Комментарий к Постановлению Правительства Российской Федерации от 19 ноября 2012 г. N 1178 «О внесении изменения в перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации»

(Федоров А. В.) («Наркоконтроль», 2013, N 1) Текст документа

КОММЕНТАРИЙ К ПОСТАНОВЛЕНИЮ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 19 НОЯБРЯ 2012 Г. N 1178 «О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЯ В ПЕРЕЧЕНЬ НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ, ПСИХОТРОПНЫХ ВЕЩЕСТВ И ИХ ПРЕКУРСОРОВ, ПОДЛЕЖАЩИХ КОНТРОЛЮ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» <*>

А. В. ФЕДОРОВ

——————————— <*> Fedorov A. V. The comment to the resolution of the government of the Russian Federation of November 19, 2012 No. 1178 «About modification of the list of drugs, psychotropic substances and their precursors which are subject to control in the Russian Federation».

Федоров А. В., главный редактор журнала «Наркоконтроль», кандидат юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации (г. Москва).

В статье дается комментарий к изменениям, внесенным Постановлением Правительства Российской Федерации от 19 ноября 2012 г. N 1178 в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации.

Ключевые слова: наркотические средства, психотропные вещества, производные наркотических средств и психотропных веществ, перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации.

In article the comment to the changes brought by the resolution of the government of the Russian Federation from November 19, 2012 No. 1178 in the list of drugs, psychotropic substances and their precursors which are subject to control in the Russian Federation is given.

Key words: drugs, psychotropic substances, derivatives of drugs and psychotropic substances, list of drugs, psychotropic substances and their precursors which are subject to control in the Russian Federation.

Вопрос об определении производных наркотических средств и психотропных веществ относится к числу дискуссионных, хотя это понятие используется более полувека в международных актах и достаточно давно — в российском национальном законодательстве. Впервые нормативное закрепление производные наркотических средств и психотропных веществ получили в Российской Федерации в Перечне наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, утвержденном Постановлением Правительства Российской Федерации от 30 июня 1998 г. N 681 (далее по тексту — Перечень). Так, этот Перечень включал позицию: «лизергиновая кислота и ее производные». С 2010 г. при включении в Перечень производных не только указываются наименования соответствующих им наркотического средства или психотропного вещества, но и делается оговорка, что к этим производным не относятся те производные средств и веществ, которые включены в Перечень в качестве самостоятельных позиций (наименований). Например, указывается: «Амфетамин и его производные, за исключением производных, включенных в качестве самостоятельных позиций в Перечень». Постановлением Правительства Российской Федерации от 19 ноября 2012 г. N 1178 примечания к Перечню дополнены определением производных наркотических средств и психотропных веществ. Принятие указанного Постановления, на наш взгляд, обозначило необходимость решения как минимум еще двух вопросов, связанных с совершенствованием законодательства об ответственности за деяния с производными наркотических средств и психотропных веществ. Во-первых, внесенные в Перечень изменения привели к появлению в нем внутренних противоречий. Так, позиции Перечня, касающиеся производных, изложены следующим образом, например: «Эфедрон (меткатинон) и его производные, за исключением производных, включенных в качестве самостоятельных позиций в перечень». В то же время из внесенного в примечания к Перечню определения производных наркотических средств и психотропных веществ следует, что такими производными признаются вещества, которые не включены самостоятельными позициями не только в Перечень, но и в Государственный реестр лекарственных средств. В целях устранения указанного противоречия между описанием производных в Перечне и определением производных, данным в примечаниях к Перечню, учитывая, что определение относится ко всем производным, необходимо внести изменения в Перечень, исключив при указании производных конкретных наркотических средств и психотропных веществ ссылку: «…за исключением производных, включенных в качестве самостоятельных позиций в Перечень». В результате, например, вместо позиции «Эфедрон (меткатинон) и его производные, за исключением производных, включенных в качестве самостоятельных позиций в перечень» в Перечне будет содержаться позиция: «Эфедрон (меткатинон) и его производные». Во-вторых, с принятием вышеназванного Постановления не упрощается процесс идентификации соответствующих производных как таковых, на что был рассчитан указанный акт. Проведения химической экспертизы исследуемого вещества недостаточно для определения того, является ли оно производным соответствующего наркотического средства или психотропного вещества, ведь при изменении химической структуры наркотического средства или психотропного вещества могут измениться и его свойства, в том числе психоактивные. Таким образом, требуется экспертным путем доказывать, что измененное наркотическое средство или психотропное вещество (производное соответствующего наркотического средства или психотропного вещества) не утратило психоактивных свойств, а именно — способно специфическим образом воздействовать на центральную нервную систему человека, вызывая зависимость, приводящую к злоупотреблению этим производным и, как следствие, — к заболеванию наркоманией, обусловленному зависимостью от этого производного наркотического средства или психотропного вещества. Установить данный факт возможно только путем проведения сложной комплексной экспертизы, аналогичной той, что проводится для отнесения веществ к аналогам наркотических средств и психотропных веществ. Однако проведение в каждом подобном случае сложных и дорогостоящих экспертиз нельзя признать оправданным ни с экономической точки зрения, ни с точки зрения существенного усложнения процесса расследования дел. Выход из создавшейся ситуации видится в следующем. Специально уполномоченному ведомству — ФСКН России — необходимо по итогам проведенных комплексных экспертиз, доказывающих наличие у конкретных производных наркотических средств и психотропных веществ психоактивных свойств, вызывающих зависимость и приводящих к заболеванию наркоманией, после подтверждения результатов таких экспертиз вступившими в силу судебными решениями готовить предложения о включении наименований соответствующих производных в Перечень. При этом в целях группирования производных конкретных наркотических средств и психотропных веществ при дополнении Перечня использовать юридическую технику, позволяющую, с одной стороны, перечислять наименования производных наркотического средства или психотропного вещества, с другой стороны, обеспечивать возможность признания производными этого наркотического средства или психотропного вещества и других веществ. Например, позиции Перечня, обеспечивающие указанный результат, могли бы выглядеть следующим образом: «Эфедрон (меткатинон) и его производные, в том числе bk-MBDB (бутилон), bk-MDEA (этилон, метилендиоксиэткатинон); метедрон (bk-PMMA; 4-метоксиметкатинон; 4-метоксиэфедрон); 3-фторметкатинон (3-FMC); 2-фениламино-1-фениопентан-1-он». При такой формулировке ясно, что у эфедрона (меткатинона) могут быть и другие производные, помимо перечисленных, и в то же время перечислены наименования производных, признание которых наркотическими средствами уже состоялось, и нет необходимости доказывать наличие у них психоактивных (наркотических) свойств. В-третьих, внесенные изменения не учитывают положения Постановления Правительства Российской Федерации от 1 октября 2012 г. N 1003 «О внесении изменений в некоторые постановления Правительства Российской Федерации по вопросам, связанным с оборотом наркотических средств и психотропных веществ» <1>. ——————————— <1> См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 2012. N 41. Ст. 5625.

Этим Постановлением из раздела «Наркотические средства» Списка I Перечня исключена позиция «Лизергиновая кислота и ее производные, за исключением производных, включенных в качестве самостоятельных позиций в перечень». Одновременно Список I Перечня дополнен разделом «Прекурсоры», в который включена указанная позиция. Таким образом, Постановлением Правительства Российской Федерации от 1 октября 2012 г. N 1003 установлено, что контролируются не только производные наркотических средств и психотропных веществ, но и производные такого прекурсора, как лизергиновая кислота. Однако принятое позднее Постановление Правительства Российской Федерации от 19 ноября 2012 г. N 1178 не учло это обстоятельство и дополнило Постановление Правительства Российской Федерации от 30 июня 1998 г. N 681 только определением производных наркотических средств и психотропных веществ, оставив открытым вопрос о том, что следует считать производными прекурсоров наркотических средств и психотропных веществ. Для устранения указанного пробела необходимо дополнить Постановление Правительства Российской Федерации от 30 июня 1998 г. N 681 определением производных прекурсоров наркотических средств и психотропных веществ.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *