Правовые новации в сфере информационной безопасности несовершеннолетних

(Кирилловых А. А.) («Информационное право», 2011, N 4) Текст документа

ПРАВОВЫЕ НОВАЦИИ В СФЕРЕ ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ

А. А. КИРИЛЛОВЫХ

Кирилловых Андрей Александрович, юрисконсульт Вятской государственной сельскохозяйственной академии, преподаватель Санкт-Петербургского института внешнеэкономических связей, экономики и права (Кировский филиал).

Рецензент: Лопатин Владимир Николаевич, директор РНИИС, доктор юридических наук, профессор.

В статье рассматриваются проблемы информационной безопасности ребенка, т. е. состояния защищенности интересов личности несовершеннолетнего в информационной сфере, анализируется отечественное и международное законодательство в этой сфере.

Ключевые слова: информационная безопасность, вред здоровью, несовершеннолетние, законодательство.

Legal novations in the sphere of informational security of minors A. A. Kirillovy’kh

The article considers the problems of informational security of a child, i. e. state of safety of interests of personality of minor in informational sphere; analyses Russian and international legislation in this sphere.

Key words: informational sphere, harm to health, minors, legislation.

Современный технический прогресс открывает новые возможности в информационной среде, что является важным фактором в системе общественных отношений. Однако наряду с положительными последствиями обратной стороной информационно-коммуникационных технологий, по мнению отдельных авторов, является «возрастание уязвимости общественных процессов от информационного воздействия» <1>. Такие процессы выступают новой угрозой для развития всего человечества. ——————————— <1> Уфимцев Ю. С., Ерофеев Е. А. Информационная безопасность России. М.: Экзамен, 2003. С. 6.

Как известно, право на информацию в равной степени распространяется как на взрослое население, так и на несовершеннолетних. Здесь важен учет интересов ребенка. По мнению А. А. Пронина, интересы ребенка — его жизненно важные потребности, удовлетворение которых необходимо для его нормальной жизни и всестороннего развития <2>. На уровне отдельных международных документов такие интересы применительно к информационной среде получают необходимое правовое регулирование. Так, Конвенция о правах ребенка (Нью-Йорк, 20 ноября 1989 г.) <3> предусматривает в рамках реализации ребенком права свободного выражения своего мнения, право искать, получать и передавать информацию и идеи любого рода, независимо от границ, в устной, письменной или печатной форме, в форме произведений искусства или с помощью других средств по выбору ребенка. Ограничение осуществления этого права представляет собой исключительные случаи, вводимые законом для: а) для уважения прав и репутации других лиц; б) для охраны государственной безопасности или общественного порядка (order public), или здоровья, или нравственности населения (п. 1 ст. 13). ——————————— <2> Пронин А. А. Ювенальное право: Учеб. пособие. Ростов н/Д: Феникс, 2011. С. 225. <3> Сборник международных договоров СССР. Вып. XLVI. 1993.

В последнее время актуальность приобретает проблема защиты несовершеннолетних от вредного воздействия информационной среды <4>. Качество информации, ее доступность сегодня как никогда вызывают целый ряд проблем, касающихся прежде всего лиц, не достигших совершеннолетия. Деструктивные элементы жестокости, насилия, порнографии, пропагандируемые в СМИ, в компьютерных и электронных играх (в прямой или завуалированной форме), в Интернете и услугах мобильной связи способствуют личностной деформации, подрыву нравственных устоев несовершеннолетних и в большей степени стимулируют развитие у них антиобщественных стереотипов поведения (пьянство, потребление наркотиков и одурманивающих веществ, детская проституция). ——————————— <4> Подробнее см.: Исмаилов Б. И. Правовые аспекты правовой защиты несовершеннолетних от вредного воздействия информационной среды. URL: http://www. portalus. ru.

Одной из проблем в рассматриваемой сфере, как отмечают отдельные специалисты, является несформированность государственной концепции (стратегии) информационной политики Российской Федерации, игнорирование необходимости предписанных международным правом особых подходов к обеспечению информационной безопасности несовершеннолетних <5>. Неслучайно в связи с этим все чаще ведут речь о необходимости информационной безопасности общества и в первую очередь детей. В современной литературе понятие информационной безопасности ребенка дают, опираясь на Доктрину информационной безопасности РФ от 9 сентября 2000 г. N ПР-1895 <6>. ——————————— <5> Пристанская О. В. Правовая защита несовершеннолетних в сфере массового сексуального просвещения // Журнал российского права. 2000. N 1. <6> Российская газета. 2000. 28 сент. N 187.

Как полагает А. В. Заряев, информационная безопасность ребенка — состояние защищенности интересов личности несовершеннолетнего в информационной сфере, которые заключаются в реализации конституционных прав человека и гражданина на доступ к информации, на использование информации в интересах осуществления не запрещенной законом деятельности, физического, духовного и интеллектуального развития, а также в защите информации, обеспечивающей личную безопасность <7>. ——————————— <7> Ювенальное право: Учебник для вузов / А. А. Анисимов, С. А. Буданов, В. Ф. Воробьев и др.; Под ред. А. В. Заряева, В. Д. Малкова. М.: Юстицинформ, 2005.

Современное российское законодательство, обеспечивающее информационную безопасность детей, построено по типу норм-исключений, устанавливающих запрет доступа несовершеннолетних к отдельным видам информации. Как правило, соответствующие нормы проводят водораздел между информационными интересами детей и остального населения. Понятно, что законодатель для гармоничного развития личности ребенка во всех случаях преследует цель оградить несовершеннолетних от излишней и опасной для их психического состояния информации. Международные акты в своих положениях давно восприняли правовой статус ребенка исходя из особенностей психолого-физиологического состояния несовершеннолетних. В частности, Всемирная декларация об обеспечении выживания, защиты и развития детей (Нью-Йорк, 30 сентября 1990 г.) говорит об уязвимости и зависимости детей. Данные особенности должны учитываться законодателем при создании нормативно-правовых актов, в т. ч. через имплементацию международных норм в отечественное законодательство, с учетом включения норм международного права в составную часть российской правовой системы (п. 4 ст. 15 Конституции РФ <8>). Более того, необходимость соблюдения установленных требований усиливается положениями Декларации прав ребенка (от 20 ноября 1959 г.), определяющей в том числе потребность в специальной охране и заботе, включая правовую защиту ребенка ввиду его физической и умственной незрелости. ——————————— <8> Российская газета. 1993. 25 дек. N 237.

В этой связи международные правила в сфере рекламы (Директива Совета ЕС 89/552/ЕЕС от 3 октября 1989 г., «Телевидение без границ» (Television without Frontiers Directive)) устанавливают, например, ограничения в сфере рекламы алкоголя и табака (ст. ст. 13, 15). Директива в главе 5 «Защита несовершеннолетних и общественного порядка», в частности, предусматривает, что телевизионная реклама алкогольных напитков и телеторговля ими «не должны быть специально адресованы несовершеннолетним и, в особенности, не показывать несовершеннолетних за употреблением этих напитков» <9>. Российская нормотворческая практика отчасти также воспринимает положения международных документов. ——————————— <9> Council Directive 89/552/EEC of 3 October 1989 on the coordination of certain provisions laid down by Law, Regulation or Administrative Action in Member States concerning the pursuit of television broadcasting activities, amended by Directive 97/36/EC of the European Parliament and of the Council of 30 June 1997.

Как справедливо полагает М. А. Спиридонова, «характер доступных для ребенка сведений должен содействовать социальному, духовному и моральному благополучию, здоровому физическому и нравственному развитию и не может негативно отражаться на психике и формировать в сознании подростка искаженные образы, вызывающие страх, агрессию, несвоевременный интерес к взрослой жизни и вредным привычкам» <10>. ——————————— <10> Спиридонова М. А. Комментарий к Федеральному закону от 13 марта 2006 г. N 38-ФЗ «О рекламе» (постатейный) // СПС «КонсультантПлюс», 2007.

Проблемы в сфере информационной безопасности детей требуют усиления мер государственной политики по содействию физическому, духовному и нравственному развитию несовершеннолетних. На этом также настаивают и результаты проведенного прокуратурой РФ анализа исполнения законодательства, направленного на защиту детей от распространения информации, наносящей вред их здоровью, нравственному и духовному развитию, в т. ч. пропагандирующей насилие и жестокость, порнографию, антиобщественное поведение <11>. ——————————— <11> Бастрыкин А. На защите прав несовершеннолетних // Законность. 2009. N 9. С. 3 — 7.

Отечественный и зарубежный опыт свидетельствует, что в плане профилактики наиболее предпочтительными являются программы, направленные на пропаганду здорового образа жизни и ориентированные на применение социально-психологического тренинга. Базовой для всех профилактических мероприятий признается информационно-когнитивное (образовательное) направление <12>. Неслучайно в связи с этим Руководящие принципы ООН для предупреждения преступности среди несовершеннолетних (Руководящие принципы, принятые в Эр-Рияде в 1990 г.) делают упор на активное участие средств массовой информации в процессе подготовки ребенка к жизни в обществе <13>. ——————————— <12> Пронин А. А. Указ. соч. С. 119. <13> Буданов С. А. Правовая защита информационной безопасности несовершеннолетних в международном законодательстве // Общество и право. 2008. N 1.

Особую роль в процессе исполнения предписаний требований законодательства, ограничивающего негативное информационное пространство, играет образовательная инфраструктура. Прежде всего эту роль обязаны исполнять образовательные учреждения, что в некоторых случаях подтверждает и судебная практика. Как, например, указано в одном из Определений судебного органа, образовательное учреждение должно принимать меры по защите ребенка от информации, пропаганды и агитации, наносящих вред его здоровью, нравственному и духовному развитию <14>. ——————————— <14> Кассационное определение Псковского областного суда от 13.07.2010 по делу N 33-879/10.

Интересен в этой связи также опыт некоторых муниципальных образований, в инициативном порядке решающих проблемы защиты детей от распространения информации, наносящей вред их здоровью, нравственному и духовному развитию. Так, например, в муниципальном образовании «Город Кирово-Чепецк» Кировской области определены места для розничной продажи продукции средств массовой информации, специализирующихся на сообщениях и материалах эротического характера на объектах торговли (магазины, отделы, киоски), расположенные не менее чем в 100 м от границ земельного участка, на котором находится учебное или детское дошкольное учреждение, а также установлен запрет на торговлю вышеуказанной продукцией в местах проведения массовых мероприятий для детей и молодежи <15>. ——————————— <15> Постановление главы администрации муниципального образования «Город Кирово-Чепецк» Кировской области от 30.04.2008 N 782 «Об упорядочении распространения продукции средств массовой информации, специализирующихся на сообщениях и материалах эротического характера, на территории МО «Город Кирово-Чепецк».

В связи с этим на уровне отдельных ведомственных документов прокуратуры указывалось на необходимость систематических проверок соблюдения законодательства в установленной сфере. Причем в каждом случае результатом реагирования на факты нарушений должна следовать установленная законом ответственность лиц, виновных в распространении информации, пропагандирующей насилие и жестокость, порнографию, азартные игры, антиобщественное поведение, в т. ч. употребление алкоголя, наркотиков, табачных изделий <16>. ——————————— <16> Приказ Генпрокуратуры РФ от 26.11.2007 N 188 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов о несовершеннолетних и молодежи» // Законность. 2008. N 2.

Впрочем, на потребность соблюдения законодательства в сфере регулирования обращения информационной продукции обращалось внимание в иных федеральных органах власти. В частности, Роспотребнадзор указывал на потребность уделить повышенное внимание вопросу соблюдения субъектами предпринимательской деятельности требований п. 90 Правил продажи отдельных видов товаров, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 19.01.1998 N 55, в части наличия на каждом экземпляре аудиовизуальной продукции и фонограмм всей обязательной информации, в т. ч. рекомендаций по возрастному ограничению зрительской аудитории в отношении кино — и видеофильмов в соответствии с прокатным удостоверением <17>. ——————————— <17> Письмо Роспотребнадзора от 17.09.2008 N 01/102378-32 «О мерах, направленных на нераспространение информации, наносящей вред здоровью, нравственному и духовному развитию детей и подростков».

Российское законодательство весьма разрознено в сфере регулирования информационных отношений с участием несовершеннолетних. В законодательстве сегодня можно наблюдать, как правило, отдельные статьи или нормы, касающиеся защиты прав несовершеннолетних в информационной сфере, в т. ч. рекламы. Отдельные нормативные инструменты и международно-правовые принципы нашли только частичное и фрагментарное отражение в нормах действующего законодательства. Среди таких документов законодательного характера можно назвать Федеральный закон от 24 июля 1998 г. N 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» <18>, Закон РФ от 27 декабря 1991 г. N 2124-1 «О средствах массовой информации» <19>, Основы законодательства Российской Федерации о культуре <20>, Федеральный закон от 13.03.2006 N 38-ФЗ «О рекламе» <21> и др. В частности, например, в Законе о рекламе 2006 г. следует выделить специальные нормы ст. 6, направленные на защиту несовершеннолетних в рекламе. В указанной статье определяются требования к содержанию рекламы отдельных видов продукции, в т. ч. с участием несовершеннолетних в телевизионной рекламе. Основная цель установления таких ограничений — защита несовершеннолетних от злоупотреблений их доверием и недостатком опыта. В данном законе устанавливаются также особенности рекламы отдельных видов товаров, в т. ч. рекламы алкогольной продукции (ст. 21), пива и напитков, изготавливаемых на его основе (ст. 22), табака, табачных изделий и курительных принадлежностей (ст. 23). Содержательная часть норм указанных статей также направлена на защиту несовершеннолетних при распространении рекламной информации. ——————————— <18> Собр. законодательства Рос. Федерации. 1998. N 31. Ст. 3802. <19> Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. N 7. Ст. 300. <20> Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. N 46. Ст. 2615. <21> Собр. законодательства Рос. Федерации. 2006. N 12. Ст. 1232.

Кроме того, нормативные акты в рассматриваемой сфере нередко представлены и в региональном нормотворчестве. В некоторых регионах приняты специальные законы, определяющие в том числе условия оборота информационной продукции, например, Закон Волгоградской области от 10 ноября 2005 г. N 1116-ОД «Об ограничениях на распространение в Волгоградской области печатной продукции, аудио — и видеопродукции, иной продукции, не рекомендуемой ребенку для пользования до достижения им возраста 16 лет», Закон Краснодарского края от 29 декабря 2004 г. N 827-КЗ «Об обеспечении основных гарантий прав ребенка в Краснодарском крае» и др. На уровне международных организаций, в частности ООН, отмечалось слабое выполнение Россией положений Конвенции о правах ребенка в части приведения российского законодательства в соответствие с принципами и положениями Конвенции. Помимо прочих замечаний, Комитет ООН по правам ребенка рекомендовал ускорить процесс реформирования законодательства, касающегося механизмов обеспечения защиты детей от алкоголизма, наркомании и токсикомании, от порнографии, от всех видов насилия в семье <22>. ——————————— <22> Вопросы ювенальной юстиции // Альманах. 2001. N 2. С. 53, 54.

Впрочем, в научной среде уже давно обращается внимание на проблемы формирования ювенального законодательства, требующего систематизации весьма разрозненного нормативного материала. Как полагают специалисты, в качестве российского аналога Конвенции о правах ребенка могли бы стать, например, Ювенальный кодекс, Закон «Об основах государственной ювенальной политики в Российской Федерации», Закон «Об Уполномоченном по правам ребенка в Российской Федерации» и ряд др. <23>. ——————————— <23> Подробнее см.: Законодательное регулирование правового статуса ребенка и проблемы формирования ювенального права в России: Учебно-науч. изд. / Отв. ред. Е. Д. Волохова, В. Ф. Воробьев, А. В. Заряев. Воронеж: ВИ МВД России, 2000. Т. 2. С. 143 — 145.

В связи с этим особо актуальной становится становление и формирование новой отрасли юриспруденции — ювенального права, на что отмечается в литературе. Ювенальное право в качестве юридической отрасли представляет собой комплексную отрасль отечественного права, состоящую из юридических норм, регулирующих общественные отношения в сфере обеспечения рождаемости новых поколений, и из благополучного социального развития <24>. ——————————— <24> Пронин А. А. Указ. соч. С. 236.

Между тем разбросанность отдельных норм, не имеющих четкой и взвешенной системы построения в законодательстве, значительно усложняла и продолжает усложнять процесс информационной охраны несовершеннолетних. Хотя основательную базу законодательство в установленной сфере могло получить еще в начале 90-х гг. XX в. Как известно, разработка концепции законодательства в области информационно-психологической безопасности была начата в 1990 г. в Парламентской комиссии Верховного Совета СССР по проблемам национальной безопасности. Тем не менее, полноценная деятельность по созданию соответствующей правовой базы надолго выпала из поля зрения законодателя. В итоге толчком к развитию самостоятельного законодательства в настоящий период стала удручающая ситуация в сфере оборота информации, конечными жертвами которого становятся дети. Подтверждением тому служит статистика контрольно-надзорных мероприятий, осуществляемых правоохранительными органами. Так, в 2008 г. Генеральной прокуратурой Российской Федерации с участием прокуроров 49 субъектов РФ проведено обобщение практики исполнения законодательства, направленного на защиту детей от распространения информации, наносящей вред их здоровью, нравственному и духовному развитию, в т. ч. пропагандирующей насилие и жестокость, порнографию, антиобщественное поведение. Только за четыре месяца 2008 г. прокурорами выявлено свыше тысячи нарушений законов в названной сфере. В целях их устранения внесено 530 представлений, опротестовано 7 незаконных правовых актов, объявлено 454 предостережения о недопустимости нарушений закона, возбуждено 382 дела об административном правонарушении. С учетом обозначенных проблем, а также международных обязательств законодатель не мог оставить вопросы информационной безопасности детей без внимания, что нашло отражение в положениях внесенного группой депутатов 17 января 2009 г. в Государственную Думу РФ Законопроекта «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Законопроект направлен на выполнение Российской Федерацией обязательств, вытекающих из международных договоров России в части охраны прав и законных интересов детей, в т. ч. в информационной сфере, и введение для них особых правовых гарантий. В окончательной редакции Закона были учтены замечания профильных комитетов <25>, высказанные на этапах прохождения законопроекта в Государственной Думе РФ. Таким образом, принятый 29 декабря 2010 г. Федеральный закон N 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» (далее — Закон N 436-ФЗ) <26> регулирует отношения, связанные с защитой детей от информации, причиняющей вред их здоровью и (или) развитию, в т. ч. от такой информации, содержащейся в информационной продукции. ——————————— <25> Заключение Комитета Госдумы РФ по вопросам семьи, женщин и детей от 12 мая 2009 г. N 3.6-12/50; заключение Комитета Госдумы РФ по информационной политике, информационным технологиям и связи от 14 мая 2009 г.; заключение Комитета Госдумы РФ по культуре от 5 июня 2009 г.; заключение Комитета Госдумы РФ по охране здоровья от 14 мая 2009 г. <26> Собр. законодательства Рос. Федерации. 2011. N 1. Ст. 48.

Надо сказать, что большинство положений Закона направлено на практическую реализацию норм Конвенции о правах ребенка (ст. ст. 13, 17, 34), определяющей соответствующие обязательства государства в информационной сфере. Речь, в частности, идет о разработке надлежащих принципов защиты ребенка от информации и материалов, наносящих вред его благополучию, а также установлении необходимых ограничений прав самого ребенка, включая свободу искать, получать, передавать информацию и идеи любого рода <27>. Кроме того, Закон учитывает рекомендации Комитета Министров государств — членов Совета Европы: N R(89)7 относительно принципов распространения видеозаписей, содержащих насилие, жестокость или имеющих порнографическое содержание; N R(97)19 «О демонстрации насилия в электронных средствах массовой информации»; N Rec(2003)9 «О мерах поддержки демократического и социального распространения цифрового вещания». Отметим, что нормы международного права допускают ограничение законом свободы получать и распространять информацию и идеи, если это необходимо в интересах национальной безопасности или общественного порядка, в целях предотвращения преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц <28>. ——————————— <27> Лопатин В. Н., Пристанская О. В. О проекте Федерального закона «О защите детей от информационной продукции, причиняющей вред их здоровью, нравственному и духовному развитию» // Информационное право. 2007. N 4. <28> Косевич Н. Р. Защита прав детей в практике Европейского суда по правам человека // СПС «КонсультантПлюс», 2011.

Следует учесть, что предложенный законодателем нормативный акт воспринял передовой опыт защиты прав детей в регулировании оборота информационной продукции ряда стран (в первую очередь США, Германии, Великобритании, Франции, Италии и др.), обеспечивающих в своем законодательстве строгие ограничения на распространение и демонстрацию запрещенной для детей и подростков информации. Собственно, учет особенностей психического развития несовершеннолетних в правовом регулировании деятельности средств массовой информации, как отмечают, характерен для большинства ведущих стран и международного права, определяющих введение существенных ограничений и запретов на распространение среди детей и подростков информации, «разрушающей их нравственность» и «нарушающей их благополучие» <29>. ——————————— <29> Пристанская О. В. Указ. соч.

В этом вопросе значителен опыт германского законодателя, в течение нескольких десятилетий формировавшего правовую базу информационной безопасности детей. В частности, в Германии с 1951 г. действует Закон о правовой защите молодежи в общественных местах, с 1953 г. — Закон о распространении материалов, вредных для молодежи, с 1997 г. — Закон об информационных и коммуникационных услугах, содержащий нормы о защите нравственности и здоровья детей. Сопредельные с Россией государства и входящие в состав СНГ страны (Литва, Латвия, Армения, Украина) также следуют тенденциям европейского законодателя. В обозначенных государствах приняты и действуют специальные нормативные акты, целью которых является защита детей от вредоносного информационного воздействия. Итак, общие новации нового закона определяются несколькими ключевыми моментами. Во-первых, вводятся возрастные классификации соответствующей продукции, позволяющей критериально разграничить доступ к продукции в зависимости от степени психического и физиологического развития несовершеннолетнего. Причем для каждой возрастной группы в законе установлены описательные критерии содержания информационной продукции, которая может быть доступна для детей конкретного возраста. Градация информационной продукции в Законе устанавливается в зависимости от возрастной аудитории. Соответственно, определяется продукция для детей, не достигших возраста 6 лет (ст. 7), достигших возраста 6 лет (ст. 8), достигших возраста 12 лет (ст. 9), достигших возраста 16 лет (ст. 10). Кроме того, отдельно определяется информационная продукция, запрещенная для детей вне зависимости от их возрастной группы. Однако проблема здесь видится в том, что возрастная классификация информационной продукции составлена на основании ее субъективного восприятия, что на практике приводит к трудностям в ее применении. Во-вторых, примечательно то, что предусмотрен «временной водораздел» в трансляции «детских» и «взрослых» передач, позволяющий четко разграничить целевую аудиторию. Информационная продукция, содержащая запрещенную информацию, не подлежит распространению посредством теле — и радиовещания с 4 час. до 23 час., а касающаяся, например, отдельных бранных слов и (или) выражений, информации сексуального характера — с 7 час. до 21 час. по местному времени (ст. 13). В-третьих, в целях предупреждения включения в оборот опасной для подрастающего поколения информации предусмотрена экспертиза информационной продукции, способной нанести вред здоровью и развитию детей. В законодательстве закрепляются общие требования к экспертизе информационной продукции, содержанию экспертного заключения, а также правовых последствий экспертизы (ст. ст. 17 — 19). В-четвертых, в решении установленных задач для пресечения нарушений и их предупреждения огромное значение имеет установление строгих мер ответственности за незаконный оборот информационной продукции. Правда, в принятом варианте законодатель ограничился единственной статьей, с бланкетной нормой, предлагающей виды и составы правонарушений законодательства Российской Федерации о защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и (или) развитию, определять в соответствии с действующим законодательством (ст. 22). В-пятых, соблюдению требований законодательства в данной сфере будут способствовать специально создаваемые контрольно-надзорные органы по защите детей от такой информации. Надо сказать, что рассматриваемая сфера общественных отношений касается непосредственно интересов как государства, так и общества, семьи, отдельной личности. Неслучайно в связи с этим закрепление в законодательстве положений, касающихся возможности проведения государственного и общественного контроля. Государственные контрольно-надзорные мероприятия осуществляются уполномоченными государственными органами с учетом требований действующего законодательства (ст. 20). Что касается участия общественности в пресечении фактов нарушений законодательства, то особую роль в деле защиты несовершеннолетних от негативного информационного воздействия призваны сыграть институты гражданского общества. Законом предусматривается право зарегистрированных общественных объединений и иных некоммерческих организаций, а также граждан осуществлять общественный контроль за соблюдением законодательства в установленной сфере (ст. 21). В частности, в этих целях указанные субъекты вправе осуществлять мониторинг оборота информационной продукции и доступа детей к информации, в т. ч. посредством создания «горячих линий», обращаться в уполномоченные федеральные органы исполнительной власти для проведения экспертизы информационной продукции. Существенным элементом в механизме обеспечения защиты прав детей в информационной сфере следовало бы назвать ведение реестров вредной информационной продукции. К слову сказать, такая идея первоначально была воспринята в проекте закона, но в дальнейшем почему-то была отброшена законодателем. Как представляется, соответствующий реестр позволил бы более эффективно осуществлять контрольно-надзорные мероприятия уполномоченными органами и общественными структурами. В отсутствие такой информации на практике могут возникать споры по поводу правомерности отнесения того или иного вида информационной продукции к запрещенной. В конечном счете, действие закона будет способствовать оказанию помощи родителям в воспитании детей, их защите от негативной информации, а также созданию необходимого в любом цивилизованном обществе и правовом государстве комплекса законодательно установленных гарантий физической, духовной и информационной безопасности детей, предупреждения агрессивного и иных форм антиобщественного поведения несовершеннолетних. Позитивные политические последствия Закона состоят в повышении авторитета государства в области обеспечения нравственно-духовной и демографической безопасности страны, защиты прав ребенка, охраны семьи. Следует учесть, что Закон N 436-ФЗ, с учетом необходимости соблюдения переходного периода и проведения подготовительных мероприятий, вступает в силу с 1 сентября 2012 г.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *