Протекция как преференция в военно-служебных отношениях

(Зорин О. Л.) («Право в Вооруженных Силах», 2012, N 4) Текст документа

ПРОТЕКЦИЯ КАК ПРЕФЕРЕНЦИЯ В ВОЕННО-СЛУЖЕБНЫХ ОТНОШЕНИЯХ

О. Л. ЗОРИН

Зорин О. Л., кандидат юридических наук, старший преподаватель Военного авиационного инженерного университета (г. Воронеж), подполковник.

В статье рассматриваются вопросы такого коррупционно опасного поведения, как протекция, а также ее виды в сфере военно-служебных отношений.

Ключевые слова: военнослужащий, протекция.

The protection as a preference in military service relations O. L. Zorin

The problems of protection as a kind of corruption dangerous behaviour and its types in the sphere of military service relations are considered in the article.

Key words: military service, protection.

В рай принимают не по заслугам, а по протекции, иначе Вы бы остались за порогом, а впустили бы Вашу собаку.

М. Твен

Согласно ст. 32 Конституции Российской Федерации граждане Российской Федерации имеют равный доступ к государственной службе. Вместе с тем федеральная государственная служба (и как ее разновидность — военная служба) — это не только система соответствующих правоотношений, но и форма реализации гражданами (применительно к военнослужащим, проходящим военную службу по контракту) публичного права на участие в управлении делами государства и частного права на труд. Как известно, в настоящее время в нашей стране происходит антикоррупционная реформа, состоящая из комплекса мер, осуществляемых государством и закрепленных законодательно, направленных на изменение условий, при которых возникает коррупция, и ограничение действия факторов, способствующих появлению и распространению различных форм коррупции. Данная реформа всесторонне охватывает и Вооруженные Силы Российской Федерации. Однако, несмотря на принимаемые меры, коррупция продолжает оставаться одной из наиболее острых проблем как в мировом сообществе, так и в России, включая военную организацию. В своем докладе главный военный прокурор С. Н. Фридинский отметил, что если общее количество преступлений в войсках сократилось более чем на 16%, то по коррупционным проявлениям уровень преступности по-прежнему значительный. Экономические реалии повлияли на мотивацию службы многих чиновников, в том числе и военных, и, разумеется, не в лучшую сторону. За последние полтора года за различные коррупционные преступления осуждены свыше тысячи должностных лиц военных ведомств, в том числе 18 высших офицеров, треть из которых были приговорены к реальным срокам лишения свободы. С начала прошлого года было выявлено 250 случаев взяточничества. Это гораздо больше, чем в 2010 г. Ущерб от преступлений коррупционной направленности превысил 3 млрд. руб. Не улучшилось положение дел и в военкоматах. В 2011 г. прокурорами было выявлено более 200 преступлений, почти каждое третье из них — это факты взяток <1>. Также С. Н. Фридинский указал, что степень коррупции в российских войсках даже превзошла все предыдущие годы и приобрела «заоблачные и даже космические» размеры <2>. ——————————— <1> Интервью заместителя Генерального прокурора Российской Федерации, главного военного прокурора Сергея Фридинского информационному агентству «Интерфакс». URL: http://www. genproc. gov. ru/news-74655/. <2> Российская газета. 2012. 11 янв.

И несмотря на наличие вопиющих нарушений закона в армии, общее количество преступлений в войсках, как было отмечено выше, сократилось более чем на 16%. В не меньшей степени угрозу интересам не только государственных органов, но и военной организации Российской Федерации представляют завуалированные коррупционные проявления в деятельности соответствующих должностных лиц (например, коррупционный протекционизм, коррупционный фаворитизм, непотизм и иное злоупотребление властью). К сожалению, данному аспекту, имеющему важное значение в контексте борьбы с коррупцией в системе государственной службы, и в частности военной, не уделено должного внимания как законодательством, так и отечественной юридической наукой. Однако некоторые наработки, в которых затрагиваются проблемы негативного влияния данных коррупционных явлений, освещены в трудах ряда ученых-юристов <3>. ——————————— <3> Жигульских А. Н. Социально-психологические аспекты карьеризма как мотива совершения деяния, квалифицируемого как превышение должностных полномочий // Право в Вооруженных Силах. 2011. N 11; Ипполитов К. Х., Макаров В. Б. Понятие и источники коррупции // Следователь. 2008. N 5; Кодан С. В. и др. Проблемы коррупции в государственных органах: технологии противодействия // Следователь. 2008. N 5; Корякин В. М. Коррупция в Вооруженных Силах: теория и практика противодействия: Моногр. М., 2009; Ноздрачев А. Ф. Коррупция как правовая проблема в вопросах и ответах // Адвокат. 2007. N 10; Терехин А. М. Проблемы в правовом регулировании продвижения военнослужащих по службе в Вооруженных Силах Российской Федерации, порождающие коррупционные проявления // Право в Вооруженных Силах. 2011. N 9; и др.

Наглядным подтверждением пробельности законодательной базы по данному вопросу является используемое в Федеральном законе от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ «О противодействии коррупции» понятие «коррупция», которое не раскрывает содержания неучтенных и широко практикуемых коррупционных действий, таких как коррупционный протекционизм, коррупционный фаворитизм, коррупционный непотизм (кумовство). Как следует из данных социологического опроса, 52% опрошенных граждан в список форм проявления коррупции включили семейственность, родственные связи, землячество <4>. ——————————— <4> Кодан С. В. и др. Проблемы коррупции в государственных органах: технологии противодействия // Следователь. 2008. N 5. С. 36.

Также наличие названных негативных явлений подтверждают результаты анкетирования военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации. Так, 24,2% опрошенных респондентов к коррупционным проявлениям отнесли покровительство военнослужащему или лицу гражданского персонала со стороны должностного лица <5>. ——————————— <5> Организационно-методические проблемы выявления коррупционных проявлений в деятельности воинских должностных лиц: Науч. доклад / Авт. кол. под рук. А. В. Кудашкина. М., 2009. С. 10.

Соответственно, как и встарь, на вакантные высшие должности, как правило, назначаются «свои люди» (протеже), которые имеют определенные преференции (преимущества), связанные с покровительством высокопоставленных начальников. Как отметил А. Н. Жигульских, продвижение на высокие воинские должности при низких профессиональных и моральных качествах субъекта такой карьеры вызывает цепную реакцию распространения среди персонала непрофессионалов. Кандидаты на продвижение по службе подбираются не по профессиональному критерию, а по признаку личной преданности руководству и психологическому соответствию <6>. А, соответственно, честные, порядочные, грамотные, эффективные и инициативные офицеры остаются в итоге за бортом карьерного роста. Это говорит о том, что на самом деле попасть на вакантную должность «человеку из ниоткуда» так же нереально, как и раньше. По словам А. И. Тюрина, следует применять принцип назначения на высшие воинские должности в порядке продвижения по службе <7>, так как государство гарантирует военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, назначение на высшие воинские должности с учетом условий заключенного ими контракта в соответствии с полученной квалификацией, достигнутыми в служебной деятельности результатами и на конкурсной основе <8>, что в итоге должно стать одной из постоянных частей антикоррупционной политики. ——————————— <6> Жигульских А. Н. Указ. соч. С. 24. <7> Тюрин А. И. Стимулирование исполнения обязанностей военной службы: практические рекомендации для командиров и начальников. М., 2008. С. 32. Пункт 2 ст. 10 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих».

В этом смысле руководитель Главного военного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации генерал-полковник юстиции Александр Сорочкин считает, что руководству Российской армии для выпрямления ситуации с коррупцией и преступностью необходимо уделить особое внимание отбору кадров для службы в Вооруженных Силах Российской Федерации <9>. ——————————— <9> Названа первопричина проблем Российской армии. URL: http://news. mail. ru/politics/7607748/?frommail=1.

Схожая ситуация наблюдается и в иных видах государственной службы. Так, по мнению М. В. Королевой, непродуманная кадровая политика привлекла в правоохранительные органы массу случайных людей, ориентированных на получение от такой деятельности каких-либо выгод <10>. ——————————— <10> Королева М. В. Характеристики сотрудников правоохранительных органов и преступления в сфере правоохранительной деятельности // Преступность и власть: Материалы конф. / Ред. кол.: А. И. Долгова и др. М., 2000. С. 49 — 51.

В итоге, как указывает А. Ф. Ноздрачев, в нашей кадровой политике непотизм, протекционизм, фаворитизм при назначении на должность… обычное дело <11>. Об этой проблеме говорится и в работе К. Х. Ипполитова и В. Б. Макарова <12>. ——————————— <11> Ноздрачев А. Ф. Коррупция как правовая проблема в вопросах и ответах // Адвокат. 2007. N 10. С. 37. <12> Ипполитов К. Х., Макаров В. Б. Понятие и источники коррупции // Следователь. 2008. N 5. С. 28.

Обратимся к этимологии слова «протекция». Согласно «Словарю русского языка» С. И. Ожегова протекция — это покровительство кому-нибудь в устройстве на работу, в продвижении по службе и т. п. <13>. ——————————— <13> Ожегов С. И. Словарь русского языка. М., 1989. С. 508.

Известный исследователь проблем коррупции в армии В. М. Корякин следующим образом сформулировал понятие коррупционного протекционизма и его разновидностей. По его словам, коррупционный протекционизм — подбор военнослужащих на воинские должности не по деловым и профессиональным качествам, а по знакомству, по блату, по протекции, за незаконное вознаграждение <14>; коррупционный фаворитизм — положение, при котором военно-кадровая политика обусловливается влиянием любимцев, фаворитов <15>; выдвижение, поощрение фаворитов и непотизм (лат. nepos, nepotis — внук, племянник) — служебное покровительство родственникам и своим людям; кумовство <16>. ——————————— <14> Корякин В. М. Коррупция в Вооруженных Силах: теория и практика противодействия: Моногр. М., 2009. С. 290. <15> Там же. С. 292. <16> Там же. С. 284.

Не оспаривая приведенную выше терминологию, хотелось бы внести одно уточнение применительно к категории «коррупционный протекционизм». На наш взгляд, он подразумевает коррупционные действия воинского должностного лица, выражающиеся в незаконном оказании содействия в призыве на военную службу, продвижении по службе, поощрении военнослужащего, а также иное покровительство по службе, совершенное этим лицом из корыстной или иной личной заинтересованности (выделено мной. — О. З.), т. е. извлечение выгоды неимущественного характера. В качестве отступления необходимо подчеркнуть, что проблема коррупционного протекционизма для нашего Отечества не нова. Развитие новых экономических отношений России в последней четверти XIX — начале XX в., особенно в годы энергичной деятельности «финансового реформатора» С. Ю. Витте, внесло свой штрих в развитие коррупции чиновничества. Так, в конце 80-х гг. XIX в. в составе Министерства финансов образуется Департамент железнодорожных дел, призванный заниматься вопросами разработки транспортных тарифов. Директором Департамента был назначен управляющий Юго-Западными (частными) железными дорогами С. Ю. Витте. Ему понадобились толковые сотрудники в новом для России тарифном деле. Нередко эти люди не имели никаких чинов, а подчас и прав на вступление в государственную службу (в соответствии с действовавшими законами частные предприниматели не имели права занимать должности на государственной службе), поэтому Министр финансов И. А. Вышнегородский вносит в Государственный совет в январе 1889 г. представление, содержащее просьбу допустить, вопреки требованиям Устава о службе гражданской, подобранных С. Ю. Витте людей в министерские кабинеты. Это была одна из первых и успешных попыток введения в состав среднего чиновничества служащих частных предприятий. Став главой Министерства финансов в 1894 г., С. Ю. Витте добился изменений в Уставе о службе гражданской и распространил требования закона на все структурные подразделения Министерства финансов, чтобы новые, напористые, образованные и деловые люди пришли в Министерство финансов вместо старой бюрократии (традиционно формировавшейся из потомственного дворянства). Позитивность этого факта оспаривать трудно. Но одновременно в гражданскую государственную службу пришла «повязанность личной корысти с интересами своих богатых патронов» из числа буржуазных слоев разворачивающегося предпринимательства <17>. Так было положено начало формированию государственных служащих капиталистической формации, которые имели акции, получали «мзду» за исполнение других функций при принятии важных государственных решений. В рядах сословно-феодальной касты, защищенной прежде ограничениями Устава о службе гражданской, была пробита солидная брешь. В одночасье рухнули и нравственные преграды. Только за четырехлетие, с 1893 г. до конца 1896 г., число нуворишей на государственной службе выросло на 64% при общем увеличении штата всего на 6%. Они-то и составили тот плодоносный слой, на котором пышным цветом расцвела и пустила глубокие корни коррупция в среде российского чиновничества. По словам М. Буланже, С. Ю. Витте лишь легализовал те протекционистские отношения, которые задолго до него сложились в государственном аппарате России. Изменить их было можно при наличии у властей законодательной воли. Но беда в том, что уже в те времена нравственный императив был разъединен с нормами и обязательствами права <18>. ——————————— <17> Буланже М. Коррупция — дочь протекции // Служба кадров. 1999. N 10. С. 29. <18> Там же. С. 29 — 30.

В наши дни данные коррупционные проявления носят латентный (скрытый) характер и ведут к тому, что связанные с ними отношения воспринимаются как не подлежащие правовым оценкам, а тем более санкциям, поскольку оцениваются военнослужащими как устоявшаяся жизненная норма, а не противоправное поведение. В то же время, по-видимому, можно говорить о том, что большой слой данной категории лиц заинтересован в сохранении основанных на протекционизме отношений. Возьмем, к примеру, подп. «г» п. 10 ст. 11 Положения о порядке прохождения военной службы, которым установлено, что замещаются на конкурсной основе только комплектуемые офицерами вакантные должности профессорско-преподавательского состава и научных работников в высших военно-учебных заведениях, в научно-исследовательских организациях и на испытательных полигонах, в соответствии с порядком и условиями, определяемыми руководителем федерального органа исполнительной власти, в котором предусмотрена военная служба (по данному вопросу в Министерстве обороны Российской Федерации издан Приказ Министра обороны Российской Федерации от 6 мая 2000 г. N 230 «О конкурсном замещении офицерами некоторых категорий воинских должностей» <19>). Однако на практике нередко под видом проведения конкурса отбор проходят «свои люди», которые были рекомендованы соответствующим командиром (начальником), т. е., чтобы избежать конкурса, можно даже и не нарушать законодательство, так как в нем вполне достаточно лазеек. ——————————— <19> Данным Приказом утверждена Инструкция по конкурсному замещению офицерами вакантных должностей профессорско-преподавательского состава и научных работников в высших военных образовательных учреждениях профессионального образования, научно-исследовательских организациях и на испытательных полигонах (в центрах) Министерства обороны Российской Федерации.

Для того чтобы быть допущенным к конкурсу, кандидат должен оформить необходимые документы и отвечать неким условиям конкурса, объявленным в информационном листке. В этом смысле прав А. М. Терехин, указывая на то, что критерии оценки уровня профессиональной подготовки военнослужащих (при каком уровне профессиональной подготовки военнослужащий может быть назначен или ему должно быть отказано в назначении на конкретную высшую воинскую должность), отсутствуют <20>. ——————————— <20> Терехин А. М. Указ. соч. С. 36.

Обращаясь к Приказу Министра обороны Российской Федерации от 6 мая 2000 г. N 230, также следует отметить расплывчатость требований к претендентам для допуска к конкурсному замещению вакантных должностей: глубокие профессиональные знания и научные достижения в соответствующих отраслях наук, достаточный опыт служебной деятельности, обладание высокими деловыми и моральными качествами, пользование авторитетом в воинских коллективах и способность обеспечить качественное выполнение должностных обязанностей. Таким образом, при продвижении военнослужащих по службе даже на основе конкурсной процедуры главная роль иногда отводится усмотрению воинских должностных лиц (например, начальника военного образовательного учреждения и др.), что является своеобразной преференцией для близких к этим лицам военнослужащих, по которым положительные решения о назначении принимаются заранее, до объявления конкурса <21>. ——————————— <21> Тем не менее доказано, что в военном праве помимо метода властных предписаний (т. е. императивного, подразумевающего строгую обязательность исполнения правовых предписаний) используется диспозитивный метод правового регулирования, предоставляющий участникам воинских правоотношений возможность в пределах установленных законом прав действовать по своему усмотрению (Корякин В. М. Введение в теорию военного права: Моногр. // Рос. военно-правовой сб. 2007. N 9. С. 29). Однако при отсутствии у командира высоких моральных и нравственных качеств усмотрение может превратиться в произвол (правовой нигилизм), в средство внеправового воздействия на подчиненных, коррупцию.

Несомненно, протекционизм как преференция (преимущество) имеет, как было сказано, скрытый характер и проявляется в такой потенциально коррупциогенной области военно-служебных отношений, как стимулирование военнослужащих, и в частности в поощрительных правоотношениях. Некоторые аспекты наличия усмотрения в управленческой деятельности командира (начальника), а именно при применении видов поощрения к военнослужащим, были рассмотрены автором настоящей статьи в диссертационном исследовании <22>, в котором было указано на коррупционную направленность данных правоотношений. ——————————— <22> Зорин О. Л. Реализация и применение поощрений военнослужащих: правовые аспекты: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2011.

В связи с вышесказанным, возвращаясь к теме статьи, можно привести некоторые пояснения. Например, так как все основания для поощрения носят в основном оценочный характер, то следует вывод о том, что военнослужащий, наиболее приближенный к своему командиру (начальнику) и имеющий особое его расположение или пользующийся покровительством влиятельного высокопоставленного должностного лица (патрона), соответственно обладает большими преференциями в применении к нему мер поощрения в отличие от «простого смертного». Завершая рассмотрение проблемы коррупционного протекционизма в военно-служебной деятельности, полагаем необходимым учесть следующее. Во-первых, ввиду сложности в соизмерении данного коррупционного действия и его разновидностей необходимо в законодательстве о противодействии коррупции разграничить такие трактовки, как: коррупционный фаворитизм воинских должностных лиц, коррупционный протекционизм воинских должностных лиц, коррупционный непотизм воинских должностных лиц. В связи с вышесказанным поучителен опыт МВД России. В данном ведомстве разработан Кодекс профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации, утвержденный Приказом Министра внутренних дел Российской Федерации от 24 декабря 2008 г. N 1138 (далее — Кодекс). В Кодексе установлены виды коррупционно опасного поведения: протекционизм, фаворитизм, непотизм (кумовство). Разъяснено, что: а) протекционизм представляет собой систему покровительства, карьерного выдвижения, предоставления преимуществ по признакам родства, землячества, личной преданности, приятельских отношений в целях получения корыстной выгоды; б) фаворитизм выражается в демонстративном приближении к себе своих любимцев; показном делегировании им тех или иных полномочий, не соответствующих статусу; незаслуженном выдвижении их по службе и поощрении, награждении; необоснованном предоставлении им доступа к материальным и нематериальным ресурсам; в) непотизм (кумовство) является моральным покровительством руководителя своим родственникам и близким людям, при котором выдвижение и назначение на должности в органах внутренних дел производятся по признакам религиозной, кастовой, родовой принадлежности, а также личной преданности руководителю. Данный позитивный опыт, по мнению автора, необходимо было бы позаимствовать и использовать в Вооруженных Силах Российской Федерации, что поможет в формировании соответствующей правоприменительной практики противодействия коррупции. Во-вторых, необходимо регламентировать правовой механизм формирования органов военного управления по командному принципу, когда вновь назначенный военный руководитель вправе по своему усмотрению подобрать на ключевые должности своих людей <23>. Но лишь, на наш взгляд, с одной оговоркой. Одновременно необходимо ввести институт поручительства данного командира (начальника) за своих «назначенцев» и его ответственности за подбор указанных кадров, т. е. если военнослужащий из команды своего «патрона» или «протектора» совершит порочащее деяние, то данный руководитель должен быть привлечен к дисциплинарным мерам воздействия. Тем самым будут легализованы протекционистские отношения, давно существующие в военном ведомстве. ——————————— <23> Корякин В. М. Коррупция в Вооруженных Силах. С. 96; Кодан С. В. и др. Проблемы коррупции в государственных органах: технологии противодействия // Следователь. 2008. N 5. С. 36.

В-третьих, в целях сведения к минимуму влияния протекционизма при подготовке представлений к поощрению (награждению), в частности, такими значимыми его видами, как награждение государственными наградами и ведомственными знаками отличия, награждение Почетной грамотой Президента Российской Федерации и объявление благодарности Президентом Российской Федерации, награждение Почетной грамотой Правительства Российской Федерации и объявление благодарности Правительством Российской Федерации, досрочное присвоение очередного воинского звания, присвоение очередного воинского звания на одну ступень выше (офицерам), а также награждение именным холодным и огнестрельным оружием, необходимо коллегиальное обсуждение воинским коллективом (на офицерских собраниях, общих собраниях военнослужащих и т. д.) отличившегося военнослужащего и целесообразности применения к нему соответствующей меры поощрения в зависимости от заслуги. В этом случае использование мнения армейской общественности должно давать определенные преференции представляемому к поощрению кандидату и оказывать влияние на принятие положительного решения вышестоящими командирами (начальниками). В-четвертых, в соответствии с Федеральным законом «О противодействии коррупции» при поощрении государственного и муниципального служащего (включая военнослужащего) необходимо соблюдать строго определенное условие, такое как длительное, безупречное и эффективное исполнение должностных обязанностей. Для применения указанного правила, на наш взгляд, целесообразно разработать и законодательно определить критерии эффективности исполнения должностных обязанностей для различных видов государственной службы. На их основании достойные военнослужащие будут объективно оценены и будут обладать преференциями (преимуществами) при определении степени заслуг. Исходя из вышеизложенного рассмотренные нами проблемы, касающиеся протекционизма при подборе, расстановке, обучении, воспитании кадров, как и иное злоупотребление властью (служебным положением) со стороны воинских должностных лиц, должны решительно искореняться в системе государственной службы, в том числе военной. В настоящее время, когда одним из сильнейших стимулов добиваться успехов в службе стал полновесный рубль, а не мораль и честь, надеяться на возвращение к прежним побудительным мотивам бескорыстного служения Отечеству очень трудно. Необходимо делать ставку также на воспитание уважения к законам и уставам, соблюдение норм воинской дисциплины, выработку навыков антикоррупционного поведения у военнослужащих, чтобы ни один проступок не только лейтенанта, но и генерала не остался без соответствующего наказания. И никто, пользуясь своими связями, дружескими и родственными, не смог от него уклониться. А круговая порука и пресловутая честь мундира, когда некие покровители выгораживают преступивших закон и нормы морали, остались бы в прошлом.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *