие адвокатуры в России возможно условно разделить на следующие периоды: - до 1866 г. - докорпоративная адвокатура; - 1866 - 1917 гг. - присяжная адвокатура; - 1917 - 1988 гг. - советская адвокатура; - 1988 - 2002 гг. - вольная адвокатура; - 2002 г. - современная (чиновничья) адвокатура [3]. Рассмотрим подробнее каждый из них. Итак, предшественником российской адвокатуры можно условно назвать институт судебного представительства, существовавший в Древней Руси. Первые упоминания о нем имеются в памятниках права еще пятнадцатого века. К примеру, по Псковской судной грамоте правом иметь поверенных могли воспользоваться не все, а лишь женщины, дети, монахи и монахини, дряхлые старики и глухие. А Новгородская судная грамота, напротив, предоставляла право на судебное представительство всем лицам. Обязанности поверенных могли исполнять не только родственники тяжущихся, но и все правоспособные граждане, за исключением состоящих на службе и, как следствие, облеченных властными полномочиями. Уголовный процесс имел характер следственного и тайного разбирательства, к производству в котором поверенные не допускались. Один из судей, рассматривая материалы предварительного следствия, составлял выписки, предоставляемые другим членам суда. Эти выписки и служили процессуальным основанием для вынесения приговора. Однако следует отметить, что отсутствовала та часть процесса, составляющая судебное следствие, которая и является важнейшим этапом для установления истины по делу. Ни о допросе свидетеля на суде, ни о разработке доказательств не было и речи. Представители же имели право лишь совершать вместо подсудимых "рукоприкладство под записками" в маловажных делах, оканчивавшихся в первой инстанции. Следует указать, что до проведения Судебной реформы 1864 г. судебное представительство являлось свободной профессией и не было связано организационно-корпоративными обязательствами. В различные периоды сфера деятельности поверенных была различной. К примеру, до разделения процесса на гражданский и уголовный участие поверенных допускалось в делах обоего рода. После - роль поверенных стала меняться. Теперь уголовный процесс состоял из стадий: состязательный суд и следственный розыск привели к тому, что границы розыска расширялись и он постепенно оттеснил обвинительный процесс на второй план. Впоследствии, с развитием судопроизводства, появляются признаки института правозащиты в уголовном суде, что обеспечивалось посредством участия прокурора и стряпчих, возбудивших преследование за совершенное преступление. Контроль за соблюдением прав подсудимого осуществляли депутаты, избиравшиеся из представителей того сословия или ведомства, к которому принадлежал обвиняемый. В их обязанности входило присутствие на следствии, наблюдение за правильным его производством, также в случае необходимости они имели право высказывать собственное мнение. Прокуроры и стряпчие, кроме того, имели право предлагать суду свои заключения о невиновности подсудимого. Гражданский процесс основывался на тех же принципах, что и уголовный. Предварительная подготовка к суду состояла в обмене тяжущихся процессуальными документами: прошением, ответом, возражением и опровержением. Данная процедура занимала не менее трех-четырех месяцев, а в некоторых случаях продолжалась до двух лет. Следует обратить внимание на резко негативное отношение власти к институту адвокатуры. Даже во времена Петра Первого, когда реформам была подвержена вся Россия, отношение к роли и значению адвокатов совершенно не претерпело никаких изменений в лучшую сторону. Так, по словам царя-реформатора, адвокат своими действиями способен скорее запутать судью и затянуть рассматриваемое дело, чем привести его к скорейшему разрешению. Примечательно, однако, при этом, что сам термин "адвокат" впервые был упомянут в Воинском уставе Петра Первого в 1716 г. Не один, однако, он придерживался такого мнения. Так, к примеру, известны слова императрицы Елизаветы: "К крайнему неудовольствию нашему слышим разорение и притеснение наших подданных от ябедников". По мнению же Екатерины Великой, адвокаты являлись главными виновниками революции в Париже и гибели французской монархии, что и послужило причиной ее категорических отказов от утверждения в России адвокатуры западного типа. Адвокатские услуги на тот период времени оказывали государственные служащие низкого ранга в свободное время или, чаще, находясь в отставке. Итак, первый этап существования отечественной адвокатуры характеризуется такими признаками, как: свобода профессии, отсутствие корпоративных обязательств, государственного и общественного признания представительства как отдельной самостоятельной профессии, а также правового института, его законодательного закрепления и, как следствие этого, отсутствие каких-либо официальных требований для занятий данной деятельностью и формальных оснований для вступления в число поверенных. Однако уже с 50-х годов XIX столетия в стране стала четко ощущаться необходимость перемен. Связано это было с поражением в Крымской войне и, как следствие, с осознанием полнейшей непригодности государственного устройства существующим реалиям. Так, по словам фрейлины императрицы А. Ю. Тютчевой, "...в публике один общий крик негодования против правительства, ибо никто не ожидал того, что случилось. Все так привыкли слепо верить в могущество и силу России. Верить в то, что существующий ныне строй обеспечивает за страной во внешних отношениях престиж могущества и бесспорного политического и военного превосходства. Однако достаточно было дуновения событий, чтобы вся эта иллюзорная постройка разрушилась". Таким образом, кризис феодально-абсолютистской государственности явился необходимой предпосылкой осознания неизбежности реформы. Целью издания Судебных уставов являлось, по словам Императора Александра Второго, "водворение в России суда скорого, правого, милостивого и равного для всех подданных. Надлежит, помимо прочего, возвысить судебную власть, даровать ей подлинную самостоятельность и утвердить в народе то уважение к закону, без коего нет общественного благосостояния и которое должно быть постоянным руководителем действий всех и каждого: от высшего до низшего". Учреждение Судебных Уставов вполне оправдывало данную цель. Они законодательно закрепляли полную самостоятельность судебной власти и отделение ее от административной, создав стройную и прочную систему судебных инстанций, обеспечивающую быстрое и единообразное отправление правосудия. Кроме того, Судебные Уставы сумели обеспечить требуемый уровень интеллектуального и нравственного ценза судебного персонала, закрепив нормы о материальном положении и несменяемости судей, а также привлекли к участию в исполнении правосудия в качестве присяжных заседателей представителей народа: сословных представителей и мировых судей. Но главной заслугой Судебных Уставов, разумеется, следует считать отмену тайного следственного судопроизводства и законодательное закрепление гласного, состязательного и устного, а также создание официального института судебной защиты в лице присяжных поверенных. Разработкой основных положений Судебной реформы 1864 г. занимались образованнейшие российские юристы тех лет - Д. Л. Ровинский, С. И. Зарудный, Н. И. Стояновский. Их проект реформы адвокатуры отражал частично немецко-австрийский тип, суть которого заключалась в соединении в одних руках функций правозаступничества и судебного представительства. Следует отметить, что не все юристы дореволюционной школы права были согласны с данным проектом. Так, например, по мнению профессора Е. В. Васьковского, адвокат при таком положении дел из правозаступника становился "практически дельцом, маклером по юридической части, имеющим тем больше успеха в публике, чем больше сметливости, юркости и даже неразборчивости в средствах он проявит при устройстве материальных интересов своих клиентов". Следует отметить, что во второй половине XIX века кроме института присяжных поверенных существовал институт частных поверенных, образованный Законом от 25 мая 1874 г. Для того, чтобы удовлетворить потребности населения в защите, требовалось введение еще одного института - института частных поверенных, имеющего своей целью, в случае недостатка присяжных поверенных, оградить население от лиц, обративших адвокатуру в профессию, "не имя для того достаточных нравственных и умственных качеств". Они не были объединены в какую-либо организацию, в которой могли бы повышать свой профессиональный уровень и которая координировала бы их деятельность. "Для частных ходатаев, - по словам исследователей, - была недоступна та корпорация, которая объединяла присяжных поверенных, корпорация, сплоченная связью обычаев и преданий, самоуправления и нравственной солидарности, внутренней силой". Для того, чтобы называться частным поверенным и приобрести право на ведение как гражданских, так и уголовных дел в мировых судах и судах общей юрисдикции, не требовалось такого долгого сложного пути, как для присяжных поверенных. Было достаточно лишь получить особое свидетельство, которое выдавалось судами по месту предполагаемой деятельности будущего поверенного. Этими же судами и регулировались вопросы наказаний и дисциплинарных взысканий частных поверенных. Следует отметить, что частные поверенные имели право осуществлять свою деятельность лишь по месту выдачи свидетельства на право ведения дел. Однако имелись и исключения: 1) частные поверенные, имеющие свидетельство на право ведения дел, выданное мировым или уездным съездом, имели право ходатайствовать по делам, имеющимся в производстве судей, судебный участок которых находился на территории данного съезда; 2) частные поверенные, принявшие дело к производству на основании судебного свидетельства, имели право на ходатайство по этому делу в кассацию и Сенат. Итак, в соответствии с Судебными Уставами 1864 г. адвокатура разделялась на 2 категории: присяжные поверенные и частные поверенные. В качестве присяжных поверенных допускались следующие лица: достигшие 25-летнего возраста, имеющие русское подданство, высшее юридическое образование и опыт практической деятельности (ст. 354 Учреждений Судебных Установлений от 20 ноября 1864 г.). Однако помимо этого кандидаты в присяжные поверенные должны были быть дееспособными и полноправными подданными, финансово независимыми, а также безукоризненными в нравственном отношении. В соответствии с положениями Судебных Уставов не допускались в адвокатуру следующие категории лиц: 1) состоящие на службе от правительства или по выборам, за исключением занимающих почетные или общественные должности без жалования; 2) объявленные несостоятельными должниками; 3) опороченные: а) подвергшиеся по судебным приговорам лишению или ограничению прав состояния, а также священнослужители, лишенные духовного сана по приговорам духовного суда; б) состоящие под следствием за преступления и проступки, которые влекут за собою лишение или ограничение прав состояния, и не оправданные по обвинению в таких преступлениях и проступках; в) исключенные из службы по суду, или из духовного ведомства за пороки, или же из среды обществ и дворянских собраний по приговорам тех сословий, к которым они принадлежат; г) лишенные по суду права ходатайствовать по чужим делам, а также исключенные из числа присяжных поверенных (ст. 355 Учреждений Судебных Установлений). В каждом округе судебной палаты, если в нем насчитывалось не менее 20 поверенных, учреждался совет присяжных поверенных, число членов которого по решению общего собрания должно было быть не менее 5 и не более 15 человек. Деятельность совета присяжных поверенных детально регламентировалась. Он образовывался для "правильного и успешного надзора" за всеми присяжными поверенными и совмещал обязанности административного и судебного характера: наблюдение за точным исполнением присяжными поверенными своих обязанностей, исполнение ими законов, установленных правил. О своей деятельности совет должен был ежегодно отчитываться перед общим собранием. В обязанности совета присяжных поверенных входило следующее: рассмотрение прошений лиц, желающих вступить в число присяжных поверенных либо выйти из их числа, рассмотрение жалоб на действия поверенных, наблюдение за точным исполнением ими законов и установленных правил, назначение поверенных для очередного безвозмездного хождения по делам лиц, пользующихся правом бедности, определение размера вознаграждения поверенного по таксе в случае несогласия между ним и доверителем. Кроме того, совет имел право подвергать присяжных поверенных дисциплинарному наказанию в виде предостережения, запрещать им отправлять обязанности поверенного в течение определенного советом срока, но не более одного года, исключать из числа присяжных поверенных, предавать уголовному суду в случаях особо важных. Кроме того, указывалось, что лицо, исключенное из числа присяжных поверенных, лишалось права вступать в это звание во всем государстве. Если присяжному поверенному уже запрещалось два раза временно исполнять свои обязанности, то в случае его новой вины, признанной советом заслуживающей подобного взыскания, он исключался из числа поверенных. Однако ни одно из вышеперечисленных взысканий не могло быть назначено советом без предварительного истребования от провинившегося объяснений в определенный советом срок. При отказе же предоставить объяснения или по причине неявки в назначенный срок без уважительных причин совет заочно выносил постановление по имеющимся в его распоряжении сведениям. При этом постановление совета не имело силы в случае, если в нем участвовало менее половины его членов, при этом голос председательствующего в случае равенства голосов считался решающим. Совет мог определить взыскание твердым числом, а именно - двумя третями голосов членов совета. При этом присяжный поверенный имел право принести жалобу на все решения совета, кроме предостережения или выговора в двухнедельный срок со дня объявления данного постановления. В этот же срок допускалось заявление протеста прокурора. Определения палаты по данным жалобам и протестам являлись окончательными [6]. Кроме того, Судебные Уставы регламентировали процесс вступления в присяжные поверенные. Для этой цели желающий должен был подать прошение в совет присяжных поверенных, к которому прилагались документы, подтверждающие его соответствие условиям, требуемым для вступления в сословие присяжных поверенных. После решения совета о принятии данного кандидата в число присяжных поверенных ему предстояло принесение присяги следующего содержания: "Обещаю и клянусь Всемогущим Богом, пред святым его Евангелием и Животворящим Крестом Господним Его Императорскому Величеству Государю Императору, Самодержцу Всероссийскому, не исполнять и не говорить на суде ничего, что могло бы клониться к ослаблению православной церкви, государства, общества, семейства и доброй нравственности, но честно и добросовестно исполнять обязанности принимаемого мною на себя звания, не нарушать уважения к судам и властям и охранять интересы моих доверителей или лиц, дела которых, будучи на меня возложены, памятуя, что я во всем этом должен буду дать ответ перед законом и перед Богом на страшном суде его. В удостоверение сего целую слова и крест спасителя моего. Аминь" (приложение N 2 к Судебным установлениям). Также Судебными Уставами были определены права и обязанности присяжных поверенных. Они имели право "принимать на себя хождение по делам во всех судебных местах округа судебной палаты, к которой они приписаны" (ст. 383). Присяжный поверенный, назначенный советом для производства по делу, не имел права отказаться от исполнения данной обязанности, не представив уважительную причину невозможности исполнения. Кроме того, поверенный не мог покупать или иным образом приобретать права своего доверителя по тяжбам, а также вести дела в качестве поверенного против своих близких родственников, представлять обе стороны, переходить от одной к другой в том же процессе, оглашать тайны своего доверителя как во время производства по делу, так и по его окончанию. Также в случае переезда в другой город присяжный поверенный должен был с согласия своих доверителей передать находящиеся в его производстве дела другому присяжному поверенному [7]. Из вышеизложенного следует, что присяжные поверенные не являлись государственными служащими и на них не распространялось чинопроизводство, соответственно, они не имели права на служебные знаки и знаки отличия. Присяжные поверенные принадлежали к лицам свободной профессии. Они были независимы от суда в своих действиях по ведению гражданских и уголовных дел, подчинялись только лишь особому дисциплинарному порядку, при нарушении которого следовала определенная ответственность. Так, к примеру, дисциплинарная ответственность следовала в случае нарушения норм адвокатской этики и профессиональных обязанностей, не дающих оснований для уголовного преследования, а гражданская - в случае совершения действий, связанных с нанесением доверителю материального ущерба, который был вызван ненадлежащим исполнением своих профессиональных обязанностей, к примеру, пропуском процессуальных сроков. В данном случае сторона имела право на взыскание в судебном порядке с поверенного своих убытков, причиненных его халатностью. Уголовная же ответственность могла наступить в случае совершения умышленных действий во вред доверителю, к примеру: злостное превышение пределов полномочий и злонамеренное вступление в соглашение с противной стороной во вред доверителю. Что касается судебного заседания, то в нем присяжные поверенные имели право на свободу речи, но не должны были распространяться о предметах, не имеющих никакого отношения к делу, позволять себе в своих высказываниях неуважительное отношение к религии, закону и властям, а также употреблять выражения, оскорбительные для чьей-либо личности. В противном случае лицо, посчитавшее себя оскорбленным, имело право на привлечение присяжного поверенного на основании общих законов к ответственности за клевету и обиду, что грозило присяжному поверенному уголовной ответственностью. Также поверенные имели право принимать на себя ведение как уголовных, так и гражданских дел, но и в тех, и в других случаях они являлись не единственными правозаступниками. Так, в гражданском процессе кроме них имели право вести дела тяжущихся частные поверенные, а в уголовном - близкие родственники. В Судебных Уставах не был подробно регламентирован вопрос о помощниках присяжных поверенных, имелось лишь упоминание, что с учреждением сословия присяжных поверенных они имеют право на помощников (по практическим занятиям). В Судебных Уставах помощники определялись как лица, окончившие курс юридических наук, нигде не служившие, но имеющие сведения относительно судебной практики. Итак, завершая обзор второго этапа существования отечественной адвокатуры, необходимо выделить следующие моменты: 1) совмещение правозаступничества и судебного представительства; 2) независимость адвокатуры от органов государственной власти; 3) свобода профессии; 4) наличие корпоративности; 5) наличие сословной организации; 6) дисциплинарная подчиненность судам; 7) определение гонорара по соглашению с клиентом. И в завершение следует отметить, что после проведения Судебной реформы 1864 г. адвокатура в России приобрела более упорядоченный и организованный характер [5].

Литература

1. Васильев А. О присяжных поверенных // Русский вестник. 1865. N 8. С. 10. 2. Грудцына Л. Ю. Адвокатское право: Учебно-практическое пособие. М.: Деловой двор, 2009. 3. Мельниченко Р. Г. Генезис и периодизация истории российской адвокатуры // Адвокатская практика. 2011. N 4. 4. Платонов С. О русской адвокатуре // Судебный вестник. 1876. N 18. С. 200. 5. Рогаткин А. А. История Российской адвокатуры: краткий обзор // Адвокат. 2006. N 9. 6. Смоленский М. Б. Адвокатура в Российской Федерации. СПб.: Юридический центр Пресс, 2003. С. 24. 7. Чернов Р. П. История российской адвокатуры. Людологический обзор // Юридический вестник. 2002. N 10.

------------------------------------------------------------------

Название документа