Правовые проблемы суррогатного материнства

(Афанасьева И. В., Пароконная К. Д.) («Семейное и жилищное право», 2012, N 5) Текст документа

ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ СУРРОГАТНОГО МАТЕРИНСТВА <*>

И. В. АФАНАСЬЕВА, К. Д. ПАРОКОННАЯ

——————————— <*> Afanas’eva I. V., Parokonnaya K. D. Legal problems of surrogate motherhood.

Афанасьева Ирина Васильевна, доцент кафедры философии и гуманитарных наук Московского городского психолого-педагогического университета, кандидат педагогических наук.

Пароконная Ксения Дмитриевна, студентка 5-го курса юридического факультета Российского государственного университета инновационных технологий и предпринимательства, кафедры гражданско-правовых дисциплин.

В настоящей статье рассматриваются такие аспекты суррогатного материнства, как возможность использования вспомогательных репродуктивных технологий, законодательное регулирование данного вопроса в иностранных государствах, а также положение суррогатного материнства в законодательстве РФ.

Ключевые слова: семейное право, суррогатное материнство, вспомогательные репродуктивные технологии.

The present article considers such aspects of surrogate motherhood as a possibility of use of secondary reproductive technologies, legislative regulation of this issue in foreign states and also the status of surrogate motherhood in the legislation of the RF.

Key words: family law, surrogate motherhood, secondary reproductive technologies.

Одной из основных функций института брака является деторождение. По официальным данным, каждый шестой заключаемый брак является бесплодным, и эта печальная статистика имеет устойчивую тенденцию к росту, что катастрофически сказывается на демографической ситуации в России. Такая тенденция усугубляется и тем, что рождение ребенка невозможно или опасно для его здоровья и здоровья матери при физиологических недостатках, биологической несовместимости супругов, противопоказаниях беременности, ряде наследственных заболеваний и предрасположенности к ним. В этой непростой ситуации положительным можно назвать то, что современные репродуктивные медицинские технологии позволяют вмешиваться в процесс зарождения человеческой жизни, увеличивая вероятность беременности у бесплодных пар и обеспечивая тем самым возможность родителям обрести долгожданного ребенка. Возможность использования вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) является одним из важнейших репродуктивных прав человека. К сожалению, темпы внедрения этих методов в повседневную медицинскую практику опережают развитие правовой базы в этой области, вследствие чего возникает множество проблем юридического, этического и медицинского характера. К современным ВРТ относятся: экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО), донорство спермы и ооцитов, включая и суррогатное материнство. Суррогатное материнство (СМ) — это одна из методик ВРТ, которая предполагает вынашивание и рождение ребенка по договору, заключаемому между суррогатной матерью (женщиной, вынашивающей плод после переноса донорского эмбриона) и потенциальными родителями, чьи половые клетки использовались для оплодотворения, либо одинокой женщиной, для которых вынашивание и рождение ребенка невозможно по медицинским показаниям. Отношение к суррогатному материнству в разных странах неоднозначно: от полного неприятия, запрещения и уголовного преследования за применение такого метода до одобрения и законодательного его закрепления. В некоторых странах суррогатное материнство не приветствуется, так как «противоречит законодательству об усыновлении и нарушает положение о неотчуждаемости человеческого тела» (Франция, Дания), но и не запрещается. В 1991 г. в Германии был принят Акт, регулирующий вопросы ВРТ (The Embryo Protection Act <1>), который разрешил применение только искусственного оплодотворения для лиц, состоящих в законном браке, не допуская СМ <2>, так как это приводит к разделению биологического и социального материнства, способного привести к проблеме идентичности ребенка и неизбежным психологическим конфликтам сторон отношений суррогатного материнства. Попытки осуществить искусственное оплодотворение женщины, готовой отказаться от своего ребенка после его рождения, влекут уголовное наказание. ——————————— <1> См.: Act for Protection of Embryos (The Embryo Protection Act). Gesetz zum Schutz von Embryonen (Embryonenschutzgesetz — ESchG). 1990. <2> См.: Чернова Ж. В. Семейная политика в Европе и России: гендерный анализ. СПб.: Норма, 2008. С. 335.

В отдельных странах суррогатное материнство допускается только при определенных условиях. В Израиле суррогатная мать не должна иметь генетического родства с ребенком и ни с одним из названных (генетических) родителей, она обязана принадлежать к той же религии, что и названная мать. Соглашение о применении метода суррогатного материнства рассматривает специальный комитет, состоящий из социальных работников, врачей и религиозных деятелей. В Англии, Корее, ЮАР, Украине суррогатное материнство разрешено законом. Однако и тут лечение бесплодия встречает некоторые проблемы. Например, в Украине стоимость вспомогательных репродуктивных технологий чрезвычайно высока, и эти методы являются доступными, по оценкам специалистов, лишь 3 — 4% нуждающихся. Британские пары сталкиваются с иной ситуацией — законодательство Англии не приветствует коммерциализацию суррогатного материнства, стремясь ограничивать суммы вознаграждения суррогатным матерям только «реальными» расходами на беременность, без выплаты им дополнительного вознаграждения сверх основной суммы. Это обусловлено тем, что женщины из стран третьего мира приезжают в Британию для того, чтобы заработать таким образом и получить вид на жительство, что усугубляет вопросы иммиграции (так называемый репродуктивный туризм). Поэтому англичане предпочитают проводить процедуры, связанные с суррогатным материнством, вне своей страны, часто сталкиваясь с правовыми проблемами из-за конфликта юрисдикции. Россия относится к странам, где суррогатное материнство разрешено законом, но в законодательстве нашей страны содержится большое количество расхождений и противоречий, касающихся этого вопроса. Например, Семейный кодекс РФ предоставляет право воспользоваться суррогатным материнством любой женщине детородного возраста в любой ситуации (вне зависимости от того, может ли она иметь детей). В то же время в инструктивных указаниях Минздрава РФ по вопросам применения искусственного оплодотворения говорится об использовании такого метода только в качестве лечения бесплодия, что противоречит нормам СК РФ. В Федеральном законе от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» говорится, что услугами суррогатной матери могут воспользоваться не только лица, состоящие в браке, но и одинокие совершеннолетние женщины, что вступает в противоречие с СК РФ (лицами, дающими согласие на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, могут быть только супруги). Считается, что согласие супругов на искусственное оплодотворение и имплантацию эмбриона по своей природе является не гражданско-правовой сделкой, а юридическим поступком семейно-правового характера. Поэтому правоотношения между донором и супругами при искусственном оплодотворении и имплантации эмбриона следует квалифицировать в качестве гражданско-правового обязательства. Кажется, что проблема на законодательном уровне по данному вопросу не должна возникать, тем не менее существуют сильные разногласия в отношении вопроса о суррогатном материнстве <3>. ——————————— <3> См.: Афанасьева И. В. Правовое регулирование нетрадиционных методов деторождения // Вестник Российской правовой академии. 2008. N 2. С. 14 — 16.

Правовые проблемы, связанные с суррогатным материнством, определяются в нескольких основных позициях: сложности установления родительских прав, соотношение прав генетических родителей и суррогатной мамы, права самого ребенка и права суррогатной мамы. Немаловажный вопрос при применении суррогатного материнства касается установления отцовства и материнства в отношении ребенка, родившегося у суррогатной матери. Согласно ч. 2 п. 4 ст. 51 СК РФ <4> лица, состоящие в браке между собой и давшие свое согласие в письменной форме на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, могут быть записаны родителями ребенка только с согласия женщины, родившей ребенка (суррогатной матери). ——————————— <4> См.: Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. N 223-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1996. N 1. Ст. 16.

Согласно законодательству матерью ребенка является именно та женщина, которая его родила, причем суррогатная мать не может принуждаться к передаче рожденного ребенка и выражению согласия на запись родителями ребенка супругов, принявших участие в имплантации эмбриона. При этом необходимо учитывать, что условие в договоре между суррогатной матерью и супружеской парой о передаче им ребенка после его рождения — это далеко не гарантия того, что суррогатная мать не изменит своего решения. Она не может быть понуждена как к передаче рожденного ребенка, так и к выражению согласия на запись родителями ребенка супругов, принявших участие в имплантации эмбриона. Эти условия также не могут быть определены в договорном порядке как противоречащие закону. Только после совершения записи супружеской пары в книге записи рождений суррогатная мать не вправе будет предъявлять права на рожденного ребенка. Поскольку решить судьбу ребенка может только суррогатная мать и ее отказ не подлежит изменению в судебном порядке, генетические родители остаются без какой-либо правовой защиты, так как они не имеют возможности оспаривать материнство суррогатной матери до рождения ребенка (так как, по сути, еще отсутствует предмет спора) <5>. Такая ситуация приводит к различным злоупотреблениям, к возможности психологического давления со стороны суррогатной матери в целях получения ею дополнительного материального вознаграждения. ——————————— <5> См.: Павлова Ю. В. Проблемы правового регулирования применения методов вспомогательных репродуктивных технологий у онкологических больных: Материалы конференции «Рак и Репродукция». 2011.

До недавнего времени существовала еще одна проблема, связанная с правом воспользоваться методом СМ, — право «отца-одиночки». Сейчас стала возможной и активно внедряется методика криоконсервации генетического материала у больных раком до начала специфического гонадотоксичного лечения (химиотерапии или лучевой терапии) для последующей отсроченной реализации репродуктивной функции. Раньше согласно российскому законодательству воспользоваться этим материалом могла только женщина, вне зависимости от того, состоит ли она в браке или же это одинокая женщина. Но в случае, если, например, мать умирала от рака, отец не имел возможности воспользоваться имеющимся материалом с привлечением суррогатной матери. 21 ноября 2011 г. вступил в силу Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», который окончательно утвердил возможность применения метода суррогатного материнства, а также позволил этим методом пользоваться и мужчинам, не состоящим в браке, при наличии медицинских показаний. Другую немаловажную проблему представляет собой правовая незащищенность самой суррогатной матери — особенно в случае, если генетические родители в силу каких-либо причин отказались от вынашиваемого ею ребенка. Согласно Федеральному закону от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» суррогатной матерью может быть женщина в возрасте от двадцати до тридцати пяти лет, имеющая не менее одного здорового собственного ребенка, получившая медицинское заключение об удовлетворительном состоянии здоровья, давшая письменное информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство. Женщина, состоящая в браке, может быть суррогатной матерью только с письменного согласия супруга. Суррогатная мать не может быть одновременно донором яйцеклетки. Договор, заключаемый участниками программы суррогатного материнства, определяет только финансовые взаимоотношения сторон. То есть, в случае если суррогатная мать решит оставить ребенка себе, она будет выплачивать некие штрафные санкции. А если она беременность прервет, то это вообще ставит вопрос о штрафных санкциях под сомнение, поскольку прерывание беременности до 12-й недели — это законное право женщины по российскому законодательству <6>. ——————————— <6> См.: Свитнев К. Н. Право на рождение как составляющая конституционного права на жизнь: Материалы Всероссийской научной конференции «Конституция и доктрины России современным взглядом». Москва, 2009.

Совершенно не регламентируется обратная ситуация — что делать суррогатной матери, в случае если генетические родители отказались от ребенка до или после рождения? Такие моменты необходимо учитывать в договоре, но в большинстве случаев женщина, согласившаяся стать суррогатной матерью, не знает этих нюансов и попадает в тяжелую ситуацию с ребенком на руках. В связи с этим назрела необходимость внести в российское законодательство ряд изменений и дополнений для более четкого и полного регулирования правоотношений генетических родителей и суррогатной матери: — устранить противоречие Семейного кодекса и Закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», связанное с требованиями к субъектам суррогатного материнства (кто может стать генетическими родителями — только супруги, только одинокие или и те и другие; критерии, по которым можно выступать в качестве суррогатной матери, — возраст, семейное положение, состояние здоровья); — определить перечень обязанностей суррогатной матери до заключения договора, например обязанность предоставить лицам, решившим применить метод суррогатного материнства, полную информацию о своем физическом, психическом и репродуктивном здоровье, а также результаты медико-генетического обследования (в этом случае материальные расходы, связанные с прохождением суррогатной матерью медицинского обследования, в том числе медико-генетического, несут лица, заключающие с ней договор); — обозначить перечень материальных обязанностей лиц, решивших применить метод суррогатного материнства (они должны нести материальные расходы, связанные с его применением, а также оздоровлением суррогатной матери до, во время и определенное количество времени после родов); — учесть не только права генетических родителей на установление отцовства и материнства (суррогатная мать после передачи ребенка его родителям теряет все права на данного ребенка), но и права суррогатной матери в случае отказа от ребенка лиц, заключивших договор с суррогатной матерью (они не вправе требовать от суррогатной матери возмещение материальных расходов, затраченных ими на медицинское обследование суррогатной матери, применение вспомогательных репродуктивных технологий, оздоровление, иных затрат, а также сумму вознаграждения при наличии такового). В случае принятия ребенка суррогатной матерью эти лица обязаны выплатить суррогатной матери компенсацию в размере и порядке, которые устанавливаются договором.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *