Установление вида правового режима имущества при совершении нотариальных действий в связи с изменениями гражданского законодательства

(Чашкова С. Ю.) ("Законы России: опыт, анализ, практика", 2013, N 6) Текст документа

УСТАНОВЛЕНИЕ ВИДА ПРАВОВОГО РЕЖИМА ИМУЩЕСТВА ПРИ СОВЕРШЕНИИ НОТАРИАЛЬНЫХ ДЕЙСТВИЙ В СВЯЗИ С ИЗМЕНЕНИЯМИ ГРАЖДАНСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

С. Ю. ЧАШКОВА

Чашкова Светлана Юрьевна, кандидат юридических наук, доцент кафедры адвокатуры и нотариата Российской правовой академии Минюста России.

В статье предпринята попытка анализа некоторых положений ст. 8.1 ГК РФ. Поскольку гражданское законодательство связывает с государственной регистрацией определенные правовые последствия, автор раскрывает, как нововведения повлияют на действия нотариуса как правоприменителя в части установления им при совершении нотариальных действий правового режима имущества супругов.

Ключевые слова: государственная регистрация прав на имущество; регистрационная система; вид правового режима имущества супругов; принцип достоверности осуществления регистрации прав на имущество; презумпция действительности сведений в ЕГРП; момент возникновения права на имущество; возникновение права общей совместной собственности; нотариальные действия; изменения гражданского законодательства.

Ascertainment of the type of property legal regime thorough notary public's actions under the amended civil legislation S. Y. Tchashkova

Tchashkova Svetlana Yuryevna, Candidate of Laws, Associate Professor of the Advocacy and Notary Public Department of the Russian Law Academy of the Russian Federation Ministry of Justice.

The author attempts to analyze several provisions of Art. 8.1 of the Civil Code of the Russian Federation. As the civil legislation relates definite legal consequences to the state registration, the author demonstrates how new amendments influence the notary public as a law enforcer regarding ascertainment of property legal regime thorough notary public's actions.

Key words: state registration of rights on the property; registration system; type of legal regime of spouses' property; principle of rights on property registration authenticity; presumption of data validity in the Unified Public Register of Real Property Titles and Transactions; moment of right on the property accrual; moment of right on joint property accrual; notary public's actions; amendments to the civil legislation.

Изменения, внесенные в Гражданский кодекс РФ (далее - ГК РФ), а также изменения, принятие которых только ожидается, неизбежно вызывают вопросы при применении гражданско-правовых норм. Ни для кого не секрет, что одно слово, даже знак препинания ("казнить нельзя помиловать"), внесенные в норму права, способны изменить правовое регулирование. Поскольку нотариусы ежедневно сталкиваются с вопросами правоприменения при совершении ими нотариальных действий, произошедшие и грядущие изменения гражданского законодательства требуют того, чтобы "прочитать" существующие нормы и переоценить привычные нотариальные действия через призму таких изменений. Известно, что нотариус осуществляет свою деятельность в сфере бесспорной юрисдикции. Сказанное означает, что для установления тех или иных фактов в целях совершения нотариального действия нотариус использует письменные доказательства, исключающие любые сомнения в достоверности отраженных в них сведений. Так, в ст. 153 "Доказательства" проекта Федерального закона "О нотариате и нотариальной деятельности в Российской Федерации" указано, что факты и обстоятельства, являющиеся основанием для нотариального удостоверения сделки или имущественного права, за исключением фактов, в достоверности которых нотариус, иное специально уполномоченное лицо убеждаются лично, должны быть документально подтверждены. Если в качестве объектов гражданских прав выступают объекты недвижимого имущества, то сведения о правах на них отражены в Едином государственном реестре прав (далее - ЕГРП). В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 2 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" <1> государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права. Зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке. -------------------------------- <1> СЗ РФ. 1997. N 30. Ст. 3594.

Приведенная норма является проявлением такого принципа осуществления регистрационной деятельности, как принцип достоверности записей в ЕГРП <2>. В ст. 8.1 ГК РФ, введенной в действие Федеральным законом от 30 декабря 2012 г. N 302-ФЗ "О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" <3>, теперь прямо закреплено, что государственная регистрация прав на имущество осуществляется уполномоченным в соответствии с законом органом на основе принципов проверки законности оснований регистрации, публичности и достоверности государственного реестра (п. 1 указанной статьи). При этом обращает на себя внимание то, что принципы "публичности" и "достоверности" выступают в качестве самостоятельных принципов, а не соединены под общим принципом "публичной достоверности", что, на наш взгляд, объясняет некоторые особенности построения российской регистрационной системы. -------------------------------- <2> Подробнее см.: Чефранова Е. А., Певницкий С. Г. Государственный регистратор: Правовые основы. Введение в профессию: Учебное пособие. 2-е изд., испр. и доп. М.: Российская правовая академия; Статут, 2007. С. 275, 276 - 277. <3> СЗ РФ. 2012. N 53 (ч. 1). Ст. 7627.

Представляется, что принцип достоверности в нашем законодательстве, прежде всего, означает, что записи ЕГРП должны свидетельствовать о действительно возникших правах и действительных правообладателях. Вместе с тем практика ведения ЕГРП показала, что его формирование происходит подчас вразрез с данным принципом. Так, сведения в реестр о правах на объекты недвижимости, приобретенные супругами в браке, как правило, вносятся в противоречие с законом, расходятся с реально возникшими правами и правоустанавливающими документами. В соответствии со ст. 33, 34 Семейного кодекса РФ (далее - СК РФ), п. 3 ст. 244, п. 1 ст. 256 ГК РФ имущество, наживаемое супругами в браке, в силу закона становится их общей совместной собственностью независимо от того, на имя кого из супругов приобретено имущество. Однако практика ведения ЕГРП показывает, что в подавляющем большинстве случаев права на недвижимое имущество, приобретенное супругами в браке, закреплены в реестре лишь за одним из супругов, который выступал в качестве стороны в сделке по его приобретению. В связи с этим для нашего оборота стали привычными словосочетания "титульный собственник" <4> и "нетитульный собственник" <5>. Кроме того, регистрационные органы вносят в ЕГРП сведения о возникшем у супругов праве общей долевой собственности на недвижимое имущество на основании договора купли-продажи, заключаемого в простой письменной форме между супругами как покупателями и третьим лицом - продавцом. При этом в тексте договора супруги устанавливают, что объект недвижимости приобретается ими в долевую собственность. И это несмотря на то, что изменить законный режим в отношении приобретаемого (будущего) имущества супруги могут только путем заключения между ними брачного договора (п. 1 ст. 42 СК РФ). -------------------------------- <4> Супруг, сведения о котором как о собственнике отражены в ЕГРП. <5> Супруг, являющийся в силу закона собственником объекта недвижимости, однако сведения о котором как о собственнике в ЕГРП не отражены.

Такая практика формирования ЕГРП, возможно, стала складываться с легкой руки Верховного Суда РФ (далее - ВС РФ). Так, ВС РФ в свое время разъяснил, что в случае, когда в договоре указан в качестве приобретателя только один супруг, органы, осуществляющие государственную регистрацию прав на недвижимое имущество, а также сделок с ним, должны зарегистрировать право собственности за лицом, указанным в договоре. При несогласии другой супруг имеет право обратиться в суд с требованием о признании за ним права совместной собственности на приобретенное имущество <6>. Обоснованность такого толкования положений действующего законодательства высшим судебным органом России вызывает как минимум недоумение, так как оно прямо противоречит требованиям закона. -------------------------------- <6> См.: Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второй квартал 2002 года // СПС "КонсультантПлюс".

Кроме того, регистраторы объясняют факт внесения в ЕГРП сведений о правах, которые в действительности у супругов не возникли, "заявительным" порядком регистрации прав. Согласно п. 1 ст. 16 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" государственная регистрация прав проводится на основании заявления правообладателя, сторон договора. Поэтому если супруг или супруги при регистрации прав, возникших у них на основании договора, просят зарегистрировать за одним из супругов право раздельной собственности или право общей долевой собственности за каждым, то регистрация прав происходит в соответствии с таким заявлением. Вместе с тем в п. 3 ст. 24 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" установлено, что государственная регистрация возникновения, перехода и прекращения права общей совместной собственности на недвижимое имущество осуществляется на основании заявления одного из правообладателей, если законодательством Российской Федерации либо соглашением между правообладателями не предусмотрено иное. По непонятным причинам данное положение регистрационными органами игнорируется, тогда как предоставленную данной нормой возможность регистрации права общей совместной собственности на основании заявления одного из правообладателей следует расценивать как иной, отличный от общего порядок внесения сведений о праве по причине его возникновения в силу закона. Известно, что нотариусы вопреки полученным ими сведениям из ЕГРП о виде зарегистрированного права, а также о правообладателе самостоятельно делают вывод, исходя из правоустанавливающих документов и даты приобретения имущества, о виде возникшего права, а также о круге правообладателей. Обусловлено это тем, что "для отечественного оборота недвижимости привычно увязывание существования права с наличием подлинников правоустанавливающих документов у правообладателя" <7>. Сказанное означает, что в России сегодня существует так называемая негативная регистрационная система <8> прав на объекты недвижимости, где для установления наличия права недостаточно записи в реестре, а необходимо предъявить правоустанавливающие документы. -------------------------------- <7> Чефранова Е. А., Певницкий С. Г. Указ. соч. С. 277. ------------------------------------------------------------------ КонсультантПлюс: примечание. Статья Р. С. Бевзенко "Государственная регистрация прав на недвижимое имущество: проблемы и пути решения" включена в информационный банк согласно публикации - "Вестник гражданского права", 2011, NN 5, 6; 2012, N 1. ------------------------------------------------------------------ <8> Или, как говорит Р. С. Бевзенко, полупозитивная регистрационная система. Более подробно о видах регистрационных систем см.: Бевзенко Р. С. Государственная регистрация прав на недвижимое имущество: проблемы и пути решения // http://av-ue. ru/avenue. php? p=grp_eb. htm#2._Виды_регистрационных_систем_.

Именно поэтому, несмотря на положения ст. 2 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" <9>, сложилась устойчивая нотариальная практика определения вида права и личности правообладателя (правообладателей) не на основании сведений ЕГРП, а в соответствии с положениями СК РФ. При этом в ГК РФ как в нормативном акте, содержащем нормы материального права, до 1 марта 2013 г. не было нормы права, которая бы закрепляла презумпцию действительности сведений ЕГРП, опровергаемую в судебном порядке. -------------------------------- <9> К слову сказать, данный нормативный акт является актом процедурного характера, который не может дополнительно к положениям ГК РФ устанавливать не предусмотренные последним основания возникновения гражданских прав и обязанностей.

Сегодня абз. 1 п. 6 ст. 8.1 ГК РФ закрепил данную презумпцию следующим образом: "Зарегистрированное право может быть оспорено только в судебном порядке. Лицо, указанное в государственном реестре в качестве правообладателя, признается таковым, пока в установленном законом порядке в реестр не внесена запись об ином". Означает ли закрепление данной презумпции в основном источнике гражданского права, что существующая у нас негативная регистрационная система изменилась на позитивную регистрационную систему, при которой достаточно записи реестра для того, чтобы считать внесенное в него лицо собственником соответствующего объекта недвижимости? Обязан ли теперь нотариус при установлении правового режима имущества супругов, получив сведения из реестра, "подчиниться" им, если они не опровергнуты в судебном порядке? Если предположить, что такие изменения в нашем законодательстве произошли, то следует признать, что практически в каждом наследственном деле возникнут проблемы при выдаче свидетельства о праве на наследство и (или) свидетельства пережившему супругу о праве на долю в общем имуществе супругов. Вместе с тем вывод об изменении вида нашей регистрационной системы будет все-таки поспешным. Представляется, что не вполне "благополучное" состояние ЕГРП, а также иные причины пока не позволяют сделать нашу регистрационную систему позитивной, вследствие чего следует констатировать, что вступление в силу ст. 8.1 ГК РФ не должно изменить нотариальную практику в части установления вида правового режима недвижимого имущества исходя из приоритета правоустанавливающих документов над сведениями, полученными из ЕГРП. В целях аргументации такого вывода имеет смысл разграничивать значение внесения в ЕГРП сведений о переходе права собственности к приобретателю по договорам, заключаемым супругами или одним из них (на стороне приобретателя), и значение внесения сведений о виде возникшего права собственности и, следовательно, о правообладателях на объект недвижимости. Поскольку ст. 223 ГК РФ связывает момент возникновения права собственности у приобретателя по договору с моментом государственной регистрации перехода права, то внесение сведений о таком переходе в реестр является юридическим фактом, влекущим правовые последствия. Тогда как для определения вида возникшего правового режима имущества внесение сведений о праве общей совместной собственности и указание в реестре в качестве правообладателей обоих супругов правоустанавливающего значения не имеют. Объясняется это тем, что согласно положениям п. 3 ст. 244, п. 1 ст. 256 ГК РФ, а также ст. 33, 34 СК РФ право общей совместной собственности возникает в силу закона. Соответственно, норма закона определяет и круг правообладателей: ими признаются лица, состоящие в браке на момент поступления в их собственность или собственность любого из них объекта недвижимости, если не опровергнута презумпция общей совместной собственности. Иными словами, для возникновения права собственности на объект недвижимости по договору необходимо наличие сложного фактического состава, где в качестве его элементов выступают договор о передаче недвижимости в собственность (независимо от того, кто из супругов выступает стороной в договоре), акт приема-передачи, а также акт государственной регистрации перехода права. Отсутствие одного из элементов фактического состава влечет порочность возникшего права. Если же мы говорим о возникновении права общей совместной собственности как вида правового режима, то основанием его возникновения является факт поступления имущества к супругам в период брака между ними, что в силу закона влечет возникновение названного правового режима. Приведенное толкование в полной мере согласуется с положениями п. 2 ст. 8.1 ГК, который практически полностью повторяет существовавший ранее п. 2 ст. 8 ГК РФ. Согласно данной норме права на имущество, подлежащие государственной регистрации, возникают, изменяются и прекращаются с момента внесения соответствующей записи в государственный реестр, если иное не установлено законом. Из данного положения следует, что государственная регистрация может иметь как правоустанавливающее, так и правоподтверждающее значение, когда момент возникновения права на объекты недвижимости в прямо установленных законом случаях связывается не с моментом государственной регистрации перехода прав, а с иным моментом. В п. 11 Постановления Пленумов ВАС РФ N 22 и ВС РФ N 10 от 29 апреля 2010 г. "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" <10> указано следующее: "Граждане, юридические лица являются собственниками имущества, созданного ими для себя или приобретенного от других лиц на основании сделок об отчуждении этого имущества, а также перешедшего по наследству или в порядке реорганизации (ст. 218 ГК РФ). В силу п. 2 ст. 8 ГК РФ <11> права на имущество, подлежащие государственной регистрации, возникают с момента регистрации соответствующих прав на него, если иное не установлено законом". -------------------------------- <10> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2010. N 7. <11> В Постановлении Пленумов сделана ссылка на действующую в момент его принятия норму права.

Иной момент возникновения права установлен, в частности, для приобретения права собственности на недвижимое имущество в случае полной выплаты пая членом потребительского кооператива, в порядке наследования и реорганизации юридического лица (абзацы второй, третий п. 2, п. 4 ст. 218 ГК РФ, п. 4 ст. 1152 ГК РФ). Так, если наследодателю или реорганизованному юридическому лицу (правопредшественнику) принадлежало недвижимое имущество на праве собственности, это право переходит к наследнику или вновь возникшему юридическому лицу независимо от государственной регистрации права на недвижимость. Однако приведенные положения не вступают в противоречие с нашими рассуждениями. Просто следует разделять ситуации отсутствия правоустанавливающего значения государственной регистрации для возникновения права собственности и для возникновения вида права собственности (определенного правового режима). Учитывая изложенное, можно дать следующее толкование положений п. 6 ст. 8.1 ГК РФ: 1. "Зарегистрированное право может быть оспорено в судебном порядке". В данном случае речь идет о праве (титуле), которое в результате заключенного договора приобретает субъект, например право собственности. Толкуемое правило в силу указанных выше причин не распространяет свое действие на порядок установления правового режима имущества - права общей совместной собственности. Независимо от того, что в ЕГРП вид права отражен как "собственность", "частная собственность", индивидуальная собственность", "личная собственность", а в качестве правообладателя указан только один супруг, нотариусы должны делать вывод о виде правового режима, исходя из критериев разграничения права общей и раздельной собственности супругов, закрепленных в ст. 34 СК РФ. На необходимость при определении правового режима имущества супругов учитывать критерии, установленные в законе, указано в Определении Конституционного Суда РФ от 1 марта 2011 г. N 352-О-О <12>. -------------------------------- <12> См.: Определение Конституционного Суда РФ от 1 марта 2011 г. N 352-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Церюты Елены Петровны на нарушение ее конституционных прав пунктом 2 статьи 34 Семейного кодекса Российской Федерации" // Вестник Конституционного Суда РФ. 2011. N 3.

2. "Лицо, указанное в государственном реестре в качестве правообладателя, признается таковым, пока в установленном законом порядке в реестр не внесена запись об ином". При применении данного положения следует учитывать, что право общей совместной собственности, возникающее у супругов в силу закона, всегда предполагает наличие двух субъектов-правообладателей на соответствующих объектах. Отсутствие сведений в ЕГРП об одном из таких правообладателей не порочит их статус как собственников на данное имущество. Вместе с тем следует отметить, что сам по себе факт отсутствия в реестре сведений об одном из правообладателей (нетитульном собственнике) влечет для последнего некоторые негативные правовые последствия. Поскольку искажение сведений о виде возникшего права в отношении недвижимого имущества супругов и о его обладателях для современного ЕГРП, к сожалению, является нормой, в проекте ГК РФ предусмотрено внесение изменений в статью, регулирующую отношения общей совместной собственности супругов. Так, предлагается дополнить п. 1 ст. 256 ГК РФ <13> абзацем следующего содержания: "Каждый из супругов вправе требовать государственной регистрации совместной собственности на недвижимое имущество, нажитое супругами во время брака, при этом моментом возникновения права общей совместной собственности будет момент приобретения имущества". -------------------------------- <13> Данная статья в законопроекте идет под N 285.

С одной стороны, предлагаемое к внесению в ГК РФ правило еще раз подтверждает выводы, сделанные нами выше, о моменте возникновения права общей совместной собственности. С другой стороны, его ценность заключается в том, что оно позволит супругу - нетитульному собственнику внести сведения о себе как об участнике общей совместной собственности в ЕГРП, обратившись с соответствующим заявлением в орган, осуществляющий регистрацию прав. Кроме того, данное правило делает обязательным внесение требуемых заявителями изменений в ЕГРП, если у регистрационного органа отсутствуют сведения (правоустанавливающие документы), опровергающие презумпцию права общей совместной собственности. Однако и на сегодняшний день у супруга - нетитульного собственника такая возможность имеется. Она вытекает из п. 3 ст. 24 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", о котором мы упоминали выше. При этом сегодня в подавляющем большинстве случаев реализовать право на внесение изменений в ЕГРП можно только в судебном порядке, поскольку регистрационные органы при обращении к ним с подобным заявлением с большей долей вероятности (с чем, кстати, приходится сталкиваться на практике) готовы отказать в его удовлетворении. Лишь путем судебного обжалования такого отказа можно добиться включения сведений в ЕГРП о втором супруге как участнике общей совместной собственности на объект недвижимости.

Библиографический список

------------------------------------------------------------------ КонсультантПлюс: примечание. Статья Р. С. Бевзенко "Государственная регистрация прав на недвижимое имущество: проблемы и пути решения" включена в информационный банк согласно публикации - "Вестник гражданского права", 2011, NN 5, 6; 2012, N 1. ------------------------------------------------------------------ 1. Бевзенко Р. С. Государственная регистрация прав на недвижимое имущество: проблемы и пути решения // http://av-ue. ru/avenue. php? p=grp_eb. htm#2._Виды_регистрационных_систем_. 2. Чефранова Е. А., Певницкий С. Г. Государственный регистратор: Правовые основы. Введение в профессию: Учебное пособие. 2-е изд., испр. и доп. М.: Российская правовая академия; Статут, 2007.

------------------------------------------------------------------

Название документа