К вопросу о понятии «лица с семейными обязанностями»

(Облезова А. О.) («Семейное и жилищное право», 2012, N 3) Текст документа

К ВОПРОСУ О ПОНЯТИИ «ЛИЦА С СЕМЕЙНЫМИ ОБЯЗАННОСТЯМИ» <*>

А. О. ОБЛЕЗОВА

——————————— <*> Oblezova A. O. On the issue of concept of «person with family obligations».

Облезова Алиса Олеговна, старший преподаватель кафедры трудового права и социального обеспечения Пермского государственного университета, кандидат юридических наук.

В настоящей статье рассматривается проблема понятия лица с семейными обязанностями. Автор анализирует, как семейно-правовые обязанности лица коррелируют с правами и обязанностями в трудовом праве. Предлагается авторское видение реформирования трудового законодательства.

Ключевые слова: семейное право, трудовое право, Трудовой кодекс, лицо с семейными обязанностями.

The present article considers problem of concept of person with family obligations. The author analyses how familylaw obligations of a person correlate with the rights and obligations in labor law, proposes the author’s view of reform of labor legislation.

Key words: family law, labor law, labor code, person with family obligations.

Трудовой кодекс Российской Федерации (далее — ТК РФ), принятый 30 декабря 2001 г. <1>, включил главу, названную «Особенности регулирования труда женщин, лиц с семейными обязанностями», тем самым понятие «лица с семейными обязанностями» официально вошло в употребление в российском трудовом законодательстве. Этот термин появился в законодательстве многих стран благодаря международному правотворчеству. В 1981 г. Международной организацией труда была принята Конвенция N 156 «О равном обращении и равных возможностях для работников мужчин и женщин: работники с семейными обязанностями» (далее — Конвенция N 156). ——————————— <1> См.: Трудовой кодекс Российской Федерации от 30 декабря 2001 г. // Рос. газета. N 256. 2001. 31 дек.

Однако, как верно подмечает Н. Н. Шептулина, определения понятия «лица с семейными обязанностями» в ТК РФ не содержится. По мнению Н. Н. Шептулиной, о таких лицах идет речь в связи с вопросом о конкретных гарантиях и льготах, устанавливаемых ТК РФ в связи с наличием у работников детей либо в связи с уходом за больным членом семьи <2>. На мой взгляд, такой подход является бессистемным: различные гарантии предоставляются разным категориям работников с семейными обязанностями. Так, в соответствии со ст. 93 ТК РФ неполное рабочее время предоставляется по просьбе беременной женщины, одного из родителей (опекуна, попечителя), имеющего ребенка в возрасте до 14 лет (ребенка-инвалида до 18 лет), лица, осуществляющего уход за больным членом семьи в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. ——————————— <2> См.: Шептулина Н. Н. Дополнительные гарантии для лиц с семейными обязанностями // Справочник кадровика. 2002. N 10. С. 7. Подробнее об определении понятий для работников с семейными обязанностями см.: Москвичева Т. М. Особенности правового регулирования труда женщин, работников с семейными обязанностями и опекунов (попечителей) несовершеннолетних: Дис. … канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2005. С. 48 — 62.

Перечень работников с семейными обязанностями изменен в ст. 96 ТК РФ. К работе в ночное время исключительно с согласия работника привлекаются женщины, имеющие детей в возрасте до трех лет, работники, имеющие детей-инвалидов, а также работники, осуществляющие уход за больными членами их семей в соответствии с медицинским заключением, матери и отцы, воспитывающие без супруга (супруги) детей в возрасте до пяти лет, а также опекуны детей указанного возраста. Таким образом, исключены работники, имеющие детей в возрасте до 14 лет, и включена другая категория лиц с семейными обязанностями — матери и отцы, воспитывающие без супруга (супруги) детей в возрасте до 5 лет, а также опекуны детей указанного возраста, — более нигде не упоминающаяся. Другой перечень работников с семейными обязанностями установлен в статьях, посвященных сверхурочной работе (ст. 99 ТК РФ), в выходные и нерабочие праздничные дни (ст. 113 ТК РФ): это женщины, имеющие детей в возрасте до 3 лет, а также отцы, воспитывающие таких детей без матери, и опекуны таких детей (ст. 264 ТК РФ). На мой взгляд, объем гарантий, предоставляемый разным категориям лиц с семейными обязанностями, различается без какого-либо логичного обоснования. Более того, это противоречит принципу запрета дискриминации. В соответствии со ст. 3 ТК РФ никто не может получать какие-либо преимущества независимо от… семейного… положения, а также других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работника. В указанном случае достаточно трудно объяснить, почему родители детей в возрасте до 5 лет имеют больше преимуществ, чем родители детей в возрасте до 14 лет. Предусмотренное в ч. 3 ст. 3 ТК РФ обоснование для дифференциации как своего рода «законной дискриминации» тоже вызывает сомнения. Критерии, которыми руководствуется федеральный законодатель, устанавливая предпочтения для отдельных категорий лиц с семейными обязанностями, должны быть «обусловлены особой заботой государства о лицах, нуждающихся в повышенной социальной и правовой защите». Однако прозрачность таких критериев далеко не очевидна. В связи с этим особое внимание вызывает Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 15 декабря 2011 г. N 28-П «По делу о проверке конституционности части 4 статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина А. Е. Остаева» <3>. Заявитель — гражданин А. Е. Остаев усматривает «неконституционность ч. 4 ст. 261 ТК РФ в том, что она не предоставляет отцу ребенка, не достигшего трехлетнего возраста, возможности пользоваться такими же гарантиями при увольнении по инициативе работодателя, какие предоставлялись бы в аналогичной ситуации матери этого ребенка, при том что Конституция РФ <4> наделяет их равными правами и возлагает на них равные обязанности по содержанию и воспитанию детей. Лишение отца равного с матерью права на дополнительные гарантии при увольнении противоречит Конституции РФ и приводит к дискриминации по признаку пола…». ——————————— <3> См.: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 15 декабря 2011 г. N 28-П «По делу о проверке конституционности части 4 статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина А. Е. Остаева» // Рос. газета. N 296. 2001. 30 дек. <4> См.: Конституция Российской Федерации, принятая всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. // Рос. газета. N 237. 1993. 25 дек.

На основании принятого Конституционным Судом РФ решения установившийся перечень лиц с семейными обязанностями должен быть изменен. Так, в соответствии с указанным Постановлением положение ч. 4 ст. 261 Трудового кодекса РФ признано не соответствующим Конституции РФ, ее ст. 7, 19, 37 (ч. 1) и 38 (ч. 1 и 2). Не вдаваясь в подробности мотивации этого решения, хочу обратить внимание на следующее. Прежде всего в законодательстве нет определения понятия «многодетная семья». Семейное законодательство России не устанавливает, какая семья является многодетной. В соответствии с Указом Президента РФ от 5 мая 1992 г. N 431 (в ред. от 25 февраля 2003 г.) «О мерах по социальной поддержке многодетных семей» <5> органы исполнительной власти субъектов России самостоятельно устанавливают, какие семьи являются многодетными. При этом понятие «многодетная семья» определяется ими «с учетом национальных и культурных особенностей социально-экономического и демографического развития того или иного региона». Ранее понятие многодетной семьи содержалось в п. 8 ст. 36 Жилищного кодекса РСФСР, утвержденного Верховным Советом РСФСР 24 июня 1983 г. <6>, ныне утратившем свою силу. В соответствии с указанной нормой многодетной является семья, имеющая трех и более детей. Многострадальный проект закона «О государственной поддержке многодетных семей» так и не был принят. ——————————— <5> См.: Указ Президента РФ от 5 мая 1992 г. N 431 «О мерах по социальной поддержке многодетных семей» // Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. N 19. Ст. 1044. <6> См.: Жилищный кодекс РСФСР от 24 июня 1983 г. // Ведомости ВС РСФСР. 1983. N 26. Ст. 883.

В конце 2011 г. в Государственную Думу РФ поступил законопроект, который предполагает внесение поправок в ст. 217 Налогового кодекса РФ от 5 августа 2000 г. <7>. Парламентарии предлагают дополнить данную норму совершенно новым п. 52, согласно которому из-под налогообложения будут выведены «доходы семьи (одного из родителей), имеющей четырех и более детей, доход которой на одного члена не превышает прожиточного минимума, с целью реализации дополнительных мер государственной поддержки семей, имеющих четверых и более детей» <8>. ——————————— <7> См.: Налоговый кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 5 августа 2000 г. N 117-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2000. N 32. Ст. 3340. <8> Информационный бюллетень «Экспресс-бухгалтерия». 2011. N 9. С. 2 — 7.

Однако на уровне субъектов Российской Федерации, например в Законе города Санкт-Петербурга от 10 октября 2007 г. N 466-92 «О мерах социальной поддержки многодетных семей в Санкт-Петербурге», состав многодетной семьи определяется иначе. Многодетная семья — семья, имеющая в своем составе трех и более детей (в том числе усыновленных, находящихся под опекой (попечительством), а также пасынков и падчериц) в возрасте до 18 лет. Таким образом, в случае внесения изменений в Трудовой кодекс РФ в соответствии с предложенными рекомендациями Конституционного Суда РФ работодатели разных субъектов РФ будут поставлены в разное положение — в зависимости от того, как определена многодетная семья в данном конкретном субъекте. Кроме того, в случае принятия указанной нормы в Налоговый кодекс РФ могут возникнуть многочисленные коллизии и с федеральным законодательством. Я считаю, что при внесении изменений в ст. 261 ТК РФ необходимо использовать конструкцию, уже содержащуюся в ТК РФ в случае решения вопроса о предоставлении преимущественного права оставления на работе (ст. 179 ТК РФ), и предоставить гарантии при увольнении по сокращению численности или штата родителю, являющемуся единственным кормильцем, на иждивении которого находятся три или более лица. Что касается понятия иждивенцев, то оно содержится в ст. 179 ТК РФ. К иждивенцам относятся нетрудоспособные члены семьи, находящиеся на полном содержании работников или получающие от него помощь, которая является для них постоянным и основным источником средств к существованию. Указанное определение было скопировано из Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» <9> (п. 3 ст. 9 указанного Закона). ——————————— <9> См.: Федеральный закон от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» // Рос. газета. N 247. 2001. 20 дек.

Это не единственный случай «дискриминационного подхода» законодателя к различным категориям работников с семейными обязанностями. В отношении лиц с семейными обязанностями (ст. 261 и 264 ТК РФ) наиболее спорным является термин «одинокая мать». Этот термин не определен в трудовом праве, однако в других отраслях российского права есть нормативные дефиниции этого или сходных с ним понятий. Например, до 2009 г. в ст. 218 Налогового кодекса РФ под одинокими родителями понимается один из родителей, не состоящий в зарегистрированном браке <10>. ——————————— <10> До 2009 г. вычет в удвоенном размере предоставлялся одиноким родителям (абз. 7 пп. 4 п. 1 ст. 218 НК РФ, в ред. от 30 декабря 2008 г.). С начала 2009 г. такой вычет предоставляется «единственному родителю» (абз. 13 пп. 4 п. 1 ст. 218 НК РФ, в ред. от 6 декабря 2011 г.). При этом понятие «единственный родитель» означает отсутствие второго родителя у ребенка, в частности, по причине смерти, признания родителя безвестно отсутствующим, объявления умершим (см.: письмо Минфина РФ от 10 февраля 2012 г. N 03-04-05/8-164).

В научной зарубежной литературе наряду с терминами «одинокая мать» — alone (single) mother и «семьи одиноких матерей» с уточнением их семейного статуса — alone (unmarital, divorced or widowed) mother families используется также обобщающее понятие «семьи, возглавляемые женщинами» — families headed by women или mother headed families. В последние годы стали использоваться гендерно-нейтральные понятия — «одинокий родитель» (one parent) и «семья одного родителя» (one parent family). Впервые юридический термин «одинокая мать» появился в Указе Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г. «Об увеличении государственной помощи беременным женщинам, многодетным и одиноким матерям, усилении охраны материнства и детства, об установлении высшей степени отличия — звания «Мать-героиня» и учреждении ордена «Материнская слава» и медали «Медаль материнства» <11>. Из него следовало, что одинокая мать — это женщина, не состоящая в браке и имеющая «внебрачных» детей. В соответствии с п. 8 Положения «О порядке назначения и выплаты пособий беременным женщинам, многодетным и одиноким матерям», утвержденного Постановлением Совета министров СССР от 12 августа 1970 г. N 659 <12>, назначается пособие одиноким матерям (не состоящим в браке) на содержание и воспитание детей, если в свидетельствах о рождении отсутствует запись об отце ребенка или запись об отце ребенка произведена в установленном порядке по указанию матери. Аналогичные определения содержатся в п. 4 Временного положения «О порядке назначения и выплаты единовременного пособия при рождении ребенка, единого ежемесячного пособия на детей, государственного пособия одиноким матерям», утвержденного Постановлением Совета министров СССР от 24 ноября 1990 г. N 1177 <13> и в п. 41 Положения «О порядке назначения и выплаты государственных пособий гражданам, имеющим детей», утвержденного Постановлением Правительства РФ от 4 сентября 1995 г. N 883 <14> (в настоящее время эти документы признаны утратившими силу). ——————————— <11> См.: Указ Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г. «Об увеличении государственной помощи беременным женщинам, многодетным и одиноким матерям, усилении охраны материнства и детства, об установлении высшей степени отличия — звания «Мать-героиня» и учреждении ордена «Материнская слава» и медали «Медаль материнства» // Ведомости ВС СССР. 1944. N 37. <12> См.: Постановление Совмина СССР от 12 августа 1970 г. N 659 «Об утверждении Положения о порядке назначения и выплаты пособий беременным женщинам, многодетным и одиноким матерям» // СП СССР. 1970. N 15. Ст. 123. <13> См.: Постановление Совмина СССР от 24 ноября 1990 г. N 1177 «О порядке назначения и выплаты некоторых пособий и об изменении и дополнении решений Правительства СССР о государственной помощи семьям, имеющим детей» // СП СССР. 1990. N 31. Ст. 150. <14> См.: Постановление Правительства РФ от 4 сентября 1995 г. N 883 «Об утверждении Положения о порядке назначения и выплаты государственных пособий гражданам, имеющим детей» // Собрание законодательства РФ. 1995. N 37. Ст. 3628.

Таким образом, понятие «одинокая мать» характеризуется наличием у женщины ребенка без юридически оформленного отцовства. В связи с тем что отец такого ребенка официально не установлен, родительские права и обязанности возлагаются только на мать. Такая характеристика понятия «одинокая мать» соответствует и порядку внесения сведений о родителях в запись акта о рождении ребенка и в книгу записей рождений, установленному в п. 3 ст. 17 Федерального закона от 15 ноября 1997 г. N 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния» и п. 3 ст. 51 Семейного кодекса РФ от 29 декабря 1995 г. N 223-ФЗ <15>. ——————————— <15> См.: Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. N 223-ФЗ // Рос. газета. N 17. 1996. 27 янв.

Итак, исходя из анализа норм семейного законодательства, одинокой матерью можно назвать: женщину, которая родила ребенка, будучи не состоящей в браке либо по истечении 300 дней после расторжения брака или признания его недействительным; если отцовство ребенка не установлено надлежащим образом (в добровольном или судебном порядке); женщину, которая родила ребенка по истечении 300 дней после расторжения брака, если отцом ребенка записан супруг (бывший супруг), но отцовство оспорено и есть вступившее в законную силу решение суда о том, что супруг (бывший супруг) не является отцом ребенка; женщину, которая, не находясь в браке, усыновила (удочерила) ребенка. Однако в свете ст. 261 ТК РФ вряд ли в отношении одиноких матерей следует предъявлять требования о несостоянии в зарегистрированном браке. Думается, что вполне достаточно доказательств того, что мать воспитывает ребенка (детей) без отца. Этот вывод подтверждает, например, и судебная коллегия Амурского областного суда, полагая, что «женщина, воспитывающая ребенка одна после расторжения брака, также должна быть признана одинокой матерью по смыслу ч. 3 ст. 261 ТК РФ» <16>. ——————————— <16> Гончарук И. А. Анализ судебной практики по трудовым спорам за 2007 год // Офиц. сайт Амурского областного суда. С. 8. URL: http//www. oblsud. tsl. ru/ob/0708.doc (дата обращения: 29.02.2012).

В то же время Верховный Суд РФ в ответ на вопрос, сохраняются ли льготы по трудовому законодательству в случае вступления одинокой матери в брак без изменения записи об отце ребенка в свидетельстве о рождении, вынес следующее заключение. Невнесение изменений в запись об отце ребенка после вступления в брак не изменяет статуса женщины как одинокой матери <17>. Таким образом, в судебной практике применяется как формально-юридический подход (отсутствие записи об отцовстве в свидетельстве о рождении), так и установление фактического характера отношений между ребенком и матерью — воспитывает ребенка одна, без мужа. ——————————— <17> См.: Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за третий и четвертый кварталы 1996 г. // Бюллетень Верхов. Суда Российской Федерации. 1997. N 4. С. 53.

На мой взгляд, в этом отношении удачным является определение, данное в Конвенции МОТ N 156, — работники, имеющие семейные обязанности в отношении детей, находящихся на их иждивении. В этом случае не указывается пол работника, не указывается основание — наличие кровнородственных отношений либо опекунства и попечительства, а именно общность жизни — воспитание и содержание детей. Действительно, к отцам, воспитывающим детей без матери, можно отнести и вдовцов, отца ребенка, мать которого лишена родительских прав, разведенного отца, с которым остался ребенок, в случае длительного пребывания матери ребенка в лечебном учреждении <18>. Таким образом, следует согласиться с Т. М. Москвичевой, что круг отцов, пользующихся гарантиями, оказывается намного шире перечня одиноких женщин с детьми, обладающих ими, т. е. по признаку пола существенно различается объем гарантий мужчин и женщин с семейными обязанностями <19>, что является дискриминацией. Во избежание споров по поводу применения данной статьи в ст. 261 ТК РФ было бы уместным заменить слова «одинокие матери» словами «матерями, воспитывающими детей без участия супруга». Соответственно, аналогичное исправление должно быть сделано в отношении отцов, воспитывающих детей без матери (ст. 264 ТК РФ). ——————————— <18> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 25 декабря 1990 г. N 6 «О некоторых вопросах, возникающих при применении судами законодательства, регулирующего труд женщин» // СПС «КонсультантПлюс». <19> См.: Москвичева Т. М. Указ. соч. С. 55.

Использование законодателем различных формулировок в отношении гарантий при увольнении («имеющим ребенка», «воспитывающим ребенка») означает, что гарантиями пользуются женщины, имеющие (т. е. родившие или усыновившие) ребенка в возрасте до трех лет, либо только те женщины и иные лица, которые воспитывают, т. е. осуществляют постоянный уход и содержание, ребенка в возрасте до 14 (18) лет. В то же время, анализируя содержание указанной статьи, следует прийти к выводу о том, что опекуны и попечители данной категории детей не будут пользоваться указанными гарантиями в связи с тем, что к их обязанностям не относится воспитание детей. М. В. Филиппова, анализируя содержание статьи, указывает, что, если ребенок в возрасте до трех лет проживает отдельно от матери, но мать не лишена родительских прав, она будет пользоваться гарантиями при увольнении. Если же ребенку больше трех лет, то гарантии будут предоставлены только при условии фактического воспитания ребенка <20>. Такое толкование сужает действие ст. 264 ТК РФ и ограничивает применение этой нормы в отношении опекунов и попечителей. ——————————— <20> См.: Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации / Отв. ред. д. ю.н., проф. А. М. Куренной; д. ю.н., проф. С. П. Маврин; д. ю.н., проф. Е. Б. Хохлов. М.: Издательский дом «Городец», 2007.

Таким образом, считаю, что установление единого перечня работников с семейными обязанностями, а также упорядочение терминологии в отношении таких работников в тексте Трудового кодекса РФ необходимо. Желательно воспроизвести смысл первых двух частей ст. 1 Конвенции МОТ N 156, дополнив их перечнем лиц, которые в России признаются лицами с семейными обязанностями. Можно предложить включить в такой перечень беременных женщин и их мужей; родителей детей в возрасте до 3 лет; родителей, воспитывающих ребенка в возрасте до 14 лет (детей-инвалидов и инвалидов с детства — до 18 лет) без участия супруга (супруги); опекунов, попечителей, воспитывающих несовершеннолетних детей; работников, осуществляющих уход за больным членом семьи в соответствии с медицинским заключением; а также родителя, являющегося единственным кормильцем, на иждивении которого находятся трое или более лиц. В соответствующей статье ТК РФ необходимо указать, что объем и количество льгот, предоставляемых в связи с семейными обязанностями, для названных категорий работников различаются.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *