О некоторых вопросах, возникающих в практике ФАС СЗО при рассмотрении дел об оспаривании решений таможенных органов о классификации товаров в соответствии с Товарной номенклатурой внешнеэкономической деятельности

(Подвальный И. О.) («Арбитражные споры», 2013, N 4) Текст документа

О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ, ВОЗНИКАЮЩИХ В ПРАКТИКЕ ФАС СЗО ПРИ РАССМОТРЕНИИ ДЕЛ ОБ ОСПАРИВАНИИ РЕШЕНИЙ ТАМОЖЕННЫХ ОРГАНОВ О КЛАССИФИКАЦИИ ТОВАРОВ В СООТВЕТСТВИИ С ТОВАРНОЙ НОМЕНКЛАТУРОЙ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

И. О. ПОДВАЛЬНЫЙ

Подвальный И. О., председатель 7-го судебного состава Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа, кандидат юридических наук.

Вопросы классификации товаров в соответствии с Товарной номенклатурой внешнеэкономической деятельности (ТН ВЭД) постоянно находят отражение в судебно-арбитражной практике, поскольку такая классификация проходящих таможенное оформление товаров (выбор для них того или иного кода ТН ВЭД) напрямую затрагивает интересы участников внешнеэкономической деятельности (далее — участники ВЭД). Нормативное регулирование связывает правильную классификацию товаров с размером подлежащих уплате таможенных платежей. Следовательно, защита имущественных прав участников ВЭД и государства, действующего в лице таможенных органов, является главной задачей арбитражного суда при рассмотрении соответствующих споров. Изменение таможенным органом классификационного кода, заявленного при декларировании товара, оформляется соответствующим решением, которое и оспаривается участником ВЭД в арбитражном суде (поскольку, как правило, принятый таможенным органом код товара согласно ТН ВЭД влечет доначисление таможенных платежей). Вследствие такого доначисления участнику ВЭД направляется требование таможенного органа об уплате таможенных платежей, предусмотренное статьей 152 Федерального закона от 27.11.2010 N 311-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации» (далее — Закон N 311-ФЗ), при неисполнении которого принимаются иные последующие меры принудительного взыскания таможенных пошлин, налогов (в порядке главы 18 Закона N 311-ФЗ). Несогласие с выводами таможенного органа о классификации товаров может привести к различным предметам и основаниям заявлений участников ВЭД, подаваемых в арбитражный суд, однако общей (базовой) составляющей таких оснований, как правило, является юридический факт изменения таможенным органом кода ТН ВЭД (посредством принятия соответствующего решения). Это классификационное решение и оценивается судами на предмет законности и обоснованности. Анализ судебной статистики за 2010 — 2013 годы показал, что на протяжении означенных лет количество дел об оспаривании классификационных решений таможенных органов, рассмотренных Федеральным арбитражным судом Северо-Западного округа (далее — ФАС СЗО), стабильно, заметно (в общей массе таможенных дел) и не имеет определенной однонаправленной тенденции к изменению: неуклонные рост либо снижение числа таких дел не выявлены.

Согласно статье 50 Таможенного кодекса таможенного союза (далее — ТК ТС) единая Товарная номенклатура внешнеэкономической деятельности таможенного союза применяется для осуществления мер таможенно-тарифного и нетарифного регулирования внешнеторговой и иных видов внешнеэкономической деятельности, ведения таможенной статистики. В силу пунктов 1 и 2 статьи 51 ТК ТС Товарная номенклатура внешнеэкономической деятельности основывается на Гармонизированной системе описания и кодирования товаров Всемирной таможенной организации и единой Товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности Содружества Независимых Государств. Товарная номенклатура внешнеэкономической деятельности утверждается Комиссией таможенного союза. В соответствии с требованиями статьи 52 ТК ТС товары при их таможенном декларировании подлежат классификации по Товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности (пункт 1). Проверку правильности классификации товаров осуществляют таможенные органы (пункт 2). В случае выявления неверной классификации товаров таможенный орган самостоятельно осуществляет классификацию товаров и принимает решение по классификации товаров по форме, определенной законодательством государств — членов таможенного союза. Решения таможенных органов по классификации товаров могут быть обжалованы в соответствии со статьей 9 названного Кодекса (пункт 3). Аналогичный порядок классификации товаров закреплен в статьях 105 и 106 Закона N 311-ФЗ. Оспаривание решений таможенных органов о классификации товаров по ТН ВЭД подчинено требованиям административного судопроизводства (раздел III Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации; далее — АПК РФ). Такие решения и связанные с ними требования и действия таможенных органов подлежат судебному контролю согласно правилам главы 24 АПК РФ «Рассмотрение дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, наделенных федеральным законом отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц». В силу части 5 статьи 200 АПК РФ обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие). Таким образом, бремя процессуальной нагрузки по подобным делам испытывает таможенный орган, а не участник ВЭД. Именно таможенный орган обязан раскрыть суду все правовые и фактические основания принятого им решения, подтвердить законность и обоснованность избранного им кода ТН ВЭД. Вместе с тем определение позиции, к которой относится конкретный товар в соответствии с ТН ВЭД, в компетенцию арбитражного суда не входит. К такому выводу обязывает пункт 7 Обзора практики рассмотрения споров, связанных с применением таможенного законодательства. Этот обзор изложен в информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее — ВАС РФ) от 17.06.1996 N 5. Иными словами, если арбитражным судом в ходе рассмотрения соответствующего спора будет установлено, что классификация товаров произведена неправильно, он признает решение таможенного органа недействительным. Самостоятельно относить товары к соответствующим позициям ТН ВЭД арбитражный суд не вправе. Практика ФАС СЗО последовательно придерживается означенного подхода. Суд кассационной инстанции в своих постановлениях лишь констатирует наличие либо отсутствие доказательств правомерности и обоснованности выводов таможенного органа относительно классификации товаров (в той или иной товарной группе, позиции, подсубпозиции ТН ВЭД) и самостоятельно не указывает на необходимость присвоения товарам определенного классификационного кода.

Так, например, при рассмотрении одного из дел кассационная инстанция (со ссылкой на статьи 65 и 200 АПК РФ) пришла к следующим выводам: таможенный орган не доказал правомерность и обоснованность классификации товара по коду 8403 10 900 0 ТН ВЭД ТС. Таможня не установила наличия таких свойств товара, которые не позволяют классифицировать его по коду 8436 80 990 0 ТН ВЭД ТС. В связи с этим у таможенного органа отсутствовали законные основания для изменения кода товара. При таких обстоятельствах суды первой и апелляционной инстанций сделали правильный вывод об отсутствии оснований для принятия таможней оспариваемых решений о классификации товара и начисления таможенных платежей (Постановление ФАС СЗО от 05.02.2013 по делу N А52-2286/2012).

Очевидно, что при таком подходе суждения относительно правомерности классификации товаров участником ВЭД для суда являются по сути вторичными; они не имеют первостепенного значения для рассмотрения спора по существу, поскольку основное внимание суда направлено на оценку избранных таможенным органом классификационных признаков. Доводы заявителя (участника ВЭД), представленные им доказательства по таким делам интересны суду как опровергающие доводы (доказательства) таможенного органа, потому что суд проверяет «сферу таможенного установления», а не констатирует правильность классификации товаров декларантом либо таможенным представителем.

Отправной точкой при оценке существа спора о классификации товара по ТН ВЭД можно назвать указание в постановлениях кассационной инстанции о том, что выбор конкретного кода ТН ВЭД всегда основан на оценке признаков декларируемого товара, подлежащих описанию, а процесс описания связан с полнотой и достоверностью сведений о товаре (определенного набора сведений, соответствующих либо не соответствующих действительности) (см., к примеру, Постановления ФАС СЗО от 12.04.2010 по делу N А56-9556/2009, от 22.02.2013 по делу N А21-11290/2011, от 25.01.2013 по делу N А56-7171/2012). Этот вывод нельзя считать «общими словами». Он нацеливает суд и участников процесса на кропотливую работу по выяснению значимых фактических обстоятельств дела, напоминает участникам процессуальных отношений о том, сколь сложна и неоднозначна стоящая перед ними задача. Ее решению способствует следующая установка: правовое значение при классификации товаров имеет их разграничение (критерии разграничения) по товарным позициям ТН ВЭД в соответствии с Основными правилами интерпретации ТН ВЭД (ОПИ ТН ВЭД). Такая установка указывает на первый важный инструмент, с помощью которого данная задача может и должна быть решена. Шесть правил, образующих ОПИ ТН ВЭД, позволяют в качестве норм материального права наметить общий порядок классификации товаров для таможенных целей. При этом почти всегда оценка всех шести правил не требуется: они работают по принципу «Если не первое, то следующее». Для юридических целей классификация товаров в ТН ВЭД осуществляется исходя из текстов товарных позиций и соответствующих примечаний к разделам или группам (правило 1 ОПИ ТН ВЭД). Классификация товаров в субпозициях товарной позиции должна осуществляться в соответствии с наименованиями субпозиций и примечаниями, имеющими отношение к субпозициям, а также, mutatis mutandis, положениями ОПИ ТН ВЭД при условии, что лишь субпозиции на одном уровне являются сравнимыми. Для целей настоящего правила также могут применяться соответствующие примечания к разделам и группам, если в контексте не оговорено иное (правило 6 ОПИ ТН ВЭД). В судебной практике и в деятельности таможенных органов правила 1 и 6 ОПИ ТН ВЭД востребованы чаще всего. Если они не срабатывают, помогает последовательное применение правил ОПИ ТН ВЭД. Механизм обязательной последовательной реализации этих норм материального права отражен ФАС СЗО.

Решением Комиссии таможенного союза от 28.01.2011 N 522 утверждено Положение о порядке применения единой Товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности таможенного союза при классификации товара (далее — Положение), разработанное в целях обеспечения единообразия толкования единой ТН ВЭД. В разделе III Положения закреплен порядок применения ОПИ ТН ВЭД, которые предназначены для обеспечения однозначного отнесения конкретного товара к определенной классификационной группировке, кодированной на необходимом уровне (пункт 5 Положения). Согласно пункту 6 Положения ОПИ применяются единообразно при классификации любых товаров и последовательно: ОПИ 1 применяется в первую очередь; ОПИ 2 применяется в случае невозможности классификации товара в соответствии с ОПИ 1; ОПИ 3 применяется в случае невозможности классификации товара в соответствии с ОПИ 1 или ОПИ 2; ОПИ 4 применяется в случае невозможности классификации товара в соответствии с ОПИ 1, ОПИ 2 или ОПИ 3; ОПИ 5 применяется при необходимости после применения иного ОПИ; ОПИ 6 применяется при необходимости определения кода субпозиции (подсубпозиции) (Постановление ФАС СЗО от 20.05.2013 по делу N А56-35037/2012).

Важной особенностью дел об оспаривании решений таможенных органов о классификации товаров является наличие (наряду с другими доказательствами) заключений экспертов относительно идентификационных (классификационных) признаков товаров. Таможенные органы часто назначали идентификационные экспертизы в рамках таможенного контроля в порядке главы 36 Таможенного кодекса Российской Федерации <1> (далее — ТК РФ) либо в настоящее время — в порядке главы 20 ТК ТС. Участники ВЭД не лишены возможности как лица, участвующие в деле, представить иные (независимые) заключения экспертных учреждений, уполномоченных (аккредитованных) для решения соответствующих вопросов, требующих специальных знаний (части 1 и 2 статьи 64 АПК РФ). Суд также может назначить судебную экспертизу в порядке статьи 82 АПК РФ. Как правило, в материалах дела имеется несколько заключений экспертов, выводы которых различны и должны быть оценены судами в соответствии с требованиями статьи 71 АПК РФ — в совокупности и взаимной связи, ввиду критериев относимости, допустимости, достоверности, достаточности. ——————————— <1> От 28.05.2003 N 61-ФЗ. Документ утратил силу в связи с принятием Закона N 311-ФЗ.

Сложность оценки таких доказательств можно проиллюстрировать на следующем примере.

По рассматриваемому делу правовое значение приобретают наименования товарных позиций: 1513 ТН ВЭД — «Масло кокосовое (копровое), пальмоядровое или масло бабассу и их фракции, нерафинированные или рафинированные, но без изменения химического состава»; 1516 ТН ВЭД — «Жиры и масла животные или растительные и их фракции, полностью или частично гидрогенизированные, переэтерифицированные, реэтерифицированные или элаидинизированные, нерафинированные или рафинированные, но не подвергнутые дальнейшей обработке». Согласно оспариваемому решению таможни от 22.01.2004 N 10216000/11-16/166-28 ввезенный заявителем товар определен как гидрогенизированное фракционированное кокосовое масло с измененным химическим составом, которое может быть использовано в пищевой промышленности. В целях обеспечения единообразия интерпретации и применения ТН ВЭД Государственным таможенным комитетом Российской Федерации подготовлены Пояснения к Товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности Российской Федерации (ТН ВЭД России), согласно которым в товарную позицию 1516 ТН ВЭД включаются животные или растительные жиры и масла, подвергнутые определенным «химическим превращениям» (в том числе гидрогенизации), но не подвергнутые дальнейшей обработке. В данную товарную позицию также включаются «аналогично обработанные» фракции животных или растительных жиров и масел. Гидрогенизация заключается в том, что продукт подвергается воздействию чистого водорода при соответствующих температуре и давлении в присутствии катализатора (обычно это тонкоизмельченный никель). Гидрогенизация повышает температуру плавления жиров и увеличивает консистенцию масел, превращая ненасыщенные глицериды (например, олеиновой, линолевой и др. кислот) в насыщенные глицериды с более высокой температурой плавления (например, пальмитиновой, стеариновой и др. кислот). Степень гидрогенизации и конечная консистенция продуктов зависят от условий протекания этого процесса и от времени обработки. В данную товарную позицию включаются также продукты, независимо от того, были ли они частично либо полностью гидрогенизированы. Частичная гидрогенизация влияет на превращение цис-формы ненасыщенных жирных кислот в транс-форму, что повышает температуру плавления продукта. Полностью гидрогенизированы, например, масла, превращенные в пастообразные или твердые жиры. Вывод эксперта ЭКС N 1 СЗТУ о гидрогенизации товара (масло «КОКОПУР») сделан на основе установленного экспертизой отличия в жирнокислотном составе товара по количественному содержанию стеариновой, олеиновой и линолевой кислот. Однако эти признаки не являются полностью определяющими соответствующий химический процесс. К признакам такой технологии обработки продукта относится и воздействие в процессе превращения продукта чистого водорода при определенных температуре, давлении и катализаторе, и наличие кислотных транс-форм. Из экспертных заключений ГУ СЗ РЦСЭ от 01.12.2006 N 3238/19 и 3239/20 следует, что при наличии указанных признаков, принятых во внимание экспертом таможенного органа (процентное содержание кислот), продукт может и не относиться к гидрогенизированному ввиду отсутствия в образце побочных продуктов гидрогенизации транс-изомеров непредельных кислот, а также отсутствия следов применения катализаторов процесса. Наряду с гидрогенизацией альтернативным способом удаления жирных кислот, обладающих эластичной консистенцией, является фракционирование продукта, не изменяющее его химический состав. Этот альтернативный способ также приводит к изменению определенных потребительских свойств продукта, включая процентное содержание кислот. Таким образом, для целей таможенного оформления и контроля классифицирующее значение согласно ТН ВЭД приобретают как гидрогенизация, так и фракционирование. Однако они имеют различный характер процесса обработки товара. Заключение ЭКС N 1 СЗТУ от 29.12.2003 N 1787/03-2003 не позволяет установить наличие в исследованных экспертом пробах товара всех признаков гидрогенизации. В то же время эксперт ГУ СЗ РЦСЭ полагает, что для получения продукта с выявленными свойствами могли быть использованы современные методы фракционирования без изменения состава продукта химическими методами. Данный вывод подтверждается и экспертным заключением ОС ВНИИЖ от 25.01.2002 N 3281, и сертификатом соответствия, полученным обществом ранее в отношении аналогичного товара, ввезенного по тому же внешнеэкономическому контракту. Кроме того, как установлено судом первой инстанции, стаж работы экспертов ГУ СЗ РЦСЭ составляет 9 и 19 лет, тогда как у эксперта ЭКС N 1 СЗТУ на момент проведения экспертизы стаж экспертной работы отсутствовал вообще. Данное обстоятельство обоснованно расценено судом как дополнительное подтверждение высокой квалификации экспертов ГУ СЗ РЦСЭ и правильности сделанных ими выводов. При таких обстоятельствах следует признать, что таможня не представила доказательства, опровергающие доводы заявителя, не доказала обоснованность оспариваемого классификационного решения (часть 5 статьи 200 АПК РФ) (Постановление ФАС СЗО от 29.10.2007 по делу N А56-23417/04).

Данный пример из судебной практики (при наличии широкого круга подобных примеров) позволяет признать, что по исследуемой категории дел применение судами правил оценки доказательств (статья 71 АПК РФ) связано с необходимостью использовать значительное число показателей достоверности сведений, содержащихся в экспертных заключениях. Судам необходимо сопоставить количество и качество методов исследования, квалификацию специалистов, выявить суть, слагаемые и результаты процессов, обусловленных естественнонаучными законами (химии, физики, механики и пр.). При этом отсутствие у судьи (по объективным причинам) специальных знаний сопряжено с обязательным для него использованием требований формальной логики (способности прийти к правильному умозаключению при наличии нескольких посылок).

Этот же пример заставляет задуматься относительно правовой природы Пояснений к ТН ВЭД. Их значение для судебной практики сложно переоценить. Почти в каждом споре о классификации товаров та или иная сторона либо обе стороны ссылаются на Пояснения к ТН ВЭД, прибегая к ним как к единственному официальному комментарию, в котором находится искомый ответ. Вместе с тем их сложно признать источником права, но без них подлежащие применению нормы права (закрепленные в Таможенном тарифе и ТН ВЭД) далеко не всегда могут быть правильно истолкованы. В постановлениях кассационной инстанции по рассматриваемым делам можно часто встретить ссылки на Пояснения к ТН ВЭД безотносительно утверждений об их правовой природе (см., к примеру, Постановления ФАС СЗО от 23.05.2013 по делу N А56-40893/2012, от 19.02.2013 по делу N А56-51337/2011, от 29.11.2012 по делу N А56-12374/2012). При этом суд (как правило, без указания в судебном акте) принимает во внимание следующее. В соответствии с письмом Федеральной таможенной службы (ФТС) от 25.02.2010 N 01-11/8319 «О Пояснениях к ТН ВЭД России» с целью обеспечения единообразия интерпретации и применения ТН ВЭД ТС в качестве вспомогательного рабочего материала ФТС рекомендует применять Пояснения к ТН ВЭД России. Очередные Пояснения к единой ТН ВЭД ТС рекомендованы к применению решением Комиссии таможенного союза от 18.11.2011 N 851; новые Пояснения к единой ТН ВЭД ТС доведены Рекомендацией Коллегии Евразийской экономической комиссии от 12.03.2013 N 4.

В практике ФАС СЗО также возник вопрос о применении и юридической силе распоряжений ФТС о классификации в соответствии с ТН ВЭД отдельных товаров (вместе с прилагаемыми к ним сборниками соответствующих решений и разъяснений). Правовое регулирование отношений в области таможенного дела в настоящее время основано на требованиях статьи 4 Закона N 311-ФЗ и предполагает различные уровни правовой регламентации: союзный (таможенного союза) и федеральный (законодательство Российской Федерации о таможенном деле и подзаконные акты). При этом к подзаконным актам, регулирующим отношения в области таможенного дела, отнесены и указы Президента Российской Федерации, и постановления и распоряжения Правительства Российской Федерации в области таможенного дела в Российской Федерации, и нормативные правовые акты по соответствующему предмету регулирования федеральных органов исполнительной власти. Как указано в пункте 6 статьи 52 ТК ТС, таможенные органы, определенные законодательством государств — членов таможенного союза, могут принимать решения и давать разъяснения по классификации отдельных видов товаров, обеспечивая их публикацию. Такие решения или разъяснения являются обязательными при декларировании товаров на территории государства — члена таможенного союза, таможенным органом которого они приняты. В силу части 2 статьи 108 Закона N 311-ФЗ федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный в области таможенного дела, принимает решения и разъяснения по классификации отдельных видов товаров. В целях повышения эффективности совершения таможенных операций и таможенного контроля товаров, ввозимых в Российскую Федерацию и вывозимых из Российской Федерации, согласно приведенным законодательным положениям ФТС последовательно (в течение ряда лет) издает распоряжения о классификации в соответствии с ТН ВЭД отдельных товаров, обязывая классифицировать товары, приведенные в прилагаемом сборнике решений и разъяснений по классификации по единой Товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности таможенного союза отдельных товаров, в соответствии с указанными в сборнике классификационными кодами ТН ВЭД ТС и разъяснениями. К таким распоряжениям можно отнести (за последний период) распоряжения ФТС от 19.01.2011 N 6-р «О классификации в соответствии с ТН ВЭД ТС отдельных товаров» <2> и от 01.03.2012 N 34-р «О классификации по ТН ВЭД ТС отдельных товаров». В прилагаемых к ним сборниках (отдельными пунктами) приведены соответствующие разъяснения (только словесного либо словесного и изобразительного характера). ——————————— <2> Утратило силу.

Например, пункт 145 Сборника к распоряжению ФТС от 01.03.2012 N 34-р излагается следующим образом (аналогично пункту 139 Сборника к распоряжению ФТС от 19.01.2011 N 6-р): 145. Автомобили с подъемной платформой (автолифты). Автомобили любых фирм-производителей с подъемной платформой (автолифты), предназначенные для транспортировки контейнеров или поддонов и для загрузки/выгрузки их в самолет, указанные на рисунке, классифицируются в товарной позиции 8704 ТН ВЭД ТС (рис. 32).

Рис. 32

Следует особо отметить, что подобные распоряжения ФТС широко используются в практике таможенными органами, участниками ВЭД и арбитражными судами, а их юридическая сила, как правило, должным образом воспринимается судами (ввиду изложенных нормативных положений) как сила нормативного правового акта, изданного уполномоченным федеральным органом исполнительной власти. Вместе с тем оценка юридической силы таких распоряжений ФТС не может происходить в отрыве от положений ТН ВЭД, Основных правил интерпретации ТН ВЭД, положений статьи 8 Закона N 311-ФЗ, то есть вне системы источников права, имеющих определенную иерархию.

К такому выводу пришел суд кассационной инстанции при решении вопроса о правомерности классификации таможенным органом спорного товара с учетом приведенных разъяснений. Кассационная инстанция обратила внимание на ошибочность выводов таможенного органа и апелляционного суда об отнесении кейтерингового автолифта (специального транспортного средства) к товарной позиции 8704 ТН ВЭД (в соответствии с пунктом 139 Сборника к распоряжению ФТС от 19.01.2011 N 6-р) (Постановление ФАС СЗО от 02.08.2012 по делу N А56-50325/2011).

«Относительная» юридическая сила рассматриваемых распоряжений ФТС подтверждается следующим. Согласно части 2 статьи 8 Закона N 311-ФЗ нормативный правовой акт Российской Федерации в области таможенного дела признается не соответствующим названному Федеральному закону, если такой акт: 1) издан органом, не имеющим в соответствии с названным Федеральным законом права издавать подобного рода акты, либо издан с нарушением установленного порядка издания таких актов; 2) отменяет или ограничивает права лиц, установленные таможенным законодательством таможенного союза и названным Федеральным законом; 3) изменяет установленные таможенным законодательством таможенного союза и названным Федеральным законом основания, условия, последовательность или порядок действий участников отношений, регулируемых законодательством Российской Федерации о таможенном деле, иных лиц, обязанности которых установлены данным Федеральным законом; 4) изменяет содержание понятий, определенных названным Федеральным законом, либо использует эти понятия в значениях, отличных от применяемых в названном Федеральном законе. В соответствии с частью 4 статьи 8 Закона N 311-ФЗ положения нормативных и иных правовых актов федеральных органов исполнительной власти по предмету правового регулирования названного Федерального закона не могут противоречить положениям актов таможенного законодательства таможенного союза, федеральных законов и актам Президента Российской Федерации или Правительства Российской Федерации в области таможенного дела, устанавливать требования, условия и ограничения, не предусмотренные актами таможенного законодательства таможенного союза, федеральными законами и актами Президента Российской Федерации или Правительства Российской Федерации в области таможенного дела. Так, в связи с применением именно этих норм (части 2 и 4 статьи 8 Закона N 311-ФЗ) решением ВАС РФ от 27.09.2011 N ВАС-8490/11 признан недействующим пункт 111 распоряжения ФТС от 19.01.2011 N 6-р как не соответствующий Товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности таможенного союза, утвержденной решением Межгосударственного Совета Евразийского экономического сообщества от 27.11.2009 N 18 «О едином таможенно-тарифном регулировании таможенного союза Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации». Пункт 111 приложения к означенному распоряжению ФТС изложен в следующей редакции: «Адсорбер, представляющий собой цилиндрическое устройство с корпусом из поликарбоната, внутри которого размещены диски из пористого полиэтилена, на которых иммобилизирован пептид, и предназначенный для экстракорпоральной очистки крови пациента от эндотоксинов (липополисахаридов), классифицируется в подсубпозиции 8421 29 000 9 ТН ВЭД ТС в соответствии с Основными правилами интерпретации ТН ВЭД 1 и 6. Принцип действия адсорбера: кровь пропускается через диски и становится очищенной от липополисахаридов посредством их селективного взаимодействия со специфическим пептидом. Адсорбер применяется в медицине, является одноразовым и имеет стерильную упаковку». Рассмотрев вопрос по существу о правильности классификации товара, указанной в оспариваемом акте ФТС, ВАС РФ с учетом пояснений к единой ТН ВЭД ТС (тома 4, 5, 6) и Гармонизированной системе описания и кодирования товаров Всемирной таможенной организации пришел к выводу о допущенных ФТС нарушениях ОПИ ТН ВЭД, выразившихся в неприменении пункта 3 указанных Правил. Понятно, что обращение участника ВЭД в ВАС РФ с заявлением о признании недействующим того или иного пункта соответствующего распоряжения ФТС в судебно-арбитражной практике встречается редко. Поэтому уместно настороженное отношение арбитражных судов к действующим пунктам подобных распоряжений ФТС, которые, очевидно, могут применяться судами лишь с учетом норм права, имеющих большую юридическую силу. Однако в связи с порой очень сложной фактической стороной дела (наличием вопросов, требующих специальных знаний) суды не уделяют пристального внимания сопоставлению значимого текста разъяснения (прилагаемого к распоряжению ФТС) с другими более весомыми нормативными источниками. Иными словами, судам проще со ссылкой на действующий пункт распоряжения ФТС уйти от последовательного анализа Гармонизированной системы описания и кодирования товаров Всемирной таможенной организации, самой ТН ВЭД и Таможенного тарифа, ОПИ ТН ВЭД. С целью избежать недопустимого упрощенного восприятия материалов дела, вероятно, необходимо исходить из следующего. При оспаривании решений таможенных органов о классификации товаров в соответствии с ТН ВЭД подлежат применению распоряжения ФТС о классификации отдельных товаров в соответствии с ТН ВЭД, обязывающие классифицировать товары согласно прилагаемым сборникам решений и разъяснений по классификации. В силу части 4 статьи 8 Закона N 311-ФЗ, пункта 1 статьи 51 и пункта 1 статьи 52 ТК ТС такие распоряжения и разъяснения не должны противоречить положениям Гармонизированной системы описания и кодирования товаров Всемирной таможенной организации, ТН ВЭД и ОПИ ТН ВЭД. Указанные распоряжения и разъяснения применяются при их соответствии иным нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу (часть 2 статьи 13 АПК РФ).

В качестве дополнительных (косвенных) доказательств по исследуемой категории дел суды принимают предварительные решения таможенных органов о классификации товаров в соответствии с ТН ВЭД, таможенные декларации страны отправления (экспортные декларации), иные документы и материалы, содержащие сведения, значимые для правильного решения вопроса о классификации товаров в соответствии с ТН ВЭД.

Как указал ФАС СЗО, суды двух инстанций пришли к обоснованному выводу о том, что ввезенный товар не является строительной деталью и строительным элементом в смысле, придаваемом этому термину примечанием 11 (б) к группе 39, и, соответственно, не подлежит классификации в товарной позиции 3925. Суды также в качестве справочной информации и рекомендации для таможенн ых органов по классификации товаров учли используемые таможней классификационные мнения по ТН ВЭД России, принятые Комитетом по Гармонизированной системе описания и кодирования товаров Всемирной таможенной организации (Компендиум), опубликованные Министерством экономического развития и торговли Российской Федерации. Согласно Компендиуму классификационных мнений ввезенный обществом товар классифицируется в субпозиции 392690 Гармонизированной системы. Кроме того, в качестве дополнительных доказательств обоснованности собственной позиции таможня приложила в материалы дела информацию о фактах принятия таможенными органами Российской Федерации предварительных решений о классификации товаров в соответствии с ТН ВЭД ТС (Постановление ФАС СЗО от 17.05.2013 по делу N А52-3690/2012).

Наряду с оценкой выводов экспертов судом кассационной инстанции отмечено, что в качестве косвенных доказательств обоснованности избранного декларантом кода ТН ВЭД общество также представило в материалы дела экспортную декларацию на товары, а равно информацию о решениях таможенных органов Российской Федерации о классификации соответствующих товаров согласно товарной позиции 8443 ТН ВЭД (Постановление ФАС СЗО от 20.05.2013 по делу N А56-35037/2012).

В другом случае ФАС СЗО пришел к следующим выводам. Суды обоснованно приняли во внимание, что товар декларировался обществом тем кодом, к которому он был отнесен иностранным отправителем товара в экспортных декларациях, учитывая, что ТН ВЭД России имеет единую основу — Гармонизированную систему. Принятое ФТС предварительное решение о классификации кодом 8479 89 970 9 «осушителя воздуха для снижения уровня влажности воздуха в помещениях», информация о котором размещена на официальном сайте ФТС, также подтверждает правильность выводов судов. Это решение обоснованно учитывалось таможенным брокером при декларировании осушителей, вопросы классификации которых рассматривались в рамках данного судебного спора. Довод о неприменимости указанного предварительного решения правильно отклонен апелляционной инстанцией, исходя из индивидуальной функции оборудования. Наличие электронагревательного элемента в осушителе воздуха, в отношении которого принято вышеупомянутое предварительное решение, не влечет за собой изменение основной функции оборудования (Постановление ФАС СЗО от 20.07.2011 по делу N А56-40097/2010).

Значение предварительных решений таможенных органов ранее и в настоящее время обусловлено правилами статей 41 — 44 ТК РФ, статей 53 — 57 ТК ТС, статьи 108 Закона N 311-ФЗ. Обязательность предварительных решений и информационный обмен, осуществляемый таможенными органами, касающийся принятия предварительных решений (статья 43 ТК РФ, пункты 3 и 6 статьи 53 ТК ТС), направлены на унификацию подходов при классификации товаров, ускорение таможенного оформления и исключение последующих спорных ситуаций. При этом суды (как видно из последнего практического примера) могут рассматривать предварительные решения, принятые в отношении как аналогичных, так и сходных товаров (по потребительским, функциональным, техническим признакам).

В заключение следует обратить внимание на единообразие судебной практики ФАС СЗО по исследуемым делам, отсутствие выявленных по итогам соответствующего анализа иных (в отличие от отраженных) подходов к вопросам классификации товаров для таможенных целей.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *