Последствия агрессии Грузии и формирование государственной границы между Российской Федерацией, Грузией, Южной Осетией, Абхазией (о некоторых современных военных проблемах международного права)

(Скулаков Р. М.) ("ЭНИ "Военное право", 2013, Выпуск N 3) Текст документа

ПОСЛЕДСТВИЯ АГРЕССИИ ГРУЗИИ И ФОРМИРОВАНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ГРАНИЦЫ МЕЖДУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИЕЙ, ГРУЗИЕЙ, ЮЖНОЙ ОСЕТИЕЙ, АБХАЗИЕЙ (О НЕКОТОРЫХ СОВРЕМЕННЫХ ВОЕННЫХ ПРОБЛЕМАХ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА) <*>

Р. М. СКУЛАКОВ

-------------------------------- <*> Рецензент - А. Ю. Шумилов, доктор юридических наук, профессор.

Скулаков Р. М., юрист, кандидат юридических наук, доцент.

Статья посвящена оценке последствий агрессии Грузии в отношении Южной Осетии, попытке определения нового основания изменения государственной территории и характеристике формирования государственной границы Российской Федерации с Грузией, Южной Осетией, Абхазией.

Ключевые слова: государственная граница, делимитация, демаркация.

The consequences of the Georgian aggression and the formation of the state border between Russia, Georgia, South Ossetia, Abkhazia (on some problems of modern military international law) R. M. Skulakov

This article is devoted the aftermath of Georgia's aggression against South Ossetia, an attempt to give a new legal ground to change of the state territory and the characteristics of the formation of the state border of the Russian Federation and Georgia, South Ossetia and Abkhazia.

Key words: state border, delimitation, demarcation.

В современный период в мире происходит множество различных межгосударственных и внутригосударственных конфликтов. Основания конфликтов разнообразны, среди них: стремление овладеть новыми источниками сырья, улучшение геополитического положения, борьба с политической оппозицией и другие. Один из широкомасштабных конфликтов произошел на территории Республики Грузия 8 августа 2008 года. Агрессия <1> Грузии взбудоражила все мировое сообщество очередным прецедентом. Грузинское руководство направило свои вооруженные силы на захват столицы Южной Осетии - г. Цхинвали. Грузинские войска также сосредоточили огонь из танков и артиллерии по позициям российских миротворцев, в соответствии с международными договоренностями разделявших противоборствующие стороны. Действия правительства Грузии похожи на международное преступление - геноцид. -------------------------------- <1> Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1974 г. "Определение агрессии" // Действующее международное право: В 2-х т. М., 2007. Т. 1. С. 570.

Республика Южная Осетия (в настоящее время) с советского периода имела статус автономной области. Грузия после распада СССР законодательно лишила Южную Осетию статуса автономной области, но несмотря на это в ней продолжали функционировать свои органы управления. Поэтому политическое обособление, стремление к независимости всегда раздражало грузинское руководство. Планы руководства Грузии по применению вооруженных сил, направленные на захват Абхазии и Южной Осетии, разрабатывались в 2005 - 2007 годах. В планах предусматривалось уничтожение объектов как военного, так и гражданского назначения, в том числе сел, где проживают граждане осетинской национальности, штаб и полигон миротворцев Российской Федерации <2>. -------------------------------- <2> СКП РФ опубликовал новые данные о геноциде в Южной Осетии // http://www. europublish. ru/reviews/200542394 (дата обращения: 10.06.2013).

Евросоюз официально начал расследование причин конфликта России и Грузии. Комиссию по расследованию возглавила швейцарский дипломат Хайди Тальявини, бывшая в 2002 - 2006 годах спецпредставителем ООН в Грузии. "С точки зрения миссии именно Грузия положила начало военным действиям в Южной Осетии. Никаких объяснений грузинская сторона не смогла дать в качестве основания для своих действий. Не было никакого наступления в Южной Осетии со стороны России до развязывания конфликта", - сказала Х. Тальявини. Она назвала грузинскую агрессию "изолированным актом, кульминацией нагнетаемого напряжения" <3>. -------------------------------- <3> Цит. по: Грузия развязала войну в Южной Осетии в августе 2008 года - глава миссии ЕС // http://www. baltinfo. ru/2010/04/28/Gruziya-nachala-voennye-deistviya-v-Yuzhnoi-Osetii-v-avguste-2008-goda-glava-missii-ES-141664.

Южная Осетия и Абхазия уже однажды реализовали свое право на равноправие и самоопределение своего народа, можно назвать его внутренним, что и предписывает принцип международного права. Однако Грузия проявила акт агрессии, и даже можно назвать это геноцидом в отношении Южной Осетии, и это же планировалось в отношении Абхазии. Возникает вопрос, как народ, нация может продолжать жить в государстве, которое пыталось его уничтожить. По нашему мнению, проявление агрессии, геноцида дает основание потерпевшим самоопределяющимся народам и нациям воспользоваться правом на отделение от государства-агрессора и обратиться к международному сообществу за признанием их независимыми государствами. Происходящие территориальные изменения государств прежде всего затрагивают государственные границы. Процесс установления новых государственных границ очень сложный и может проходить годами. Международная практика выработала два последовательных этапа установления государственной границы - делимитацию и демаркацию. Изначально необходимо уточнить указанные понятия для более точного понимания. В юридической науке нет единого и общепринятого определения делимитации государственной границы, поэтому они достаточно разнообразны. Например, делимитация границы - это определение путем переговоров по соглашению между правительствами сопредельных государств общего направления прохождения государственной границы и нанесения ее на топографическую карту <4>; делимитация - это определение и описание границы и нанесение ее на карту, описание пограничных знаков и др. <5>. -------------------------------- <4> Международно-правовое оформление Государственной границы Российской Федерации: требования принципов международного права / Науч. ред. С. М. Васильев. М.: Академ. ФПС России, 2000. С. 84. <5> Международное право: Учебник. М.: Юридическая литература, 1979. С. 294.

По нашему мнению, делимитация государственной границы - это определение сопредельными государствами точного прохождения государственной границы между ними с подробным ее описанием и нанесением на топографическую карту, которая фиксируется в международном договоре. К заключению договора о делимитации государственной границы применяются правила, установленные Венской конвенцией о праве международных договоров (Вена, 23 мая 1969 г.) <6>. -------------------------------- <6> Ведомости Верховного Совета СССР. 1986. N 37. Ст. 772.

Заключению договора о делимитации государственной границы предшествует долгий и кропотливый труд нескольких органов государства, который может осуществляться в течение нескольких лет. В России постановлением Правительства Российской Федерации создается комиссия по делимитации между Российской Федерацией и каким-либо сопредельным государством, в состав которой входят представители МИД России, ФСБ России, Минобороны России, Роскартографии, а также представители всех субъектов Российской Федерации, имеющих границы, совпадающие с Государственной границей Российской Федерации <7>. На комиссию возлагается задача по подготовке материалов, необходимых для переговоров по международно-правовому оформлению государственной границы между Российской Федерацией и сопредельным государством. Комиссия проводит переговоры для выработки соответствующих документов и представляет их на утверждение в порядке, определяемом постановлением Правительства Российской Федерации. В своей работе комиссия руководствуется Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 1 апреля 1993 года N 4732-1 "О порядке введения в действие Закона Российской Федерации "О Государственной границе Российской Федерации" <8> и директивами Правительства Российской Федерации <9>. -------------------------------- <7> См., напр.: Постановление Правительства РФ от 15 августа 1997 г. N 1038 "О создании Комиссии по делимитации государственной границы и разграничению морских пространств между Российской Федерацией и Литовской Республикой" // Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. N 34. Ст. 3982; "О создании Комиссии по делимитации между Российской Федерацией и Грузией". См.: Международно-правовое оформление Государственной границы Российской Федерации // Информац.-справ. сб. Международно-договорного департамента ФПС России / Под общ. ред. ген.-лейт. А. Л. Манилова. Вып. 1. М.: Граница, 1997. С. 81 - 82. <8> Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. N 17. Ст. 596. <9> См.: Международно-правовое оформление Государственной границы Российской Федерации // Информац.-справ. сб. Международно-договорного департамента ФПС России / Под общ. ред. ген.-лейт. А. Л. Манилова. Вып. 1. М.: Граница, 1997. С. 82.

Итогом делимитации является заключение международного договора между государствами и приложения к нему и нанесение общего описания прохождения государственной границы на географическую карту. В соответствии с Федеральным законом от 15 июля 1995 года N 101-ФЗ "О международных договорах Российской Федерации" <10> договоры о делимитации Государственной границы Российской Федерации подлежат ратификации (п. "в" ст. 15). Ратификация международного договора Российской Федерации осуществляется в форме федерального закона (ст. 14). -------------------------------- <10> Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. N 29. Ст. 2757.

Международный договор, устанавливающий государственную границу, создает международно-правовую основу для формирования совместных демаркационных комиссий, определяет их общую задачу <11>. -------------------------------- <11> Международно-правовое оформление Государственной границы Российской Федерации: требования принципов международного права / Науч. ред. С. М. Васильев. М.: Академ. ФПС России, 2000. С. 84.

После делимитации начинается следующий этап установления государственной границы - демаркация. Определения демаркации в юридической науке многообразны. Например, демаркация - это проведение границы на местности, т. е. установление в определенных местах пограничных знаков (столбов, пирамид и др.), осуществляемое специальными смешанными комиссиями из представителей заинтересованных государств <12>. Демаркация - это фактическое обозначение договорной (делимитированной) государственной границы посредством установки системы пограничных знаков, речных и морских буев, створных знаков и других приемлемых средств <13>. -------------------------------- <12> Международное право: Учебник. М., 1979. С. 294. <13> Международно-правовое оформление Государственной границы Российской Федерации: требования принципов международного права / Науч. ред. С. М. Васильев. М.: Академ. ФПС России, 2000. С. 85.

На наш взгляд, демаркация - это фактическое обозначение установленной международным договором государственной границы (делимитированной) на местности посредством установки системы пограничных знаков (пограничных столбов, пирамид, речных и морских буев и других). Другими словами, демаркация заключается в переносе на местность результатов делимитации государственной границы. Материалы делимитации государственной границы являются правовым основанием для демаркации. При совершении действий по демаркации составляются специальные документы - протоколы-описания прохождения границы, расположения пограничных знаков, а также схемы, снимки этих знаков. По установившейся практике установление государственной границы на местности обычно осуществляется смешанными комиссиями, создаваемыми на паритетных началах, на основе договоров сопредельных государств о делимитации <14>. В виде исключения в таких комиссиях могут принимать участие и представители третьих государств. -------------------------------- <14> Например, Постановление Правительства Российской Федерации от 26 января 2000 г. N 64 "О мерах по проведению совместной проверки прохождения российско-корейской государственной границы" // Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. N 5. Ст. 532; Постановление Правительства Российской Федерации от 22 ноября 1997 г. N 1464 "О демаркации российско-китайской государственной границы на ее западной части" // Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. N 48. Ст. 5554.

В задачи демаркационных комиссий обычно входит проведение линии государственной границы на местности и составление карт, установка пограничных знаков, составление подробных протоколов-описаний прохождения линии границы с соответствующими схемами, фотоснимками, приложениями и т. п. Состав российской делегации в демаркационной комиссии и инструкции для нее утверждаются постановлением Правительства Российской Федерации. Этим же постановлением определяются сроки работ и оформления всех документов и материалов демаркации, а также силы и средства, необходимые для обеспечения работы российской делегации. В настоящей статье нам необходимо раскрыть процесс делимитации и демаркации участков государственной границы России и Грузии, России и Южной Осетии, России и Абхазии. Поскольку Южная Осетия и Абхазия входили в состав Грузии, изначально необходимо показать процесс делимитации российско-грузинской государственной границы. Всем необходимо понимать, что территории и население Грузии, Южной Осетии и Абхазии в разные исторические периоды существовали и развивались не всегда совместно. Исторически это различные народы и занимаемые ими территории управлялись самостоятельно. Народы Грузии, Южной Осетии, Абхазии входили в состав России со своими территориями по отдельности и в различные периоды времени. Российские императоры осуществляли административно-территориальное деление, руководствуясь необходимостью эффективного управления и защиты присоединенных земель, что приводило к переходу некоторых территорий от одного народа к другому. История каждого народа и его территории обусловлена конкретными периодами, в которые принимались решения в интересах безопасности своего развития и изменялись отношения с сопредельными народами. Сложность процесса делимитации составляет и периодическое административно-территориальное переустройство в СССР, повлекшее переход некоторых земель в Закавказье. Ближайшей отправной точкой для описания процесса делимитации и демаркации российско-грузинского участка государственной границы является распад СССР. Именно в этот период и возникла необходимость международно-правового оформления указанного участка государственной границы. Государственная граница между Россией и Грузией после распада СССР устанавливалась следующим образом. Протяженность границы Российской Федерации с Грузией составляет 897,9 км, из них: сухопутной - 819,4 км, речной - 55,9 км, озерной - 0,2 км, морской - 22,4 км. Комиссия по делимитации границ между Российской Федерацией и Грузией была создана Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 сентября 1993 г. N 981-55. Переговоры по делимитации российско-грузинской государственной границы велись с 24 ноября 1993 года. За истекший период в ходе указанных переговоров делимитировано 191,8 км. Кроме того, на экспертном уровне было согласовано прохождение линии российско-грузинской государственной границы на 463,6 км. (более 73% от общей ее протяженности) По разграничению морских пространств с грузинской стороной было достигнуто согласие о том, что разграничение будет произведено в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву 1982 года, при этом начальным пунктом отсчета определена точка, расположенная на середине впадения реки Псоу в Черное море. Исходя из политической ситуации, сложившейся между Россией и Грузией, переговоров по делимитации российско-грузинской границы с октября 2006 года по ноябрь 2007 года не проводилось. На заседании комиссий 8 ноября 2007 года была достигнута взаимная договоренность о проведении очередной встречи Комиссий в г. Москве в первом квартале 2008 года. Запланированная встреча не состоялась. С сентября 2008 года переговорный процесс прерван в связи с разрывом дипломатических отношений Российской Федерации с Грузией. Поскольку делимитация российско-грузинского участка государственной границы не была завершена, то и официальной демаркации осуществлено не было. Агрессия Грузии 8 августа 2008 года против Южной Осетии и Абхазии ускорила процесс отделения указанных республик. Признали Южную Осетию и Абхазию следующие государства: Российская Федерация (26 августа 2008 года), Республика Никарагуа (5 сентября 2008 года), Боливарианская Республика Венесуэла (10 сентября 2009 года), Республика Науру (16 декабря, 15 декабря 2009 года соответственно), Республика Вануату (23 мая 2011 года - Абхазию), Тувалу (19 сентября, 18 сентября 2011 года соответственно). Уделим внимание процессу делимитации участка государственной границы между Россией и Южной Осетией. Протяженность государственной границы между Российской Федерацией в Республике Северная Осетия - Алания и Республикой Грузия составляет 101,6 км. Протяженность государственной границы между Российской Федерацией в Республике Северная Осетия - Алания и Республикой Южная Осетия составляет 70,0 км. Распоряжением Правительства Российской Федерации от 21 декабря 2009 г. N 2010-р <15> сформирована делегация Российской Федерации для проведения переговоров по делимитации государственной границы между Российской Федерацией и Республикой Южная Осетия. -------------------------------- <15> Собрание законодательства Российской Федерации. 2009. N 52. Ст. 6633.

26 февраля 2010 года в г. Москве состоялась первая встреча по делимитации государственной границы между Российской Федерацией и Республикой Южная Осетия. На встрече российская делегация передала югоосетинской делегации проект прохождения российско-югоосетинской государственной границы. 29 июня 2010 года состоялась вторая встреча делегаций. По результатам встречи был предварительно согласован проект Договора о государственной границе между Российской Федерацией и Республикой Южная Осетия. Но в связи с планами югоосетинской стороны внести уточнения (изменения) в географические названия объектов, расположенных в полосе местности, прилегающей к государственной границе, с грузинского языка на осетинский, проект Договора потребует незначительной доработки. 22 сентября 2011 года в г. Москве состоялась третья встреча делегаций на переговорах по делимитации государственной границы между Российской Федерацией и Республикой Южная Осетия, на которой был согласован перечень названий географических объектов на югоосетинской территории. С учетом новых названий географических объектов на югоосетинской территории в рамках обсуждения вопроса подготовки Договора о государственной границе между Российской Федерацией и Республикой Южная Осетия и альбома листов карты государственной границы между Российской Федерацией и Республикой Южная Осетия в них внесены согласованные исправления. Условились о том, что Договор о границе будет готовиться к подписанию на русском и осетинском языках, а альбом карт только на русском языке. 30 октября - 1 ноября 2012 года в г. Цхинвали состоялась четвертая встреча Комиссии Правительства Республики Южная Осетия по делимитации и демаркации государственной границы Республики Южная Осетия с Российской Федерацией и Делегации Российской Федерации по делимитации государственной границы между Российской Федерацией и Республикой Южная Осетия. На встрече обсуждались вопросы, связанные с подготовкой к подписанию Договора между Республикой Южная Осетия и Российской Федерацией о югоосетинско-российской государственной границе. В частности, был окончательно согласован проект Договора и сверены Альбомы листов Карты государственной границы, которые будут являться приложением к Договору <16>. -------------------------------- <16> Согласован проект Договора о югоосетинско-российской государственной границе // http://osinform. ru/37617-soglasovan-proekt-dogovora-o-yugoosetinsko-rossiyskoy-gosudarstvennoy-granice. html (дата обращения: 07.06.2013).

После дальнейшего подписания Договора и его ратификации будет принято решение о демаркации российско-югоосетинского участка государственной границы. Переходим к характеристике процесса делимитации участка государственной границы между Россией и Абхазией. Протяженность границы между Российской Федерацией и Республикой Абхазия составляет 255,4 км, из них: сухопутная - 183,0 км (в том числе речная - 50 км), а также морская граница около 22,4 км. Распоряжением Правительства Российской Федерации от 21 декабря 2009 г. N 2011-р сформирована делегация Российской Федерации для проведения переговоров по делимитации государственной границы и разграничению морских пространств между Российской Федерацией и Республикой Абхазия. В г. Сухуми с 30 ноября по 1 декабря 2010 года состоялась первая встреча российской делегации и абхазской комиссии. Делимитация государственной границы будет осуществляться с учетом административно-территориального деления, определенного законодательными актами СССР об административной границе союзных республик. Кроме того, во внимание будут приниматься нормативные документы, регулирующие ее прохождение, а также соответствующие картографические материалы. При необходимости договорились использовать документы землеустройства и лесоустройства. В г. Москве 29 - 31 марта 2011 года состоялась вторая встреча российской делегации и абхазской комиссии по делимитации. При обсуждении вопроса о разграничении морских пространств в Черном море участники встречи договорились о том, что они будут руководствоваться общепринятыми принципами, нормами международного права, а также международной морской практикой. В г. Сухуми 7 - 10 ноября 2011 года состоялась третья встреча российской делегации и абхазской комиссии. Президент Абхазии А. Анкваб предложил заморозить вопрос о принадлежности левобережной части поселка Аибга до завершения Олимпиады-2014. В завершение необходимо отметить, что делимитация российско-грузинского участка государственной границы до августа 2008 года завершена не была, соответственно, и не была проведена демаркация. Процесс согласования участков государственной границы часто замедлялся из-за неоднократного пересмотра грузинской стороной своих позиций по уже согласованным участкам. После акта агрессии Грузией против Южной Осетии и Абхазии дипломатические отношения с Российской Федерации с Грузией прекратились. Южная Осетия и Абхазия объявили себя независимыми государствами и вышли из состава Грузии. По нашему мнению, прецедент агрессии Грузии в отношении Южной Осетии дает возможность говорить о возникновении нового основания изменения государственной территории - отделение части территории государства после акта агрессии, это реализация принципа самоопределения нации (народа) в форме отделения. Южная Осетия после акта агрессии, геноцида имела возможность обратиться к международному сообществу о признании ее независимым государством. Россия признала Южную Осетию и Абхазию, и начался процесс делимитации государственной границы с новыми государствами, который приближается к завершению, проекты договоров о границе готовы и согласованы.

Список использованных источников

1. Устав Организации Объединенных Наций (Сан-Франциско, 26 июня 1945 г.) // Действующее международное право. М., 1999. Т. 1. С. 7 - 34. 2. Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1974 г. "Определение агрессии" // Действующее международное право: В 2-х т. М., 2007. Т. 1. С. 570. 3. Международное право: Учебник. М.: Юридическая литература, 1979. 4. Международно-правовое оформление Государственной границы Российской Федерации: требования принципов международного права / Науч. ред. С. М. Васильев. М.: Академ. ФПС России, 2000. 5. СКП РФ опубликовал новые данные о геноциде в Южной Осетии // http://www. europublish. ru/reviews/200542394. 6. Грузия развязала войну в Южной Осетии в августе 2008 года - глава миссии ЕС // http://www. baltinfo. ru/2010/04/28/Gruziya-nachala-voennye-deistviya-v-Yuzhnoi-Osetii-v-avguste-2008-goda-glava-missii-ES-141664. 7. Согласован проект Договора о югоосетинско-российской государственной границе // http://osinform. ru/37617-soglasovan-proekt-dogovora-o-yugoosetinsko-rossiyskoy-gosudarstvennoy-granice. html.

------------------------------------------------------------------

Название документа Интервью: "Сколько бушевали следователи! Они потеряли "карманных" адвокатов" ("Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ", 2013, N 3) Текст документа

"СКОЛЬКО БУШЕВАЛИ СЛЕДОВАТЕЛИ! ОНИ ПОТЕРЯЛИ "КАРМАННЫХ" АДВОКАТОВ" <*>

Т. БЕРСЕНЕВА

-------------------------------- <*> Справочно-правовая система "Право. ru", 25.04.2013. URL: http://pravo. ru/review/face/view/84675/.

Рассказы о "карманных" адвокатах, которые не защищают доверителя, а только берут деньги за назначение и даже помогают следствию, не редкость. В Самаре придумали, как изжить этот порок. Уже четыре года дела между адвокатами по назначению распределяет специальный Центр при областной адвокатской палате. Все переговоры координаторов со следователями и защитниками фиксируются, а качество работы адвокатов проверяется. Об уникальном для России опыте "Право. ru" рассказала глава Адвокатской палаты Самарской области Татьяна Бутовченко, обладатель Национальной премии в области адвокатуры и адвокатской деятельности в номинации "Деловая репутация".

- Почему появилась идея создать Центр субсидированной юрпомощи? - Я думаю, если посмотреть правде в глаза, нет такой адвокатской палаты, которая бы не сталкивалась с "карманными" защитниками. Мы этой проблемой озаботились еще в 2008 г. и выяснили, что практически у каждого следователя есть два-три знакомых адвоката, с которыми он предпочитает работать. В месяц благодаря такому знакомству защитники зарабатывали по 100 000 - 120 000 руб. Вероятно, делились со следователями. Причем сам горе-адвокат подпишет все документы и то ходит, то нет на следственные действия. А потом к нам идут жалобы, что защитник либо ничего не делал, либо его вообще не было. Бороться с этим путем наказания самих адвокатов бесполезно, пока вторая сторона не заинтересуется этим же вопросом. Что толку: я наказываю адвоката, а следователи продолжают направлять заявки персонально. Поэтому я отправилась на прием к начальнику Главного следственного управления при ГУ МВД по Самарской области Юрию Супоневу и рассказала об этой коррупционной связке. "У вас есть доказательства?" - удивился он тогда. "Доказательства у вас в финчасти: напротив фамилий одних и тех же следователей одни и те же фамилии адвокатов. Следователи выносят по 400 постановлений одному адвокату за месяц. Но не может столько защитник работать. Это хищение бюджетных средств", - рассказала ему тогда. Проверил. Через два дня позвонил. После этого мы приняли решение создавать такой Центр.

- Что он из себя представляет? - За основу мы взяли опыт Голландии, я там два раза была, чтобы посмотреть, как у них все устроено. А там механизм распределения дел между адвокатами очень простой. Работает специализированная структура, которая распределяет дела и следит за качеством работы адвокатов. При этом она не подчиняется ни адвокатуре, ни следствию. Мы при областной Палате создали Центр субсидированной юридической помощи. Там работают не адвокаты, а наемный персонал. Операторы круглосуточно - и в праздники, и в будни - по телефону и по факсу принимают заявки на адвоката по назначению. Например, звонит следователь, разговор записывается, операторы выбирают защитника и связываются с ним. Причем адвокат выбирается автоматически - первый из общего списка, получив дело, он переходит на последнюю строчку. Координаторы должны следить, чтобы примерно равное количество дел между адвокатами распределялось. По нашей базе можно до минуты проверить, когда поступило требование, кто и во сколько назначен, были ли замены. Поэтому мы молниеносно видим случаи, когда адвокат получает дела напрямую от следователя. Если же адвокат настаивает, что дело ему распределялось - можно прослушать, например, разговоры координатора с защитником и следователем. При подтверждении нарушения мы выносим предупреждение и исключаем человека из этого списка адвокатов, работающих по назначению. Сколько бушевали следователи! Они потеряли "карманных" адвокатов. Последние даже в суде пытались оспорить новую систему, но мы все прошли, все отстояли.

- Такая схема распределения дел действует по всей области? - Центры работают в трех крупных городах области - Самаре, Тольятти и Сызрани. В других небольших населенных пунктах немного адвокатов, один отдел полиции, один суд. Когда защитников можно пересчитать по пальцам, то все приблизительно знают, сколько у кого дел, а руководитель адвокатского бюро способен разделить дела между коллегами. Там все проще, чем в крупных городах.

- На чьи деньги финансируется Центр? - Конечно, нужно быть готовым к тому, что за это нужно платить. Техника, операторы, помещение. По смете за прошлый год содержание Центра нам обошлось в 1,8 млн. руб., оплачивается это за счет адвокатских отчислений. Но это того стоило. Центр помог разорвать замкнутый круг, когда молодежь просто не могла "прорваться" в дела по назначению, поскольку у следователей все было "расписано", и по соглашению к ним не шли, т. к. не знали. В 2008 г. этот вопрос встал как-то особо остро, особенно молодежь возмутилась: ничего не знающие адвокаты, совершенно тупые, работают напрямую со следствием. Тогда наши адвокаты поддержали идею создать Центр субсидированной юридической помощи и согласились на увеличение отчислений сразу на 500 руб. Подчеркну, любое увеличение вызывает раздражение, даже на 10 руб., но тут мы проголосовали. У нас защитники держатся за работу по назначению, это серьезный способ заработка, для Москвы, может быть, это не так актуально. Поэтому исключение из списка на год для адвоката просто катастрофа, иногда даже просят наказать более строго, но не лишать этой работы. Сейчас из 1746 адвокатов, состоящих в нашей палате, по назначению работают 300 с небольшим адвокатов. Этого вполне достаточно.

- Но в Кодексе профессиональной этики адвокатов нет такого вида взыскания... - Это не мера наказания, как, например, замечание, предупреждение и лишение статуса. Отсутствие дисциплинарных взысканий - условие допуска к работе по назначению. Также обязательными требованиями являются: повышение профессионального уровня, обязанность подчиняться проверкам качества работы, свободное владение компьютерной техникой и наличие мобильного телефона обязательно. Такие условия допуска считаются вполне демократичными.

- Вы говорите про проверки качества работы... - Мы проверяем все абсолютно дела по назначению. Заметьте, не лезем в дела по соглашению. Если клиент доволен - все, это закрытая тема. Другое дело бюджетные д еньги: далеко не всегда клиенты знают свои права и то, что должен был делать адвокат. Я полагаю, раз государство платит, то оно вправе прийти и проверить качество работы. Вот чтобы этого не допустить, мы сами проверим качество работы коллег. Сколько было недовольных проверками, сколько на меня сыпалось исков. Защитники утверждали, что мы нарушаем адвокатскую тайну. Моя позиция тут принципиальная: тайна - то, что вы ничего не делали? Эту тайну мы раскроем. Все проверяющие - члены совета палаты и комиссии - по закону предупреждены о невозможности разглашения сведений, связанных с осуществлением адвокатской деятельности. Жалобщики проиграли в судах.

- Как проверяете качество? - Адвокатское досье - в нем должны быть все юридически значимые документы. Пока никто другого способа придумать не смог. Досье отражает, какие меры предприняты адвокатом, сколько раз он принял участие в судебном заседании, какие решения выносил суд, обжаловал ли их защитник. Если адвокат не представил ни одного от него исходящего документа, в ходе судебного разбирательства не задал ни одного вопроса, не обжаловал приговор, не устраивающий доверителя, это качественная работа? Наличие досье как минимум говорит о том, что адвокат прочитал дело. Я не настолько идеалистка, понимаю, что при проверке адвокат задним числом может какие-то бумаги составить. Но с чего-то начинать надо! И те, которые хоть раз попались уже комиссии, говорят: лучше теперь я дело почитаю заранее.

- Только ли этим должны ограничиваться проверки? - Мы на совете палаты обсуждали возможность проводить их не только после завершения работы адвокатом, но и на этапе, когда он еще оказывает помощь. К примеру, мы знаем, какие дела адвокату распределены, какие судебные заседания, скажем, назначены в Советском суде Самары. Туда приходят члены совета палаты и просят у защитников досье. Если он пришел без него, то это говорит о том, что он вообще не готов к процессу. Это первый этап. Второй - присутствие опытных, уважаемых адвокатов на заседании. Они слушают речь коллеги, а потом на специальных совещаниях дают рекомендации, что можно улучшить. В советское время это было распространено, я сама подвергалась подобным проверкам. Я полагаю, от таких совещаний для молодых адвокатов со стажем до трех лет ничего, кроме пользы, быть не может.

- То есть только для молодых? - Мэтров зачем заслушивать? Но если на защитника с большим стажем есть жалобы, я полагаю, к нему тоже надо направить коллег, и ничего плохого от этого не будет.

- Сколько ваших адвокатов за последние годы лишились статуса? - В год обычно статуса лишаются не больше семи-восьми защитников, в т. ч. за неуплату членских взносов. Понимаете, если у защитника есть задолженность за пять-шесть месяцев, мы позвоним раз-два. Если нет никакой реакции, то это может свидетельствовать о его потере связи с палатой, т. е. ему статус уже не нужен. Лишение статуса одного-двух адвокатов за год за "составные" нарушения - это уже ЧП. За 10 лет в общей сложности в палате адвокатов лишены статуса 87 адвокатов, это вместе с неплательщиками членских взносов. Кстати, из них пятеро были наказаны за нежелание учиться и повышать профессиональный уровень. 25 марта мы лишили адвоката статуса за то, что адвокат в один день участвовал сразу в 20 заседаниях, на которых решался вопрос об условно-досрочном освобождении осужденных. Всем было отказано. При этом там были осужденные, у которых были благодарности, поощрения от администрации исправительного учреждения и ни одного взыскания. А у одного вообще 12 поощрений и ходатайство администрации об УДО. Суд написал, что все поощрения были в начале срока и это расценивается как притворство с целью досрочного освобождения. Но адвокат ни одного решения не обжаловал! Зато он получил 550 руб. за каждое дело. После этого осужденные и обратились с жалобой к нам. Не знаю, будет ли [этот адвокат] обжаловать наше решение, у него есть на это три месяца.

------------------------------------------------------------------

Название документа Интервью: "У нас два конкурента: коррупция и английское право" ("Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ", 2013, N 3) Текст документа

"У НАС ДВА КОНКУРЕНТА: КОРРУПЦИЯ И АНГЛИЙСКОЕ ПРАВО" <*>

Д. АФАНАСЬЕВ

-------------------------------- <*> Справочно-правовая система "Право. ru", 06.04.2011. URL: http://pravo. ru/review/face/view/51596/.

Во второй части интервью "Право. ru" Дмитрий Афанасьев, председатель комитета партнеров адвокатского бюро "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры", рассказывает, как "рульфам" конкурировать с "ильфами", зачем "ЕПАМ" выстраивает сеть дружественных юрфирм по всему СНГ и как его бюро пережило кризис 2008 г.

- Вы рассказывали нам о том, как надо видоизменить российское законодательство, чтобы бизнесу было удобнее работать по нему, а не по английскому праву. Не кажется ли Вам, что есть более простой путь приучить бизнес к российскому праву, - госрегулирование. Взять и заставить работать по национальному праву, параллельно закрутив гайки "ильфам", имеющим российские офисы? - Короткий ответ - нет. Теперь длинный ответ. Я специально сравнивал нас в этом отношении с другими странами БРИК. Так вот, в Китае до сих пор запрещено оказание услуг по китайскому праву иностранными юридическими фирмами. В Индии - запрещено, хотя и идут разговоры о том, что следует открыть рынок. В Бразилии - запрещено. В России же не только иностранцам разрешено оказывать юридические услуги, но и сама юридическая деятельность не лицензируется. Каковы последствия? В России появилось огромное количество "ильфов", оказывающих услуги как по российскому, так и по иностранному праву. Я думаю, в одной Москве не менее 60 филиалов западных юрфирм. Ни в одной другой стране БРИК такого нет. Хотя, например, Китай - куда более мощная экономика, чем Россия. Плюс состоял тут в том, что иностранные фирмы научили работать российских юристов. Они подняли профессиональную планку, а российские компании получили доступ к квалифицированной правовой помощи. С другой стороны, резко негативным же фактором является то, что открытие ворот для иностранцев полностью убило российский юридический бизнес. У него, собственно говоря, просто не было шансов, и все, кто хоть сколько-то себя уважал, вынуждены были наниматься на работу в "ильфы".

- Сегодня у российских юрфирм по-прежнему нет шансов в борьбе с "ильфами"? - Есть. Если 10 лет назад считалось, что российские юридические фирмы годны лишь для того, чтобы принести кому-то взятку, то сегодня ситуация изменилась: российские "ученики" вполне успешно конкурируют с бывшими иностранными "учителями". Нам на руку то обстоятельство, что с российскими фирмами российским клиентам проще разговаривать. Это очень важно для клиента, потому что адвокатская деятельность основана на доверительности отношений. А перед иностранцем раскрыться куда сложнее. Эту проблему осложнил и недавний английский закон, фактически обязывающий английских юристов "стучать" на своих доверителей, что, на мой взгляд, подрывает основу адвокатской тайны. К тому же сегодня бизнес передвигается на восток и на юг, в целом на развивающиеся рынки. И соответственно, юристы из развивающихся стран могут воспользоваться этой возможностью. Но тут есть три обстоятельства. Первое - колониальное доминирование английского права. Второе - глобализация навыков, ведь на сегодняшний день клиент ожидает от любого юриста определенного набора умений. Это, в принципе, американизированные навыки: spotting the issue (умение выделять главное. - Право. ru), навык правильно делать research (исследование. - Право. ru), навык правильно применять judgment (суждение. - Право. ru), коротко и четко делать презентацию, правильно организовать коммуникации и вести переговоры. Всему этому не учат в российских юридических вузах. Есть и третья отличительная черта развивающихся экономик, в т. ч. в России: доверительные отношения часто важнее, чем официальные общественные институты. В работе нашей фирмы мы пытаемся учесть все эти факторы и соответствующим образом подготовить своих юристов.

- Как именно? - Например, мы обучаем людей английскому праву и современным навыкам адвокатской практики. Привозим иностранных тренеров в Москву, отправляем наших юристов на обучение за рубеж. У нас есть специальная программа, по которой юристы проходят 18-месячное заочное обучение без длительных перерывов в работе. На сегодняшний день мы больше, чем любая другая юрфирма в России, включая иностранные, тратим денег на повышение квалификации сотрудников.

- О какой сумме идет речь? - Около $2 млн. в год.

- А если взглянуть на юг и восток: российские юрфирмы могли бы стать для рынков СНГ тем, чем для россиян сегодня являются англичане? - Вполне. На самом деле, мы занимаемся этим. Понятно, что гражданские кодексы бывших советских республик написаны по российскому образцу, да и вообще у нас очень много общего. Несколько лет назад мы поняли, что на поляну СНГ вообще никто не смотрит, и стали присматриваться к ведущим национальным юридическим фирмам. В течение пяти лет мы активно участвовали в работе так называемого CIS Local Counsel Forum - Форума юридических фирм СНГ, запущенного несколько лет назад в Киеве. Пару лет назад наша фирма выступила принимающей стороной форума. Мы его провели в Санкт-Петербурге на очень высоком уровне. Я до сих пор вспоминаю, когда на торжественном открытии нашего гала-ужина в Петродворце запустились фонтаны и зазвучал российский гимн, многие юристы из СНГ просто не могли сдержать слез, представляете? Они говорили, что не ощущают себя иностранцами в России, хотя некоторые из них 20 лет не встречались друг с другом. Не говоря уже о том, что в большинстве своем мы практически ничего не знали друг о друге, да и вообще понятия не имели, что юридические фирмы в СНГ существуют и вполне успешно работают. Тогда я увидел, что все разговоры о том, что русских в СНГ ненавидят, - неправда. Я понял, что у нас огромный потенциал для восстановления взаимосвязей на постсоветском пространстве и наша работа в СНГ - это наш маленький вклад в это важное дело. В 2009 г. мы запустили CIS Leading Counsel Network (LCN) - профессиональную сеть юридических фирм СНГ. [CIS Leading Counsel Network объединяет девять юридических фирм из Армении (Ameria), Азербайджана (FINA LLP), Белоруссии ("Власова, Михель и партнеры"), Казахстана (Aequitas), Кыргызстана (Kalikova & Associates), Молдавии (Turcan & Turcan), России ("Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры"), Туркменистана (ACT) и Украины (RULG-Ukrainian Legal Group). - Прим. ред.].

- Были ли у создания сети практические результаты? Вряд ли Вы стали бы ввязываться в дело только ради восстановления былого величия. - Конечно. Мы совместно работали по некоторым крупным сделкам. Например, при приобретении "Даноном" компании "Юнимилк" были активы на территории СНГ, и мы привлекали членов сложившейся сети для работы с ними. Объединение потребовало отлаженного, оперативного и последовательного взаимодействия между всеми участвующими сторонами и стало отличной проверкой. В отличие от предыдущих мультиюрисдикционных сделок в СНГ, юридическое сопровождение которых осуществляли крупные международные фирмы, сделка между "Даноном" и "Юнимилк" была реализована с помощью ведущих местных юридических фирм. Но это не главное, ведь рынок СНГ в денежном выражении пока не такой большой. Самое важное - мы создали сеть из девяти юридических фирм, по одной из каждой страны СНГ, и считаем, что это наиболее сильные фирмы в своих странах. Теперь у наших клиентов есть надежная юридическая опора в Содружестве, где они получат самую лучшую экспертизу и сервис.

- Понятно, что для "эсэнгэшных" фирм такое партнерство выгодно. А Вы получаете каких-то клиентов от членов сети? - Да, бывает, хотя и не очень часто. Самый показательный пример: у украинской фирмы есть западный клиент, которого она обслуживает в своей стране, а в Москве этот клиент работал с "ильфом". Через какое-то время он перешел к нам именно по рекомендации украинских коллег.

- Выходит, что клиенты с мировыми амбициями вполне могут прийти к "рульфу" через Украину? - Да. Важно понимать, что стереотип глобальной юрфирмы с офисами в нескольких столицах, работающими одинаково качественно, не всегда верен. Я говорю клиентам: вместо того, чтобы повсюду обедать в "Макдоналдсе", ходите в самый лучший ресторан в каждой столице мира! Конечно, я немножко преувеличиваю, потому что ведущие западные юрфирмы сильнее, чем "Макдоналдс", но суть тезиса понятна: нельзя быть хорошим везде. Особенно в юридическом бизнесе. Если ты хорош в Чикаго, то это не означает, что ты столь же хорош в Петербурге. Поэтому наше предложение клиентам состоит в другом. Мы говорим: вы должны работать с лучшими в каждой стране, причем не просто в каждой стране, а в каждой отрасли практики. И мы знаем этих людей. И отношения у нас с ними на уровне управляющих и старших партнеров. Это означает, что, если у клиента возникает какая-то проблема в далекой от России стране, мне необходимо сделать лишь один-два телефонных звонка, чтобы найти человека, который поможет решить задачу нашего доверителя.

- Можете привести примеры, когда такой подход действительно сработал? - Покупка пакета акций канадской компании Magna для "Русских машин" в 2007 г. Тогда мы организовали сделку вопреки противостоянию американцев, которые перепугались, что "русские идут". В сделке было много политики и куча различных юрисдикций. Мы наняли одну из ведущих юридических фирм мира по слияниям и поглощениям в Нью-Йорке - Cravath, которая не имеет московского офиса, потому что настолько хороша, что завалена работой дома. В Канаде мы привлекли лучшую юрфирму страны - Bennett Jones, а по российской составляющей и глобальной координации сделки отработали самостоятельно.

- Но такой подход, согласитесь, не всегда работает, потому что не слишком раскрученные фирмы, пусть и самые лучшие в своей практике, сложнее "продать" клиенту? - Конечно, внутреннему юристу куда проще сказать начальству: я нанял такую-то английскую сетевую фирму, и застраховаться таким образом от нагоняя босса в случае провала. Единственный способ бороться с этим - формировать личные отношения с сотрудниками юридических служб, а также с первыми или вторыми лицами компаний-клиентов, для которых важен реальный результат.

- Когда Вы работаете с государством, руководствуетесь теми же принципами? - Что бы мы ни делали, мы всегда думаем - простите мой пафос - об интересах государства. Даже когда наши клиенты судятся с государством, мы беремся за дело только в том случае, если их позиция, по нашему мнению, соответствует российским национальным интересам. Это не просто громкая фраза. Это еще и хороший бизнес.

- Но государство наверняка дает и деликатные поручения, когда вопросы справедливости стоят далеко не на первом плане, нет? - Государство ни разу не обращалось к нам с поручением, которое было бы несправедливым. Ни разу! Хотя вы правы в том, что многие задачи не решить чисто юридическими методами. Приведу конкретный пример. Мы работали с Архангельским траловым флотом (100% акций принадлежит государству. - Право. ru), у которого в Африке отобрали три рыболовных судна. Представляете, они ловили рыбу, вдруг приехали африканские приставы с автоматами, забрали суда, привели в порт, быстро организовали какой-то судебный процесс, выгнали команду, перевесили флаг и стали ловить рыбу для другого хозяина. В африканской стране, организовавшей операцию, "ловить" в части защиты справедливости было нечего. Поэтому мы проявили русскую смекалку в сочетании с глобальными адвокатскими навыками. Мы наняли детективов в Лондоне, которые вычислили, когда суда придут на ремонт в цивилизованную страну, каковой оказалась Испания, а именно на Канарские острова. Там мы наняли ведущего морского адвоката и арестовали суда. Через испанские суды мы вернули в Россию госсобственность, а также - редкий случай - добились уголовного и решения об экстрадиции.

- Кого Вы считаете своими главными конкурентами сегодня? - У нас два основных конкурента: коррупция и английское право. Коррупция вообще делает ненужными юридические фирмы, а особенно мешает тем, кто вкладывает средства в обучение кадров. Если задачу клиента можно решить, дав взятку, то теряет смысл инвестирование средств в подготовку квалифицированных кадров.

- Каков сегодняшний годовой доход на партнера и выручка фирмы? - Доход на партнера мы не разглашаем (по данным журнала The Lawyer, прибыль на equity partner в "ЕПАМе" в 2009 г. составила 5,64 млн. евро; сегодня в компании 11 партнеров и более 200 юристов при общем штате более 370 человек. - Право. ru). Наша выручка снизилась по сравнению с пиковым 2008 г., когда она превысила 100 млн. евро. Итоги 2010 г. мы еще не подвели, т. к. есть ряд клиентских долгов. Думаю, что на докризисный уровень дохода мы пока не вернулись, т. к. докризисные результаты у нас были настолько хороши, что эту планку непросто перепрыгнуть. При этом учтите, что мы не увольняли людей в кризис, а просто (за исключением особых случаев) не повышали зарплаты в 2009 и 2010 гг. В 2011 г. повышение зарплат есть. Мы продолжаем активно нанимать новых сотрудников: наши двери всегда открыты для российских юристов, имеющих второй диплом США или Великобритании и опыт работы за границей. Мы также приглашаем опытных юристов с госслужбы попробовать себя в адвокатской практике.

- А как заключены партнерские соглашения? - Мы - адвокатское бюро, поэтому наши отношения оформлены по российскому праву. Непросто было создать модель, похожую на международные стандарты, в условиях, когда законодательство необоснованно ограничивает конкурентоспособность российских адвокатских образований тремя организационными формами. Конечно, надо разрешить адвокатские образования в любой форме хозяйственных обществ, допускаемой Гражданским кодексом, но это дело будущего.

- Повлиял ли кризис 2008 г. на деятельность Вашей компании, прежде всего на стоимость услуг? - Работы больше, платят меньше. Но у нас диверсифицированная практика по отраслям экономики, по форме собственности у клиентов, по разным странам. У некоторых клиентов на фоне кризиса увеличились обороты, у некоторых - большие сложности, в преодолении которых нужна квалифицированная юридическая помощь. Мы не бросали наших доверителей в трудное для них время. При уменьшении объемов работы по корпоративному направлению было много работы по реструктуризации, сохранился большой объем работы по судебным разбирательствам. Кроме того, мы принимали участие в разработке законодательной базы антикризисной программы Правительства, направленной на спасение банковской системы и оздоровление финансово-экономической ситуации в стране. По стоимости услуг мы по-прежнему в premium-сегменте и не намерены отходить от этого.

- Иностранные юрфирмы никогда не интересовались возможностью слияния с "ЕПАМом" или хотя бы альянсом? - Интересовались, но дело в том, что у нас высокий доход на партнера, значительно выше, чем у "ильфов". Иностранцы это знают и понимают, что при таком раскладе слияние будет для нас невыгодным. Более того, у нас есть собственные амбиции: например, мы бы хотели принять в фирму хорошую русскую практику какого-нибудь "ильфа". Но при этом мы были и остаемся национальной юридической фирмой.

------------------------------------------------------------------

Название документа Интервью: "Мы имеем шанс достучаться до власти, когда другие не могут" ("Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ", 2013, N 3) Текст документа

"МЫ ИМЕЕМ ШАНС ДОСТУЧАТЬСЯ ДО ВЛАСТИ, КОГДА ДРУГИЕ НЕ МОГУТ" <*>

Д. АФАНАСЬЕВ

-------------------------------- <*> Справочно-правовая система "Право. ru", 05.04.2011. URL: http://pravo. ru/review/face/view/51508/.

В первой части интервью "Право. ru" Дмитрий Афанасьев, председатель комитета партнеров адвокатского бюро "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры" (первое место в рейтинге "Право. ru-300"), рассказывает о том, как создавалось бюро, как нужно эффективно решать вопросы с государством, как был продан ВТБ и почему Гражданский кодекс нужно переписать.

- Как было создано бюро "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры"? - Мы с партнерами создали фирму "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры" в 1994 г., поскольку на российском юридическом рынке была очевидно незаполненная ниша. В то время были две крайности: с одной стороны, офисы западных юридических фирм, которые на красивом английском языке умели написать справку для клиента, что в России все безнадежно. С другой стороны, "совковатые" "решалы", которые просили у клиента $100 000 для судьи и часто оставляли эти деньги себе. А российские клиенты их иногда отстреливали - этакая страховка от профессионального злоупотребления по-русски. В этих условиях достаточно было не обманывать клиентов, и на общем фоне уже можно было становиться лидером рынка! Но мы пошли дальше. Мы решили, что сможем писать справки на таком же хорошем английском языке, но в отличие от западных фирм будем предлагать клиентам практическое решение проблемы. Так родилась простая идея: совместить международные стандарты юридической практики с глубоким пониманием российской действительности. У русских есть национальная черта - острое чувство правды. В том числе и потому, что ее всегда было сложно добиться. У некоторых культур есть другие национальные особенности, например вероломство, вызванное необходимостью бороться за скудные ресурсы в горах. У русских же не законность во главе угла, а именно правда. Для нас было очевидно, что национальная юридическая фирма должна всегда выступать за правду. Только так можно постепенно заслужить авторитет и доверие у тех же судей или честных чиновников, каковых подавляющее большинство. Все-таки люди ценят, когда ты к ним приходишь "за правду" и с хорошим правовым обоснованием. Они могут с тобой не всегда согласиться и не всегда вынести решение в твою пользу, но никто никогда не скажет, что ты приходил к ним по поганым вопросам. И вот оказалось, что эта борьба за правду в конечном итоге экономически выгодна как основа для бизнеса юридической фирмы. Потому что такой подход уважают и клиенты, и оппоненты клиентов, и те, кто принимает решения. У меня к тому времени уже был профессиональный опыт, полученный в США, были еще молодые партнеры с таким же опытом, например Илья Никифоров, были старшие партнеры с большим жизненным опытом и мудростью, например Николай Дмитриевич Егоров и Борис Иванович Пугинский. Вот мы объединили все это вместе, и получился слоеный пирожок, который пошел нарасхват.

- Тем не менее существует представление, что "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры" - компания, близкая к высшим кругам, благодаря чему она и получает множество заказов как от государства, так и от компаний, которым важно работать с такой юркомпанией. - Никаких "жирных" государственных контрактов мы не получаем. У нас иногда бывают поручения от государства, но, как правило, они возникают, когда имеется действительно сложная задача. Иногда мы ее решаем бесплатно, иногда - на стандартной оплачиваемой основе, но никогда - за откаты или не по делу. Например, на прошлой неделе мы помогли МИД России добиться отклонения иска Грузии против Российской Федерации в Международном суде в Гааге, который был подан после известных событий 2008 г. К тому же свой первый миллион я заработал в 1995 г., задолго до того, как "питерские" пришли во власть. Сделали мы этот миллион в нашей тогда еще совсем небольшой юридической фирме, консультируя американский паевой инвестиционный фонд Templeton. Все мои партнеры по фирме тоже состоялись как профессионалы, в т. ч. как ведущие профессора права лучших вузов в России, задолго до прихода во власть нынешнего руководства страны. Абсолютное большинство наших доверителей - это частные предприниматели и компании. К нам действительно часто обращаются клиенты в тяжелых ситуациях, например, когда конкуренты отнимают у них бизнес. Я бы здесь провел аналогию с медициной: когда сельский врач не может помочь больному, его везут в городскую больницу, а когда там не справляются, то вызывают реаниматоров. Часто ими оказываемся мы. Я имею в виду сложные проекты, где замешаны судебные споры, сделки слияний и поглощений, пиар, административные органы. Мы полагаем, что в таких ситуациях надо прежде всего построить безупречную правовую позицию, которая определяет все ведение проекта. Но надо быть реалистами и понимать, что этого недостаточно. Каждый такой проект - как Сталинградская битва. Нужно использовать все законные ресурсы для того, чтобы победить. Это наш подход, и, кстати, вы не встретите такого отношения к клиентским проблемам у большинства юридических фирм, особенно у западных. Мы не можем гарантировать клиенту, что суд или государственный орган с ним согласится. Но если мы изо дня в день работаем в этом суде или государственном органе и люди видят, что наши юристы выступают за правду и делают это квалифицированно, появляется уважение. Это позволяет нам при прочих равных условиях быть услышанными, и это наше конкурентное преимущество. Так что клиенты идут к нам не потому, что мы "близки к власти", а потому что мы адекватны как профессионалы, нас уважают за нашу работу и, соответственно, мы имеем шанс достучаться до власти, когда другие не могут. Вот и все.

- То есть Вы не занимаетесь решением вопросов? - Так иногда презрительно называют эффективную адвокатскую работу те, кто ее делать не умеет. Если под решением вопросов понимать коррупцию, то это неприемлемо. Если же под решением вопроса понимать поиск практического и законного решения правовой проблемы доверителя, то этим мы как раз и занимаемся. Клиенты устали от того, что на рынке юридических услуг им предлагают две неприемлемые крайности: либо услышать "заумный" ответ о том, как в России тяжело, либо дать на лапу. Правильным посредником между гражданином и государственным органом является адвокат, способный грамотно сформулировать и разъяснить правовую позицию своего доверителя как в суде, так и в кабинете чиновника. Это и клиенту, и чиновнику удобно, потому что разговор ведется на профессиональном языке. Такой адвокат, например, в США называется problem solver. И это высшая похвала для любого консультанта. А на русский язык problem solver переводится как "решала", что является постыдным прозвищем для тех, кто дает взятки. Вот так советский опыт извратил хорошее профессиональное качество - умение решать проблемы клиентов. Давайте не будем притворяться, адвокат для этого и нужен. Только делать он должен это законными средствами. Мы видим свою задачу в том, чтобы решать проблемы клиентов законными средствами. И гордимся этим.

- Но государство вполне может вмешаться в резонансные дела, которые Вы ведете? - Государство является неотъемлемым участником деятельности наших российских и иностранных клиентов - как регулятор, партнер, кредитор или инвестор. Я убежден, что каждый частный предприниматель, каждая компания должна задать себе вопрос, который в свое время Джон Кеннеди поставил перед Америкой: думай не о том, что страна может тебе дать, а том, что ты можешь дать стране. Я уверен, что в сегодняшней России, если компания может обосновать полезность своего проекта для национальных интересов, такой проект получит всю необходимую поддержку государства для его реализации. А наше искусство как бизнес-адвокатов иногда заключается в том, чтобы помочь клиенту структурировать проект так, чтобы он соответствовал национальным интересам и одновременно приносил прибыль.

- Сокращенное название фирмы - "ЕПАМ" - расшифровывается как "Егоров, Пугинский, Афанасьев и Маркс". Последнего уже нет в числе партнеров. И этот человек имеет очень неоднозначную репутацию. Его нет среди партнеров фирмы по этим причинам? - С самого начала мы понимали, что для эффективной работы по международным проектам нам нужен англичанин или американец. В конце девяностых привлекли в партнеры Брюса Маркса, однако через пару лет у нас возникли разногласия, из-за которых мы с ним разошлись.

- Вы один из инициаторов создания некоммерческого партнерства российских юрфирм, которое ставит перед собой цель участвовать в законотворческой деятельности. Зачем это нужно? - Мы несколько лет собирались неформально - управляющие партнеры крупнейших российских юридических фирм, а потом решили оформить намерения документально. Мне кажется, всем очевидно, что сегодня 80% (если не больше) всех более или менее серьезных сделок в стране делается по иностранному праву. Это дикое положение вещей. Я специально изучал российскую ситуацию в сравнении с другими развивающимися экономиками: с Бразилией, Индией и Китаем. Думал, может, у них такая же ситуация? Нет, это чисто российский феномен. В Китае сделки проходят по китайскому праву, в Индии - по индийскому, а в Бразилии - по бразильскому праву. И только в России - по английскому. Для того чтобы поправить эту ситуацию, российское право надо приспособить к практическим нуждам делового оборота, убрать из гражданского права ненужную императивность, если она не защищает конкретный публичный интерес. Это соответствует интересам и Российского государства, и бизнеса, и юридического сообщества - чтобы российские юристы могли увеличить свой кусок пирога, необходимо объединяться и отстаивать собственные интересы. Я предложил коллегам из других юрфирм такой сценарий: каждый выделяет по партнеру с рабочей группой, мы вместе садимся и помогаем государству переписать Гражданский кодекс так, чтобы он был удобным инструментом работы. Идею поддержали, но у российских юрфирм просто не оказалось достаточно ресурса для ее реализации: все-таки они в основном небольшие, поэтому бесплатно выделить сотрудников на проект, который, по моим понятиям, займет не меньше года, для них было практически нереально. Помогли два обстоятельства. Во-первых, Министерство экономического развития оказалось заинтересовано в получении мнения национальных юридических фирм о том, как обустроить российское гражданское право так, чтобы оно работало лучше. Во-вторых, так получилось, что я вхожу в Генсовет "Деловой России" и однажды в присутствии Владимира Путина и Эльвиры Набиуллиной выступил на тему того, что из-за несовершенства Гражданского кодекса большинство российских сделок проводится по английскому праву и что эту практику необходимо менять, приспособив гражданское законодательство под нужды современного делового оборота. Похоже, нас услышали. И теперь ведущие российские национальные юридические фирмы при поддержке государства создают некоммерческое партнерство для содействия развитию гражданского законодательства. Работа началась, некоторые наши коллективные рекомендации мы уже передали государству.

- А как же Совет по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства? Они не захотели поддержать инициативу? - Мы не противоречим той работе, которую делает Совет по кодификации, а дополняем ее.

- Вы считаете, что проблема только в несовершенстве Гражданского кодекса? - Конечно, нет. Многие просто боятся российских судов. Но излишняя императивность Гражданского кодекса на самом деле - первичная проблема. Неудобно писать договор по российскому праву! Необходимо постоянно оглядываться и спрашивать себя: не противоречит ли какой-то пункт договора императивным нормам Гражданского кодекса?

- Но есть же примеры, когда российское право вполне успешно применялось в международных сделках? Скажем, приватизация ВТБ. - Да, в случае с ВТБ так и есть. Но вы не представляете, как пришлось за это бороться. Например, иностранные юристы заявили, что в российском гражданском праве нет нормальных гарантий и заверений продавца, однако в конечном итоге для сделки хватило и тех, что прямо прописаны в Гражданском кодексе. В изначальном проекте договора (естественно, он был составлен по английскому праву) было написано, например, что выручка от продажи ни в коем случае не должна идти в страны, которые упоминаются в "черном списке" Правительства США. "Но при чем здесь правительство США?" - задал я вопрос иностранным юристам, работающим над сделкой. На это мне ответили следующее: "Фирмы получше вашей дали заключение, что это нормально, тем более что у России много договоров, где такое условие прописано". Я говорю: "Отлично, давайте прямо сейчас позвоним начальнику юридической службы МИДа и спросим его мнение". Позвонили, он говорит: "Ни в коем случае не соглашайтесь". Ситуация была переломлена. И как ни кричали некоторые западные юридические фирмы с офисами в Москве, что в случае применения российского права сделку невозможно будет провести, она состоялась, причем без кабальных для России условий. Наша рекомендация государству заключалась в том, что эта сделка - флагманская, и помимо того, что у нас есть задача продать ВТБ, у государства еще есть потребность создать прецедент, потому что если мы свое право не будем развивать и показывать, что оно может работать, то оно не заработает никогда. К счастью, с нашей рекомендацией согласились и Министерство экономического развития, и Правительство.

- Но ведь сами российские бизнесмены записывают активы на офшоры. И английское право - логичное последствие такой организации собственности. - Под офшоры уходят, чтобы избежать российского права. Уверен, если российское право сделать менее императивным, то люди будут его применять, потому что, во-первых, это дешевле и, во-вторых, понятнее. В конце концов предприниматель сам может полистать российский Гражданский кодекс. А английский уже не полистаешь: там и кодекса нет, листать нечего.

- Подозреваю, что при построении офшорных схем дело может быть не только в засилье иностранцев или несовершенстве Гражданского кодекса. Многие опасаются, например, необъективности российских судов. - У этой проблемы тоже есть решение. Есть международный арбитраж в Стокгольме, Лондоне или при Торгово-промышленной палате России. Хотя, например, Лондонский арбитраж я бы не рекомендовал.

- Почему? - Решение лондонского арбитража очень просто оспорить в суде. Да и третейский процесс в Англии больше похож на английский судебный процесс. А когда стороны заключают сделку с арбитражной оговоркой на третейский, а не государственный суд, идея состоит в том, что, если решение вынесено, необходимость бегать по госсудам отпадает. Кроме того, Лондон - всегда очень дорого. Хотя, справедливости ради, стоит сказать, что российское третейское судопроизводство не развито по тем же причинам: каждый понимает, что, если ты проиграл в третейском суде, есть масса возможностей отыграться в арбитражном.

- А интересны ли Ваши инициативы заказчикам? Окончательное решение, по какому праву работать, все-таки принимают они. - На последней церемонии награждения победителей конкурса "Лучшие юридические департаменты" (ежегодно проводил журнал "Корпоративный юрист". - Право. ru) мне предоставили честь выступить со вступительным словом, и я решил не просто поздравить коллег с наступающим Новым годом, а напомнить о необходимости продвигать российское право. После выступления многие начальники юрдепартаментов российских компаний подходили ко мне и поддерживали инициативу.

------------------------------------------------------------------

Название документа