Внесудебная юстиция СССР: от мифов к фактам

(Жаркой М. Э.) ("Администратор суда", 2013, N 2) Текст документа

ВНЕСУДЕБНАЯ ЮСТИЦИЯ СССР: ОТ МИФОВ К ФАКТАМ

М. Э. ЖАРКОЙ

Жаркой Михаил Эмильевич, кандидат исторических наук, доцент.

Потребность использования российскими правоохранительными органами положительного опыта работы правоохранительных органов СССР обусловливает необходимость изучения деятельности в том числе органов НКВД. По мнению автора, деятельность органов советской внесудебной юстиции регулировалась ведомственными нормативными актами, носила наступательный и превентивный характер.

Ключевые слова: внесудебная юстиция, СССР, НКВД, ОГПУ, прокурор, "тройки".

Extra-judicial justice in the USSR: from myths to facts M. E. Zharkoj

The need for use by the russian law-enforcement agencies of positive experience of work of the law-enforcement agencies of the USSR conditions the necessity of study of the activity, including that of the agencies of the NKVD. The author believes that activity of the agencies of the Soviet extra-judicial justice was controlled by departmental normative acts and was of aggressive and preventive nature.

Key words: extra-judicial justice, USSR, NKVD, OGPU, procurator, trios.

Постановлением ЦИК СССР от 10 июля 1934 г. был создан общесоюзный НКВД <1>, а Постановлением ЦИК СССР от 5 ноября 1934 г. утверждено Положение "Об Особом совещании при НКВД СССР" <2>. Следует отметить, что проведение рассматриваемой реорганизации, несомненно, имело свои причины и, согласно замыслу, было направлено на достижение вполне разумных целей, обусловленных, по мнению В. М. Курицына, продолжением принятой в 1932 г. линии на некоторое смягчение карательной практики <3>. -------------------------------- <1> СЗ СССР. 1934. N 36. Ст. 283. <2> Обладало правом применять в административном порядке ссылку, высылку, заключение в ИТЛ на срок до 5 лет, с 1937 г. - до 8 лет, с сентября 1941 г. получило право выносить приговоры к смертной казни. <3> См.: Курицын В. М. История государства и права России. 1929 - 1940. М., 1998. С. 102 - 103.

Сложность и запутанность советской внесудебной юстиции, к сожалению, не позволила даже такому вдумчивому и серьезному исследователю, как Е. А. Прудникова, разобраться с организационными основами ее деятельности. По ее мнению, с созданием в 1934 г. общесоюзного НКВД прекратилась внесудебная деятельность не только Коллегии ОГПУ, но и региональных "судебных троек" <4>. Данное утверждение спорно, прежде всего, ввиду того, что "тройки", например, в Ленинграде действовали на протяжении не только всего 1934 г., но вплоть до весны 1935 г. Не прав в этом отношении и Д. Ю. Лысков, работы которого отличает серьезный научный подход к проблеме репрессий середины 1930-х гг. Говоря о том, что в 1934 г. были упразднены все внесудебные органы ОГПУ (Судебная коллегия, Особое совещание при ОГПУ и "тройки"), он считает, что "попытка возродить внесудебные органы прошлых лет - "тройки"... была предпринята в августе 1937 года..." <5>. Такое утверждение не соответствует действительности. -------------------------------- <4> См.: Прудникова Е. А. Хрущев. Творцы террора. М., 2007. С. 53. <5> Лысков Д. Ю. "Сталинские репрессии". Великая ложь XX века. М., 2009. С. 57.

Приказ НКВД от 27 мая 1935 г. учреждал в НКВД - УНКВД республик, краев и областей, подчиненных непосредственно центру, "тройки" <6>. Нами обнаружены любопытные документы, которые не соответствуют устоявшемуся общественному мнению и не находили отражения в научной литературе. Дело в том, что решения этих "региональных троек", особенно по приговорам к ВМН, не были окончательными. Впоследствии их протоколы утверждались на Особом совещании НКВД СССР. Например, 8 сентября 1935 г. был утвержден Протокол заседания "тройки" при УНКВД Ленинградской области от 21 августа 1935 г. N 122. Выписки из протоколов Особого совещания направлялись в соответствующие УНКВД, и только по их получении решение "тройки" вступало в силу <7>. -------------------------------- <6> Известия ЦК КПСС. 1989. N 10. С. 81. <7> Архив ГУВД СПб. ЛО. Ф. 66. Оп. 1. Д. 260. Л. 25.

В тени оголтелого антисоветизма остается совершенно не освещенная в научной литературе "реабилитирующая" функция внесудебных органов, прежде всего "троек". Так, можно выделить практику пересмотра дел, проходящих через "тройку" ранее с переквалификацией статей обвинения, сокращением срока наказания и даже досрочным освобождением от дальнейшего его отбывания и снятием судимости. Например, только "судебной тройкой" УНКВД Ленинграда за период с 7 июня по 25 июля 1936 г. было освобождено от отбытия наказания 440 человек из рассмотренных на ее заседаниях 1551 человека <8>. На заседании от 13 июня 1936 г. в порядке ст. 458 УПК РСФСР (условно-досрочное освобождение) было досрочно освобождено от отбывания наказания 135 человек, причем 15 человек с формулировкой: "Постановление отменить. Из исправительного лагеря освободить. Дело прекратить" <9>. Сказанное еще требует глубокого изучения и осмысления. -------------------------------- <8> Подсчитано автором. Исх. данные: Архив ГУВД СПб. ЛО. Ф. 66. Оп. 1. Д. 267. Л. 1 об. - 317 об. <9> Подсчитано автором. Исх. данные: Архив ГУВД СПб. ЛО. Ф. 66. Оп. 1. Д. 267. Л. 53 - 80.

Нельзя не обратить внимание на спекулятивный характер сегодняшней оценки репрессий вообще и деятельности внесудебной юстиции в СССР в частности. Так, работая с Интернетом, 10 февраля 2010 г. автор обнаружил восемь своих однофамильцев, привлеченных к уголовной ответственности в 1931 - 1939 гг. органами внесудебных репрессий в Бурят-Монгольской АССР и Читинской области. Из размещенной на сайте информации следует, что двое были осуждены райотделом НКВД (?), причем в 1939 г. и постановлением Кахтинского погранотряда (?). Более того, из информации видно, что гр. П. И. Жаркой, 1928 года рождения, был приговорен "тройкой" ЧОС ПП ОГПУ ВСК уже в 1931 г. (!). При этом в последнем случае источником полученной информации якобы является ИЦ УВД Читинской области <10>. -------------------------------- <10> URL: http://lists. memo. ru/d12/f336.htm.

Помимо общих "троек" при управлениях милиции НКВД союзных и автономных республик и управлениях милиции краев и областей учреждены были и так называемые "милицейские тройки" <11>. Применение репрессии "милицейскими тройками" носило в большей степени превентивный характер, подвергало разрушению саму криминальную среду и полностью соответствовало ст. 7 УК РСФСР. -------------------------------- <11> См.: Курицын В. М. История государства и права России. 1929 - 1940 гг. М., 1998. С. 108; Органы и войска МВД России. Краткий исторический очерк. М., 1996. С. 258.

В связи с проведением массовых репрессивных операций Приказом НКВД СССР от 30 июля 1937 г. были созданы республиканские, краевые и областные "тройки". Совершенно анекдотичной выглядит трактовка этих органов внесудебной юстиции Дж. Хоскингом, который считает, что "судьбу большинства арестованных определял тайный военный трибунал..." <12>. Эти "тройки" были призваны разгрузить спецколлегии и в упрощенном порядке рассматривать нахлынувший поток дел о контрреволюционных и особо для Союза ССР опасных преступлений против порядка управления. Однако в связи с упразднением спецколлегий 17 августа 1938 г. (ввиду принятия положения о судоустройстве СССР, союзных и автономных республик от 16 августа 1938 г. <13>), в "помощь" созданным "тройкам" и в целях быстрейшего рассмотрения дел на лиц определенных категорий 17 сентября 1938 г. были учреждены "особые тройки". -------------------------------- <12> См.: Хоскинг Дж. История Советского Союза. 1917 - 1991. Смоленск, 2001. С. 180. <13> Ведомости ВС СССР. 1938. N 11.

Пристального внимания заслуживает изучение практики "особых троек" в 1937 - 1938 гг. До сих пор в научной литературе существует путаница в природе и организации деятельности органов советской внесудебной юстиции. Дело в том, что с появлением их летом 1937 г. деятельность общих, "судебных", "милицейских троек" не прекращалась, хотя и изменялся их персональный состав. Различие было исключительно в их юрисдикции, подсудности рассмотрения дел и категорий обвиняемых, правах по вынесению репрессивных решений. Таким образом, все элементы системы внесудебной юстиции действовали параллельно. Материалы протоколов позволяют сделать вывод: тех, кто ранее не привлекался к уголовной ответственности, к высшей мере наказания, как правило, не приговаривали <14>. В то же время приходится лишь удивляться терпимости власти к уголовной преступности до 1937 г. Так, репрессированный к ВМН 28 августа 1938 г. Ш. был судим шесть раз, имел семь приводов в милицию и совершил два побега из мест лишения свободы. Всего к ВМН было приговорено 87 убийц, грабителей, бандитов и хулиганов <15>. На заседании "тройки" 19 октября 1937 г. было рассмотрено 100 дел. Из общего количества ранее судимые составляли 80%. 77 преступников было приговорено к ВМН <16>. По результатам исследования, проведенного В. А. Ивановым, установлено, что только за период с 5 августа (начало проведения спецоперации. - М. Ж.) по 31 декабря 1937 г. Управлением милиции НКВД Ленинграда было изъято и осуждено "тройкой" свыше 7 тыс. уголовных и социально опасных элементов <17>. За 11 месяцев 1937 г. органами милиции Краснодара было изъято, кроме привлеченных к ответственности в судебном порядке, около 2 тыс. человек социально вредного элемента, но "достаточного эффекта эта мера не дает вследствие большой текучести его", - сказано в справке о состоянии преступности в городе от 20 декабря 1937 г. <18>. Надо полагать, все они сегодня относятся к "безвинным жертвам сталинизма". -------------------------------- <14> Архив ГУВД СПб. ЛО. Ф. 66. Оп. 1. Д. 350. Л. 1 - 64. <15> Подсчитано автором. Исх. данные: Архив ГУВД СПб. ЛО. Ф. 66. Оп. 1. Д. 350. Л. 1 - 645. <16> Подсчитано автором. Исх. данные: Архив ГУВД СПб. ЛО. Ф. 66. Оп. 1. Д. 373. Л. 1, 5 - 6, 10, 43, 57 - 59. <17> См.: Иванов В. А. Миссия ордена. Механизм массовых репрессий в Советской России в конце 20 - 40-х гг. (на материалах Северо-Запада РСФСР). СПб., 1997. С. 160. <18> См.: Краснодарский край в 1937 - 1941 гг. Документы и материалы. Краснодар, 1997. С. 942.

Всего, по некоторым данным, в 1937 - 1938 гг. "тройками" НКВД - УНКВД только по собственным делам по СССР было репрессировано 63679 человек, причем большая часть из них - 45768 человек (71,8%) - в 1938 г. Надо сказать, что эти цифры весьма любопытны. Они впервые были обнародованы в книге "История в документах. Россия. XX век. Архив Александра Н. Яковлева" со ссылкой на ГАРФ (Ф. 9401. Оп. 1. Д. 4157. Л. 201 - 205), что само по себе должно означать, что в целом они соответствуют действительности и должны работать на сегодняшнюю концепцию оценки правоприменительной деятельности НКВД середины 1930 гг. С другой стороны, из опубликованных данных следует, что из 1344923 осужденных в 1937 - 1938 гг. только 63679, или 4,7%, были осуждены несудебными органами, а это, в свою очередь, означает, что абсолютное большинство дел было рассмотрено в судах и иных судебных учреждениях, осуществляющих правосудие <19>. Как бы то ни было, мы, однако, считаем, что эти данные нуждаются в уточнении. -------------------------------- <19> См.: Лысков Д. Ю. Указ. соч. С. 230 (рассчитано автором. - М. Ж.).

В целях быстрейшего рассмотрения дел на отдельные категории лиц Приказом НКВД СССР от 17 сентября 1938 г. при каждом территориальном управлении НКВД были образованы еще одни "особые тройки" <20>. Приказы НКВД от 11 августа и 20 сентября 1937 г. учредили "двойки" <21>. Кроме того, существовал порядок рассмотрения дел без вызова обвиняемого и свидетелей в суд так называемой "высшей двойкой" в составе председателя Верховного суда СССР и прокурора СССР <22>. Согласно Приказу от 11 августа 1937 г. местные "двойки" должны были каждые десять дней составлять списки обвиняемых. "Высшая двойка" (Комиссия НКВД и прокурор СССР) только 10 января 1938 г. рассмотрела список на 1667 человек, 14 января - на 1569, 15 января - на 1884, 16 января - на 1286, 21 января - на 2164 человека <23>. -------------------------------- <20> См.: Иванов В. А. Указ. соч. С. 172. <21> Во исполнение Постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 17.11.1938 "Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия" Приказом НКВД от 26.11.1938 "двойки", "тройки" при НКВД были упразднены // Известия ЦК КПСС. 1989. N 10. С. 82. <22> Известия ЦК КПСС. 1989. N 10. С. 82. <23> См.: Кучерена А. Г. От государственного террора к эре милосердия. М., 2008. Кн. 2. С. 116.

Надо заметить, что "тройки" как таковые были не изобретением центра, а всего лишь обобщением опыта, рожденного в Западной Сибири. Кстати, на первое предложение Р. И. Эйхе, еще в 1934 г., о создании "троек" с правом вынесения приговоров к ВМН, И. В. Сталин 10 октября 1934 г. ответил: "Не пойму, в чем дело. Если можете, лучше обойтись без тройки, а утверждать приговоры в обычном порядке" <24>. -------------------------------- <24> См.: Мартиросян А. Б. Сталин и репрессии 1920 - 1930-х гг. М., 2008. С. 121, 141.

17 ноября 1938 г. вышло Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) "Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия". Объективно этот документ остановил "второй красный террор" и пресек деятельность внесудебной юстиции НКВД. Неслучайно уже Приказом НКВД от 26 ноября 1938 г. "двойки" и "тройки" при управлениях НКВД были упразднены. Начался процесс пересмотра уголовных дел, возбужденных органами НКВД при Н. И. Ежове. Причем эта работа была поручена не прокуратуре и не судебным органам, а именно НКВД под руководством Л. П. Берия. За 1939-й и первый квартал 1940 г. Л. П. Берия способствовал освобождению из тюрем 381 178 человек, а к началу войны еще примерно 130 тыс. человек <25>. Причем, как свидетельствует А. Б. Мартиросян, прокурор СССР в 1939 - 1940 гг. М. Панкратов дважды обращался в центральные органы власти с претензиями к Л. П. Берия, который, по его мнению, умышленно прекращал дела на "врагов народа" и освобождал их от ответственности <26>. В результате реализации Л. П. Берия кампании по пересмотру приговоров, вынесенных в период массовых репрессий, из исправительных учреждений были освобождены 837 тыс. человек <27>. -------------------------------- <25> Там же. С. 155. <26> Там же. С. 367. <27> См.: Органы и войска МВД России. Краткий исторический очерк. М., 1996. С. 362 - 363.

В связи с изменением характера репрессий резко усилилась криминализация социального поведения. Уже в I квартале 1939 г. (по сравнению с АППГ) отмечается значительный рост преступности, например, в РСФСР на 185% <28>. Нет смысла говорить о том, что в стране, "запуганной сталинским террором", вот так запросто, спустя только полгода, могла в одночасье рухнуть паническая боязнь населения и должностных лиц перед всесилием НКВД в частности и карательной машины государства в целом. -------------------------------- <28> ГАРФ. Ф. 9492. Оп. 1а. Д. 7. Л. 189.

Свидетельством некоторой демократизации и оживления советского уголовного процесса уже в начале 1939 г. выступает активизация коллегий защитников и их активное участие в производстве по делам о контрреволюционных преступлениях. В связи с обращениями граждан за реабилитацией президиумы коллегий защитников стали направлять запросы в НКЮ СССР о возможности оказания юридической помощи гражданам, репрессированным органами НКВД во внесудебном порядке. 20 июня 1939 г. указанием НКЮ СССР N 16/26с было разъяснено: "1) Поскольку адвокатам не предоставлено право знакомиться с делами, рассмотренными НКВД во внесудебном порядке, прием поручений по этим делам в коллективах и юридических консультациях производить не следует. 2) Лицам, обращающимся за юридической помощью, разъяснять, что они могут обращаться в органы прокуратуры" <29>. По своему содержанию приведенный документ является уникальным, ибо в нем определяется механизм подачи ходатайства о реабилитации и указывается государственный орган - прокуратура, призванная осуществлять надзор за соблюдением законности. Таким путем была реабилитирована в 1939 - 1941 гг. значительная часть лиц, действительно необоснованно пострадавших в 1937 - 1938 гг. Именно эти люди впоследствии, вдохновленные справедливостью закона, встали на защиту своего отечества и защищали его до последней капли крови, в отличие от тех, кто, будучи осужден за контрреволюционные преступления, пережил в ГУЛАГе тяжелые годы войны и затем составил идеологическую и социальную опору бюрократии, предавшей эту справедливость, начавшей уничтожать державу в 1956 г. и добившейся успеха в 1991 - 1993 гг. -------------------------------- <29> ГАРФ. Ф. 9492. Оп. 1а. Д. 5. Л. 236.

Телеграфным распоряжением НКВД и прокуратуры СССР от 26 декабря 1938 г. N 2709 предусматривались мероприятия по пересмотру дел лиц, осужденных "тройками". На бланке прокуратуры СССР прокурорам республик, краев и областей за подписью заместителя начальника отдела по спецделам прокуратуры СССР предписывалось: "Прокурору ___________________ гор. ___________________________ Направляю жалобу ___________________ осужденного тройкой УНКВД. По распоряжению прокурора СССР т. Вышинского предлагаю истребовать дело через начальника УНКВД и тщательно проверить. Если в результате проверки дела найдется осуждение _____________ неправильным, в соответствии с телеграфным распоряжением поставьте дело на пересмотр. О результатах сообщите в 10-дневный срок" <30>. -------------------------------- <30> ГАРФ. Ф. 8131. Оп. 31. Д. 1. Л. 7.

Таким образом, деятельность органов советской внесудебной юстиции регулировалась ведомственными нормативными актами, носила наступательный и превентивный характер. Само существование ее отвечало общей тенденции развития процесса правоприменения и нашло свое отражение в процессуальной практике многих стран мира. Современная официальная трактовка работы внесудебных органов СССР в 1930-е гг. не соответствует действительности, противоречит реалиям социально-политической обстановки предвоенного периода. Полная статистика репрессированных внесудебными органами может быть получена только путем создания рабочей комиссии под патронажем Президента России из представителей ФСБ РФ, МВД РФ, Генеральной прокуратуры РФ и Верховного Суда РФ, которые с опорой на ведомственные архивы, а также на базы информационных центров ГУ МВД (УМВД), отделов регистрации архивных фондов УФСБ субъектов Российской Федерации могли бы дать реальные сведения о численности лиц, подвергнутых уголовным репрессиям в середине 1930-х гг.

------------------------------------------------------------------

Название документа