Охрана и защита информации, составляющей коммерческую тайну

(Нюлланс Е. С., Перевалов В. А.) («Закон», 2013, N 6) Текст документа

ОХРАНА И ЗАЩИТА ИНФОРМАЦИИ, СОСТАВЛЯЮЩЕЙ КОММЕРЧЕСКУЮ ТАЙНУ

Е. С. НЮЛЛАНС, В. А. ПЕРЕВАЛОВ

Нюлланс Елена Сергеевна, юрист московского офиса международной юридической фирмы Baker & McKenzie.

Перевалов Вадим Андреевич, юрист московского офиса международной юридической фирмы Baker & McKenzie.

С каждым годом информация становится все более экономически ценным активом. При этом важное ее отличие от других видов активов заключается в возможности ее стремительного распространения и многократного тиражирования. Так, например, при трудоустройстве сотрудника данные о производственных процессах, клиентах и поставщиках предыдущего работодателя с большой долей вероятности станут известны новому. Если компания не примет никаких мер, чтобы бывшие работники не смогли делиться столь ценными сведениями, то ее бизнесу может быть нанесен существенный ущерб. В российском законодательстве существует особый институт информации, составляющей коммерческую тайну, призванный не допустить утечки коммерчески значимых данных. В настоящей статье рассматривается, в каких случаях и какими способами компании эффективно могут защитить собственную коммерчески ценную информацию, а также приводятся примеры из судебной практики.

Ключевые слова: секрет производства, ноу-хау, коммерческая тайна.

Определение секрета производства

Для начала определимся, какую информацию можно защитить как составляющую коммерческую тайну (либо как секрет производства, или ноу-хау, поскольку на сегодняшний день в российском законодательстве эти три термина имеют одинаковое значение и могут использоваться в качестве синонимов). Глава 75 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ) определяет секрет производства (ноу-хау) как сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и др.), в том числе данные о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны. Иными словами, законодательство позволяет охранять в качестве секрета производства практически любые данные при условии, что эта информация: — не является общеизвестной и/или не находится в открытом доступе (например, ее нельзя обнаружить в таком виде простым интернет-поиском). При этом если общедоступные сведения преобразованы или систематизированы определенным образом либо если для их получения необходимы дополнительные усилия, например переписка с контрагентом, то такие производные или полученные с использованием общедоступных источников, но не непосредственно из них данные также могут охраняться как секрет производства <1>; ——————————— <1> См., напр.: Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 30.01.2012 по делу N А43-29652/2010.

— не входит в перечень сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну. Для лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность, такой перечень приводится в ст. 5 Федерального закона «О коммерческой тайне» (далее — Закон о коммерческой тайне) <2>. Не могут составлять коммерческую тайну сведения, признаваемые обязательными к раскрытию или недопустимость ограничения доступа к которым установлена федеральным законом. Например, в соответствии со ст. 92 Федерального закона «Об акционерных обществах» <3> акционерное общество обязано в обязательном порядке раскрыть определенную информацию. Поэтому возможность установить для таких документов и информации режим коммерческой тайны исключена <4>. Однако, если иные документы, которые требует предоставить участник хозяйственного общества, содержат ценную информацию, перед их передачей оно может потребовать выдачи расписки, в которой участник подтвердит, что предупрежден о конфиденциальности сведений и обязуется ее сохранять <5>; ——————————— <2> Федеральный закон от 29.07.2004 N 98-ФЗ. <3> Федеральный закон от 26.12.1995 N 208-ФЗ. <4> См., напр.: Постановление ФАС Московского округа от 29.05.2013 по делу N А40-119148/12-139-1142. <5> См.: п. 15 информационного письма Президиума ВАС РФ от 18.01.2011 N 144 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров о предоставлении информации участникам хозяйственных обществ».

— имеет коммерческую ценность в силу неизвестности третьим лицам. Хотя законодатель особо выделяет такой критерий, как «наличие действительной или потенциальной коммерческой ценности в силу неизвестности информации третьим лицам», на практике суды почти никогда не исследуют, в чем именно заключалась ценность определенных сведений в силу их неизвестности третьим лицам <6>, и данное обстоятельство не входит в круг обстоятельств, на обязательность проверки которых обращают внимание высшие суды <7>; ——————————— <6> См.: Михайлов И. А. Работник разгласил коммерческую тайну компании. Неочевидные тонкости привлечения к ответственности // Трудовые споры. 2013. N 4. <7> См.: п. 19 Постановления Пленума ВАС РФ от 08.10.2012 N 61.

— охраняется в режиме коммерческой тайны, а именно путем принятия в отношении ее всех перечисленных в Законе о коммерческой тайне мер по охране конфиденциальности информации. Многие компании и предприниматели, которые по тем или иным причинам не приняли одну или несколько из указанных в Законе мер, впоследствии не смогли защитить свое право на секрет производства, поскольку суды в большинстве случаев уделяют пристальное внимание установлению режима коммерческой тайны. Об этом мы и поговорим.

Необходимые меры по охране конфиденциальности

Согласно ч. 5 ст. 10 Закона о коммерческой тайне меры по охране конфиденциальности информации признаются разумно достаточными, если: 1) исключен доступ к секретам производства любых лиц без согласия правообладателя, а также 2) обеспечена возможность использования секретов производства работниками и контрагентами без нарушения режима коммерческой тайны. Иными словами, меры по охране конфиденциальности информации должны, с одной стороны, предотвращать несанкционированный доступ третьих лиц к секретам производства, а с другой — устанавливать для имеющих к ним санкционированный доступ лиц обязанности сохранять эти секреты в тайне и воздерживаться от их дальнейшего разглашения. Режим коммерческой тайны считается установленным после того, как обладатель секретов производства принял все те меры по их охране, которые перечислены в ч. 1 ст. 10 Закона о коммерческой тайне: 1) определил перечень секретов производства; 2) ограничил доступ к ним, установив порядок обращения с секретной информацией и контроля за его соблюдением; 3) организовал учет лиц, получивших доступ к секретам производства; 4) урегулировал отношения по использованию секретной информации работниками на основании трудовых договоров, а контрагентами — гражданско-правовых договоров; 5) нанес на материальные носители, содержащие секреты производства, или включил в состав реквизитов документов гриф «Коммерческая тайна» с указанием полного наименования и места нахождения ее обладателя. Чтобы режим коммерческой тайны был признан установленным, судебная практика также требует от обладателя секретов производства принятия мер, указанных в п. п. 1 и 2 ч. 1 ст. 11 Закона о коммерческой тайне, а именно ознакомления работников под расписку: 1) с перечнем секретов производства; 2) с установленным режимом коммерческой тайны и мерами ответственности за его нарушение. Практика показывает, что несоблюдение какой-либо из указанных мер может стать причиной отказа в предоставлении правовой охраны секретов производства. Помимо обязательных мер по охране конфиденциальности информации, ее обладатель вправе применять и другие не противоречащие законодательству Российской Федерации средства и методы ее охраны.

Практика привлечения к ответственности за нарушение прав на секреты производства

Действующее законодательство предусматривает дисциплинарную, гражданскую, административную и уголовную ответственность в связи с нарушением прав на охраняемые секреты производства. Выбор способа защиты информации, составляющей коммерческую тайну, должен осуществляться с учетом характера отношений между нарушителем и правообладателем секрета производства, а также с учетом целей, которые последний ставит перед собой. Если правообладатель стремится не допустить разглашения информации работниками, с практической точки зрения некоторым компаниям может быть проще добиться своего путем увольнения виновных сотрудников и возбуждения против них уголовных дел. Суды, рассматривающие трудовые споры (например, о признании незаконным увольнения за разглашение секретов производства и о взыскании компенсации за вынужденный прогул), зачастую готовы занять сторону работника и оценить позицию работодателя более критично. По таким спорам именно работодателям надлежит собрать и представить основной объем доказательств, в том числе о разглашении сотрудником секретной информации. В то же время представляется, что уголовные суды, рассматривающие дела о привлечении к уголовной ответственности по аналогичным фактическим обстоятельствам, смотрят на ситуацию несколько в иной плоскости и, на наш взгляд, имеют склонность делать вывод о виновности подсудимого, тем более что чаще всего следственные органы передают судам значительный корпус документальных, технических и экспертных доказательств. Ниже мы приводим наиболее характерные и интересные примеры из судебной практики, а также предлагаем несколько стратегий защиты нарушенных прав. Дисциплинарная ответственность. К ней могут быть привлечены только работники и исключительно в течение срока действия трудового договора. Основанием для привлечения к дисциплинарной ответственности является разглашение сотрудником охраняемой законом тайны (государственной, коммерческой, служебной и иной), которая стала ему известна в связи с исполнением им трудовых обязанностей. Подобное нарушение позволяет немедленно уволить работника <8>. ——————————— <8> См.: подп. «в» п. 6 ст. 81 Трудового кодекса РФ.

В случае если он оспаривает увольнение, работодатель обязан представить суду доказательства, свидетельствующие, что сведения, которые работник разгласил, в соответствии с действующим законодательством относятся к коммерческой тайне, стали известны сотруднику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, и он обязывался их не разглашать <9>. ——————————— <9> См.: п. 43 Постановления Пленума ВС РФ от 17.03.2004 N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации».

1. Факт разглашения информации работником. Таковым признаются действия (бездействие) работника, в результате которых информация, составляющая коммерческую тайну, в любой возможной форме (устной, письменной или иной, в том числе с использованием технических средств) стала известной третьим лицам без согласия на то обладателя этой информации либо вопреки трудовому договору <10>. ——————————— <10> См.: п. 9 ст. 3 Закона о коммерческой тайне.

Например, если работник отправляет секрет производства на внешний адрес электронной почты, который принадлежит самому сотруднику, это не считается доказательством того, что информация, содержащаяся в отправленных документах, стала известна третьим лицам. Следовательно, такие действия не признаются разглашением и не являются основанием для увольнения работника <11>. С другой стороны, один из судов признал разглашением информации направление охраняемой информации на электронную почту xxxxxxx@mail. ru. Поскольку информация была размещена на сервере mail. ru и в соответствии с пользовательским соглашением за ООО «Мэйл. Ру» закреплено право как ограничивать, так и разрешать доступ к информации, содержащейся в электронных почтовых ящиках, суд признал ООО «Мэйл. Ру» обладателем информации, содержащейся в электронных почтовых ящиках <12>. ——————————— <11> См.: Определение Московского городского суда от 16.11.2011 по делу N 33-33814. <12> См.: Определение Московского областного суда от 16.09.2010 по делу N 33-18051.

Также не являются разглашением и основанием для увольнения факты сбора и копирования работником информации, составляющей коммерческую тайну, если работодатель не располагает доказательствами, что сотрудник передал эти сведения третьим лицам <13>. ——————————— <13> См.: Определение Московского городского суда от 12.12.2011 по делу N 4г/8-10961/2011.

Кроме того, работодатель должен доказать, что разглашение осуществлено именно данным работником. Например, как указал Верховный суд Удмуртской Республики, сам по себе факт, что сообщение, содержащее конфиденциальную информацию, было отправлено с адреса электронной почты, открытого на имя работника, не обязательно означает, что это сделал сам работник (в судебном разбирательстве сотрудник ссылался на то, что в указанный период времени он не мог использовать электронную почту) <14>. ——————————— <14> См.: Определение ВС Удмуртской Республики от 19.01.2011 по делу N 33-90/11.

Некоторые суды критически оценивают и не признают в качестве достаточных доказательств разглашения коммерческой тайны работником докладные записки и заключения комиссий работодателя <15>. В таких случаях целесообразно дополнительно представлять документы, подтверждающие факт получения информации третьим лицом (когда это возможно), переписку с ним (если информация разглашена письменно), журналы информационных систем и записи видеонаблюдения (если ведется наблюдение за работниками) и т. п., т. е. весь объем доступных в конкретном случае доказательств. ——————————— <15> См.: Определение Санкт-Петербургского городского суда от 06.04.2011 по делу N 33-4816/2011.

2. Факт охраны информации в качестве коммерческой тайны. В данном случае суды могут проверять совокупность мер по введению режима коммерческой тайны, и если работодатель не представит доказательств, что он предпринял все нужные шаги по ее защите, это будет рассматриваться судом как отсутствие оснований привлечь работника к дисциплинарной ответственности. Например, отсутствие на документах грифа «Коммерческая тайна» с указанием ее обладателя, отсутствие учета лиц, получивших доступ к секретным сведениям, позволило суду вынести решение, что режим коммерческой тайны не был установлен <16>. ——————————— <16> См.: Определение ВС Удмуртской Республики от 25.05.2011 по делу N 33-1796.

3. Факт, что сведения стали известны работнику в связи с исполнением его трудовых обязанностей. Например, работник может попытаться доказать, что раскрытая им информация стала ему известна из иных источников и не в связи с исполнением трудовых обязанностей (например, на прошлом месте работы). 4. Факт принятия работником обязательства о неразглашении. Обычно обязательство работника сохранять конфиденциальность секретной информации оформляется путем включения соответствующих положений в трудовой договор и/или подписания отдельного соглашения о неразглашении, а также путем ознакомления работника под расписку с положением о конфиденциальности/коммерческой тайне и перечнем информации, составляющей коммерческую тайну работодателя. Административная ответственность и пресечение недобросовестной конкуренции. К административной ответственности могут быть привлечены как лица, разгласившие секреты производства (ст. 13.14 «Разглашение информации с ограниченным доступом» Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации (КоАП РФ)), так и недобросовестные конкуренты, незаконно получившие, использующие и/или разглашающие информацию, составляющую коммерческую тайну (ст. 14.33 «Недобросовестная конкуренция» КоАП РФ и ст. 14 Федерального закона «О защите конкуренции» <17>). ——————————— <17> Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ.

Целесообразность привлечения нарушителей к административной ответственности по ст. 13.14 КоАП РФ вызывает сомнения в силу несущественности предусмотренных ею санкций (штраф, не превышающий 1000 руб. для физических и 5000 руб. для должностных лиц). Однако возбуждение дел о недобросовестной конкуренции и последующее привлечение компании к административной ответственности представляют собой весьма действенный инструмент для защиты нарушенных прав на секреты производства. Рассмотрев дело о недобросовестной конкуренции, ФАС России может вынести предписание о необходимости устранить нарушение (например, прекратить дальнейшее использование секретов производства). Несоблюдение предписания ФАС России влечет за собой серьезную административную ответственность. Кроме того, на основании своего решения и предписания антимонопольный орган также вправе наложить штраф по ст. 14.33 КоАП РФ, размер которого для юридических лиц варьируется от 100 тыс. до 500 тыс. руб. Важно отметить, что при проведении проверки и рассмотрении дела о нарушении антимонопольного законодательства ФАС России и ее территориальные органы имеют широкие полномочия истребовать и собирать доказательства, получение которых иными способами для правообладателя может представлять значительную трудность. В настоящее время формируется положительная практика, когда ФАС России привлекает к ответственности лиц, незаконно получивших, использующих или разглашающих информацию, составляющую коммерческую тайну, хотя общее количество таких дел пока невелико. Так, например, Управление ФАС по Нижегородской области вынесло решение, предписание и наложило административный штраф в размере 100 тыс. руб. на ООО «Торговый дом «Олекс» по заявлению ООО «ПК «Инсерк-НН», в том числе в связи с незаконным получением и использованием информации, составляющей коммерческую тайну ООО «ПК «Инсерк-НН» <18>. ——————————— <18> См.: решение, предписание от 13.12.2010 по делу N 605-ФАС52-ТР-14-07/04-10 и Постановление от 25.01.2011 N 1262-ФАС52-АД-14.33-07/12-10 УФАС по Нижегородской области.

Как установило Нижегородское УФАС, бывшая начальница отдела внешнеэкономической деятельности ООО «ПК «Инсерк-НН», которой были известны сведения о деловых партнерах, сделках, ценах, скидках и тактике компании и которая приняла на себя обязательство не разглашать данную информацию, устроилась на работу в ООО «Торговый дом «Олекс», после чего данное общество наладило экономическое взаимодействие с китайским партнером ООО «ПК «Инсерк-НН» на аналогичных с ним условиях. Кроме того, материалами дела было подтверждено, что данная информация незаконно получена ООО «Торговый дом «Олекс» именно у ООО «ПК «Инсерк-НН». Данные действия признаны нарушением п. 5 ч. 1 ст. 14 Закона о защите конкуренции. Арбитражные суды трех инстанций оставили решение антимонопольного органа в силе, Определением ВАС РФ в передаче дела в Президиум ВАС было отказано <19>. ——————————— <19> См.: решение Арбитражного суда Нижегородской области от 31.05.2011 по делу N А43-29652/2010; Постановления Первого ААС от 05.09.2011, ФАС Волго-Вятского округа от 30.01.2012 и Определение ВАС РФ от 23.08.2012 N ВАС-6870/12 по тому же делу.

По похожему делу Комиссия ФАС России признала незаконными действия ООО «НИПИ МИАП», возглавляемого бывшими сотрудниками ЗАО «Метанол и азотные процессы». Нарушение выразилось в том, что ООО «НИПИ МИАП» рассылало предложения контрагентам ЗАО «Метанол и азотные процессы» выполнить оставшуюся часть работ по действующим договорам ЗАО, при этом сведения о научно-технических разработках, договорах и контрагентах компании составляли ее коммерческую тайну. Арбитражный суд города Москвы и Девятый ААС согласились с выводами антимонопольного органа <20>. ——————————— <20> См.: решение Арбитражного суда г. Москвы от 21.01.2013 по делу N А40-98738/2012; Постановление Девятого ААС от 25.04.2013 N 09АП-8964/2013 по делу N А40-98738/12-21-929.

Уголовная ответственность. Широкие возможности по защите секретов производства и пресечению их распространения предоставляет действующее уголовное законодательство. Оно позволяет привлекать к ответственности любых лиц независимо от того, состоят они в трудовых либо гражданско-правовых отношениях с правообладателями секретов производства или нет. В соответствии со ст. 183 Уголовного кодекса Российской Федерации (УК РФ) наказуемым является: 1) собирание сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, путем похищения документов, подкупа или угроз, а равно иным незаконным способом; 2) незаконное разглашение или использование сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, без согласия их владельца лицом, которому она была доверена или стала известна по службе или работе. В некоторых случаях сбор и использование сведений, составляющих коммерческую тайну, могут квалифицироваться по ст. 272 УК РФ, запрещающей неправомерный доступ к охраняемой законом компьютерной информации, если это деяние повлекло уничтожение, блокирование, модификацию либо копирование данных. Эта статья применяется, например, если третье лицо незаконно скопировало с компьютера или через компьютерную сеть сведения, составляющие коммерческую тайну, либо если их использование привело к блокированию или модификации компьютерной информации. В отличие от решений по спорам о незаконном увольнении работников постановления по уголовным делам по ст. 183 УК РФ зачастую не содержат информации о том, что суд проводил детальную проверку установления и поддержания правообладателем секретной информации режима коммерческой тайны <21>. Лишь в редких случаях в текстах судебных решений изложена обстоятельная оценка мер по охране конфиденциальности информации и соблюдения условий ее отнесения к секретам производства <22>. ——————————— <21> См., напр.: приговор Ноябрьского городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 15.10.2012 по делу N 1-370-2012; приговор Калужского районного суда Калужской области от 17.05.2010; приговор Дятьковского городского суда Брянской области от 16.04.2012 по делу N 1-92/2012. <22> См.: приговор Октябрьского районного суда г. Новосибирска от 04.07.2011 по делу N 1-15/11.

В качестве примеров уголовных дел по фактам незаконного использования и разглашения секретов производства можно привести следующие: — Х., а также Y., сотрудник организации-регистратора, ведущей реестр владельцев именных ценных бумаг, вступили в сговор, согласно которому Y. собирал информацию об акционерах, а X. должен был на возмездной основе продавать ее третьим лицам. Действия указанных лиц квалифицированы по ч. 2 ст. 272 и ч. 3 ст. 183 УК РФ, обвиняемые оштрафованы на 150 и 200 тыс. руб. соответственно <23>; ——————————— <23> См.: приговор Преображенского районного суда г. Москвы от 10.02.2011.

— оператор отдела технической поддержки компании получил логин и пароль к компьютерной программе своего работодателя, которая содержала сведения, составляющие коммерческую тайну. Сотрудник попытался продать логин и пароль за 30 тыс. руб. третьим лицам, чтобы те смогли получить доступ к охраняемой информации, однако в результате проверочной закупки, проведенной сотрудниками правоохранительных органов, не смог полностью реализовать свой умысел. Действия работника квалифицированы по ст. ст. 272 и 183 УК РФ, он приговорен к лишению свободы на два года (условно) <24>; ——————————— <24> См.: приговор Первореченского районного суда г. Владивостока от 28.04.2011 по делу N 1-240/11.

— бывшая сотрудница хлебозавода, воспользовавшись доверительными отношениями с сотрудниками, получила незаконный доступ к компьютеру предприятия, скопировала и распечатала информацию о рецептуре определенной продукции хлебозавода, составляющей коммерческую тайну. Действия обвиняемой были также квалифицированы по ст. ст. 272 и 183 УК РФ, она оштрафована на сумму 13 тыс. руб. <25>; ——————————— <25> См.: приговор Богдановичского городского суда Свердловской области (дата и номер обезличены).

— системный администратор компании скопировал базу данных клиентов и продал ее сотруднику конкурирующей фирмы за 30 тыс. руб. Действия сотрудника квалифицированы по ст. 272 УК РФ, он приговорен к лишению свободы на полтора года (условно) <26>. ——————————— <26> См.: приговор Кировского районного суда г. Ростова-на-Дону (дата и номер обезличены).

Во многих решениях по уголовным делам данной категории суды назначали либо условное наказание, либо штраф, либо прекращали производство по делу в связи с примирением сторон. Преследование лиц, собирающих, использующих и разглашающих сведения, составляющие коммерческую тайну (как работников, так и третьих лиц) в уголовно-правовом порядке может использоваться как умеренно жесткий инструмент воздействия на нарушителей, поскольку по таким делам редко выносятся суровые приговоры, а уголовное преследование в большинстве случаев может быть прекращено по инициативе правообладателя в связи с примирением сторон. Гражданско-правовая ответственность. Статья 1472 ГК РФ указывает, что основной санкцией за нарушение прав на секреты производства является возмещение убытков, если иное не установлено договором. Кроме того, в соответствии со ст. 1252 ГК РФ защита прав на секреты производства может осуществляться путем предъявления требования о пресечении действий, нарушающих или создающих угрозу нарушения прав, а также об изъятии из оборота и уничтожении оборудования, прочих устройств и материалов, главным образом используемых или предназначенных для совершения нарушения. Однако число успешных случаев привлечения к гражданско-правовой ответственности по искам о нарушении исключительных прав на секрет производства до настоящего времени остается незначительным. Наибольшую трудность для истца вызывает необходимость доказывать, что ответчик, во-первых, использовал секрет производства, а во-вторых, приобрел право на его использование незаконно, вследствие того, что имело место нарушение режима коммерческой тайны, установленного обладателем, или разглашение информации. Например, в одном гражданском споре истец обвинил индивидуального предпринимателя в том, что он незаконно скопировал и использовал его клиентскую базу. Однако суд отметил, что переход клиентов истца к предпринимателю не обязательно является следствием использования предпринимателем сведений, составляющих коммерческую тайну истца <27>. ——————————— <27> См.: Постановление ФАС Поволжского округа от 10.07.2012 по делу N А57-11021/2011.

Кроме того, владельцы секретов производства систематически испытывают сложности в том, чтобы представить суду достаточные доказательства, обосновывающие размер их убытков <28>. В условиях текущего распределения бремени доказывания по таким делам решение этой задачи весьма затруднительно. ——————————— <28> См.: Постановление ФАС Поволжского округа от 10.07.2012 по делу N А57-11021/2011; решения Арбитражного суда Воронежской области от 19.02.2010 по делу N А14-14134/2009 и Арбитражного суда Кемеровской области от 09.02.2012 по делу N А27-12862/2011.

Стратегии защиты

Учитывая проблемы, с которыми каждый раз сталкиваются обладатели информации, составляющей коммерческую тайну (секрет производства), в рамках трудовых и гражданско-правовых споров, необходимо лишний раз подчеркнуть, как важно своевременно принимать, тщательно соблюдать и надлежащим образом документировать все меры, которые в соответствии с Законом о коммерческой тайне необходимы для введения и поддержания в силе режима коммерческой тайны. В случае нарушения работниками компании прав на секрет производства следует тщательно проверять, имело ли место раскрытие информации третьим лицам и можно ли это подтвердить документально. В некоторых случаях (например, при использовании секрета производства самим работником) принятие к нему мер дисциплинарной ответственности оказывается невозможным, в то время как уголовное законодательство позволяет определенно установить факт нарушения и, скорее всего, предотвратить аналогичные проблемы в дальнейшем. Стоит обратить внимание на возможность использования средств защиты, предусмотренных уголовным законодательством и законодательством о недобросовестной конкуренции, так как судебная практика по этой категории дел свидетельствует об эффективности данных инструментов. Тем не менее абсолютное число как уголовных дел, так и дел о пресечении недобросовестной конкуренции в настоящее время невелико.

——————————————————————

Название документа